Некоторые материалы к фильму "28 панфиловцев"
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
(продолжение)

- Я приведу такой пример. Вот есть, помните, замечательный фильм был Поп, если я не ошибаюсь. Да? Про русскую православную церковь во время оккупации. Фильм мне понравился. Нормально он был снят, патриотический. Единственное, что меня смутило, когда я пришел после этого домой, полез разбираться в истории. Но вроде бы главный герой фильма-то с немцами ушел. И понимаете - и все, и совершенно другое отношение ко всему, что я только что увидел на экране. Вот и Алексей же тоже сейчас говорит - веры же потом не будет.

А.И. - Будет подорвана вера в то, что говорят. Лучше говорить сразу правду. Лучше говорить те вещи в которые мы сами верим...

? - Алексей, могу Вас спросить, но а всегда ли...

А.К. - Вы считаете - авось да пронесет?

А.Ив - Не, не, не! Упаси Боже.

А.К. - А не кажется ли Вам, что мы наоборот должны способствовать тому, чтобы люди более глубоко изучали свою историю?

А.Ив. - Почему бы и нет, собственно говоря? Давайте другой пример приведу.

А.К. - А Вы надеетесь на то, что никто не обратит внимания.

А.Ив. - Вот фильм Мы из будущего. Для нас, для поисковиков в принципе половина фильма кинокомедия, потому что ну это смешно, ляп на ляпе. Но фильм поисковики смотрят. Потому что самое главное в любом фильме не антураж, а идея, прописанная красной линией. И тут задача уже сценариста и режиссера как эту идею донести.

М.Д. - Да, здесь главный вопрос - что он хочет. Действительно в двух словах. Что хочет сказать автор. Все. Вот от этого строится вся остальная пирамида.

- То есть историки в принципе не должны вмешиваться в творческий процесс. Искусство - это искусство, а история - это история?

М.Д. - По большому счету кинорежиссеру, сценаристу и продюсеру фильма... По большому счету... Его право - принимать вообще во внимание мнение историков или не принимать. А дальше это уже как бы он должен быть ответственным перед собой и перед зрителем, ты достаточно талантлив, гениален, да, для того чтобы показать вот ту идею, которую ты себе в голове задумал. Придумал показать героев? Веришь в себя? Показывай! Бери деньги у людей, показывай! Дальше уже будут претензии, понимаете, вот как ведущий новостей на экране. У него за спиной бригада из 20 человек. Вот только он озвучивает то, что он сказал в прямом эфире. Точно так же режиссер. Только к нему потом будут претензии. Сейчас он может послушать или не послушать - у него в голове какая-то своя идея.

А.К. - Андрей, а как Вы подпишите? Что фильм основан на реальных событиях или что все эти события вымышлены?

А.Ш. - Да я никак не буду подписывать.

А.К. - А позиционировать как будете фильм? Мы же говорим о патриотическом кино, как я понимаю.

А.Ш. - Послушайте, сейчас... Чем... Почему так важна история о 28 панфиловцах? Вообще, что это за история? Это история такая - наступают немцы, на пути у немцев стоят солдаты, которые побеждают в этом бою. Понимаете? Это история победы. Это вот подвиг, легендарный подвиг, бой превратившийся в легенду. Это история о том, как люди не отступили, малым числом сопротивлялись превосходящим силам противника и в этом бою победили. Это чрезвычайно важно. Они на сдались, не побежали...

А.К. - А Вам не кажется, что это будет похоже, там, не знаю, на Жан-Клоа ван Дама, который из одного ружья убивает 500 человек?

М.Д. - Слушайте, но если автор решил снимать жанр, то пусть так и будет похоже...

- Тут прозвучало сравнение с Железными людьми. Наверное действительно - это не имеет никакого значения. Вот кстати говоря, Виктор, на Ваш взгляд как в том числе кинокритика? У нас какой-то специфический пиетет есть перед событиями Великой Отечественной войны? Но потому что я сейчас анализирую происходящее... Да? Говорят, там, пусть это будет Железный человек. Меня вот это как то вот скребет по душе-то... Сейчас, Жан-Клод ван Дам - тоже скребет. Это нормально?

В.М. - На этот счет в принципе все понятно. Потому что каждый кто ездил в Викию, знает, что немцы до Москвы не дошли. То есть видимо что-то их остановило. Или кто-то их остановил. А! Кажется... Вообще-то это были люди...

А.И. -

В.М. - Вообще-то это были люди, там, возможно у кого-то из них были Раджбумы. Кажется это была панфиловская дивизия.

А.И. - Не только.

В.М. - Да. Сколько-то их было. Господи Боже мой. А сколько было спартанцев на самом деле? А кто еще со спартанцами были? А действительно ли на них натравляли носорогов седловых? Нет наверное. Этой истории 72 года, если я не ошибаюсь.

А.И. - И поэтому у нас гораздо больше сведений чем о спартанцах.

В.М. - Поэтому тем меньше необходимо вместо того чтобы утверждать собственную картину мира...

- Берем 300 спартанцев, да, вооружаем их плазменными ружьями и заставляем не только победить нападавших, но и снести половину, там, цивилизации и построить совой мир. Да? Ну, вот как-то уже по другому получается...

А.Ш. - Вы знаете, мне кажется вот очень важный момент, сейчас...

М.Д. - Мы сейчас договоримся, что Великой Отечественной войны не было и немцы, там, куда-нибудь это... И пушки сами по себе стреляли и все. Их остановили не люди.

А.И. - Их остановили расчеты орудий.

М.Д. - Расчеты орудий. А за расчетами кто был? Конкретные люди.

А.И. - Артиллеристы, а не 28 панфиловцев.

А.Ш. - Подождите. В панфиловской дивизии был артполк. В панфиловской дивизии.

А.И. - Я Вам сказал, что было два полка 76-миллиметровых противотанковых пушек и поэтому дивизия не посыпалась в ноябре, когда она уже была сильно обескровлена.

А.Ш. - Артполки - это артиллерийские полки?

А.И. - Да.

А.Ш. - Вот в четвертой роте второго батальона...

А.И. - Их не было.

А.Ш. - Как? Что значит - их не было?

А.И. - Ну, так. Они стояли на своей позиции.

А.Ш. - Они стояли на закртытой позиции. Они стояли на закрытой позиции.

А.И. - Зачем? Чтобы бить по танкам как раз таки они должны стоять так, чтобы видеть цель. И задача пехоты, которая сидит в окопах, если объяснять азы тактики в том, чтобы за этими танками не прошли автоматчики и не покрошили расчеты орудий. А танки били орудия. И то, что фронт не посыпался вот на участке панфиловской дивизии... Она отступила, да. И отступление продолжалось. Но то, что не посыпалось - это заслуга тех профессионалов, которые делали свое дело. Каждый делал свое дело.

А.Ш. - Так с этим никто не спорит.

А.И. - Пехотинцы лупили по немецким пехотинцам. Пушкари били по немецким танкам. Танкисты, которые, так сказать... Вся эта система обороны, она строилась на чем? На артиллерии гаубичной и вот этих раджбумах противотанковых. Она строилась на танках, которые наносили контрудары. Это все очень сложный балет. Это не надо сводить все к тому, что...

- Алексей, Алексей! А вот на самом деле Виктор-то правильно...

(Все говорят одновременно)

...для документального фильма, а не для художественного...

А.И. - Я Вам скажу, что можно героически... Вот для меня история потрясающая. Когда стоит зенитка 85, которой рулят курсанты, на Боровском направлении. Немецкая танковая дивизия обходит позицию и идет в тыл курсантам. Они разворачивают пушку и наколачивают целую колонну немецких танков. Эти фотографии с наколоченными немецкими танками этим расчетом они растиражированы, их масса. Во! Немцы, вот этот вот ужас, вот этот вот ряд... чешек, наколоченных зениткой, они, на них это производило впечатление, каждый считал должным сфоткать. Это реальный подвиг.

- Ну, это один из сюжетов великой войны. Я... Конечно...

А.И. - Так вот и надо рассказывать реалистичные...

(Все говорят одновременно)

А.Ш. - Почему подвиг панфиловцев перечеркивает этот подвиг? Вот объясните мне.

А.И. - Панфиловцы, вот 16 ноября 1941 года - это не звездный час панфиловской дивизии. Волоколамск месяцем раньше - это звездный час. А 16 ноября дивизия будучи потрепана тяжело отходила.

М.Д. - Это означает давайте вот знаете вот здесь нас будут разоблачать давайте отступим еще немного. Отдадим. Отбросим легенду. У нас правда там памятник стоит. Да ну, мы отстанем от него... А может быть нас еще где-нибудь разоблачат. Это пораженческая позиция.

- То есть Вы предлагаете не бояться разоблачений и...

М.Д. - Знаете в чем наша проблема сейчас вообще как бы русского народа, который вот так воспринимает свои истории, так воспринимает кинематограф сейчас? вот в чем проблема, да? Мы всегда хотим порефлексировать. Мы всегда внутри хотим докопаться действительно, а вот эти документы у нас подняты или нет. Мы забываем, что вот сейчас действительно мы не документальное кино снимаем. Вот этот фильм если он будет снят он будет выполнять социальную функцию. Да? Он будет выполнять пропагандистскую функцию. он будет выполнять идеологическую функцию. И никакого минуса...

- Подождите, а идеология разве не должна основываться на фактах исторических?

А.Ш. - Так факты же есть.

М.Д. - Да, конечно. Стоп, стоп. И чем талантливее, чем больше она основывается на фактах. Дальше. Мы видим, как голливудовское кино снимает истории, которые рядом не стояли, как великие истории их побед. А дальше, понимаете, ну как в пропаганде, если ты не занял это место, его занял кто-то другой и рассказал про тебя противоположное. В результате мы получаем следующую историю - будучи в штаб-квартире НАТО я например однажды увидел тест для сотрудников НАТО, где например спрашивалось, надо было точечками отметить какие страны участвовали во Второй мировой войне. Там России в списке не было. Не то что победителей, а просто участников. Понимаете? (А может быть в списке был СССР?) Поэтому пусть человек снимает, пусть выполняет эту функцию, а дальше действительно, знаете как фильм о фильме. Документальное приложение. Пожалуйста ребята.

А.К. - Можно не говорить об американском кино. Как они воспринимают исторические фильмы, ну или псевдоисторические. Мы сегодня разговаривали о том, что многие наши соотечественники, они историю-то изучают по фильмам. И разговор-то идет о том, что, если в фильме будут не все факты изложены, то чему мы учим?

М.Д. - Главное что б талантливо было.

- Хорошо. Давайте Алексея Ивакина послушаем.

А.Ив. - Ну, я тут добавлю еще вот что. Вот правильно сказали - тактика пораженческая отступать. Почему? Вот ???? все равно какой фильм снимут. Когда упал этот метеорит, она на нем сразу увидела бортовой номер. У нее свои тараканы в голове. И вот она - ей покажи документальный фильм, она его извратит полностью. Ведь как шло извращение отечественной истории в 80-ые, 90-ые? Что извратили-то? Какие-то советские мифы? Да они все извращали. Понимаете? То есть, начиная от три винтовки на троих... одна винтовка на троих, да? Это чей миф? Это разве было? Разве мы говорили, что у нас всегда было много оружия? Писали же в книгах - да у нас была нехватка вооружения. А эти превратили в одну винтовку на троих. Понимаете?

- Алексей, все верно конечно. Нет, я полностью с Вами согласен, что те, кто хотят все извратить и исказить, они исказят даже если мы снимем сугубо там вот просто...

А.Ив. - Поминутно, в хронометраже, по документам.

- Поминутно выверен и они извратят. Да. Но здесь-то на мой взгляд немножко другой вопрос поднимается. Здесь поднимается вопрос, что должны ли мы противопоставлять негативной фальсификации позитивную фальсификацию.

А.Ив. - Я не знаю, что такое позитивная фальсификация.

А.Ш. - Нет, подождите, есть же история. Есть же легенда, которая передавалась из уст в уста. Это сам по себе факт. Это факт, который не отнять.

- Позитивная фальсификация - это означает, что во время Великой... Ага...

М.Д. - ... по книге снят фильм...

- Великой Отечественной войны была создана позитивная фальсификация в видео боя 28 героев-панфиловцев в Красной звезде. Это мы ставим под вопросом.

А.Ш. - А почему она фальсификация?

М.Д. - Это достоверно установленные факты.

- Достоверно установленные факты? Понимаете в чем дело я сейчас не услышал однозначной трактовки по поводу этого со стороны историков.

М.Д. - Однозначной трактовки нет.

А.М. - Это не фальсификация, а слово одного человека против другого. Документы никто не принес и не показал. Сейчас опять можно это говорить...

- Совершенно верно, а я здесь вообще как журналист, который слушает... точно такой же представитель общественности.

А.М. - Пусть люди заинтересуются и почитают книги. Еще что? Действительно, может быть у кого просто интерес возникнет уточнить - а как же Москва все-таки выстояла. И пусть будет не пусть только на них, а еще и на других людях, на других там расчетах еще что-то. Просто интерес - а как это выстояло.

А.Ш. - Помимо этого есть факт неоспоримый. Есть легенда. Это неоспоримый факт. Она передавалась из уст в уста.

А.И. - ... пропагандистская машина...

А.Ш. - Да причем здесь пропагандистская машина? Она не втюхивалась. Вот смотрите...

А.М. - Не дай Бог еще придется где-то воевать. У людей должны быть какие-то герои.

М.Д. - В стране должна быть пропагандистская машина. Это нормально.

А.И. - Не халтурить. Она не должна халтурить.

М.Д. - Вот она сейчас халтурит.

А.М. - Да. Она сейчас халтурит.

- Пропагандистская машина Советского Союза она халтурила что ли? Так получается?

А.И. - Да. Проблема именно в том. В том, чтобы вместо того чтобы... Были масса возможностей раскопать реальные подвиги. Товарищ Епишев сказал: "Кому нужна Ваша правда?" И вот сейчас и в 80-ые годы мы пожинаем вот эти слова Епишева.

А.К. - То есть какая разница как жил, как воевал, главное как умер?

А.М. - Да мне кажется вообще какие слова Епишева? Конечно людям нужна правда, но в тот момент нужен был какой-то подвиг чтобы людей взбодрить, потому что - все, около Москвы в Химках остановили. Людей надо было взбодрить как-то. вот и все. И здесь эта вот ситуация самопожертвования...

М.Д. - Отлично. Вот сейчас Вы сказали прекрасную фразу - есть замечательный фильм, который вышел недавно. Фильм Рассказы. Там как раз о том, как люди... Молодая блондинка, которая не знает о Великой Отечественной вообще ничего. У нее роман с пожилым, ну, в возрасте человеком, редактором из издательства и он ее пытается спросить - а ты что о войне-то знаешь? Ну, много людей погибло... Ну, тысяч пятьсот погибло. А немецкие танки говорят почти до IKEA дошли. Вы понимаете, вот если не будет вот таких фильмов, да, таких стремлений показать историю тогда у нас будет по прежнему такое поколение.

- То, что Вы сейчас рассказываете это больше анекдотическая конечно ситуация...

М.Д. - Это к сожалению трагедия. Это к сожалению уже трагедия.

- Нет, Я приведу более страшные вещи, когда, простите, разговаривая с представителями молодого поколения в возрасте там 15-16 лет, совсем недавно разговор был, спрашиваю: "А кто такой Гастелло?" Они не знают.

М.Д. - Да они не знают кто такой Ленин, они не знают кто такой Гитлер. Ну, какой Гастелло?

А.М. - Да, пусть вот, пусть заинтересуются. Действительно, люди будут спорить, а кто-то захочет дойти до чего-то. Он кроме этих панфиловцев узнает и про других людей, которые воевали. И про тех же курсантов. А он не знает ничего.

А.И. - Наткнется на вранье и повернется в другую сторону.

А.М. - А может быть он наоборот захочет... Почему сразу...

М.Д. - ... он будет один единственный. Фильмов должно быть много. Их будет много. Надо насыщать, надеяться что будет.

Г.К. - Товарищи, товарищи, никто из Вас, никто из многих не встречался с оставшимися в живых панфиловцами. Я встречался. С пятью. Шадрин, Шемякин - оба герои Советского Союза. Васильев - Герой Советского Союза. Кожубергенов, который имел несчастье первым объявится в живых. И - Добробабин. Все те вот героев, с которыми я встречался в Алма-Ате, с Васильевым в Кемерово. У меня была просто туда командировка и я воспользовался ей.

А.М. - Сами-то они что рассказывают? Было такое?

Г.К. - А? Мне, мне, независимо друг от друга рассказывали очень схожие все перипетии боя. Я им верю. Это все три героя. И все три лжеца? Этого не было?

- А Вы понимаете в чем дело? Мы публикацию Нового мира 1966 года обсуждаем...

Г.К. - Многие идут художественные фильмы и там вранья бывает много. Так хотя бы сказали - по мотивам и прочее, что здесь не чистая правда и прочее... Возьмите, например, тот же Штрафбат. Все время его крутят, а там лжи очень много. Выдумки.

- Вы понимаете, сейчас, секундочку, просто я понимаю, что Вы встречались, но... Это ведь... Это называется со слов, да еще и постфактум...

Г.К. - Товарищи, и последнее. В архиве нашего института Росийской истории хранятся две стенографические записи-беседы времен войны. Комиссия по истории Великой Отечественной войны, в начале ее возглавлял Александров, потом академик будущий Минц, она в госпитале к одному явилась. Это был Шемякин. И к другому явилась. Это был Шадрин. Независимо друг от друга они все детали рассказали. Хотя были малограмотными. Радио там не было. Газет они не читали. Вот ведь еще. И эти, сопоставляя эти документы приходишь к выводу, что это правда. Что это правда. Почему мы все стаем на позицию Фомы неверующего? Конечно, историк должен сомневаться. Историк должен сомневаться. Когда нам показывают Добробабин шуцман, он арестовывал, а куда Вы дели показания жителей села?

А.И - В каком году?

Г.К. - Я показывал. Что в каком году?

А.И. - Ну, смотря в каком году.

- Конечно мы идем по кругу. А без этого как?

М.Д. - Раньше в хороших советских фильмах были такие строчки - консультант такой-то. консультант такой-то. Сейчас на этом, как и на музыке симфонической начали экономить. В вашем ли фильме будут ли такие консультанты и если да, то кто?

А.Ш. - Конечно будут такие консультанты. Обязательно. И причем их уже довольно много. Потому что мы сейчас... У нас во-первых очень много ребят-реконструкторов, которые разбираются в деталях. А с деталях мы постараемся быть предельно точны. Вот. Настолько, насколько только мы сможем. И что касается консультантов военных и там по тактике ведения боя... Я правда консультировался еще когда писал сценарий. Потому что многих вещей я просто не знал. И, кстати... Ну ладно... Спорить сейчас не будем. Я бы Алексея Валерьевича с удовольствием бы пригласил бы в консультанты, потому что для меня и честь большая в самом деле.

А.И. - Вы будете снимать про курсантов? Я с удовольствием, пожалуйста. Поучаствую. Я всегда за.

А.Ш. - Я просто... Дело в том, что ведь мне не историков... Понимаете, вот это очень важный момент. Я с большим уважением отношусь к работе историков. Потому что это неблагодарный, тяжелый труд. И очень важный. Но я, я вот склонен верить. И в истории трех оставшихся в живых панфиловцев я тоже склонен верить. И более того, я уверен просто, что маленькое подразделение может остановить большое количество танков. И килограмм тротила может остановить танк. Гранатой танк останавливать можно. И противотанковыми ружьями можно. Это сложно. Это приводит к гибели. Так они и погибли. Понимаете? И для меня... Та реконструкция, которую я постараюсь сделать и работа над этим идет очень большая, мы постараемся в ней быть предельно правдивыми. Это не Железный человек, как Вы говорите. Эти люди погибали. понимаете? Это было... Это страшная история войны и все такое, но...

А.К. - Андрей, а любовь какая-то там будет?

А.Ш. - К Родине. Любовь к Родине будет.

А.К. - Если Вы говорите о патриотизме можно тогда еще один вопрос задам? С Вашей точки зрения что сейчас патриотизм для современных людей? То есть какой он? Отличается, не отличается от патриотизма советских людей. Нужен ли он вообще сегодня?

А.Ш. - Вы знаете, Вы задаете чрезвычайно сложный вопрос.

А.К. - Вы как режиссер этого фильма, Вы же будете нести мысль.

А.Ш. - Просто у меня свое представление о патриотизме. Какой патриотизм сейчас у современной молодежи, там, совсем, там, молодых ребят допустим 20 лет, я даже не возьмусь говорить, хотя старшему сыну 20 лет.

А.М. - Хорошо. А какому патриотизму Вы будете учить своего зрителя. Прививать какой патриотизм будете? Что это для Вас?

- Ну, вопрос не праздный, потому что прозвучало - не дай Бог мы будем еще с кем-нибудь воевать и нам в любом случае нужна опора и на героев и герои.

А.Ш. - Ну, мне бы хотелось...

А.М. - Что в 1941 показало - сразу подняли всех - и Кутузова, и Суворова, и Ледовое... Невского...

А.Ш. - Русские люди, находясь где-то вдали от Родины чувствовали бы, что они вот являются представителями страны и чувствовали бы гордость. Вот я например всегда чувствую это, когда нахожусь где-то вдалеке. Я чувствую, что я вот представительствую Россию.

А.М. - Давайте я Вам случай расскажу. Колонну не разбомбили, но четыре человека остановили колонну.

- Но, то есть это все-таки возможно?

А.М. - Ну. Ну, это более современная вещь. В Косово...

- В начале передачи Вы утврждали, что все-таки, все-таки это невозможно.

А.М. - Нет, но я просто имею в виду... Есть более... Там никто не воевал. Но в Косово, когда наши десантники заняли аэродром, лейтенант и с ним еще был там, четыре или три солдата, они остановили английскую колонну танковую, которая хотела занять тот же аэродром. И они не стали его занимать, они встали и ждали пока...

- Ну, да.

А.М. - Нет, ну это понятное дело, там, никто не погиб, но насколько надо было набраться духа - остановить это, не отойти.

М.Д. - В мирное время.

А.М. - В мирное время.

- Михаил Владимирович вот к Вам вопрос. Скажите пожалуйста вся вот эта наша дискуссия она свидетельствует о том, что у нас общество вообще что ли разобщено, получается? Вы сами видите - нет единой точки зрения на конкретный момент Великой Отечественной войны. Нет одной точки зрения на съемки фильма по этому моменту. Есть там другие предложения и так далее и тому подобное. А чего мы договориться-то не можем?

М.Д. - По-моему это вообще нормальная ситуация в обществе, когда существует разные мнения и так далее. Но по моему проблема русского человека, когда вот говорят, что он долго запрягает, потом слава Богу никуда не едет. Едет он только в том случае, когда у него полная вот... трендец происходит в жизни. Да? И тогда общество становится единым. Так дай Бог что б мы как можно дольше оставались разобщены по разным вопросам. Чтобы не доходило действительно до какой-то предельной агрессии, да, которая превращается, как финал в какую-то Гражданскую войну. Не дай Бог такого. Да?

Но вот обсуждение - да все здорово, все, давайте выяснять действительно. У нас такая богатая история. Знаете, есть маленькие европейские страны, или маленькие страны там мира - у них на всю историю один Миклухо-Маклай и то, прилетевший с Луны, как они считают. У нас столько событий, но мы к сожалению ими разбрасываемся. Мы не можем из них делать конфетку, как какие-то европейцы или американцы тем более. Вот они из всего делают историческую конфетку. Они из всего делают повод для того чтобы гордиться. Но почему мы-то не умеем?

А.М. - Нет. У нас наверное нету разобщения что мы гордимся этой победой. Но может быть есть по каким-то случаям там какие-то вещи, могут разные точки зрения. А все в основном, наверное 90% или 99% все гордятся этим.

(Все говорят одновременно)

Ну, конечно

Конечно.

М.Д. - Не в обществе, а между обществом и его креативным классом.

Г.К. - Я помню первые дни Великой Отечественной войны. Я современник этого. Я видел какие толпы стояли тех, кто не прошли мобилизацию и требовали, чтобы их обязательно зачислили. Немедленно они тогда напишут письмо протеста Сталину и Тимошенко - наркому обороны. Вот к Вам вопрос - если будет заварушка вот эти очереди несмолкаемые, огромные очереди в комитетах, в военкоматах... А? Вот у меня вот такой вопрос возникает.

- Боюсь, что не будет. И Вы полагаете, что фильм как раз мог бы способствовать...

Г.К. - Кстати и комитет солдатских матерей, которых я знаю кто финансирует.

- Мы обсуждали это в одной из передач комитеты солдатских матерей. Алексею Ивакину вопрос одну минуточку. Мы уже по хронометражу приближаемся к финалу.

А.М. - Вообще-то был опрос. 37% опрошенных сказали, что они пойдут защищать.

- К Алексею Ивакину вопрос. Фильм, подобный 28 панфиловцам он может способствовать тому, что люди в случае чего пойдут на призывные участки, точно так же как в 1941 году.

А.Ив. - Ну, один патрон в обойме - это мало. Да? Но все равно он нужен. Как бы обойма складывается из патронов. Вот это один из патронов.

А.И. - Но, если говорить о будущем, надо говорить о профессионализме. Если мы будем учить людей тому, что профессионалы выигрывают сражения, вот это будет огромный вклад на случай если что.

(Все говорят одновременно.)

- Уважаемые гости, мы вынуждены завершать передачу. Иначе мы просто вывалимся из эфира.

А.К. - Можно я маленький вопрос задам?

- Разве что вопрос-ответ. К сожаление последний.

А.М. - У профессионалов просто всегда пьют за солдат. Военные собираются - основной тост это за тех солдат, которые воюют, а профессионалы руководят.

- Ашот, просто блиц.

Ашот Караханян - Вопрос, может быть у Вас его уже спрашивали. Такое ощущение складывается, что Вы эту тему взяли, что это какой-то пиар-ход, потому что она еще на этапе реализации уже вызвала резонанс. Правда это или нет?

А.Ш. - Да нет. Я не знал, честно, что это такая резонансная тема. То есть я когда даже начинал писать сценарий, я даже не знал, что подвиг развенчан. У меня о нем воспоминания были детские. Потом я уже когда узнал...

А.К. - То есть Вы не считаете это пиар-ходом?

А.Ш. - Но при этом мне казалось, что когда я в суть вопроса углубился мне казалось, что это очень благодатная тема, именно потому что она резонансная.

- Ну что ж - все. Все. Все.

А.Ш. - С моей стороны в этом нет пиара никакого.

Дмитрий Лысков - На этом мы завершаем нашу программу. Вы знаете? Сегодняшний диалог, хоть сегодня и утверждалось, что в обществе нет разобщения, да я согласен, что по поводу Великой Победы разобщений нет, но по конкретным фактам, по конкретным нуюансам я все-таки это разобщение вижу и обсуждение фильма, которое развернулось и в сети и у нас сегодня в студии свидетельство такого разобщения. Что ж, будем надеяться, что фильм 28 панфиловцев снимет все вопросы и будет просто хорошим героическим фильмом. Это была программа Правда на Общественном телевидении России. Спасибо.

Звучит песня:

Хочется знать немного больше
Хочется видеть немного дальше
Хочется жить как можно дольше
Не ощущая лжи и фальши
Хочется верить что однажды мы с тобой победим
Я ощущаю правды жажду, я такой не один
Ты скажи - я прав? Да! Прав? Да! Прав? Да! Прав? Да!
Скажи - я прав? Да! Прав? Да! Прав? Да!

В программе использовались
видеоматериалы YouTube

redpepperson

zxuser

888guan

Doctor Culure

01:25:03

Содержание


Некоторые материалы к фильму "28 панфиловцев"
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
(продолжение)

- Я вижу Алексей Исаев категорически не согласен уже.

А.И. - Давайте с географией определимся. Добробабин не побежал в сторону фронта выходить к своим. Он пошел на юг. Село Перекоп находится на минуточку в Харьковской области.

Г.К. - Так он там с поезда прыгнул. Уже поезд там был.

А.И. - Его везли на юг? Он находился в лагере под Можайском. Вместо того чтобы как многие другие идти к фронту он пошел на родину. Война для него кончилась.

Г.К. - Нет, нет, нет. А потом они втроем шли, шли и шли очень долго по немецким тылам.

- Георгий Александрович, но одну секундочку. Ну, Вы же высказали свою точку зрения. Дайте Алексею высказать свою.

А.И. - Да. так вот. И позднее опять же, уже в 80-ые годы, когда опять же не сталинские времена, Добробабин говорил, что это неправда что меня вынудили куда-то поступить, я знал на что шел. Я поступил в полицию. У меня был карабин с патронами. У меня был наган. И он признавал, он говорил, что - да, я виноват. Это был человек, который - да, он совершил проступок, но он честно признался - я виноват. Более того, когда Харьков, как известно - события весны 1943 года, Красная Армия наступала, село освободили, Добробабин опять же был освобожден, потом возврат фронта, откат назад... Что делает Добробабин? Снова поступает в полицию. Потом отступает довольно далеко на Запад. И уже позже, понимая безвыходность положения, присоединяется к войскам Красной Армии. Воюет, воюет на самом деле не так уж плохо.

Г.К. - Орден Слава получил.

А.И. - Получает Слава. Но тем не менее это человек с очень я бы сказал судьбой очень стремной, если так называть вещи своими именами. И если Андрей снимет свой фильм о том, что был у нас шуцменом Добробабин, о том, что было расследование прокуратуры, узнает огромная масса людей, потому что это все потащит за собой.

А.К. - Ну, давайте тогда спросим. Андрей, а кто будет главным героем в Вашем фильме?

А.И. - Ну вот, Вы поставите Добробабина командовать отрядом?

? - Ну вот эти все истории, которые происходили после, Вы знаете....

? - Это важный вопрос.

А.Ш. - Первый я скажу. Я не хочу спойлера, я не хочу рассказывать о чем будет кино. Это первое. Но я на какие-то вопросы отвечу. По поводу Добробабина у меня конечно тоже есть мнение. И естественно история о том как Добробабин попал в плен и как он служил в немецкой полиции я конечно тоже читал. Но у меня на этот счет свое мнение близкое к тому о чем говорите Вы. Я... Понимаете? Мне кажется что мы часто судим по себе. И я... Я не знаю, я лично не разговаривал с Добробабиным. Но я знаю о том, что на него не показал ни один житель села. Это я знаю.

А.И. - Расследование прокуратуры включало опрос и очные ставки с жителями села. Поэтому о том, что были проблемы с этим человеком...

Г.К. - Это Кац проводил расследование. Да. Мы знаем кто такой был Кац.

А.Ш. - Сейчас я договорю. Насколько я знаю жителей села опрашивали неоднократно. Не только прокуратура. Следствий было несколько насколько мне известно. Я... Мне видится совершенно реальной история, в которой Добробабин служит партизанам в том числе.

А.И. - В немецкой форме с карабином.

А.Ш. - Мне не попадалась информация, что он немецкую форму носил, но то, что он служил в немецкой полиции я знаю.

? - Андрей, к Вам вопрос как к режиссеру. В каждой истории... Вот знаете, когда заниматься вопросом очень долго, особенно когда писать какую-нибудь диссертацию и еще что-то, ты тонешь в количестве информации и самое главное ограничиваешь себя в чем-то. Ваш фильм, он будет заканчиваться действительно вот этой вот, если мы говорим о том, что фильм будет сниматься о героях. он будет заканчиваться этим подвигом, либо Вы хотите дальше раскручивать знаете делать - а можно считать так, а можно считать эдак.

Я вот о чем хочу сказать. Вот вышел фильм Легенда номер 17. Отличное кино, в котором сценаристы намеренно исказили, то есть намеренно переставили факты биографии Харламова настолько, чтобы вот в конце выплеснуть накал эмоций именно, получив героя в зале. Вот Вы так сделаете или Вы будете делать, распутывать, пытаться докопаться до истины вот в истории конкретным одним человеком, который участвовал в этом сражении или что. Вот что Вы сделаете?

А.Ш. - Значит отвечаю на первый вопрос. Фильм рассказывает о событиях 16 ноября 1941 года. Соответственно ни в 1947 ни 1966 мы не попадем. Мы узнаем только о том, что произошло у разъезда Дубосеково. А в продолжение хочу ответить - лично я, например, не понимаю зачем... Я сценарист профессиональный, занимаюсь тем, что пишу сценарии для кино. Уже давно. Несколько лет последних только этим занимаюсь. Это мой хлеб. Для меня не понятно зачем сценаристы фильма Легенда номер 17...

М.Д. - Там как раз понятно - они достигли своего эффекта.

А.Ш. - Но мне не понятно. Потому что для меня...

- Хорошо. Подожди, подожди, секундочку. Мы тогда вот с этого момента стартуем, а сейчас мы должны прерваться на 10 минут. Новости в эфире Общественного телевидения.

Мы вернулись в студию программы Правда. Я Дмитрий Лысков, мой соведущий Ашот Караханян и мы обсуждаем фильм 28 панфиловцев. Андрей, каноническая версия говорит, что все панфиловцы погибли. В Вашем фильме?

А.Ш. - Ну... э-э-э... они же не погибли.

- Ну. Ведь. Поэтому я и спрашиваю.

А.Ш. - Дело в том, что... Сейчас я объясню.

- А как быть?

А.Ш. - Сейчас объясню. 28 фамилий есть. Это фамилии взятые не с потолка. Это настоящие люди, которые воевали. Из них 22 погибло, а шестеро осталось в живых. Тут невозможно просто... Это есть. Это факт. Шестеро должны остаться.

М.Д. - Слушайте, это подарок режиссеру, когда во-первых есть подвиг. Да? Погибают да еще не все. Это такой американский нормальный хэппи-энд.

- Вопрос немножко в другом. На что Вы опирались, когда писали сценарий? На каноническую версию или все-таки на некую промежуточную версию или на версию, которая отрицает подвиг.

А.Ш. - Подвиг панфиловцев был! Подвиг панфиловцев был? (обращается к Г.К.)

Г.К. - Был.

А.Ш. - Танки они остановили.

Г.К. - И это рассказал Натаров Кривицкому.

А.Ш. - Об этом тоже есть информация. О том как это было.

Г.К. - Почему это надо замалчивать?

А.Ш. - Кроме того 22 человека вообще-то погибли.

- Алексей Исаев утверждает, что не было.

А.Ш. - Исаев не утверждает, что 22 человека остались в живых. Он просто говорит, что нет информации, подтверждающей подвиг. И я с этим...

Г.К. - Алексей говорит, что этот Натаров погиб 14-го. Надо открыть книгу дважды Героя, это первое. Дважды героя и Героя Советского Союза и там он 16-го погиб. 16-го. Это первое.

А.И. - Прекрасно. Найдите. Есть документ живой, в котором написано 14-го.

Г.К. - Какой документ? Там документ... С документом был...

Алексей Ивакин: - Насчет документа тут добавляю. Как-то бойца подняли. Значит, обнаружилось, что на него три похоронки в разное время там - 1941, 1942 три разных совершенно участка как бы фронта. А нашли мы его в четвертом.

- То есть документы могут в данном случае быть не с конечной инстанции?

А.Ив. - Документы тоже люди составляют. То есть по горячим следам, тем более во время вот буквально после боя. Где вот этот вот? Да вроде погиб. Ну пишем погиб. Все.

А. М. - Ребят, при нынешней ситуации я знаю вот случай. На человека пришла похоронка. Еще в первую Чечню он. Потом приезжает домой. И это при современном-то. Сплошь и рядом происходит.

- А вот я тогда Виктора Мараховского спрошу. Скажите, снимать фильм вокруг которого, ну вот у нас даже здесь разгорелись такие споры. В Сети разгорелись споры еще больше. А после выхода я боюсь споры разрастутся уже до небес. Снимать фильм, честный, патриотичный о войне и так далее, не получится прямо противоположная ситуация.

В.М. - Ну, споры кипят в достаточно узкой прослойки историков-профессионалов, историков-любителей, всевдо-историков-любителей и псевдо-историков-профессионалов. Да? То есть большое количество...

А.И. - А потом газета "Жизнь" будет рассказывать про расследование прокуратуры... Ну, нам это надо?

В.М. - Что касается, что нужно, необходимо и обязательно во что бы-то ни стало. Нужно только сертифицировано подтвержденные, до самой последней цифры после запятой. Подвиги? Ну, давайте тогда обличим художественный фильм Чапаев. За создание абсолютно ненатурального образа Анки-пулеметчицы, которой не было на самом деле.

А.Ив. - Знаете? Пускай люди заинтересуются. Они...

- Мы это сейчас обсудим. Давайте в начале посмотрим сюжет на эту тему. И как раз обсудим.

"Мифологизация история вообще явление достаточно распространенное. Создание же героических мифов тем более. Все мы воспитаны на легендах Древней Греции и Николая Куна. Более того, именно по Куну жизнь той цивилизации себе и представляем. Героическими мифами являются сказания о былинных богатырях, защитниках земли русской - Илье Муромце, Добрыни Никитиче и Алеше Поповиче. Историки утверждают, что у героев скорее всего были реальные прототипы, но тем не менее не переработке былин не настаивают. И граждан, готовых считать богатырей историческими персонажами поправлять не спешат.

Новгородский князь Александр Невский свои знаменитые слова "Кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет" произнес впервые в 1938 году с советских киноэкранов. Ни в одной из исторических летописей этих слов не упоминается. Что не помешало включить их даже в школьные учебники истории. А подвиги крестьянина Ивана Осиповича Сусанина мы знаем сегодня в первую очередь из оперы Глинки Жизнь за царя. Хотя до сих пор не ясно кто и кому мог поведать эту историю. Ведь из болотистой чащи не вышел никто - ни поляки, ни их проводник.

Не могли белогвардейцы-капелевцы атаковать дивизию Василия Ивановича Чапаева. Воевали они на разных участках. И была ли на самом деле Анка-пулеметчица? Утонул ли Чапаев в Урале или был похоронен на берегу. Версий много. Но каноническая - одна. Вплоть до того, что при упоминании фамилии комдива Гражданской войны мы вспоминаем в первую очередь образ Бориса Бабочкина.

Задумайтесь, а знаете ли Вы как выглядел реальный, а не кинематографический Чапай? Список можно продолжать. О многих событиях мы знаем по мифам. В том числе Великой Отечественной войны. Совершенно точно известно, что снимок "Знамя Победы над Рейхстагом" фотокорреспондента Евгения Халдея является постановочным. Но разве он становится от этого меньшим символом Победы в Великой Отечественной войне? И разве меняется отношение к Победе от того, что водружение флага пришлось переснимать уже после взятия Рейхстага?"

- Алексей у меня к Вам вопрос. Ведь действительно, пожалуйста, куча мифотворчества, куча кинематографического мифотворчества. И те же самые снимки флага над Рейхстагом. Символ. Несомненный символ. Ну, постановочный кадр. Может быть в этом ничего плохого-то и нет.

А.И. - Плохое в случае с панфиловцами, я в самом начале передачи сказал, что это наличие шуцмана Добробабина и расследование прокуратуры. За всем этим расследования прокуратуры нет. За Подольскими курсантами нет. За танкистом Колобановым нет. Есть масса подвигов вполне, так сказать и в советское время известных и на самом деле в новое время подтвердившихся по немецким данным, за которыми нет вот этого всего, что выйдет фильм, и все это выплеснется на страницы прессы.

- Александр Алексеевич, а ведь так и получится. Вы сказали - хорошо пусть заинтересуются, пусть посмотрят. Так и заинтересуются, посмотрят.

Александр Макеев: - Но кроме когда люди начнут интересоваться, пускай заинтересуется молодежь Великой Отечественной войной. Кроме панфиловцев было много других героев. Так может быть про них прочитают. Ну, почему мы сразу считаем, что вот это. А пусть прочитают. Мне самому было интересно, я честно скажу, я сам как-то в школе историю так прослушал это... А потом, когда начали знакомые между собой спорить, мне стало интересно. Я начал читать и наших военачальников и немецких. И мне что-то посередине начало такое уже свое какое-то представление об этом. Так и здесь.

- Ну, хорошо. К режиссеру фильма вопрос. А может быть действительно от чего-нибудь другого следовало оттолкнуться-то? Почему ж такой спорный момент брать действительно. Понимаете, аргумент Алексея мне действительно не дает покоя.

А.Ш. - Я понял. Я сейчас. Я отвечаю.

А.М. - Можно я сейчас скажу? Флаг. Вот у американцев есть памятник, когда они точно так же переснимали.

М.Д. - Слушайте и про это снято целых два фильма. Флаги наших отцов и...

А.М. - По поводу Ивана Сусанина еще раз можно?

- Ну, Алексей-то говорил не о том, понимаете? Если бы стало ясно, что вот этот знаменитый кадр Флаг над Ивадзимой, если бы стало известно, что двое из них потом перебежали к японцам, вокруг этого было засекреченное расследование ФБР, которое от греха подальше просто не выносили бы, ведь это действительно было бы очень неприятным моментом.

М.Д. - Есть еще одна история Великой Отечественной войны по поводу которой сейчас тоже будет сниматься фильм. Там вообще голливудский боевик, когда мордовский летчик из плена угоняет самолет.

Г.К. - Девятаев.

М.Д. - Девятаев. Конечно же. Угоняет самолет через Норвегию. За ним вдогонку летит немецкий ас, который на тот момент является там самым крутым не догоняет его, возвращается. Нашего, который попадает после этого в плен у нас сажают. Он по лагерям мыкается. После этого...

? - Я даже на самом деле могу предположить почему посадили.

М.Д. - Дают звание Героя Советского Союза.

- Значительно позже.

М.Д. - Потом они встречаются за год до смерти Девятаева вдвоем вместе с этим летчиком. У них на тот момент по 13 внуков. Но не в этом дело. И вот все равно были, да, документы о том, что он якобы предатель. Был он потом в лагерях.

- Нет, понимаете, тут немножко другая история - слишком невероятное спасение из плена.

М.Д. - Стоп, стоп. А дальше происходит вообще любопытная вещь. Главную роль сначала предлагали играть Швайгеру. И он отказывается по причине того, что ну недостаточно мягко хотят показать немцев в этом фильме. Ну, вот у них такое восприятие. Он имеет на это право. Он даже в этой ситуации, когда уж нечем крыть, хочет чтобы их показали хорошо.

- Вот понимаете, Вы сейчас привели фильм в пример, да? Где бежит человек из плена, угоняет самолет, известная история и оказывается в лагерях. Но объективно, да, это объективная история. Это как раз тот самый пример негативного освещения событий Великой Отечественной войны. Ну, вот как ни крути, потому что финал истории довольно грустный. Здесь мы встречаемся с попыткой снять, если я правильно понимаю, позитивный все-таки образ.

А.Ш. - Конечно. Это фильм-победа.

- Но это все-таки не штурм с черенками от лопат укрепрайона, где немцы настолько поражаются этим русским, что берут и взрывают сами себя. Так и победили в Великой Отечественной войне... Вы же другое пытаетесь сделать?

А.Ш. - Да. Я другое. Можно? Я хотел задать два вопроса Алексею Исаеву. Вот первый вопрос. Вы говорите, Вы все время говорите о том, что, значит, история вскроется. История про шуцмана Добробабина, как Вы его называете. Но тем не менее Вы не приводите, и, как я понимаю не располагаете информацией о том, что он предавал?

А.И. - Почему не располагаю информацией? Эта информация публиковалась.

А.Ш. - Какая?

А.И. - Он совершил воинские преступления. Он служил в немецкой полиции. Он сам это признавал и неоднократно.

Г.К. - Под угрозой все признаешь.

А.Ш. - Что он признавал?

А.И. - О том, что он служил немцам.

Г.К. - Под угрозой он служил немцам.

А.Ш. - Он служил немцам. Мы это знаем. Но как он служил немцам и кого он предавал?

А.И. - Как? Он предавал свою....

А.Ш. - Участвовал ли он в расстрелах и так далее... Вот эта информация есть?

А.И. - В расстрелах? Этот момент я не могу подтвердить, но а что касается того, что он служил в полиции, имеется история с неким пленным, которого держали местные жители, и который благодаря его участию... Точнее бежавший из плена наш боец, который находился у местных жителей и он перекочевал к немцам в плен благодаря Добробабину. Вот это история. Она тоже имеет... Тем не менее - это человек очень неприятной биографии. И человек, который сам себя считал отнюдь не... ангелом.

А.Ш. - Ну, это человек тяжелой биографии. Но мы тем не менее не располагаем информацией о том, что он был предателем. Мы знаем, что он служил в немецкой полиции...

А.И. - А Вы считаете, что служба в немецкой полиции с оружием в руках - это не предатель?

Г.К. - Верховный суд его оправдал, между прочим.

А.И. - Верховный суд Украины уже в 90-ые.

Г.К. - Ну и что же?

А.Ш. - Его реабилитировали.

А.И. - А в 1989 году было расследование прокуратуры повторное. И его опять опрашивали и он сказал: "В статье то, что про меня пишут, то что на меня давили... На меня никто не давил. Я добровольно пошел служить в полицию".

- Алексей Ивакин просил слова.

А.Ив. - Я напомню одну великолепнейшую сначала повесть, потом фильм, как раз практически о том же самом. Да? Судьба человека. Кто там собственно главные герой? Попадая в плен под давлением обстоятельств он служит в немецкой армии - возит майора. Да, по книге там по фильму он.

А.И. - Но это "хиви", это не полицейский. Это "хиви" все же. Человек невооруженный. Шуцман Добробабин ходил с винтовкой, с наганом, находясь на стороне немцев. Что надо еще?

- Я скорее на сторону Ивакина встану, потому что для основной массы людей нет разницы между "хиви" и вооруженным...

А.Ив. - И в какое время это, заметьте, было снято и показано. И для чего. Потому что ведь не одни человек прошел через хиви и шуцманов. Им как-бы дали сигнал - если Вы не совершали воинских преступлений... Имеется в виду не просто служба, да? А расстрелы там, казни и так далее... То есть, сигнал обществу это был. А когда мы говорим о 28 панфиловцах, да? Мы забываем одну вещь, вот с чего начали, да? Это тоже сигнал обществу, идущий из общества. Понимаете? Народ сам собрал деньги. Да? Он этого хочет. Покажите нам хороший фильм, где вот можно смотреть.

- Вопрос в том именно, задача, показать хороший фильм или показать героев.

А.Ив. - Хороших героев.

Г.К. - Показать правду.

- Героев, да.

А.Ш. - Мне кажется судьба Добробабина...

- Вот уже три точки зрения, простите. Хороший фильм, героев и правду.

А.К. - Но, если вокруг этих героев так много вопросов, то почему именно они? У нас не было других героев, которые точно были героями?

А.Ш. - Нет, нет, нет. Вы же сами сказали, сказали в начале программы, что это подвиг, который, я так понял с ваших слов единствевнный, вокруг которого было расследование прокуратуры.

А.И. - Ну, остальные подвиги обошлись как-то без этого.

А.Ш. - Так вот для меня это чрезвычайно важно. Почему? Потому что у меня такое представление, понимаете, этот подвиг с моей точки зрения и с точки зрения как я себе представляю этот бой. Этот бой в котором погибло очень много бойцов Красной Армии, которые сражались против танков. Это история кровопролитного боя, полного самопожертвования. Эта история, благодаря расследованию прокуратуры и потом многочисленным расследованиям, разговоров вокруг этого самых разных людей, реально втоптано в грязь. С моей точки зрения этот подвиг просто чрезвычайно важен.

- Тут важный момент. Алексей же говорил, что мы просто уходим в то, что расследование прокуратуры, но расследование прокуратуры было немножко о другом. Алексей же изначально сказал, что сам подвиг не факт, что был. Ну, не описан он ни в каких документах кроме Красной звезды.

А.Ш. - Расследование прокуратуры привело к тому, что сказали, что подвига не было. Понимаете? Шесть человек выжило. Дело в том, что 28 панфиловцев наградили Героем Советского Союза посмертно. Понимаете? Это указ, который подписывал...

- Выяснилось, что часть из них живо.

Г.К. - В газете Правда этого не было. Слова "посмертно" не было. Но так считали.

А.И. - Вопрос в том, что панфиловская дивизия - она сражалась хорошо. Она отлично сражалась в октябре под Волоколамском. Но вот конкретно данный эпизод, ну, нельзя ей поставить однозначно в тот ряд, который можно...

- Алексей, вот в принципе имеет значение на самом деле? 28 человек погибли, там, или 100 или более? Остановили они 50 танков, там, или 5? Ну, вот простите, я тоже не уверен, что был конкретный рядовой Райан, за которым отправили отряд, чтобы его спасти. Но фильм американский патриотический оскароносный и так далее и тому подобное. Так может быть и Бог с ним?

А.И. - Ну давайте снимем абстрактно! Вот как сняли У твоего порога, который с одной стороны абстрактно, в с другой стороны довольно четко показывается как останавливали немецкие танки. Мы хотим увидеть героев. Мы хотим увидеть как останавливали немецкие танки. И таких примеров - вот, завались.

А.Ш. - У меня второй вопрос к Вам. Вам когда-нибудь доводилось взырвать связку гранат. РГД-30. Килограмм тротила. Взрыв килограмма тротила.

Г.К. - Противотанковой можно. Запросто.

А.М. - Мы не говорим, что нельзя остановить? Остановить можно.

А.И. - Нельзя было остановить 50 танков такими силами.

Г.К. - Ну они все не пошли. Они потом остановились. Некоторые остановились.

А.Ш. - А там кстати не 50. Даже по легенде, даже по легенде Кривицкого - 18 танков.

Г.К. - Они 18 потеряли танков.

- Георгий Александрович, ладно. Рассказывайте сколько было танков и как это все происходило.

Г.К. - Ну, было 53 танка. Так? У них было две пушки. У них были противотанковые гранаты. Связки. Были бутылки. И, так или иначе 18 машин подбили. Это очень много ведь. А остальные остановились. Теперь Алексей Валерьевич...

- Уточняющий вопрос - при таких огромных потерях на таком маленьком участке, неужели действительно эти данные не попали бы в доненесения как немцев, так и наших?

Г.К. - Я сейчас скажу.

- Почем документально не подтверждено это?

Г.К. - Я сейчас скажу. Дело в том, что этот бой продолжался четыре с половиной часа. За это время к Москве с бешеной скоростью мчались резервы. И они прибыли во время. Хотя немцы эту территорию заняли. Дубосеково. Но они не смогли прорваться на Волоколамской шоссе. Вот это первое. Второе. Алексей Валерьевич все время ссылается на уважаемую им прокуратуру. Я знаю их методы того времени. Еще от войны много осталось. Возглавлял Катусев - главный военный прокурор. Что он сделал? Он в двух номерах журнала военно-исторического оплевал всех и вся. Так? И сказал: "Всего-то было 100 героев, а не каких-то там 28. Откуда они взялись? Ему надо было похоронить этих всех, чтобы они...

- Это когда было?

Г.к - А?

- В каком году это было?

Г.К. - Это было сейчас скажу. Это было в конец 80-ых годов.

- Конец 80-ых... А расследование, согласно официальным данным проводилось в 1948 году. Правильно?

Г.К. - Когда?

- В 1948 году.

? - Андрей, послушайте меня..

Г.К. - Ну, а в 1948 году товарищи, это еще более курьезный факт. Когда вдруг Афанасьев, генерал-лейтенант тогдашний главный военный прокурор вдруг узнает - шестеро из двадцати восьми остались в живых. Ну, к этому времени один уже умер. Его вызвали к Калинину за вручением награды, но он умер. Но пятеро остались. Так? Он... Да! Из них трое были в плену в какое-то время. Трое или даже четверо. Он принялся шуметь, Афанасьев, немедленно создал бригаду прокуроров и дал указание: "Развенчать этот подвиг!". Развенчать!

- Но, если бы развенчать - его бы не засекретили наверное?

Г.К. - Я читал... Если Вы какие-то там допросы читали, я читал другое.

- Георгий Александрович, но еще раз говорю - результаты расследования 1947 года были засекречены. Какой же смысл развенчивать, если секретные документы.

Г.К. - И вот, узнав об этом он послал туда бригаду. Они трясли Кривицкого, ему угрожали. Или Колыма или Печоры. И оттуда уже не выйдешь.

- Дело в том, что Кривицкий же и после 1948 года во многих своих статьях, и в своих воспоминаниях совершенно спокойно писал про подвиг 28 героев-панфиловцев. Если его в 1948 году так потрясли, но наверное бы он бы в дальнейшем-то избегал бы вообще говорить о этом?

Г.К. - Но он знал...

- А он продолжал...

Г.К. - Он знал, товарищи, он знал концовку этого всего. Потому что тогда они с вожделением довольные привезли паку эту фальшивую и когда эта папка была передана Афанасьеву, он ее тут же отправил Генеральному прокурору СССР, а тот Жданову. Жданов посмотрел и сказал: "Какой великий подвиг оплевали!" Жданов потребовал послать в спецхран и пусть там лежит это дело. И вот периодически, тот же Мироненко вынимает и показывает. А это полная фальшивка. Теперь. Что же было...

А.И. - Тем не менее полная фальшивка посадила Добробабина на 15 лет.

А.К. - Андрей, смотрите какой хороший и единственный сюжет для нового фильма - Был ли герой?

А.Ш. - Нет.

Г.К. - Посадили его, приговор был на 25 лет. Но то, что он панфиловец, ему скостили до 15.

- Ему скостили, совершенно верно.

Г.К. - Когда его освобождали, по чьему решению? По решению нового Генерального прокурора СССР за чрезмерно жестокий приговор. Вот с этой формулировкой.

- Хорошо. Можно я у Алексея Ивакина спрошу? Алексей, что Вы ждете от фильма 28 панфиловцев? Дело в том, что Вы, я просто поясню нашим телезрителям, Вы активный участник дискуссии, которая разгорелась в блогах, Вы высказывали свою точку зрения по этому поводу, расскажите вот - что Вы ждете от фильма? Ждете ли Вы от него...

А.Ив. - Скорее я надеюсь на этот фильм. Понимаете? У меня точка зрения очень в этом плане по отношениям к фильмам очень простая - можно его показывать детям или нельзя, и с какой целью. Если этот фильм посмотрел вот тринадцатилетний пацан и сказал Офигеть - все, фильм хороший. Вот, если он вырастет, будет ему 18 там лет например.

? - Я думаю про Железного человека они так говорят.

А.Ив. - Ну... А тут наш Железный человек. Тут наши железные люди, понимаете.

М.Д. - 28 железных человека.

А.М. - Сильнее Железных людей.

А.Ив. - Реальная история. Да, там, как бы со спорами. И вот, пусть ему будет исполняться 20 лет, когда он пошел в архив или взял Исаева почитал - то ли были, то ли не были. Но у него, поймите правильно... У большинства, у большинства населения нашей страны отношение к истории очень простое - вот фильм, интересно, а читают историю, изучаю, ну, десятки там

? - Отношение к истории - то, что по телевизору показывают.

А.Ив. - Да.
(продолжение следует)

Содержание


Некоторые материалы к фильму "28 панфиловцев"
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
ОТР
ОБЩЕСТВЕННОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ РОССИИ

ПРАВДА

ПРАВ? ДА!

- Здравствуйте, я Дмитрий Лысков. Это программа ПРАВДА. Группа энтузиастов решила снять фильм о подвиге 28-ми героев панфиловцев. В сети по этому поводу разразился целый скандал. Появилось даже новое выражение - позитивная фальсификация истории. Каковы аргументы сторон? Почему фильм снимать необходимо или напротив нельзя? Обсудим это в нашей студии.

Вот такая сегодня у нас важная тема. Важная, не скрою и для меня. Я все-таки какое-то отношение к военной истории как я надеюсь имею. Что ж обсудим - было или нет в том числе.

Сегодня в нашей студии Виктор Мараховский, журналист, шеф-редактор веб-проекта Однако. Георгий Куманев, доктор исторических наук, профессор, руководитель центра военной истории института Российской истории Российской Академии Наук, академик РАН. Алексей Исаев, военный историк, кандидат исторических наук. Михаил Довженко, журналист, теле-радиоведущий, кандидат политических наук. Александр Макеев, член Общественного Совета при министерстве обороны РФ. Алексей Ивакин, военный археолог, писатель. И специальный гость у нас сегодня - Андрей Шальопа, режиссер, сценарист и продюсер фильма 28 панфиловцев.

Добрый вечер!

Поможет мне сегодня вести программу мой коллега, соведущий, Ашот Караханян. Ашот!

А.К. - Здравствуйте. Дмитрий, но перед тем как начать дискуссию я думаю, что нам стоит посмотреть нашу традиционную рубрику Как это было.

Д.Л. - Совершенно верно.

Это было...

2008

За плечами питерской команды Lybian Palette Studios, которая задумала снять фильм о 28 панфиловцах уже есть один нетривиальный проект. Речь идет о фильме Поймать ведьму, который в 2008 году был оценен очень по разному. Кто-то говорил о чисто сетевом кинематографе, кто-то о смелом эксперименте. Несомненно одно, картина стала заметным явлением в русско-язычном сегменте глобальной паутины. В 2013 году энтузиасты из северной столицы замахнулись на полномасштабную военную драму.

Съемки фильма о 28 героях панфиловцах должны начаться уже зимой. И вновь перед нами нетривиальный подход команды кинематографистов. В начале лета огласив свои планы они обратились к сетевой общественности. Настоящее кино о настоящих героях великой страны. А именно так фильм анонсирован в сети. Планируется выпустить при общественной поддержке и на народные деньги. Для привлечения внимания к проекту студии требовалась широкая информационная поддержка. Для запуска съемок - 300 тысяч рублей. Пробный сбор пожертвований стартовал 15 июня этого года.

Первые сутки принесли 34 тысячи рублей. К 19 июня сумма достигла миллиона. Всего же до 15 июля, окончания первого этапа сбора денег в фонд фильма были перечислены более трех миллионов рублей. Общий бюджет картины пока оценивается в 60 миллионов. Учитывая динамику сбора пожертвований не исключено, что в России вскоре появится народный фильм о Великой Отечественной войне. И как обещано, без зверей-политруков, уголовников и черенков от лопат вместо оружия.

Как полагают эксперты, именно таким подходом к освещению событий Великой Отечественной объясняется заинтересованность аудитории, готовой голосовать не только ногами в кинотеатрах, но и деньгами на этапе подготовки к съемкам.

- Андрей, первый вопрос традиционно специальному гостю. Вот эта вот активность людей, 3 миллиона все-таки за месяц Вы собрали вместо 300 тысяч, это наверное о чем-то говорит? Люди может быть действительно утали вот от этого - черенки от лопат, штрафбаты и так далее? На Ваш взгляд.

Андрей Шальопа, режиссер, сценарист и продюсер фильма "28 панфиловцев": - Ну, я... Безусловно. В том числе и это конечно. То есть, опять же, когда затевался этот фильм, он вообще, идея и мотив, который у меня был, вот собственно создание подобного кино, как и в первый раз - это было кино, которое было нужно мне. Вот я хотел, чтобы появилось такое кино. Для меня была важна эта история. Я озадачился тем, чтобы написать сценарий на эту тему. Изложил в этом сценарии в частности, там, и свои мысли, и свое понимание ценностей, и свое видение истории, собственно говоря. Это исключительно личный мотив.

- Вы сказали, что для Вас была важна эта тема. Это в связи с чем? Что-то личное, что-то патриотическое? Почему тема 28 панфиловцев для Вас важна?

А.Ш. - Понимаете, мне вообще кажется, что вот история народа, она как бы опирается на такие ключевые вот подвиги. Есть, там, более стародавние времена, там свои были подвиги, свои легенды, там легендарные персонажи. Потом новая история. У нее свои подвиги. Вот в Великой Отечественной войне наряду с бесчисленным количеством других подвигов, есть еще такие опорные, которые получили такую народную славу и как мне кажется... Как мне кажется, не только благодаря пропаганде, но и благодаря народной реакции. То есь вот люди узнают о каком-то подвиге, воспринимают его, это передается из уст в уста. Это ценится народом. Именно вот это.

- Хорошо. Виктор, к Вам вопрос. Скажите, вот сетевая активность. Намерение снять кино и вся вот эта история со собором средств и так далее... Люди хотят какого-то другого кино о войне? Вот что происходит в этой сфере? Почему такое внимание приковано к фильму 28 панфиловцев?

Виктор Мараховский, журналист, шеф-редактор веб-проекта "Однако" (картавит, говорит неразборчиво): - Ну, я думаю тут сразу два фактора сработало. Во-первых, у нас существует корпус военного кино, условно военного, который наполнен чудовищными мифами. Но это мифы, скажем так, диффамационные, в лучшем случае, вот в худшем случае просто клевета поганая. Вот. Во-вторых, у нас, это уже к вопросу о том - почему такой отклик случился. У нас сейчас массовое сознание оно насыщенно в достаточной степени гигантским количеством положительных примеров, достоверных и недостоверных из чужой жизни. Из нашей давней и недавней истории - это в общем-то по пальцам пересчитать можно.

- Хорошо. Тогда Михаил Владимирович, к Вам вопрос. Скажите, нет ощущения, что реакция на фильм - это некий ответ вот этим вот мифам - негативным, диффамационным, тем же самым Штрафбатам, Сволочам и так далее и тому подобное.

Михаил Довженко, журналист, теле- и радиоведущий, кандидат политических наук: - Вы знаете, для меня тоже очень важная тема. Я очень слежу за фильмами которые появляются в последнее время и пытаются отразить какие-то конкретные исторические периоды. Ну, в частности у нас недавно появлялись фильм, в котором рассказывалось о якобы Антоновском восстании на Тамбовщине. Потом у нас героем становится, ну, положительным героем во всех смыслах слова становится адмирал Колчак. Да? И этим фильмам можно задавать массу вопросов, его авторам. Да? И во всех этих фильмах есть определенная особенность. Они показывают какого-то героя или нескольких героев, при этом уничижая абсолютно противоположную сторону. Да? То есть опять у нас идет, в нашей стране, четкий перекос в сторону восхваления одной стороны и вот на экране мы должны угробить другую сторону. Да? Опять черное и белое. Но...

- То есть это вот с фильмом связана реакция обратная, да? Общественная...

М.Д. - Да. Мне кажется реакция обратная, когда... Ну, мы помним советское время. Конечно же мы не настолько наивны, чтобы верить во все события, которые нам за чистую монету показывали в советском кино. Да? Но это было там чаще всего талантливые фильмы. Чаще всего талантливая режиссерская работа. Сейчас у нас есть тот самый пресловутый кризис в кино и нам, ну вот понимаете о чем я говорю. Например, Заговор обреченных - это когда например у нас Вертинский настолько гениально изображает белогвардейцев, что получает Сталинскую премию за это. Можете себе представить, да? Вот настолько врага надо хорошо показать чтобы у тебя возникло ощущение, что ты с кем-то боролся. Вот сейчас у нас как-то забывают о том, чтобы показать в общем врага достойно. Да? Но героев люди хотят видеть. Да? И тех героев, которых давно уже не показывают на экране, тем более видимо хотят видеть. И я абсолютно понимаю вот позицию народную, люди когда дают деньги свои.

- То есть эта ситуация фактически общественного протеста против условно говоря официальной позиции в кинематографе?

М.Д. - Да. Я бы так бы назвал и это одновременно идет кстати с мне кажется общественным протестом на слишком что ли ура-патриотическую позицию властей, которая сейчас не всегда задумываясь требует ура-патриотических фильмов, но, мне кажется как раз народ не всегда верит, что они будут опять же достойно сняты. И вот позиция Андрея, ситуация с Андреем как раз уже вдвойне показательна, что он оказался и не с этими. Я насколько понимаю, государство там никак не участвует в финансировании, ни копейки, хотя казалось бы, ну, тема, которая должна финансироваться государством. И не с этими. Он оказался посередине. Действительно уникальная ситуация.

- Хорошо, хорошо. Андрей, Вы готовы были к тому, что фактически возглавите протестную волну?

А.Ш. - Нет. Я к этому не готов и более того... это.... это мне кажется все-таки не совсем правильно называть протестной волной. Здесь безусловно мотивация народной есть вот эта вот...

- Я надеюсь, что Вы согласитесь, что вот этот вот сбор денег, который значительно даже предполагаемые цифры, он был в значительной мере вот именно этой протестной волной и сподвигнут, сформирован?

А.К. - Или это был просто флеш-моб такой?

А.Ш. - Нет. Я бы так... Мне кажется это не правильно.

?- Мне кажется, что это был просто душевный какой-то...

А.Ш. - Это душевный порыв просто.

- А душевный порыв он был вызван чем?

? - Никакого протеста. Просто душевное состояние людей. Человеку понравилась идея может быть. И все.

А.Ш. - Да. Действительно... с... и... к... вот... мне кажется, что таких людей... я говорю за себя, но я уверен, что таких людей много. Соскучились мы, устали жить без героев. Они нам нужны. Их нет в кино. Там очень часто показывают, в нашем, современном кино, нам очень часто показывают рефлексию. Мы видим то, что, в общем, понимаете, нам не с кого взять пример. Мы часто очень видим то, чем мы действительно то, что у нас происходит внутри у самих, а вот опереться нам не на кого. Нам хочется посмотреть на людей, таких вот как например в Белом солнце пустыни Сухов. Человек, который живой, но при этом ты понимаешь, что тебе с ним не страшно. Чтобы не случилось, ты знаешь, что можешь на него рассчитывать. Вот таких персонажей сейчас не стало и по ним есть голод. То есть...

- Андрей, Вы жанровый фильм хотите снять?

А.Ш. - Ну...

- То есть это будет такой военный экшен?

А.Ш. - Ну, это военная драма.

- Военная драма, да.

- Да, но военная драма же может быть с рефлексией.

А.Ш. - Нет, нет. В данном случае не так.

- Без рефлексии.

- 300 спартанцев такие будут?

А.Ш. - Это тоже неправильный пример, хотя...

- Ну, почему же. Очень часто сравнивают и по тизерам...

А.Ш. - Сравнивают, потому что картинка...

- Собственно одна и та же и у Вас на постере, мне кажется там такой же вот товарищ с гранатой. Спартанец.

А.Ш. - Да. Понимаете.

- Совпадение случайное внешне.

А.Ш. - Да. Нет. Не случайное, потому что это просто понимаете, 300 спартанцев, да это совершенно такая же ситуация. Малое число. Большое количество врагов. Они погибают, там, спасая... Идею защищают.

- Андрей, вот Вы в своих интервью неоднократно упоминали, что у 28 героев панфиловцев за весь советский период не было снято ни одного фильма. Фактически. Но, вот как Вам кажется? Наверное это не спроста?

А.Ш. - Ну... Фу... Наверное...

- Был, был, был. У твоего порога.

- У твоего порога - это не про панфиловцев.

А.Ш. - У твоего порога это не про панфиловцев.

- Там не было конкретных фамилий, но ситуация была такая же.

А.Ш. - Ситуация совсем другая. История про 28 есть в фильме Озерова. Маленький кусочек у Озерова есть.

- Маленький кусочек...

А.Ш. - Где там Клочков там есть.

- За нами Москва тоже там...

А.Ш. - За нами Москва это по произведениям Мамышулы. Это про совсем другой полк. Но тем не менее - это про панфиловскую дивизию. Про 28 панфиловцев не было. Но наверное... я... тут можно гадать. Спроста не спроста. Наверное причины были. Ну пришло время вот фильму появиться.

- Алексей, как военный историк вот Вас не настораживает, что за всю советскую историю не было снято ни одного такого фильма?

Алексей Исаев, военный историк, кандидат исторических наук: - Ну, меня не настораживает, потому что я знаю объяснение. Потому что это одна из немногих историй, широко распиаренных, за которой стоит расследование военной прокуратуры. Нет такого же расследования...

- Подвига не было по Вашему?

А.И. - Я так скажу, что данный эпизод документально не подтверждается. Есть масса реальных подвигов. Есть стопроцентноподтвержденный. Курсанты, которые нормальными посконными пушками расстреляли колонну немецких танков. И держались как стена. Это стопроцентноподтвержденный подвиг с обеих сторон. 28 панфиловцев? Немцы их вообще не заметили. Что кто-то им... Им никто не мешал, когда они наступали. Они даже разъезд Дубосеково не упомянули в документе. Они сквозь него прошли как нож сквозь масло.

- Я попрошу сейчас редакторов подготовить нам графику. А пока...

А.К. - Я так понял, что Георгий Александрович у нас не совсем согласен...

- Георгий Александрович, я смотрю Вы так... Были? Панфиловцы и подвиг...

Георгий Куманев, доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра военной истории Института российской истории РАн: - Ну, прежде всего я хочу сказать, что этот подвиг беспримерный. Уникальный. И конечно не каждый может с ходу в него поверить.

А.К. - Но чтобы нашему зрителю было понятно расскажите в чем суть подвига и когда это было.

Г.К. - 28 воинов остановили роту автоматчиков немецких и 53 танка, подбив 18 танков.

А.И.: - А они были там эти 53 танка?

Г.К. - Нет, сейчас я скажу только. И в чем еще состоял их подвиг? Если бы они дрогнули. Если бы они не задержали на четыре в половиной часа вот эту танковую армаду прежде всего, то у тех, у противника был прямой ход на Волоколамское шоссе и до Кремля.

- Георгий Александрович, прошу прощения. Я на секундочку Вас остановлю.

Г.К. - А в это время... в это время, в Москве резервов не было. И все решил вот эти четыре с половиной часа.

- Вот посмотрите пожалуйста, здесь некоторая хронология приведена истории, которую мы сейчас обсуждаем, то есть

Ноябрь 1941 г. - серия публикаций в "Красной звезде" о бое у разъезда Дубосеково

Лето 1942 г. - присвоение 28 участникам боя звания Героя Советского Союза посмертно

1966 г. - публикация "Легенды и факты" в "Новом мире": подвиг канонизован журналистом "Красной звезды" А.Кривицким

Крайне осторожно, крайне обтекаемо автор задается вопросом - если Красная звезда получила в свое распоряжение, военкор Красной звезды получил в свое распоряжение четыре строчки из политдонесения о бое, если он не встречался естественно ни с кем из участников боя, так как они все погибли, то, на основании чего приведены все эти подробности? И приходит к выводу - подвиг канонизирован в соответствии с фактически вымыслом военкор Красной звезды Кривицкого.

Г.К. - Могу ответить?

- Да.

Г.К. - Дело в том, что Вы не все факты знаете. Тот же Александр Юрьевич Кривицкий вскоре после того как этот бой состоялся, он узнал, что в госпитале лежит один из 28 панфиловцев Иван Моисеевич Натаров, пулеметчик.

А.К. - Но по некоторым данным он скончался практически сразу.

А.И. - 14 ноября он проходит по политдонесению как человек, который совершил подвиг, остался на посту будучи раненым, но тем не менее погиб. Это 14 ноября. То есть за два дня до этих событий.

Г.К. - 14 ноября. Во-первых, я как никто другой встречался с пятью панфиловцами, оставшимися в живых. У меня поэтому для этого очень большие основания. И вот я продолжаю то, что хотел сказать...

А.К. - Если им выдали звезды героев посмертно, то с какими живыми Вы встречались?

Г.К. - Ну и что? Ну и что? Они были обнаружены, засыпанные землей и казалось - все. Но многие из них из этой братской могилы вышли. Вышли. Вот ведь что. Они не просто они во время боя куда-то разбежались. Этого не было. И я могу сказать следующее. В отношении того, что никаких данных, никаких документов не было. Во-первых, Кривицкий пришел в госпиталь к этому, тяжело, смертельно даже раненому Натарову. Он умирал. И он ему рассказал о всех тонокостях, о всех перипетиях этого боя. Вот что важно. Он все записал и вышло по моему 29 или 30 января 1942 года в Красной звезде большая статья Кривицкого. Это была первая статья, но свидетелем ее был тогда Натаров. Иван Моисеевич Натаров.

- Георгий Александрович, тогда на секундочку Вас еще прерву и вот посмотрите. Это продолжение истории, которую мы обсуждаем.

Конец 80 г. - 90 г.

- Публикации, ставящие под сомнение официальную версию боя у Дубосеково в частности публикации о том, что в 1947 году арестован и позже судим И.Добробабин в годы войны перешедший на службу к немцам. Он числился погибшим участником боя у Дубосеково.

- В 1948 году проведено расследование ГВП СССР об обстоятельствах боя у Дубосеково. Вывод: подвиг 28 панфиловцев - вымысел творческого коллектива Красной зевзды (Вывод прокуратуры засекречен.)

Такой вопрос - вот, публикации конца 80-ых - 90-ых годов они ну неизбежно у любого историка вызывают сомнения в силу того, что тогда разоблачалось много чего. И подвиг Гастелло отрицался и Матросова, и Космодемьянской и так далее и тому подобное. Фальсифицированные материалы могли быть?

Г.К. - Ну, конечно они появились уже после войны. Вот эта вся фальсификация. Но дело в том, что Добробабин, сержант по званию командовал большей частью боя. Клочков туда приполз...

- Алексей Валерьевич уже не согласен...

А.И. - Да, я не согласен. Человек, который потом служил шуцманом в немецкой полиции... И ему приписывать...

Г.К. - Не надо. Сказки нам не надо рассказывать.

А.И. - Это не сказки. Это слова самого Добробабина. Он сам говорил...

Г.К. - Кто? Вам говорил?

А.И. - Зачем? Прокурору он говорил. В 1989 году...

Г.К. - А-а-а... Прокурору? Вот!

- Алексей, а Вы не допускаете возможности того, что вот эти вот выводы Главной военной прокуратуры фальсифицированы были в 80-ые - 90-ые?

Г.К. - Я сейчас Вам скажу товарищи в чем еще тонкости всего этого...

- Подождите пожалуйста, сейчас Алексей можно ответит на мой вопрос и мы сразу продолжим.

А.И. - На мой взгляд оснований считать это дело фальсифицированным нет. То есть расследование, оно действительно было вызвано именно тем, что слишком много панфиловцев оказались живыми. И естественно пошло расследование. Допрашивали всех.

- Сейчас документы эти доступны историкам? То есть можно с ними работать, можно убедится в результатах этого расследования?

А.И. - Да. Да. Само расследование... Его можно прочитать и увидеть, что Жданов приказал сдать это дело в архив. Он пожалел журналиста Кривицкого потому что другого журналиста, который сфотографировал лендлизовские Матильды и сказал, что это немецкие танки отправили в штрафбат. И та же судьба ждала Кривицкого, если бы все это раскрылось не в 1947 году, а в 1942.

- Андрей, у Вас возражения есть?

А.Ш. - Нет, я просто хотел спросить доводилось ли Вам видеть это дело военной прокуратуры?

А.И. - Скажем так, я близко общался с человеком, которому я безусловно доверяю, который... даже с двумя, которые читали и я им задавал подробно вопросы о сего содержании и они мне это все рассказали. Моя сфера интересов все же военные действия и история с панфиловцами для меня она просто пример. Мне больше интересна вещь более реалистичная.

- А с точки зрения военных действий, хорошо, вот Вы упомянули, что немцы о панфиловцах не упоминали и вообще о разъезде Дубосеково.

А.И. - С точки зрения военных действий... Вы представьте себе: 50 танков, это на самом деле очень много, у людей на батальон было 4 противотанковых ружья. На батальон, не на эту роту, на батальон. 4 противотанковых ружья с весьма сомнительным эффектом по такой массе танков. Ну, не реально было остановить 50 танков...

- А можно я Алексея Ивакина спрошу, военного археолога, это реально?

А.Ив. - Вы знаете, на войне вообще... Война вообще - штука нереальная. Да? Там иногда происходит такие вещи, которые вот, ну, невозможно объяснить какими-то вот логическими действиями. Да? Когда смотришь... Элементарный пример допустим вот Волховский котел, 2-ая ударная. Как можно несколько месяцев без снабжения держать оборону потихоньку, умирая от голода, есть фотографии... Вот как? Ну, ели там люди кору с деревьев.

А.И. - Снабжаясь по узкоколейке и частично ПО-2. Танки под Москвой подбивали пушками. Помимо панфиловской дивизии два полка противотанковых получили звание гвардейских.

? - Но противотанковыми ружьями тоже ж подбивали.

А.И. - Пушками, которые немцы называли Раджбум. Сначала прилетал снаряд, а потом звук выстрела. Вот эти трехдюймовки прореживали немецкие танковые колонны. И им помогали зенитки, снятые с ПВО Москвы, которые показаны в фильме У твоего порога. После войны люди были помнящие все это. Они прекрасно показали в фильме У твоего порога как это было. А вот с гранатами на танки, ну, нельзя. Можно остановить два танка, можно остановить три танка так, но массу из 50-ти танков можно остановить только пушками. И под Москвой их останавливали пушками. В том числе зенитками.

- Хорошо. Александр Алексеевич, к Вам вопрос. Подвиг 28 героев панфиловцев на данный момент - это вопрос достоверно известный, спорный или неизвестный?

Александр Макеев, член Общественного совета при Министерстве обороны РФ: - Знаете, я в детстве бывал там несколько раз. То есть я там принимал в пионеры. И война конечно эта, вообще Великая Отечественная - это какое-то огромное чудо и огромный подвиг. Я тоже до определенного времени видел документальные фильмы уже что там это не реальная история, еще что-то. Но честно сказать во многих вещах копаться ведь взять все фильмы - это в общем-то многие вещи они там, как бы сказать переделываются. Вот я просто сталкивался там с написанием сценариев, еще что-то. Это идет творческий процесс и их творческих людей не остановишь.

И когда говоришь это не так, это не может быть. Он говорит - это я вот так вижу и все. Вот здесь идет ситуация просто я не знаю был ли кто-нибудь на войне. Вы видели хронику? Я честно сказать я не понимаю как они дошли до Берлина. вот я не понимаю. Когда вся Европа против них. Они когда например вот копают, я просто видел, там все эти компании типа Марса, Сникерсов, которые все это обеспечивали там и так далее... У них все тюбиках, все укомплектовано и все продумано. И здесь, когда пулеметная лента Максима - она тряпичная. Она не металлическая. Правильно же?

А.Ив. - Да. Да.

А.М. - И понимаете, как это чудо случилось? Вот такое чудо.

А.И. - Вы на хронике показали - едут 203 мм Б-4 Сталинская кувалда. Вот они...

А.М. - Они само собой. Да, были танки, которые... У немцев не было таких танков. Но просто сама ситуация, которая сложилась, это просто, мы не говорим про это. Это подвиг народа который смог поднять промышленность в другом конце страны, еще что-то. это само по себе подвиг. Мы не говорим, что у нас не было каких-то военных разработок или не было танков или не было... Мы потеряли в первые дни войны просто столько всего за счет того что люди боялись куда либо вступать, потому что они боялись что их также расстреляют, потому что они спровоцируют войну. Но мы это все понимаем.

А.К. - Мы говорим не о том, что было или не было, мы говорим о том, что нам нужны герои.

А.М. - Да. Да. Нам нужно. Это нужно.

? - Давайте ответим на вопрос, что если мы сейчас спросим реально ли было выжить Ленинграду. Ну, наверное мы все ответим, что это было нереально. Но он же выжил. Блокада Ленинграда ведь тоже нереально была. Ну?

А.М. - И здесь идет... Давайте ударим человеку по рукам? Человек хочет сделать фильм. Пускай делает. Мы ж не говорим, когда люди хотят сделать какой-то противоречивый фильм.

- Хорошо. Подождите. Мы повернемся к фильму. Давайте определимся с реальностью или нереальностью конкретного эпизода Великой Отечественной войны.

А.М. - Я могу честно сказать - с военной точки зрения 50 танков - это не реально, я просто не представляю что должно случиться, какое чудо, чтобы вот там кто-то сломался, еще что-то само собой какие-то вещи может быть были нереальны. Может быть было что-то там... Это правильно. Правильно говорят - армада 50 танков, я вот просто в те времена...

- Невозможно?

А.М. - Это конечно же должно, ну как сказать? Бывает, когда какое-то чудо снисходит, но с гранатой на 50 танков тяжело идти.

- Георгий Александрович, Вы говорили, есть какие-то документы, которые еще никто не видел, подтверждающие однозначно?

Г.К. - Есть. У меня возражения против вот тех надписей, которые здесь были на экране. Например, первая насчет Добробабина. Я уже сказал он командовал большей частью боя. Потом там появился Клочков, взял на себя командование. В итоге этого сражения он, Добробабин, попал в плен. Потому что, когда он очнулся, вышел наружу из этой братской могилы, он первым делом дошел до сторожки, там ему дали покушать, его одели, потому что он был почти совсем раздет и так далее. Потом несколько дней он бродил по лесу. Наконец наткнулся на отряд, которым командовал один товарищ с генеральскими лампасами. Так он мне это рассказывал. И потом его захватили немцы. Два месяца он был в немецком плену. И когда их, этих пленных после успеха Красной Армии стали перевозить видимо в Германию. Погрузили на эшелон. Он решил бежать. Он выломал вместе в двумя приятелями окно и они прыгали головой вниз. Это как называется? Предатель или нет?

- Но Вы сейчас говорите, одну секундочку дайте мне вопрос... Вы сейчас говорите…

Г.К. - Дайте мне договорить. Вы не прерывали товарища, который беспрерывно говорил. А я все-таки по существу говорю.

- Нет, нет. Я уточняющий вопрос. Это Вы говорите с его слов? Правильно?

Г.К. - Да. И наконец, ну хорошо… И наконец, он добрел до села Перекоп, откуда был родом и встретил первого человека, кого? Старосту села. И тот сказал, Иван, ты откуда? Он в двух словах ему сказал, потому что он знал - Иван не предатель. И, кстати, после войны никто его не арестовывал никто, никуда его не сажал этого Зинченко, старосту села. Почему? Он сказал: "Давай, я тебе помогу. Будем вместе помогать нашим. Пропуска раздавать немецкие, предупреждать об арестах и так далее и так далее". Я говорит, долго не соглашался, тем более спросил - а кем я буду? "Полицейским. При мне". Я говорю - нет полицейским никогда не буду. "Ну, тогда загремишь еще хуже того будет". Короче говоря он некоторое время был потом там... Немецкую форму какую-то не носил и прочее, но они вместе помогали действительно нашим. У меня есть показания 53 жителей села, которые рассказали как он себя вел.
(продолжение следует)

Содержание


Сериал "Вторая мировая. День за днем." Восьмая серия. Март 1940 года.
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
Вторая Мировая. День за днем.


Восьмая серия


Виктор Правдюк: "В начале января 1940 года французские вооруженные силы на Западном фронте испытывали острый недостаток. Как Вы думаете, какой военной амуниции не хватало тогда французской армии?

Генеральный штаб трехцветной на своем заседании обсудил проблему и принял решение для нужд полевой армии немедленно закупить 10 тысяч футбольных мячей. Гитлер, который тогда энергично понукал своих генералов начать немедленное наступление на Западном фронте против французов, мог захватить в качестве трофеев и не малое количество этих футбольных мячей. Надо сказать, что эти трофеи обнаружились в 1954 году, когда сборная футбольная команда Западной Германии совершенно неожиданно для всех стала чемпионом мира. Очевидно немцам все-таки удалось захватить немалое количество французских футбольных мячей.

Но вот где в марте 1940 года было не до спорта, это конечно на границах Советского Союза и Финляндии. После понесенных тяжелых потерь в живой силе и технике на первом этапе зимней войны пришел черед и Финляндии нести невосполнимые потери. Ее ресурсы быстро истощились и солдаты и офицеры испытывали страшную усталость от непрерывных боев.

Перед политическим руководством Финляндии встала дилемма или продолжать войну и согласиться с очевидным крахом и полной оккупацией своей страны или же искать выход из войны дипломатическими способами, соглашаясь на тяжелые условия мира.

А легкими они уже быть не могли".


март 1940 года


Военный руководитель Финляндии маршал Маннергейм еще в феврале рекомендовал финским политикам немедленно заключить мир, не смотря на всю тяжесть условий его. Особенно важно было успеть с перемирием до овладении Красной Армией Выборга. Именно через Выборг шел кратчайший путь к южной и центральной Финляндии. Выборг был замком, запиравшим дорогу к жизненным центрам финского государства.

Зима все еще была исключительно суровой. В первый дни марта мороз достигал 40 градусов. Финский залив промерз на большую глубину. Озерные льды выдерживали движение танковых колонн. В начале месяца войска 7-ой армии, которой командовал Кирилл Мерецков, обошли финские укрепления по льду залива. Особенно отличилась 70-ая дивизия комдива Михаила Керпоноса. Пехотные подразделения этой дивизии ночью просочились в тыл противника и нанесли ему мощный удар на Выборгском направлении. Финские войска потеряли в обороне до 50% своего состава. Резервов у Финляндии больше не было. Надежды на прибытие экспедиционного корпуса англо-французов оказались тщетны.

03:26

Шестикратное превосходство Красной Армии в живой силе и в тяжелой технике не оставила бы и союзному корпусу в случае его участия в боях на финском фронте никаких шансов на успешное продолжение войны. Под угрозой полного разгрома финны были вынуждены в спешном порядке согласится на подписание мирного договора. Он был подписан в ночь на 13 марта в Москве. В этот же день в 12:00 закончились военные действия. Но в Выборге весь день еще продолжались уличные бои за центр города. Обе воюющие стороны делали вид, что не знают о подписании мира. Это была откровенная демонстрация того, как позже писал Мерецков, что Красная Армия может дойти и до Хельсинки, а финны стремились доказать, что в их пороховницах есть еще порох.

Советский Союз получил все, что он требовал в ноябре 1939 года и даже более того.

"Мы можем выразить полное удовлетворение мирным договором с Финляндией, - заявил народный комиссар иностранных дел Вячеслав Молотов. "Безопасность Ленинграда, Мурманска и Мурманской железной дороги обеспечено. Выход из Финского залива в Балтику будет контролировать наша военная база на полуострове Ханка."

В Лондоне и Париже итоги Зимней войны рассматривались как второе поражение после разгрома Польши.

Был и еще один итог - в Финляндии поняли, что ориентация на западных союзников не обеспечивает безопасности. Для Финляндии оставался в перспективе только один гарант - Германия. И этот выбор в ближайшем будущем был крайне опасен для Советского Союза, победителя в Зимней войне.

Портрет.

Командующий Северо-Западным фронтом Семен Константинович Тимошенко. В дни Зимней войны ему исполнилось 45 лет. Командующим фронтом на Карельском перешейке Тимошенко был назначен 7 января. Участник Первой мировой войны. Унтер-офицер Императорской армии. Участник Гражданской войны в составе Первой конной армии. Зимняя война для командарма первого ранга Тимошенко стала высшим военным достижением. Не смотря на то, что в его дальнейшей карьере будет и звание маршала и должность народного комиссара обороны. Но именно в Зимней войне его энергия, умение обучать войска, готовить к определенным конкретным боевым действиям были очень и очень нужны.

Тимошенко лично обошел и объехал все предназначенные к наступлению части, терпеливо объясняя командирам среднего звена их задачи. В целом именно Семен Константинович Тимошенко оказался на Карельском перешейке самым нужным человеком, в нужное время на своем месте.


В докладе Ставке от 14 марта, командующий войсками Северо-Западного фронта Тимошенко писал: "Впервые в военной истории в исключительно короткий срок - один месяц, была разгромлена и уничтожена первоклассная, построенная по последнему слову инженерной техники долговременная оборонительная система состоящая из четырех основных полос обороны и целого укрепленного района. Эта сложнейшая сама по себе задача была выполнена в небывало тяжелых и трудных условиях местности, жестоких морозов и глубокого снега."

Все бы так и было, если бы Зимняя война началась в феврале 1940 года, а не 30 ноября 1939. Если бы не было кровавых, плохо организованных боев в декабре и январе.

Виктор Правдюк: "Мы уже говорили, что подсчитать истинные потери в Зимней войне практически невозможно. Надо учитывать не только фронтовые потери, но и число расстрелянных по приговорам военных трибуналов в прифронтовой полосе. Эвакуированных и умерших вдали от театра военных действий. Обмороженных и умерших позднее. Бывших пленных, возвращенных Финляндией Советскому Союзу и не переживших фильтрацию или ГУЛАГ. Да и как подсчитать если на всех уровнях Советской системы было принято активно преуменьшать потери. Да и что цифры? Какой от них прок? Если мы не научились ценить жизнь одного, но каждого человека с той силой любви, о которой говорится в Евангелии. Или с той глубиной скорби с которой Александр Трифонович Твардовский написал об одном, потерянном нами человеке.

Из записной, потертой книжки две строчки о бойце-парнишке: "Что был в сороковом году убит в Финляндии на льду. Лежало как-то неумело, по-детски маленькое тело. Шинель ко льду мороз прижал. Далеко шапка отлетела. Казалось мальчик не лежал, а все еще бегом бежал. Да лед за полу придержал. Среди большой войны жестокой, с чего, ума не приложу, мне жалко той судьбы далекой как будто мертвый одинокий как будто это я лежу, примерзший, маленький, убитый, на той войне не знаменитой, забытый, маленький лежу."

Март был месяцем тревожных ожиданий. На Западном фронте продолжалось затишье. Противники старались не беспокоить друг-друга, но цели у них были разные. 1 марта Гитлер издал официальную директиву по операции Везерюбен. Перед вооруженными силами Германии была поставлена задача опередить Великобританию в захвате Норвегии и попутно оккупировать Данию. Гитлер сомневался какую из операций осуществить первой - наступление против Франции или захватить Норвегию и Данию?

3 марта 1940 г. выбор был сделан в пользу быстрой и решительной атаки в Норвегии.

Андрей Терещук: "Март 1940 года не был богат событиями, которые могли бы кардинально повлиять на развитие ситуации на Западном театре военных действий. Но вместе с тем, кое-что заслуживает нашего внимания. Англичане потихонечку топили германские транспорты. Германские военно-морские силы не оставались в долгу и топили английские корабли и корабли нейтральных стран. Англичане в марте 1940 года приняли решение провести операцию, которая вошла в историю Второй мировой войны под названием "Операция Ройял Марин" , операции предусматривающей постановку с воздуха плавучих мин на Рейне и в каналах Германии.

В том же марте 1940 года англичане окончательно разместили свою главную военно-морскую базу в знаменитом Скапо Флоу. База известна еще со времен Первой мировой войны. Наконец нужно сказать так же и о том, что в марте 1940 года произошли изменения во французском правительстве. В частности ушел в отставку кабинет Даладье и бразды правления оказались в руках правительства Поля Рейно. Правительства, которое намеревалось, по крайней мере на уровне каких-то изначальных деклараций проводить более энергичную, более активную политику на фронте германо-союзнического противостояния.

Наконец мне хотелось бы употребить один фразеологизм широко известный и может быть в чем-то банальный - на Западном фронте без перемен. Он как нельзя лучше соответствует характеристике той ситуации, которая сложилась на Западе весной 1940 года. Однако точку после этого фразеологизма ставить нельзя, нужно ставить иной знак препинания, наверное запятую, в первую очередь по той простой причине, что перемены ожидались."

Великобритания и Франция в начале марта все еще планировали направление экспедиционного корпуса в Финляндию. Финляндия напрасно все еще занимала их наравне с проблемой Норвегии.

Версии.

Давайте представим себе вариант при котором западные державы пришли бы на помощь Финляндии и начали бы войну против Советского Союза в начале марта. Финнам это никак бы уже не помогло. Экспедиционный корпус союзников только затянул бы Зимнюю войну и в конце-концов возможным итогом могло бы стать их полное присоединение Финляндии к Советскому Союзу. А союзники испытали бы Дюнкерк до Дюнкерка где-нибудь в районе Питсама. А вот отношения Германии и СССР могли бы обострится - вряд ли Германия приветствовала бы выход Советской России к границам шведских источников железной руды.

12:52

Единственного, кстати, источника для германской промышленности. Шведским рудникам теперь угрожали бы не только Великобритания и Франция, но и Советский Союз, союзник не постоянный и попутчик для гитлеровской Германии временный.

И еще один риторический вопрос. После краха Франции устояла бы Англия, если бы в состоянии войны с ней находился и Советский Союз?


Жизнь в Германии, не смотря на победу в Польше, объединение немецких земель, присоединение Австрии была очень и очень нелегкой. В городах по вечерам применялось полное затемнение. Продовольствие выдавалось по карточкам. Горячая вода в частных домах была только по субботам и воскресеньям.

13:42

8 марта правительственный указ обязал всех частных лиц и фирмы, имеющие железный металлолом, немедленно сдать его государству. 23 марта все церковные колокола сделанные из бронзы начали снимать и переплавлять для производства орудий. У частных владельцев грузовых автомобилей изымали аккумуляторы.

Но бытовые трудности не мешали немцам в этот период в большинстве своем верить в Гитлера и в конечную победу.

В Советском Союзе народный комиссар внутренних дел Лаврентий Берия был озабочен поведением пленных польских офицеров. Поляки не поддавались большевистской пропаганде и не перековывались для использования в нужных для СССР целях.

3 марта Берия направил Сталину предложение расстрелять польских офицеров, жандармов, полицейских и других заклятых врагов советской власти, преисполненных ненависти к советскому строю. Отклик эта зоологическая ненависть нашла быстро. Уже через два дня на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) предложения Берии поддержали Сталин, Ворошилов, Молотов, Микаян. Заочно за расстрел высказались Калинин и Каганович. Их подписями была решена судьба 14 тысяч 700 польских пленных. С этого дня 3 марта 1940 года начинался их путь на Голгофу в Катынском Смоленском лесу.

Виктор Правдюк: "Начертания большевистских вождей выполнялось тогда очень быстро. Уже в следующем месяце начались казни польских военнопленных. Стратеги из НКВД забыли даже о том, что польские пленные - это потенциальные враги Германии. И об этом им придется вспомнить буквально через полгода после неудачного визита Молотова в Берлин. Но будет уже поздно. Интересно, что у нас есть историки, которые до сих пор отрицают очевидные факты расстрелов в Катынском лесу, в селе Медное, в городке Старобельске, утверждая, что это была провокация гитлеровцев. Хотим ли мы знать правду или будем по-прежнему питаться иллюзиями?

15:53

Неопровержимые документы свидетельствуют о том, что немцы здесь были ни при чем.

По фактам гибели польских военнопленных Россия принесла официальные покаяния Польше. Здесь ни убавить, ни прибавить. Но и не будем рвать последнюю рубашку на теле, признавая вину большевистского государства. Потому что у польских руководителей после получения Польшей независимости в 1918 году и до Второй мировой войны включительно было немало грехов по отношению к Советской России. Упомяну хотя бы уничтожение около 60 тысяч военнопленных после советско-польской войны 1920 года. Когда узнаешь о страданиях этих людей, преследовании, истреблении, волосы встают дыбом. Еще один пример как польская армия Андерса ушла из Советского Союза в тяжелейшем для нас 1942 году. А ведь эта армия была и собрана, экипирована и вооружена у нас. Но она отказалась сражаться на Восточном фронте и ушла на Ближний Восток в то самое время, когда исход войны был еще далеко не ясен. Так что покаяние должно быть взаимным. Взаимопонимание односторонним не бывает."

Прошедшая зима для итальянского диктатора была временем обид на Гитлера. Муссолини все еще не получил ответа на свое новогоднее письмо фюреру в котором он принципиально раскритиковал союз Германии с большевиками и указал на невозможность уповать на конечную победу над западными демократиями. В преддверии стратегических военных операций Гитлер больше не мог игнорировать своего итальянского союзника.

В самом начале марта Гитлеру помогли англичане. Великобритания объявила о блокаде поставок немецкого угля через Ротердам в Италию. Дуче с яростью обрушился на коварство англичан, а немцы немедля пообещали доставлять уголь по железным дорогам и даже в большем количестве. Муссолини заметно потеплел к Германии и тогда Гитлер 8 марта написал наконец-то ответное письмо, которое министр иностранных дел Риббентроп лично привез в Рим. Гитлер оправдывался и заверял Дуче, что Германия сражается и за будущее Италии. "Я также понимаю, что судьбы наших двух стран, наших народов, наших революций и наших режимов неразрывно связаны во веки веков". Из истории их отношений известно что когда Гитлер начинал говорить с Муссолини на равных Дуче всегда был согласен с фюрером. Это известный принцип - ты меня уважаешь.

Тонкая лесть Гитлера достигла своей цели. Муссолини снова стал воинственным и энергичным, правда он не хотел называть дату вступления Италии в войну на стороне Германии, ссылаясь на слабость вооруженных сил и финансовые проблемы. Но дал твердые заверения, что в подходящий момент он вступит в сражение и пойдет в нем до конца. Подходящий момент - это конечно если Германия и одна будет стремительно продвигаться к победе.

18 марта 1940 г.

На Бременском перевале шел снег, когда 18 марта на небольшую приграничную станцию с севера подошел поезд Гитлера, а с юга состав Муссолини. Переговоры проходили в вагоне Дуче. Гитлер говорил непрерывно в течении всего дня. Муссолини внимательно слушал. Фюрер наметил перспективы наступления на Францию. Предложил итальянцам участие в этой операции, сказав что Германия сделает все чтобы Италия стала хозяйкой Средиземноморья. Муссолини торговался, понимая, что в случае успеха Германии ему тоже выпадут немалые трофеи.

Гитлер говорил о будущих совместных с Италией операциях на Балканах и в Северной Африке. Но ни слова не сказал своему другу об уже принятом решении захватить в ближайшее время Данию и Норвегию. Гитлер знал, что итальянцы не умеют хранить тайн.

19:50

Андрей Терещук: "Если о намерениях Германии оккупировать Норвегию известно достаточно много, если не все, то аналогичные планы, которые разрабатывала Великобритания не часто оказывались в фокусе внимания историков. Между тем, опираясь на бесспорно известные и точно установленные исторические факты, мы можем констатировать, что в начале 1940 года Великобритания всерьез рассматривала перспективу десантирования своих войск на норвежском побережье. Одно время предполагалось десантировать две дивизии, которые первоначально англичане планировали послать во Францию. Затем в планах Британского военного командования фигурировали 11 батальонов. Наконец, незадолго до начала германской агрессии против Норвегии, Великобритания вместе со своими союзниками приняла решения о том, что одна английская бригада должна была высадится в Нарвике, Транхейме, Бергене и других пунктах норвежского побережья.

Любопытно, что буквально накануне начала германского нападения на Норвегию, 8 апреля 1940 года четыре британских эсминца осуществили постановку мин в территориальных водах Норвегии, недалеко от Нарвика.

Таким образом со всей ответственностью можно утверждать, что в ситуации с Норвегией и германская и британская сторона были едины в своей готовности посягнуть на суверенитет этой европейской страны. Другое дело, что Германия оказалась гораздо настойчивее, оперативнее и инициатива в развитии этой ситуации принадлежала именно ей".

22:00

Досье.

Министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп в марте развил бурную деятельность по укреплению германо-советских отношений.

Московские триумфы видимо не давали ему покоя. 28 марта посол в Москве фон Шуленбург получил от своего министра секретную телеграмму, в которой Риббентроп развивал мысль о приглашении в Берлин с визитом самого Сталина или в крайнем случае Молотова: "Для укрепления наших связей с Россией было бы очень важно, если бы согласился приехать в Берлин сам господин Сталин. Фюрер не только был бы чрезвычайно рад приветствовать Сталина в Берлине, но он также проследил бы за тем, чтобы ему был оказан прием соизмеримый с его положением и авторитетом. И фюрер сам оказал бы ему все почести, которые приняты в таких случаях". "После беседы, которая у Вас будет", - писал послу министр. "Вам следует более определенно сделать приглашение господину Молотову. И в тоже время передать и приглашение господину Сталину от имени фюрера в менее определенных выражениях. Мы, конечно, должны постараться избежать четкого отказа от Сталина."

Через два дня германский посол в Москве фон Шуленбург ответил министру, что шансы на приезд Молотова в Берлин безусловно есть, но не в настоящее время. Что касается приглашения Сталина, то с самого начала следует оставить открытой возможность встречи в каком-нибудь приграничном городе. В Берлин Сталин конечно же приехать не мог. Это было бы похоже на сожжение всех мостов, но встреча с Гитлером где-нибудь в Люблине или во Львове не исключалась.

23:42

25 марта из румынского порта Констанца, турецкий пароход Сатария перевез в Палестину около 2 тысяч европейских евреев. Казалось, что это был кратчайший путь спасения для них. Румыния и впредь была согласна предоставлять свои порты и пароходы, но неожиданно воспротивилась Великобритания, имевшая мандат Лиги наций на управление Палестиной.

24:06

Никто тогда в марте 1940 года не осознавал последствия этого административного отказа. Захлопнулась одна из последних дверей для спасения еврейского населения в оккупированных нацистами странах.

24:22

15 марта министр пропаганды Третьего Рейха Йозеф Геббельс записал в своем дневнике: "Мы с Россией - союзники. До сих пор мы имели от этого только выгоду. Фюрер увидел Сталина в одном кинофильме и тот сразу стал ему симпатичен". Тогда собственно и началась германо-русская коалиция.

Может быть Гитлер увидел в кино вот такого Сталина? Или такого? Может быть Сталин улыбался? Или прижимал к себе детей? Или его стремились коснуться фанатично преданные ему женщины и соратники?

Может быть диктатор и актер из Берлина увидел великого артиста в Москве? И ничего удивительного в этом нет. Ведь в кинематографе эпохи Сталина главным действующим лицом и был сам Сталин. Поистине из всех искусств важнейшим для нас является кино. Но ведь оно не искусство, а ремесло, о чем нас предупреждали еще Платон и Аристотель, а Мао Цзэдун твердил на каждом углу.

Конец восьмой серии


автор и ведущий
Виктор Правдюк

Над фильмом работали

Галина Ясногородская
Михаил Михеев
Игорь Попов
Антон Правдюк
Галина Панюшкина
Сергей Правдюк
Константин Стафеев
Важа Бзикадзе
Наталья Обознова

Благодарим за помощь в работе над фильмом

Константина Голощапова

Музей артиллерии, инженерных
войск и войск связи

ООО "Студия Надежда"
2005

Содержание


Вязьменская катастрофа 1941 года. 1 к 400?
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/05/26/72584-ih-ubivali-ih-pozabyvali


ОБЩЕСТВО

01:14 26 мая 2017

Павел Гутионтов
обозреватель

Часы без стрелки


Директор музея «Богородицкое поле» Игорь Михайлов. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Открытый в 2013 году музей на Богородицком поле, на месте попытки отчаянного прорыва из «Вяземского котла» остатков окруженных советских дивизий, размещается в здании бывшей помещичьей оранжереи. Мы ходили по его трем зальчикам почти два часа. Это — едва ли не лучший музей войны, какой я видел в своей жизни. Основанный на материалах, собранных вяземскими поисковиками за время, когда им позволили заниматься этим легально.

— В 2007 году нашли останки трех солдатиков. Никаких документов нет. Но у одного — медаль «За трудовое отличие», №5290. Тогда мы похоронили всех троих как неизвестных солдат. А потом очень долго искали фамилию этого бойца. И в конце концов, нашли в Президентском архиве. Медаль была вручена Кляйману Израэлю Львовичу 27 декабря 1939 года в Москве, в связи с успешным окончанием работ по строительству ВСХВ (Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. — Ред.). Когда формировалась 13-я Ростокинская дивизия народного ополчения, он был директором одного из павильонов выставки. И с этой трудовой медалью пошел на фронт рядовым бойцом и погиб. В 46-м году семья получила извещение, что он пропал без вести. Но его жена до самого последнего дня жизни ждала, что ее Изя вернется...

Мы поддерживаем хорошие контакты с ветеранами этой дивизии. Так вот, они нам сказали то, что нас поразило. Оказывается, на сегодняшний день на территории Смоленской области не известно ни одной могилы бойцов их дивизии, кроме этой братской могилы, где похоронен Кляйман. Внуки его приезжали сюда в 2012 году, экспозиция только формировалась, и мы хотели отдать им медаль деда. Но они приняли решение, и медаль оставили в музее…

— Один из главных, как мы считаем, экспонатов нашего музея. Летом 2013 года местный житель нашел на теле погибшего солдата этот предмет. Мы думаем, что это — извлеченная хирургом пуля, которой солдатик до того был ранен. Носил он ее как талисман, оберег. Но единственное, что мы знаем о нем теперь, — что большая стрелка его разбитых часов застыла на 42-й минуте. А маленькой, часовой стрелки — нет…

Экспонаты музея «Богородицкое поле» — пуля-талисман и часы. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Директор музея, недавний учитель Игорь Михайлов и говорит по-учительски — четко, ровным голосом. Погибших Михайлов неизменно называет «солдатиками».

— И один солдатик, и десять, и сто, все пропавшие без вести — одинаковое горе для их близких. Но Вязьма — это то место, где пропавшие без вести исчисляются сотнями тысяч. А так как большинство документов были уничтожены еще в октябре 41-го, имена этих людей мы, скорее всего, уже никогда не установим. Долгие годы слово «Вязьма» вообще было запрещено произносить, потом вышли мемуары Жукова, родилась формула: благодаря героизму и стойкости бойцов Красной армии здесь на две недели сковали 28 фашистских дивизий... Для 60—70-х годов это, может быть, было и оправданно… Но сегодня мы можем честно сказать: и не 28 дивизий, и не на две недели... Немцы с самого начала четко рассчитали, сколько времени им понадобится, чтобы окружить и добить окруженных. И начав наступление 2 октября, а к 6—7 октября замкнув котел, они предполагали уже к 10-му этот котел уничтожить и с 10 октября идти на Москву парадным маршем. А бои здесь продолжались до 13-го. Немецкое наступление после Вязьмы продолжилось, они еще возьмут и Можайск, и Волоколамск, и Наро-Фоминск… Но Москву они не возьмут — в том числе и потому, что здесь была эта трехдневная задержка.

Какова же итоговая цена этих дней? В витрине, усыпанной солдатскими «смертными» медальонами, простой листок («Это наши подсчеты. Их можно корректировать», — оговаривается Михайлов):

Убитые и умершие от ран — 200–275 тысяч человек

Санитарные потери — 120—150 тысяч человек

Пленные и пропавшие без вести — 450—500 тысяч человек

Общие потери Западного, Резервного фронтов, полевых строительств Западного управления ГУБОПР и других гражданских наркоматов — 770—925 тысяч человек

Другими словами, даже приемлемо-приблизительных цифр нет до сих пор. Пятьдесят тысяч в одну сторону, пятьдесят — в другую.

Поезд с советскими военнопленными. октябрь 1941 года. Копия фотографии, сделанной немецкими офицерами, экспонат музея «Богородицкое поле». Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

— Суворову приписывают слова: «Любая война заканчивается, когда похоронен последний солдат». Так вот, как боец поисковых отрядов с 25-летним стажем я скажу то, что знает любой поисковик: Великая Отечественная война не закончилась и не закончится никогда…

Мемориал на Богородицком поле с главным памятником комплекса в честь московских ополченцев был открыт в 2009 году. С этого времени здесь с отданием воинских и христианских почестей похоронено 1448 человек, из них по фамилиям известно 117.

Только в прошлом году (через 75 лет после боев!) бойцами поисковых отрядов в Вяземском районе поднято более 70 останков погибших, найдены и отправлены на экспертизу 17 медальонов, десять имен погибших установлено.

Только десять…

...Но почему Михайлов говорит о многолетнем и целенаправленном сокрытии Вяземской трагедии: «Для 60—70-х годов это, может быть, было и оправданно…» — я не понимаю.

«Уж не сбежал ли противник?»

«В тылу войск противника, в районе западнее и северо-западнее Вязьмы, в это время все еще героически дрались наши окруженные 16, 19, 20, 24 и 32-я армии и оперативная группа генерала И.В. Болдина, пытаясь прорваться на соединение с частями Красной армии. Но все их попытки оказались безуспешными». Эта цитата из «Воспоминаний и размышлений» Георгия Константиновича Жукова — все, что маршал счел возможным сообщить читателям про случившееся в октябре 41-го, причем я выделил то, что цензура из книги маршала снимала в каждом из первых ДЕВЯТИ изданий. И только через четверть века, в уже посмертном десятом издании (1990 г.) эта строка была восстановлена и дала возможность внимательному читателю осознать хотя бы масштаб Вяземской трагедии. (Для сравнения: все Вооруженные Силы сегодняшней России примерно равны по численности соединениям, погибшим в 41-м году под Вязьмой менее чем за две недели. Если ошибаюсь, пусть меня поправят, но мировая история войн подобной катастрофы не знает.)

Причем маршал так и не уточнил, что окруженные армии были раздавлены, уничтожены, разметаны, пленены, не назвал цифр, которые, разумеется, знал и от которых волосы встают дыбом… Жуков промолчал. И как хотите, но в число тех, кто предал память погибших под Вязьмой, приходится включить и его. Не говоря уж о тех, кто не просто молчал, а самозабвенно лгал — и в 60-е, и в 70-е, и в 80-е годы.

Все это время из истории войны самые горькие страницы вырывались, замазывались, переписывались. О страшном «Вяземском котле» в энциклопедиях и учебниках сначала даже намека не было, потом его стали цинично именовать «Вяземской оборонительной операцией», но никаких подробностей все равно не приводили.

Немецкая группа армий «Центр», рвавшаяся к Москве, была в тот момент, конечно, сильнее обоих советских фронтов. Но и это не все. Ставка, лично Сталин совершили фатальную ошибку, считая, что противник ударит в лоб, чтобы идти к столице прямым путем, вдоль шоссе, там и сконцентрировали основные силы, построили эшелонированную оборону, которую прорывать никто не стал. Удар был нанесен с флангов, танковые армии мгновенно растерзали слабенькие заслоны и затем с севера и юга соединились в находящейся в тылу Вязьме. Котел закрылся! Командующий группой армий «Центр» фельдмаршал фон Бок 2 октября записал в своем дневнике: «Группа армий перешла в наступление в полном соответствии с планом. Наступление проходит с такой легкостью, что невольно задаешься вопросом, уж не сбежал ли противник».

Противник не сбежал.

Так что произошедшее под Вязьмой, среди всего прочего, требовало не только воспоминаний и не только размышлений. Но и объяснений.

Поэтому поля, в которых были брошены сотни тысяч погибших, сразу после Победы запахивались и застраивались. На месте страшного пересыльного лагеря (Дулаг №184), во рвах которого остались лежать более семидесяти тысяч советских военнопленных, разбили огороды, построили мясокомбинат. И только два года назад у забора мясокомбината Военно-историческое общество установило памятник погибшим здесь мученикам.

Памятник советским военнопленным в Вязьме. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

При этом именно в Вязьме появился — уже в 1946-м! — первый на нашей земле памятник героям Великой Отечественной, и автором памятника был не кто-нибудь, а сам Вучетич. Это — памятник командарму Ефремову, погибшему весной 1942-го, тоже попавшему в окружение при неудачной попытке освобождения города.

Случайностей не бывает. Утверждают, что Сталин лично выбрал место для первого в стране военного памятника. Трагедия апрельского Вяземского окружения должна была заслонить трагедию неназываемого октябрьского. Надо сказать, расчет оказался абсолютно верен.

И только в середине 80-х положение стало понемногу меняться. Усилиями героических одиночек.

Памятник командарму Михаилу Ефремову в Вязьме, скульптор – Евгений Вучетич. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

В гостях у «оборотня»


Мемориал на Богородицком поле. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

…Сорок лет назад молодой успешный инженер стал всесоюзно знаменит как создатель и руководитель вокального ансамбля «Кривичи», объехал с ним всю страну, трижды был на БАМе, на Сахалине, выступал на фестивале в Гаване… Делал карьеру, «был брошен» на совхоз, который при нем стал лучшим в области… Когда его утверждали на бюро обкома, всесильный первый секретарь Клименко благодушно спросил: ну как, справишься? И он дерзко ответил: «У вас фамилия на букву короче моей, а вы с целой областью справляетесь…» Бюро в ужасе замерло, но хозяин ухмыльнулся, и все сошло за шутку. А потом (уже в начале перестройки) он на земле совхоза самовольно построил мемориал в память катастрофы 41-го года, хотя его предупреждали: не надо! Раз, другой… Потом стали грозить исключением из партии: билет на стол положишь!.. Билет положил, но восстановил в селе еще и разрушенную церковь, сам рукоположился в священники, до сих пор в этой церкви и служит. Пишет стихи, член Союза писателей… Удостоен высшего церковного ордена — Даниила Московского.


Отец Александр Клименков. Фото из личного архива
Александр Константинович Клименков.

Мы давным-давно знакомы, в По­крове у него я уже бывал — 18 лет назад. Помню, в разговорах тогда мы мудро обходили возможные идеологические противоречия, зато он показал коллекцию гармошек, на одном из баянов даже сыграл, а внучки пели…

Сейчас внучки выросли, студентки, учатся в Москве. Дом несколько лет назад сгорел, вместе с коллекцией гармошек, библиотекой и всем прочим. Особенно жалел Клименков о книжке стихов Ролана Быкова, с которым состоял в дружбе; но — надо же! – оказалось, что давал ее почитать сыну, забыл об этом, и книжка вернулась!

Клименков вспоминает:

— В 85-м мы начинали строить большой животноводческий комплекс. И отрыли останки четырех солдат. У одного — медальончик, в нем бумажка, адрес: красноармеец Афонин, Иркутская область. Написали по адресу, оказалось — живет сестра... А за семь лет до того мужик нашел штабной ящик с документами, вскрыл, и ему десять лет впаяли — сказали, военная тайна… Кто тогда знал про «Вяземский котел», что здесь столько погибло? Только шептались…

Так вот, приезжает сестра из Иркутска, мы этих четверых хороним возле конторы. И людей как прорвало. Говорят: а вот там… а вот там… а вот там… И начинают поднимать останки — сотнями! За один сезон — тысячу останков. Ты знаешь, немцы утверждали, что на одного их убитого здесь было 400 наших. Соотношение — один к четыремстам!

А когда уже церковь строил, прислали корреспондента из газеты «Правда», Виктора Алексеевича Артеменко, подготовить статью «Оборотень». Так он у меня три дня прожил, в результате очерк написал — «Восемь ипостасей Александра Клименкова». Поэт, композитор, директор совхоза…

Поехал в Смоленск, к Кириллу, он еще был нашим митрополитом, говорю: храм есть, нужен священник. Где я тебе возьму в твою деревню священника, он себя там не прокормит. Давай мы тебя рукоположим. Как? Я же высшую партийную школу закончил. Ну и семинарию закончишь. В общем, я как партшколу закончил с отличием, так и семинарию — по первому разряду. И Кирилл рукоположил меня в диаконы.

— Подожди, ты служил в церкви, оставаясь директором совхоза?!

— Так и служил. И директором хозяйства был до 97-го года. А с 2003-го три года был мэром Вязьмы, сам себя выдвинул и победил — из восьми кандидатов. И тоже ни одной важной службы в своей церкви не пропустил. Единственный во всей России такой мэр был, а может, и в мире. Потом мою должность упразднили, объединили город с районом.

А в последнее время Клименков успел построить на территории своего, первого в области, мемориала часовню и еще один памятник: бетонный куб, пробитая каска, блестящая туба…


Плач по духовому оркестру


В июле 1941 года музыканты Государственного духового оркестра Союза ССР добровольно вступили в народное ополчение и в составе 6-й дивизии Дзержинского района Москвы ушли на фронт со своими, как гласит легенда, духовыми инструментами.

В августе оркестр официально расформировали. Привезенные под Смоленск трубы той же машиной отправили обратно в Москву. Впрочем, сын тубиста Ромашкова к этой легенде относился с сомнением: считал, что свои инструменты оркестранты никуда не возили вообще.

Фронтовой корреспондент Константин Симонов приезжал в эту самую 6-ю дивизию 23 июля 1941 года. Вот что попало в его книгу «Разные дни войны», на те ее страницы, что прорвались через цензуру уже после смерти писателя:

«…В деревне мы встретили части одной из московских ополченческих дивизий, кажется, шестой. Помню, что они тогда произвели на меня тяжелое впечатление… Это были по большей части немолодые люди по сорок, по пятьдесят лет. Они шли без обозов, без нормального полкового и дивизионного тыла — в общем, почти что голые люди на голой земле... Всех их надо было еще учить, формировать, приводить в воинский вид…»

Ни в какой воинский вид привести их не успели. Даже не переписали толком. Даже «смертные» медальоны, выдаваемые ополченцам, были почему-то деревянные. Так что бумажки с фамилиями и адресами в медальонах погибших уже через месяц сгнивали.

«Медальон, — показывал Игорь Михайлов россыпь «карандашиков» в витрине своего музея, — был, по сути говоря, единственным документом рядового и сержантского состава на фронте. Черная карболитовая капсула, и стоило этот медальончик неплотно привернуть, в него попадала капля влаги — и все... Наш вариант идентификации был самый плохой среди всех воевавших армий. Потому что в основе — бумажка. Кто как напишет, каким почерком, где «ш», где «м»… И бумага — материал сам по себе очень хрупкий. А вот, например, немецкий медальон был из алюминия с выбитым личным кодом солдата. Алюминий — металл вечный…»


Советский медальон-капсула с бумажной анкетой внутри и немецкий алюминиевый медальон с гравировкой. Экспонаты музея «Богородицкое поле». Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
Из двенадцати сформированных в Москве ополченческих дивизий десять были втянуты в бои под Вязьмой, в каждой примерно по 10 000 человек. Из окружения вышли от нескольких сотен до тысячи из каждой. И ни одного музыканта.

На памятнике, установленном отцом Александром, перечислены десять человек. Потом — многоточия.

1. Ромашков Дмитрий Григорьевич — тубист
2. Хомицкий Константин Леонтьевич — кларнетист
3. Бурцев Сергей Иванович — гобой, английский рожок
4. Моисеев Илья
5. Гусев Григорий
6. Воеводин Фома Николаевич
7. Деньга Андрей
8. Берг
9. Богданов
10. Бейлезон
...


100. …

Вот и все, кого вспомнили. А последняя цифра на памятнике — 100. Откуда — сто? Почему — сто?

Общий список коллектива нашли только в «Инвентарной описи костюмов и платьев, находящихся в использовании артистов Государственного духового оркестра СССР на 1 января 1939 г.». В нем 72 фамилии. Все ли они доработали до июля 41-го? Все ли ушли на фронт?

Долгие годы несколько близких — сын тубиста Ромашкова, правнучки гобоиста Бурцева, пытались по крохам собрать память об оркестре. Крохи и собрались. Можно, правда, теперь дополнить список на памятнике отсутствующими инициалами Лазаря Давидовича Берга, 1899 г.р. Да указать специальность Моисеева Ильи Петровича, 1899 г.р., — тромбонист. И все.

Несколько лет назад родственники погибших обратились с просьбой установить мемориальную доску в память о Государственном духовом оркестре Союза ССР в помещении Концертного зала им. П.И. Чайковского, где оркестр часто выступал. Им ответили: «В филармонии выступали и другие творческие коллективы, которые во время ВОВ потеряли на фронте своих представителей, поэтому установка мемориальной доски одному коллективу нам представляется некорректной».

Нашлись пластинки с записями — «Полька», «Песня о метро» и «Марш» — в исполнении Государственного духового оркестра Союза ССР. Кроме того, в Гостелерадиофонде сохранились две аудиозаписи: композиция «Метелица» Зиновия Кампанейца и марш «Сталинский маршрут» первого руководителя оркестра Владислава Блажевича. Общий хронометраж — 7 минут 13 секунд. Попытка родственников приобрести эти записи закончилась вежливым ответом из Фонда: «Стоимость предоставления материала — 32 500,00 руб.»…

Зачем об этом сейчас говорить, когда совершенно ясно: новых, «окончательных», документов уже не найти, историю гибели оркестра не восстановить? Но с другой стороны — сложилась горькая, щемящая, красивая легенда, которую погибшие, конечно же, заслужили. По ней можно хороший художественный фильм сделать. Стихи написать…

Впрочем, стихи на эту тему уже написаны, еще в 1959-м. Не зная ничего ни о каком Государственном духовом оркестре, Булат Окуджава посвятил их другу, в далеком будущем обозревателю «Новой» Станиславу Рассадину.

Джазисты уходили в ополченье,
цивильного не скинув облаченья.
Тромбонов и чечеток короли
в солдаты необученные шли…

…Редели их ряды и убывали.
Их убивали, их позабывали.
И все-таки под музыку Земли
их в поминанье светлое внесли…

Повторяю: «в светлое поминание», вырезанное на любительском памятнике в 13 километрах от Вязьмы, внесены лишь десять фамилий из ста.

Дом без адреса


Дом, в котором, возможно, останавливался Константин Симонов в 1941 в Вязьме. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

…А Константину Симонову осенью 1941-го сильно повезло: из Вязьмы он вернулся в Москву буквально накануне катастрофы. Опять оказался здесь уже в 43-м и в только что освобожденном городе написал знаменитое стихотворение «Дом в Вязьме»: «Я помню в Вязьме старый дом. Одну лишь ночь мы жили в нем…» Стихотворение большое, приведу его для тех, кто не знает, в выдержках.

…В ту ночь, готовясь умирать,
Навек забыли мы, как лгать,
Как изменять, как быть скупым,
Как над добром дрожать своим.
Хлеб пополам, кров пополам —
Так жизнь в ту ночь открылась нам.
…Я помню в Вязьме старый дом.
В день мира прах его с трудом
Найдем средь выжженных печей
И обгорелых кирпичей,
Но мы складчину соберем
И вновь построим этот дом,
С такой же печкой и столом
И накрест клееным стеклом.
…И если кто-нибудь из нас
Рубашку другу не отдаст,
Хлеб не поделит пополам,
Солжет, или изменит нам,
Иль, находясь в чинах больших,
Друзей забудет фронтовых,
Мы суд солдатский соберем
И в этот дом его сошлем.
Пусть посидит один в дому,
Как будто завтра в бой ему,
Как будто, если лжет сейчас,
Он, может, лжет в последний раз…

Где-то в середине 90-х родилась красивая идея: в доме, о котором писал Симонов, открыть всероссийский журналистский музей-клуб. Потом идея как-то заглохла.

Я попросил вяземских коллег привести меня к этому дому. У дома аккуратный «информационный стенд», посвященный симоновскому стихотворению. Напротив гостиница с милым названием «Буржуй». Улица Смоленская, 4.

Стенд с фотографиями Константина Симонова в разрушенной освобожденной Вязьме 1943 года. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Вернувшись в Москву, договорился о встрече с сыном писателя, кинорежиссером Алексеем Симоновым, который когда-то тоже поддерживал идею восстановления дома.

— Продолжаю относиться с нежностью к отцу и его биографии, но, как говорится, не будем преувеличивать… Во всей этой истории на самом деле очень много легендарного. Сам отец тогда же, в 43-м, написал в предисловии к журнальной публикации: «Непосредственным толчком (к созданию стихотворения) были безрезультатные поиски того дома, где мы когда-то, в сорок первом году, сидели с товарищами-журналистами…» То есть, как я теперь понимаю, было несколько домов, которые потом пытались «приспособить» к этому стихотворению, в том числе и тот дом, у которого ты был.

Так или иначе, в Вязьме стихотворению памятник поставили — этот стенд. И я благодарен тем, кто это сделал.

…И еще цифра. В октябре 41-го, за две недели, в «Вяземском котле» погибли и пропали без вести 42 журналиста. Таких потерь отечественная журналистика не несла ни до этого, ни после.


Истории с географией


Мемориал «Богородицкое поле». Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
Игорь Михайлов показал мне немецкую штабную карту, найденную кем-то на чердаке своего дома и потом тщательно отреставрированную. На карте отражены разведданные от 25 сентября 1941 года (за две недели до начала наступления). Меня больше всего поразила осведомленность немцев: на карту оказались нанесены даже только что отрытые в тылу советские окопы, не говорю уже о полевых аэродромах и прочем.

— Сейчас эта линия окопов находится на территории большого конезавода, его хозяин разрешил нам проводить там раскопки. Так вот, основываясь на данных карты, мы эти окопы отыскали и с 2004 года уже более пятисот останков из них извлекли.

И вторая история.

Забрать меня от Клименкова приехала машина из «Вяземского вестника», все вместе заглянули в его церковь. Отец Александр, в «штатском», без облачения, открыл ее своим ключом: «Давайте помолимся, если не возражаете!» Снаружи шел противный холодный дождь. Пора было прощаться.

— Знаете, — сказал Клименков, — мы с вами на бывшем кладбище стоим, его когда-то снесли и заровняли, а на нем, кстати, в войну и немцы своих хоронили. И вот в прошлом году приезжают ко мне из Германии, просят разрешения разрыть могилу и вывезти останки такого-то и такого-то на родину. Спрашиваю: где же вы эту могилу сейчас отыщете? Отвечают: у нас все четко зафиксировано. Все координаты всех захоронений… И что вы думаете? Тут же определились с местом, раскопали могилу, останки увезли…

Кстати, немцы всех своих погибших хоронили здесь только в индивидуальных могилах — никаких «братских». Для сравнения, на двадцати семи черных плитах мемориального комплекса у Богородицкого поля выбиты только номера сгинувших бригад и дивизий, причем на каждой по нескольку.

Вид на Вязьму с колокольни Свято-Троицкого собора, 2017 год. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
5 октября 1941 года командующий 16-й армией Западного фронта генерал Рокос­совский получил по телеграфу приказ передать войска «соседу», генерал-лейтенанту Ершакову, а самому отбыть в Вязьму, где принять пять ждущих его там дивизий. Приказ показался странным, Рокоссовский даже потребовал письменного подтверждения за личной подписью комфронта Конева. Самолетом подлинный приказ был доставлен, после чего всякая связь с фронтом и Ставкой пропала. Рокоссовский на машине добрался до Вязьмы, где никаких дивизий не оказалось, партийно-советскую власть нашел в подвале собора, достоверной информации о происходящем не было ни у кого… Тягостный разговор прервал вбежавший боец, сообщивший, что в город входят немецкие танки. Сообщение было настолько невероятным, что Рокоссовский полез на колокольню сам. Танки действительно входили в город, расстреливая из пулеметов все, что им попадалось по дороге…

Участники совещания в подвале бросились к машинам. Машин было три: только те, на которых прибыл Рокоссовский с сопровождающими… Они все же успели вырваться из Вязьмы, пока кольцо окружения не было окончательно замкнуто. Рокоссовского ждали новые испытания, победы, ордена, слава…

Этот снимок фотокорреспондент «Новой» Анна Артемьева сделала с этой самой колокольни Вяземского кафедрального собора. Именно отсюда увидел обреченный город будущий маршал.

Содержание


Сериал "Вторая мировая. День за днем." Седьмая серия. Февраль 1940 года.
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
Вторая Мировая. День за днем.


Седьмая серия


Виктор Правдюк:"По-поводу линии Маннергейма существует уже немало мифов. Понятно, что дни Зимней войны она была непреодолимым страшилищем выше небес и глубже преисподней. Удобно было свое неумение воевать списывать на толщину финских оборонительных укреплений. Сам Карл Густав Маннергейм не считал, что у него была линия Маннергейма. Он говорил, что он соорудил узлы оборонительных укреплений на предполагаемых участках наступления Красной Армии.

Сегодня появились уже историки, которые вообще отрицают существование какой-либо линии Маннергейма, очевидно подразумевая под линией глубокий снег, а под самим Маннергеймом бездорожье и крепчайшие морозы.

Но линия Маннергейма была. Вот она. Мы находимся на высоте шестьдесят пять с половиной метров. Здесь две дороги. И вот здесь - бывшая линия Маннергейма. Вот они - уже разрушенные железобетонные укрытия. Здесь были противотанковые пушки и пулеметы. Наступать можно было только вдоль дорог. Вне дорог - болото и густые непроходимые леса, к тому же превращенные в минные поля. Артиллерийские снаряды как правило перелетают через вершину. Авиационные бомбы скатываются и взрываются на склонах высоты. В других точках идея была та же - извлечение наибольших выгод местности для обороны. В этом главный смысл линии Маннергейма - воспитанника Русской Императорской Академии Генерального штаба.


Февраль 1940 года


Зима 1940 года. Лондон. Зима была необычайно снежной и морозной. В феврале поток грузов, ввозимых в Великобританию уменьшился на одну четверть. Британские острова, весьма зависимые от импорта испытывали умеренные трудности с нефтепродуктами и продовольствием. Немцы в это же время полагали, что поток грузов, во-первых, уменьшился на треть. Во-вторых, что произошло это в результате боевых действий германских подводных лодок. Это было и так и не так. Англия испытывала трудности не только в связи с потоплением более 250 судов, а главным образом из-за новой системы передвижение в конвоях. Что безусловно замедляло скорость судов, но значительно повышало их безопасность.

С борьбе на морях и Германия и Англия использовали неверную информацию. Немцы думали, что они своими подводными лодками значительно уменьшили британский торговый тоннаж. Но на самом деле англичане компенсировали потери захватом судов противника и польскими судами, успевшими прийти в английские порты. Великобритания умышленно завышала свои потери чтобы повлиять на общественное мнение и правительство Соединенных Штатов и в перспективе задействовать могучие резервные возможности американских верфей.

03:41

Немецкий военно-морской флот к февралю потерял 13 подводных лодок. А в строй за полугодие войны со стапелей сошли всего 9 субмарин. В это число даже вошла подводная лодка, построенная для Турции. Германия нарушила договор со своим традиционным союзником, но такова была острая нехватка подводных лодок. Если бы у Германии их было в три раза больше, Великобритания в этот период могла бы испытать почти непреодолимые трудности в импорте необходимых товаров. Немцы поняли это со значительным стратегическим опозданием.

Пожалуй подводную войну на море в феврале можно назвать боевой ничьей. Гитлер все еще не понимал значения подводной войны для Германии.

04:24

И вот о чем необходимо сказать в интересах истины. Немецкие подводники не были кровожадными бандитами, как любила в это время повторять английская пропаганда и Черчилль. Неоднократно, и с риском для собственных лодок, от берегов Норвегии до Африки, они оказывали помощь экипажам торпедированных ими кораблей или судов, снабжая их и водой и хлебом.

04:53

Секреты.

В начале февраля от одного авторитетного английского агента в германских военно-воздушных силах, британская разведка получила сведения о причинах бездействия немецкой бомбардировочной авиации. Агент сообщал, что Люфтваффе во время боевых действий в Польше израсходовали две трети запаса авиабомб. Англичане усомнились в правдивости этих сведений. Неопровержимые документы сегодня позволяют утверждать, что английский агент был точен. Немцам нечем было вести войну в воздухе, а необходимый запас авиабомб был создан только к середине марта 1940 года.


Еще один шаг к участию в войне сделали Соединенные Штаты Америки. 1 февраля была принята новая программа строительства военно-морского флота. Программа, не смотря на дискуссию, оказалась весьма консервативной, если не сказать отсталой. Великая держава, расположенная между двух океанов отдала предпочтение строительству линкоров, линейных кораблей большого водоизмещения и подводных лодок. Только за тем следовали авианосцы и эскортные корабли. После Перл-Харбора американцы поймут, что на первом месте для них безусловно должны быть авианосцы.

Виктор Правдюк: "5 февраля на объединенном военном совете Великобритании и Франции было решено отправить экспедиционный корпус в Финляндию для участия в Зимней войне против Советского Союза. Правда прямых конкретных путей отправки этого корпуса в Финляндию намечено не было. Можно предположить, что Финляндия тогда играла для союзников роль тактической приманки для возможной оккупации Норвегии, что было очень важно в стратегическом смысле для ведения войны на море и в воздухе. Где высаживаться экспедиционному корпусу в Финляндии на военном совете не обсуждалось, однако было решено, что впереди будут, с учетом возможных больших потерь, польские подразделения. Своих солдат и офицеров союзники жалели. А поляки, они уже и пороху понюхали, и храбростью отличаются и большущий зуб на Советскую Россию имеют."

Немецкий Генеральный штаб 7 февраля провел военную игру, задачей которой была определение готовности к наступлению и оперативные возможности группы армий А под командованием генерал-полковника Герда фон Рунштедта. Выяснились существенные разногласия в темпах наступления и в невозможности своевременного ввода в прорыв нескольких танковых соединений, а целая танковая дивизия вообще оказалась не на том фланге. Немцы, не особенно торопясь отыскивали свои шансы во внезапном наступлении.

Февраль был решающим месяцем в советско-финской войне. Финляндия с одной стороны уже использовала все свои возможности, ресурсы и резервы. С другой стороны, ее могучий противник в январе, понимая, что шапками финнов не закидать, провел подготовку к штурму по правилам военной науки. После того как советская пропаганда достигла нулевого результата, а советская политика не привела к образованию в Хельсинки коммунистического правительства во главе с Отто Куусененом, слово взяли осадные орудия, огнеметные танки, авиация.

Досье.

Первоначальный, неудачный, непроработанный, нереальный план Зимней войны среди военного руководства Советского Союза имел двух очевидных сторонников и последовательных исполнителей. Первый - это народные комиссар обороны Климент Ефремович Ворошилов. Нарком был убежден, что быстрая победа в войне с Финляндией станет весомым подарком к Сталинскому юбилею. 21 декабря Иосиф Сталин отмечал свое 60-тилетие. Именно к этому дню Красная Армия должна была взять Хельсинки и победоносно вернуть Финляндию в Советскую Империю. Представляете, какой бы золотой дождь почестей, наград, пал бы на голову и грудь Климента Ефремовича Ворошилова? Но воевать по календарю юбилейных дат не вышло. Вторым шапкозакидателем должен быть назван командующий Ленинградским военным округом командарм второго ранга Кирилл Афанасьевич Мерецков. Мерецков согласился разгромить Финляндию войсками, слегка усиленными, одного военного округа, которым сам командовал, хотя все недостатки вверенных ему войск прекрасно знал.

Отсутствие должной подготовки выучки и опыта, малое число полетных часов у летчиков и плохое знание техники у танкистов, нехватка осадной артиллерии. Не будем перечислять. Это может быть долго. Натолкнувшись на хорошо организованную оборону, понеся большие потери убитыми, пленными, обмороженными, уже в первую неделю зимней войны Мерецков не осмелился доложить истинную причину неудач Сталину и Красная Армия продолжала барахтаться в снегу и в крови, бессмысленно теряя людей и технику. Ни Мерецков, ни Ворошилов, ни безвольный начальник Генерального штаба Шапошников не сумели вовремя настоять перед Сталиным на необходимости оперативной паузы в наступлении. В итоге первый месяц войны был самым неудачным в зимней кампании. И только в конце его 26 декабря Сталин приказал на всех советско-финских фронтах перейти к обороне. По сути дела к войне начали готовиться заново.


11 февраля перед наступлением на Карельском перешейке в течение двух часов двадцати минут проходила артиллерийская подготовка, оказавшаяся очень эффективной. Когда же в атаку пошла пехота, огненный вал передвинулся вглубь финских укреплений. Это уже была другая война. В феврале Красная Армия завершила прорыв главной полосы линии Маннергейма, а в последние дни месяца была преодолена и вторая полоса. Порядка в рядах атакующих несомненно прибавилось. Перед каждым штурмом укреплений проводилась инженерная подготовка. Долговременные финские укрепления разрушались и только потом советская пехота выходила из окопов на штурм.

Виктор Правдюк: "Стало уже общим местом оценивать Красную Армию в Зимней войне как отсталую, не соответствующую современным требованиям. Не научившуюся взаимодействию танков, пехоты и авиации, не подготовившую приемлемых планов войны и так далее. Все это так. Но нельзя не сказать, что армия показала и умение учиться на собственных ошибках. В феврале Красная Армия была уже не похожа на саму себя в декабре и в январе. Получив тяжелейшие уроки и понеся непредвиденные потери, армия, как это часто у нас бывает наконец-то ощутила свою собственную силу, к которой начала прикладывать и умение. Если бы в истории Зимней войны остался один февраль 1940 года, оценка ее итогов была бы совершенно другой. А через полтора года этой способности к перевоплощению Красной Армии будут поражены Гитлер и его генералы."

В конце февраля у Финляндии уже не было никаких возможностей устоять. И никакая западная помощь не успела бы остановить настойчивое продвижение Красной Армии в глубину финской территории.

Дороги войны.

Александр Трифонович Твардовский в своих записях с Карельского перешейка так писал о невероятных дорогах, вернее бездорожьи Зимней войны. "Впервые я узнал, что такое пробки на дорогах. Из-за них мы заночевали в лесу. Пробивались по какой-то совершенно невероятной дороге. Она была только что проложена. Свежие пни и горбы корней страшно затрудняли проезд для машин. И еще - все расквасилось. Артиллерия, прошедшая впереди разворотила колеи, в них хрустел лед, перемешанный с водой и грязью. Много раз таскали машину. Ночью, отдыхая в машине, заснули. Все, и шофер. Колонна впереди рассосалась и прошла. Сзади никого не было. Оставалось продвигаться одним. В одном месте основательно засели. Пришлось буквально умолять догнавших нас обозников чтоб помогли. И опять остались одни. А тогда все полно было разговорами о нападениях, обстрелах, бандах в тылу. Где-то среди леса мы наткнулись на грузовик, брошенный своей колонной. Один как перст часовой страшно был рад поговорить с нами. С робкой надеждой предложил: "Оставайтесь, переночуем вместе. Дальше там еще хуже дорога." Сжималось сердце при виде своих убитых."


Виктор Правдюк: "Начальник германского Генштаба генерал Гальдер, еще в середине февраля отметил крах обороны Финляндии в своем дневнике. Но его оценка действий Красной Армии была крайне заниженной. А Гитлер ее оценивал еще более пренебрежительно.

И Германию и Великобританию в этот период, в гораздо большей степени чем любая другая проблема, волновала судьба Норвегии. Гитлер еще в 20-ых числах февраля поручил подготовить план оккупации Норвегии генералу Николаусу фон Фанкельхорсту, а Герман Геринг от лица военно-воздушных сил потребовал захвата Дании. Интересно, что когда генерал Фанкельхорст получил личный приказ Гитлера заняться Норвегией, у него не было даже карты этой страны. Есть еще одна тонкость - норвежскую операцию Гитлер планировал в большой тайне от своего собственного Генерального штаба. Выйдя от фюрера Фанкельхорст вынужден был зайти в обычный берлинский книжный магазин, где купил туристическую карту Норвегии и подготовил по ней план Норвежской операции.

Вечером этого же дня он снова был вызван к Гитлеру, где доложил план атаки пяти важнейших норвежских портов. Перечислим их с юга на север - Осло, Ставангер, Бергер, Транхейм, Нарвик. После этого Фанкельхорст поклялся хранить военную тайну, а Гитлер отпустил его с пожеланием не медлить в этой срочной работе. Вот так они тогда стремительно планировали войны. Пока в их паруса дул попутный ветер."

Мы уже знаем, что не одна Германия с поразительной легкостью собиралась покончить с независимостью одной из нейтральных стран. О том же самом, но как всегда опаздывая на шаг в этот период войны тайно мечтала и Великобритания. Черчилль несколько раз акцентировал внимание правительства на необходимости скорейшей оккупации Норвегии. Сэр Уинстон говорил о большой пользе освободить Норвегию от угрозы германского вторжения, не спрашивая об этом саму Норвегию. "От имени Лиги Наций, - писал в одном из своих меморандумов Черчилль. - мы имеем право, и это даже наш долг, временно лишить силы как раз те законы, которым мы хотим придать особое значение, соблюдение которых мы хотим обеспечить. Малые нации не должны нам связывать руки, если мы боремся за их права и свободы". Если бы Молотов умел так изящно формулировать очевидные нарушения международного права. Но, увы...

Англичане заставили Гитлера поторопится с нападением на Норвегию несколькими инцидентами в норвежских территориальных водах. Одним из них была история с германским пароходом Альтмарк.

16:15

Пароход снабжал топливом линкор Адмирал граф Шпее во время его рейда в Южную Атлантику. А после гибели линкора на внешнем рейде Монтевидео, Альтмарк с английскими военнопленными на борту, это были экипажи судов, потопленных рейдером, сумел скрытно добраться к берегам Норвегии, где 17 февраля во внутреннем норвежском фьорде германский пароход, не смотря на противодействие норвежских сторожевых кораблей был взят на абордаж двумя английскими эсминцами. Британские пленные были освобождены, а часть немецкой команды попала в плен. Гитлер был страшно разгневан. Вот после этого к нему и был вызван генерал Фанкельхорст, а судьба Норвегии приблизилась к своей весенней трагедии.

11 февраля, после долгих переговоров, трудных и нервных, было заключено новое германо-советское торгово-экономическое соглашение. Сталин лично участвовал в обсуждении условий соглашения и потребовал каждые 6 месяцев проверять исполнение Германией своих обязательств. А в случае нарушения ею сроков прекращать поставки советского сырья. Кому это соглашение было выгодно?

Андрей Терещук: "В литературе до сих пор встречается утверждение о том, что торгово-экономические отношения между СССР и Германией в начале Второй мировой войны имели взаимовыгодный характер. Позволю себе не согласится с этим мнением, хотя бы уже по той простой причине, что Германия в результате заключенного соглашения получала массу преимуществ, которыми не мог со своей стороны похвастаться Советский Союз. Известно, что Германия ввозила значительную часть стратегического сырья, необходимого для развития своей военной промышленности, своей военно-промышленной базы. А Советский Союз в этой ситуации выступил в качестве главного помощника Германии ибо обеспечил германскую военную промышленность чрезвычайно важными сырьевыми ресурсами.

Если перейти к сухому и констатирующему языку цифр, то мы сможем убедиться в том, что Германия получила от Советского Союза за те месяцы, которые предшествовали нападению Германии на Советский Союза в результате торгово-экономических соглашений огромное количество стратегических материалов. В частности 865 тысяч тон нефти было поставлено Советским Союзом Германии. 140 тысяч тон марганцевой руды. 14 тон меди. 3 тысячи тон никеля. 11 тысяч тон льна. Огромное количество продовольствия. И многое и многое другое.

Должен сказать, что сам характер этого торгово-экономического соглашения от 11 февраля 1940 года был таков что давал значительные преимущества Германии в структуре этих взаимоотношений. Прежде всего речь идет о том, что поставки Советского Союза значительно превышали поставки Германии, обратные поставки Советскому Союзу. Советский Союз делал авансированные поставки и не велика была надежда, что Германия в полной мере рассчитается по своим обязательствам. Ну, и наконец, нужно сказать с точки зрения общестратегической ситуации Германия значительно больше выиграла от тех торгово-экономических договоренностей, которые были заключены в февральские дни 1940 года."

Торговля между странами не всегда поддается логическому объяснению. Это такой сильнодействующий магнит выгоды, притяжения которого пробивается через любые расстояния и препятствия. Вот к слову, торговые отношения между Германией и Соединенными Штатами были прерваны после того, как президент Рузвельт отозвал из Берлина американского посла в ноябре 1938 года. А затем английская морская блокада сделала их возобновление невозможным. Но удивительным образом целый список стратегических материалов, например, цветные металлы, оси для автомобилей, Германия почти всю войну получала через американские фирмы или же они использовали в качестве посредников нейтральные страны. Кровь кровью, а капитал счет любит и преумножение.

В польском генерал-губернаторстве тайные германские цели стали теперь явными для всего мира.

Немецкий наместник Ганс Франк в своих интервью с откровенным цинизмом делился планами о вывозе германских и европейских евреев в Польшу и заявил, что если бы он Франк вывешивал афишу о расстреле каких-нибудь семи поляков, то для производства бумаги не хватило бы всех лесов Польши.

Гитлер во второй половине февраля был очень занят планированием, обсуждением и поправками к двум важнейшим стратегическим операциям германских вооруженных сил.

План под кодом Гельп (Желтый) предполагал внезапное наступление против Франции с захватом попутно трех нейтральных стран - Бельгии, Голландии и Люксембурга.

17 февраля Гитлер встретился с автором новых и очень привлекательных идей танкового прорыва через горный массив Арденны в качестве главного удара, генералом Эрихом фон Манштейном. Фюрер уже более месяца думал об этом и охотно в очередной раз обсудил их совместный план. Конечно, разговор этот был настоящим парением германского орла. Гитлер и генералы опасались, что темпы предстоящего наступления будут слишком быстрыми и войска придется искусственно сдерживать, чтобы они как закусившая удила тройка не понесли. Даже творцы блицкрига сами не до конца еще понимали его.

Второй план под кодом Везерьюбунк (Учение на Везере) ставило задачу захвата Дании и Норвегии. Германские стратеги понимали, что в Норвегии необходимо идти ва-банк, иначе первыми там высадятся англичане. Если бы Уинстон Черчилль сменил на посту премьера Невилла Чемберлена не в мае 1940 года, а в январе-феврале, то можно было бы не сомневаться, что британцы опередили бы Германию. Операция Везерьюбунк, кроме Гитлера имела еще одного настойчивого и нетерпеливого сторонника. Им был главнокомандующий военно-морским флотом гросс-адмирал Эрих Редер. Без морских баз в Норвегии германский флот не мог угрожать английским коммуникациям.

Интересно, что руководители сухопутных войск Вермахта в планировании этой операции не участвовали. С Браухичем и Гальдером не советовались, мнения их не спрашивали. Только в последний момент о высадке в Норвегии узнает командующий военно-воздушными силами Герман Геринг. Толстяк-рейхсмаршал едва не лопнет от возмущения.

Февраль заканчивался в тревожном ожидании масштабных боевых действий. Не ясно было только где они начнутся - во Франции или в Норвегии.

Цитаты.

Рядовой метеорологического взвода французской армии Жан-Поль Сартр 20 февраля записывает в дневнике: "Военное искусство умерло, а война умирает. Эта война, война 1940 года больше чем на половину невозможна. Гитлер это почувствовал, но он усмотрел в этом лишь смерть определенной формы войны. Поскольку в его глазах война действительно является извечной формой человеческих отношений. И сразу же его изобретательный ум самоучки обратился к изобретательству, к изобретению новой формы войны. Что же касается того чтобы атаковать противника с тыла, немецкий Генштаб додумался до этого, когда запустил Ленина в Россию.

Но вот уже полгода немцы отдыхают, думая о том, как лучше воспользоваться ситуацией. Они повсюду понавешали щитов, свидетельствующих о их мирных намерениях. Большая часть французских солдат довольно восприимчива к гитлеровской пропаганде, что не способствует нашему желанию воевать."


В последний день високосного февраля 29, командующий подводными силами германского военно-морского флота адмирал Карл Дениц получил ошеломивший его приказ фюрера - временно приостановить патрулирование подводных лодок в Атлантике и вокруг Британских островов. Главная цель, которую ставил перед собой Дениц - борьба с английским судоходством отодвигалась в неопределенное будущее. Где-то его подводные лодки были нужнее.

Но где?

Конец седьмой серии


автор и ведущий
Виктор Правдюк

Над фильмом работали

режиссеры

Галина Ясногородская
Михаил Михеев

операторы
Кирилл Мошкович
Антон Правдюк
Игорь Попов

монтаж
Сергей Правдюк
Константин Стафеев

звукорежиссер
Важа Бзикадзе

директор
Наталья Обознова

Благодарим за помощь в работе над фильмом

Константина Голощапова

Музей артиллерии, инженерных
войск и войск связи

ООО "Студия Надежда"
2005

Содержание


СССР израсходовал за годы войны весь свой запас мужчин?
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
Сериал "Вторая мировая. День за днем." Восемьдесят девятая серия. Женщины и война.


14:25

В годы Великой Отечественной войны более миллиона советских женщин по официальной статистике были призваны в вооруженные силы Советского Союза. Они не просто вытаскивали раненых из под огня. Они еще пилотировали боевые самолеты, были снайперами, разминировали минные поля, участвовали в боевых действиях с оружием в руках и это страшный лик войны, если об этом думать всерьез.

В годы Второй мировой войны с зимы 1943 года и в Германии призывали женщин в вооруженные силы. Их было призвано более 10 тысяч, но они не метали гранаты в советские танки, не выслеживали советских бойцов и командиров из снайперских окопов, и уж не ловили советских парашютистов в глубоком германском тылу. Они работали машинистками, операторами связи, картографами, в крупных штабах как правило, но никогда не должны были пить ту горькую чашу войны, которую предстояло пить мужчинам.

И только в нашей стране это стало страшной, жуткой и обыденной реальностью, к которой мы привыкли. Привыкли настолько, что не понимаем, что в действительности наша страна, вероятно, израсходовала запас мужчин, необходимый для продолжения войны, и этот запас должны были с определенного момента уже пополнять собой женщины.

Содержание


Харьковская катастрофа. Общий итог 1942 года - 1 к 14?
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
http://www.bbc.com/russian/russia/2012/05/120510_kharkiv_defeat

Харьковская катастрофа: к чему приводит самонадеянность

Артем Кречетников
Би-би-си, Москва
Последнее обновление: пятница, 11 мая 2012 г., 11:12 GMT 15:12 MCK

Фото. Советские военнопленные под Харьковом

70 лет назад разразилась "харьковская катастрофа": наступление двух советских фронтов на Харьков закончилось их разгромом, открыв немцам дорогу на Сталинград и Северный Кавказ.

Промедление с принятием ключевого решения всего на два дня привело к потере более 400 тысяч человек и тысячи танков.

Фактор внезапности к тому времени давно иссяк. Несмотря на гигантские потери 1941 года, к апрелю 42-го численность Красной армии восстановилась, достигнув 5,6 млн человек. В первом полугодии 1942 года по сравнению со вторым полугодием 1941 года выпуск танков увеличился в 2,3 раза (11178 единиц), артиллерийских орудий - в 1,8 раза, автоматов - в шесть раз. В феврале советские ВВС получили от промышленности 822 самолета, а в апреле уже 1423. Начала поступать Нажать помощь по ленд-лизу.

Однако и 1942 год ознаменовался для СССР тяжелыми поражениями. Потери Красной армии убитыми, ранеными и пленными за это время составили около семи миллионов человек, у вермахта - почти в четырнадцать раз меньше, всего 519 тысяч.

Главную причину аналитики видят в непрофессионализме и шапкозакидательских настроениях политического руководства и высшего командования.

"Советские маршалы придумали своим провалам совершенно уникальное оправдание: оказывается, в 1942 году они еще не умели воевать! Командующие фронтами и армиями, начальники штабов с детской непосредственностью сообщают, что они пока только учились, присматривались к противнику, накапливали опыт", - пишет современный исследователь Владимир Бешанов.

В работах советского периода фигурировало устоявшееся определение каждого военного года: "трагический" 41-й, "переломный" 43-й, "победный" 44-й, "завершающий" 45-й. 1942 год чуть ли не официально окрестили "учебным".

Ход операции


Первая попытка отбить захваченный вермахтом в октябре 1941 года Харьков была предпринята в январе. Она завершилась неудачей, но привела к возникновению так называемого "барвенковского выступа", вклинивавшегося в немецкие позиции на глубину до ста километров.

22 марта главком Юго-Западного направления Семен Тимошенко, член Военного совета Никита Хрущев и начальник штаба Иван Баграмян предложили Ставке осуществить грандиозное наступление, обещая освободить не только Харьков, но и всю левобережную Украину, если в дополнение к имевшимся 92 дивизиям и 480 танкам им дадут еще 40 дивизий и 1500 танков.

"Для запланированного немецкого
наступления попытка русских
помешать ему была только
желанным началом"
Курт фон Типпельскирх, германский генерал


28 марта Сталин, считавший тогда приоритетным западное направление, приказал Юго-Западному фронту Тимошенко и Южному фронту генерала Родиона Малиновского, также подчинявшемуся Тимошенко как главкому направления, провести более ограниченную операцию по взятию Харькова.

Подкреплений Тимошенко получил меньше желаемого: 10 дивизий, 26 танковых бригад и 18 артполков. Однако имевшиеся в его распоряжении силы все равно превосходили германские, насчитывая 640 тысяч солдат и офицеров и 1200 танков. Во всей группе армий "Юг" имелись 64 дивизии и 450 танков, в находившейся непосредственно в районе Харькова 6-я армии Фридриха фон Паулюса - 13 дивизий, из них одна танковая.

Немцы, со своей стороны, сами намеревались срезать барвенковский выступ, запланировав на 18 мая операцию под кодовым названием "Фридрихус".

В отличие от лета 1941 года, советскому командованию удалось перехватить инициативу, атаковав шестью днями раньше. Но и это не привело к успеху.

Для удара с юга по горловине барвенковского выступа немцы сосредоточили танковую группу генерала фон Клейста.

Советское командование проглядело концентрацию вражеских сил и вообще не предполагало, что немцы осмелятся контратаковать.

""Летом 1942 года Сталин окончательно
убедился, что "гинденбургов" у него нет.
Их и не могло быть. Для той Большой войны,
которую он по-дилетантски готовил,
они ему не требовались.
Являясь всего лишь "винтиками" и "шестеренками"
советской военной машины, генералы
интересовали Сталина исключительно
с точки зрения "надежности".
Полководцев ему пришлось лично готовить
в ходе войны, осваивая постепенно
военное дело "
Владимир Бешанов, историк


"Наши прогнозы строились больше на догадках, чем на реальных сведениях", - признавал после войны Баграмян.

Современные исследователи установили, что начальник Особого отдела Юго-Западного фронта Владимир Рухле все-таки предупредил Москву, но его сообщение проигнорировали. По имеющимся данным, руководитель контрразведки Виктор Абакумов не пожелал идти вразрез с господствовавшими в Ставке настроениями и не нашел ничего лучше, как обсудить полученную информацию с Хрущевым, который якобы отсоветовал ему докладывать Сталину.

Как писал впоследствии маршал Александр Василевский, в те дни вступавший на пост начальника Генерального штаба, его предшественник Борис Шапошников считал харьковскую операцию недостаточно подготовленной, но Сталин "приказал Генштабу считать ее делом Тимошенко и ни в какие вопросы по ней не вмешиваться".

"Уже одно то, что товарищ Сталин, наш великий друг и учитель, одобрил наступательные планы фронта, может служить верным залогом в предстоящем успехе нашего наступления", - заявил Тимошенко на совещании с командирами в Купянске 11 мая.

В тот же день в частях прошли митинги, на которых предстоящее наступление называлось "операцией по полному и окончательному освобождению Украины от немецко-фашистских захватчиков".

"Дух оптимизма витал на командном пункте фронта, - вспоминал командующий 38-й армией, будущий маршал Кирилл Москаленко. - Как это ни странно, Военный совет фронта уже не считал противника опасным".

Операция началась в 07:30 утра 12 мая и на первых порах развивалась успешно. 15 мая советские танки находились в 20 км от Харькова.

17 мая Клейст нанес отсекающий удар в тыл советским войскам и уже к вечеру продвинулся на 25 км к северу.

В тот же день Василевский доложил об изменении обстановки Сталину, но приказ приостановить наступление и развернуться фронтом к немцам последовал только 19 мая.

Как писал в своих мемуарах Москаленко, два дня советские дивизии "сами лезли в мешок, в пасть к врагу".

Возможно, и после 19 мая было еще не поздно спасти положение. Однако, по словам Москаленко, для этого "необходимо было в ограниченное время произвести перегруппировку больших масс войск, разбросанных на большом пространстве, а мы тогда еще не умели делать это должным образом".

"Они не умели ничего, кроме как стучать кулаком по столу, требовать "Стоять насмерть!", грозить трибуналом, "внушать бодрость" войскам при помощи заградительных отрядов и забрасывать врага трупами красноармейцев", - комментирует Бешанов.

Как и в 1941 году, возможность перехода к обороне не предусматривалась даже теоретически. На 180-километровом фронте под Харьковом за весну было построено всего 11 км проволочных заграждений.

"Посылать людей на войну,
не обучив, значит предавать их"
Конфуций


Маршал Тимошенко потерял управление войсками и в самые критические дни 22 и 23 мая покинул командный пункт, чтобы лично налаживать переправу через Северский Донец в районе Ивановки. Приказ о прекращении наступательной операции он отдал лишь 28 мая.

22 мая Клейст соединился с Паулюсом, окружив три советские армии. К 30 мая их уничтожение закончилось. Попытки прорыва успехом не увенчались, хотя командир одной из немецких дивизий генерал Ланц вспоминал о "чудовищных атаках русской пехоты".

Погибли 171 тысяча человек, в том числе семь генералов, в плен попали 240 тысяч. Из окружения вышли всего 22 тысячи человек.

Немецкие потери составили около 20 тысяч. Паулюс получил от Гитлера Рыцарский крест.

"В огненном смерче даже мертвые не обретали покой, - вспоминал царивший под Харьковом ад фронтовой разведчик, впоследствии писатель Борис Витман. - Вместе с живыми их швыряло взрывной волной, кромсало уже искореженные тела. К исходу 29 мая длина колонн пленных достигала нескольких километров. "Сколько же вас, родимых, - услышал я женский голос, - второй день мимо нас идете, а конца не видать!"

В результате огромных потерь советская оборона на юге оказалась существенно ослаблена, чем германское командование не преминуло немедленно воспользоваться. 28 июня 4-я танковая армия генерала Гота прорвала фронт и устремилась к Дону. 7 июля немцы подошли к Воронежу, 23 июля пал Ростов-на-Дону. В начале августа 6-я армия Паулюса вышла на дальние подступы к Сталинграду.

Головокружение от успехов


Фото. Маршал Тимошенко не любил публично вспоминать войну

По оценкам историков, после разгрома немцев под Москвой Сталин впал в теоретически осуждавшееся им "головокружение от успехов", находился в плену аналогий с 1812 годом и считал войну практически выигранной.

Высшие военачальники не пытались вывести его из этого состояния. На совещании 5 января 1942 года командующие фронтами, как один, докладывали о грандиозных успехах и просили резервов, обещая немедленно кого-нибудь разбить. Результатом стало директивное письмо от 10 января, в котором ставилась задача "обеспечить полный разгром гитлеровских войск в 1942 году".

Шапкозакидательским настроениям способствовали фантастические данные ГРУ, оценившего потери вермахта к 1 марта 1942 года в 6,5 млн человек, тогда как на деле они едва превысили один миллион.

"Инициатива теперь в наших руках. Потуги разболтанной ржавой машины Гитлера не могут сдержать напор Красной Армии", - утверждал Сталин в праздничном приказе 23 февраля.

"В Ставке ослабло критическое отношение к обстановке, многое представлялось в слишком розовом цвете. Разрабатывая гигантские планы, Ставка не учитывала реальную действительность", - писал после войны генерал-полковник Павел Белов.

"Многие из нас предполагали, что Красная Армия уже в состоянии немедленно выбросить захватчиков с советской земли", - вспоминал маршал Москаленко.

"Ну, шапка была набекрень у всех тогда", - заявил маршал Жуков в 1966 году на встрече с сотрудниками "Военно-исторического журнала".

"Точно так же, как Гитлер при нападении на Советский Союз, теперь русское командование переоценило свои силы", - указывал в мемуарах германский генерал Курт фон Типпельскирх.

Британский министр иностранных дел Энтони Иден 16-20 декабря 1941 года находился в Москве, чтобы подписать официальный договор о союзе в войне против Германии и послевоенном сотрудничестве. К его удивлению, Сталин практически не интересовался открытием второго фронта, а всецело сосредоточился на вопросе о признании Лондоном территориальных приобретений СССР по Нажать пакту Молотова-Риббентропа. В результате Иден уехал ни с чем.


"История Великой Отечественной войны абсолютно неправдивая… Это не история, которая была, а история, которая написана. Она отвечает духу современности. Кого надо прославить, о ком надо умолчать"
Маршал Георгий Жуков, из интервью "Литературной газете"


20 января 1942 года советский полпред в Вашингтоне Максим Литвинов запросил Москву, не следует ли, в связи со вступлением США в войну, поднять вопрос о втором фронте перед Рузвельтом. Молотов ответил: "Подождем момента, когда, может быть, сами союзники поставят этот вопрос перед нами".

Изменил эту позицию только разгром под Харьковом. Когда Молотов, в те дни находившийся с визитом в Лондоне, сообщил, что Британия по-прежнему не готова включить в договор пункт о признании границ 1941 года, Сталин ответил: "Согласись без этого". Документ был подписан 26 мая.

На переоценку своих сил наложился крупный стратегический просчет.

После поражения под Москвой и вступления в войну США Германия оказалась перед лицом затяжной войны, в которой решающую роль играют материальные ресурсы. Главной целью Гитлера стали кубанская пшеница и кавказская нефть.

"Москва как цель наступления совершенно отпадает", - записал после совещания в ставке фюрера 28 марта генерал Вальтер Варлимонт.

Сталин до лета 1942 года не сомневался, что немцы повторят попытку захватить Москву, и считал южное направление второстепенным и отвлекающим. Основные силы Красной армии были брошены на то, чтобы оттеснить подальше от столицы группу армий "Центр", и германское командование перемалывало их, уйдя на этом участке фронта в глухую оборону.

"Наступательными действиями мы изматывали свои войска во много раз больше, чем вражеские. Это изматывание было выгодно противнику, а не нам", - писал в мемуарах маршал Рокоссовский. Фраза была вычеркнута цензурой и впервые вошла в издание 1990 года.

22 января был освобожден последний занятый немцами населенный пункт на территории Московской области - деревня Уваровка.

Но взять Ржев в 200 км к западу от Москвы удалось только в марте 1943 года. Потери в бесконечных боях за Ржев составили полмиллиона человек. Александр Твардовский посвятил им одно из самых пронзительных стихотворений во всей военной литературе: "Я убит и не знаю, наш ли Ржев, наконец?"

"Наше счастье, что силы
советского тыла неисчислимы"
Маршал артиллерии Николай Воронов


Общие потери Западного и Калининского фронтов Жукова и Конева с 8 января по 20 апреля 1942 года, когда наступление окончательно выдохлось, составили 776889 человек.

Однако и после этого Верховный продолжал гнуть свое.

"Всей Красной Армии добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев", - писал он в первомайском приказе.

Кто виноват?


В известном докладе XX съезду КПСС Хрущев возложил всю вину за харьковское поражение на Сталина, который, по его словам, загубил дело, упорно не давая перейти к обороне.


"Война по должности превратила Сталина в Верховного Главнокомандующего, но не могла превратить его в профессионального военачальника. Между тем привычка к неограниченной власти сделала неизбежным его вмешательство именно в профессиональные вопросы войны "
Николай Сванидзе, журналист и историк


В воспоминаниях Никиты Сергеевича досталось и маршалу Василевскому за то, что он 17 мая не настоял перед Верховным на прекращении наступления и тем самым, по мнению Хрущева, "не выполнил своего долга воина".

Однако, как следует из опубликованных документов, Тимошенко, Хрущев и Баграмян, докладывая о тяжелой обстановке, тоже не решились произнести главные слова - "остановить наступление".

Как указывал в воспоминаниях Жуков, 17-18 мая "Военный совет [Юго-Западного] фронта особого беспокойства не проявил".

С одной стороны, Сталин возглавил вооруженные силы воюющей страны, будучи гражданским человеком, притом давно уверовав в собственную непогрешимость и внушив всем, а маршалам и генералам больше, чем кому-либо, что противоречить ему смертельно опасно.

Жуков, уже находясь на пенсии, на вопрос Константина Симонова, каким был Верховный, ответил коротко: "Он был страшен".

С другой стороны, подавляющее большинство выдвинутых им военачальников имели за плечами лишь начальную школу да разные краткосрочные курсы. В результате Большого террора крупными соединениями пришлось командовать людям, недавно пришедшим, в лучшем случае, с дивизионного уровня.

"Когда задумываешься о любимцах Сталина,
которым вверялась власть над миллионами
наших солдат, то невольно возникает вопрос:
как мы вообще эту войну с Германией выиграли?"
Валентин Пикуль, писатель


"Мы не имели заранее подобранных и хорошо обученных командующих фронтами, армиями, корпусами и дивизиями. Во главе фронтов встали люди, которые проваливали одно дело за другим. Все эти командиры учились войне на войне, расплачиваясь за это кровью наших людей", - указывал Жуков в письме начальнику Главного управления кадров наркомата обороны 22 августа 1944 года.

Вплоть до 1943 года Сталин в форме приказов направлял командующим фронтами и армиями пространные инструкции и, по их собственным словам, "открывал глаза" на вещи, которые обязан знать любой курсант, вроде необходимости концентрации сил на решающих участках и артиллерийской поддержки наступления, использования радиосвязи и инженерных заграждений.

"Не имевшие достаточного опыта, не отягощенные образованием, скороспелые сталинские полководцы, заняв генеральские должности, в своем подавляющем большинстве остановились в развитии и ничему учиться не желали. Они готовились только наступать, но, как выяснилось, наступать тоже не умели. Во-первых, сразу терялось управление; во-вторых, "не хватало опыта"; в-третьих, мешал противник, создававший своими действиями "сложную обстановку", - пишет Владимир Бешанов.

"Расплачиваться за невежество пришлось долго и большой кровью. Не своей, конечно", - резюмирует исследователь.

27 мая 1942 года Сталин ответил Тимошенко и Хрущеву на просьбу о дополнительных резервах: "Не пора ли вам научиться воевать малой кровью, как это делают немцы? Если вы не научитесь получше управлять войсками, вам не хватит всего вооружения, производимого в стране. Учтите все это, если вы хотите когда-либо научиться побеждать врага, а не доставлять ему легкую победу. В противном случае вооружение, получаемое вами от Ставки, будет переходить в руки врага, как это происходит теперь".

"Тот факт, что мы отступили далеко от границы и дали противнику возможность занять и разорить Украину, Белоруссию, часть Российской Федерации, явился результатом просчетов и неумелого руководства. Многие люди, которым доверили дело, были достаточно примитивны", - утверждал Хрущев.

"Врать не хочу, а правду
все равно написать не позволят"
Маршал Иван Конев о своем решении
не описывать в мемуарах
начальный период войны


По оценкам современных историков, Иосифу Виссарионовичу следовало бы вместо "вам" сказать "нам", а Никите Сергеевичу - включить в число "примитивных людей" себя самого.

Маршал Семен Тимошенко не захотел участвовать в запоздалом обмене упреками. Единственный из крупных советских военачальников второй мировой войны, он отказался писать мемуары и публично делиться воспоминаниями.

Знаменитый актер Евгений Весник рассказывал, что через много лет после войны ехал с Тимошенко в одном купе. Как водится, налегли на коньячок.

Захмелев, Весник, по его словам, "набрался наглости" и спросил маршала: как же нам все-таки удалось выиграть войну?

"А хрен его знает!" - ответил тот.

Содержание


Керченская катастрофа 1942 года. 1 к 20?
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
http://www.bbc.com/russian/features-39900710

Керченская катастрофа: холодный душ и кровавая баня

Артем Кречетников
Русская служба Би-би-си, Москва

19 мая 2017

Фото. Обелиск на горе Митридат

Из неудачных для Красной армии сражений Великой Отечественной войны только два почти официально носят название "катастроф": Харьковская и Керченская. И случились они одновременно: в мае 1942 года.

"Добиться, чтобы 1942 год стал годом окончательного освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев", - писал в первомайском приказе Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин. До больших бед оставались одна-две недели.

По сравнению с началом войны моральный дух советских войск сильно изменился. Даже попав в тяжелое положение, они уже не "превращались в стадо баранов" (постановление ГКО от 6 июля 1941 года), а отступали с боями.

Причиной поражений 1942 года стали шедшие из самого Кремля шапкозакидательские настроения и непрофессионализм командующих от дивизии и выше, которые, согласно многочисленным мемуарным признаниям, в это время еще только учились воевать.

В провале на Керченском полуострове человеческий фактор сыграл особую роль.


Диспозиция


К середине ноября 1941 года немцы овладели Крымом, кроме продолжавшего обороняться Севастополя.

В конце декабря - начале января советское командование провело Керченско-Феодосийскую десантную операцию, отбив у противника Керченский полуостров.

После большого совещания с военными в Кремле 5 января 1942 года, где на волне успехов в Московской битве звучали победные фанфары, Сталин приказал немедленно развернуть наступление на всем пространстве от Балтийского до Черного моря.

На юге ставилась задача полностью освободить Крым, снять осаду Севастополя и продвигаться на юг Украины через Перекоп.

28 января был образован Крымский фронт, наименьший по протяженности (27 километров от Черного до Азовского моря) и один из самых недолговечных (просуществовал 112 дней) за всю войну.

С 27 февраля по 13 апреля он трижды пытался наступать, но потеснить части вермахта не смог. Напротив, была вновь утрачена Феодосия.

Общее наступление Красной армии к концу марта выдохлось, потери составили порядка 1,8 миллиона человек, добиться существенных успехов нигде не удалось.

В середине апреля Ставка приказала перейти в Крыму к обороне.


Только вперед!


Это указание было фактически проигнорировано.

Руководство Крымского фронта не построило прочной обороны, не сконцентрировало артиллерию на танкоопасных направлениях, не рассредоточило войска в глубину и не создало там подвижных резервов.

"Оборонительный рубеж еще и не думали строить. Позиции представляют собой тонкую линию из противотанкового рва, вырытого еще в августе 1941 года, и проволочных заграждений. Командные пункты плохо замаскированы. Передний край минами не прикрыт. Командиры считают, что окапываться не нужно, потому что скоро предстоит идти в наступление", - писал после посещения Керченского полуострова начальник штаба инженерных войск Красной армии генерал-майор Иван Галицкий.

В ответ на замечания Галицкого командующий 44-й армией, по которой вскоре пришелся основной удар, генерал-лейтенант Степан Черняк, заявил: "Делать это незачем. Мы готовимся в ближайшее время наступать".

"Такое построение было просто сумасшедшим, оно игнорировало не только имевшийся опыт Великой Отечественной войны, но и прежних войн", - писал в книге "Керченская катастрофа" историк Всеволод Абрамов.

"Войск было повсюду вблизи передовой так много, что само их количество как-то ослабляло чувство бдительности. Никто не укреплялся, никто не рыл окопов. Плотность войск, подогнанных Мехлисом к переднему краю, была чудовищная. Каждый немецкий снаряд, каждая мина, каждая бомба наносили нам огромные потери. В километре-двух-трех от передовой все было в трупах", - вспоминал свой приезд на полуостров Константин Симонов.


Любимец вождя


Участники событий и позднейшие историки практически единодушно называют основным виновником поражения Льва Мехлиса - начальника Главного политического управления Красной армии, заместителя наркома обороны, то есть самого Сталина, и его особо доверенного помощника с 1920-х годов.

20 января он прибыл в Крым в качестве полномочного представителя Ставки, накануне вылета пообещав в разговоре с заместителем начальника генштаба Василевским "закатить немцам большую музыку".

Константин Симонов был уверен, что в другой обстановке из Мехлиса вышел бы религиозный фанатик.

До революции Мехлис окончил коммерческое училище, а после - Институт красной профессуры. Храбрый, преданный коммунистической идее и лично Сталину, сухой аскет, он был безжалостен, непоколебимо верил в эффективность волевых методов управления и стремился контролировать каждую мелочь, считая всех, кроме себя, глупцами, паникерами или изменниками.

Кремлевский эмиссар задавал тон наступательным настроениям, по словам Симонова, объявляя трусом каждого, кто удобную позицию в 100 метрах от противника предпочтет неудобной в 50 метрах.

Мехлис замкнул на себя оперативные вопросы и отдавал приказы командирам частей через голову прямых начальников.

Создал при себе параллельный штаб, породив двоевластие и атмосферу подсиживания и доносов. Заставлял генералов и старших офицеров тратить дорогое время на бесконечные совещания и заслушивания.

Как писал в мемуарах генерал армии Сергей Штеменко, "Мехлис, по своему обычаю, стал перетасовывать кадры". Отправил в Москву начальника штаба фронта, будущего маршала Федора Толбухина. Хотел заменить и командующего Дмитрия Козлова, в телеграмме Сталину обозвав того "барином из мужиков, чье дело спать и жрать".

Именно на это послание Сталин ответил знаменитой фразой: "У нас нет в резерве гинденбургов".

Впрочем, Козлов и так не мешал самоуверенному и напористому Мехлису делать все, что тот считал нужным.

Если бы фронт возглавлял Жуков или Рокоссовский, вероятно, коса нашла бы на камень, и решать конфликт пришлось бы Сталину. Козлов Мехлиса боялся, помня о роли, которую тот в июле 1941 года сыграл в трагической судьбе командования Западного фронта.

"Мехлис, при всей своей личной готовности отдать жизнь на родину, был ярко выраженным продуктом атмосферы 1937-1938 годов. А командующий фронтом, образованный и опытный военный, тоже оказался продуктом этой атмосферы, только в другом смысле". - полагал Константин Симонов.

Еще армейский комиссар любил лично допрашивать немецких военнопленных, которых потом нередко "приказывал кончать", как признался в одной из депеш Сталину.


"Охота на дроф"



28 марта 1942 года на совещании у фюрера был в основном утвержден план наступления в Крыму под кодовым названием "Охота на дроф".

Скрыть передвижения войск в голой степи было невозможно. Во второй половине апреля войсковая и воздушная разведки постоянно докладывали советскому командованию о подозрительной активности неприятеля.

Особую ценность имели показания летчика-хорвата, воевавшего в составе вермахта и перелетевшего на советскую сторону, которого допросил сам главком Северо-Кавказского направления маршал Буденный. Реальные события в дальнейшем практически целиком совпали с его рассказом.

Но советское командование отмахивалось от тревожной информации. В результате немцы воспользовались фактором внезапности. Повторилась в миниатюре ситуация лета 1941 года.

В штабе Крымского фронта считали, что противник не посмеет атаковать, имея в тылу не взятый Севастополь, а даже если что-то замышляет, скоро это сделается неважно, потому что мы сами нанесем удар.


Соотношение сил


Крымский фронт состоял из трех армий - 51-й, 47-й и 44-й, располагавшихся соответственно с севера на юг. В их состав входили 19 дивизий и отдельные части.

Всего советская группировка на утро 8 мая, по данным генштаба, насчитывала 249800 человек, 347 танков, 580 самолетов, 3577 орудий и минометов, в том числе 72 "катюши".

Всеволод Абрамов в своей книге приводит более скромные цифры: 238 танков, 2195 артиллерийских стволов, 349 самолетов - полагая, что часть техники была потеряна в предыдущих боях.

Немецкие силы в Крыму были сведены в 11-ю армию в составе 10 германских и двух румынских дивизий общей численностью порядка 147 тысяч человек. При этом четыре немецких и одна румынская дивизия осаждали Севастополь.

Советская сторона превосходила неприятеля по количеству военнослужащих и танков примерно вдвое, по артиллерии значительно, по авиации наблюдалось относительное равенство.

Мехлису и Козлову противостоял командующий 11-й армией Эрих фон Манштейн, которого военные эксперты считают, наряду с Роммелем, лучшим германским полководцем Второй мировой войны.


Не ждали


В ночь на 8 мая немцы нанесли массированный артиллерийский, а с наступлением утра и воздушный удар по советскому переднему краю.

Большая часть заранее разведанных ими командных пунктов была сразу же уничтожена. Погиб командующий 51-й армией генерал-лейтенант Львов, его заместитель генерал-майор Баранов был тяжело ранен.

Фото. Советская армия вернулась в Керчь в апреле 1944 года

Нарушилась проводная связь, а пользоваться радио советские командиры не любили и не умели.

В штабе фронта полагали, что противник, если и решится атаковать, нанесет главный удар вдоль железной дороги Джанкой-Керчь. Чтобы внушить эту мысль советскому командованию, немцы проводили там ложные перемещения войск.

В реальности основным стало южное направление по берегу Черного моря.

На советской стороне там имелся противотанковый ров. Манштейн рва не испугался, зато части левофланговой 44-й армии были больше других потрепаны предыдущими боями.

На неохраняемый берег немцы высадили шлюпочный десант.


Роковое промедление


Как говорилось в изданной по итогам боев на керченском направлении директиве Ставки от 4 июня, губительными стали бездействие и нерешительность командования Крымского фронта в течение двух дней: 9 и 10 мая. Позднее сделать что-либо практически было уже нельзя.

Запланированный на 9 мая удар с севера по наступавшим вдоль черноморского побережья трем немецким дивизиям не состоялся, поскольку командование занялось передачей ряда соединений из 44-й в 51-ю армию, возможно, целесообразной в более спокойной обстановке, но не тогда, когда ситуация с каждым часом менялась в пользу противника.

Отданный утром 10 мая приказ Ставки отвести войска к Турецкому валу в 25 км от Керчи и укрепиться там, не был выполнен организованно и вовремя.

Возможно, начавшийся проливной дождь, нескольку замедливший неприятельское продвижение, внушил Мехлису и Козлову ложную мысль, что все как-нибудь само наладится.

11 мая немецкая 22-я танковая дивизия, повернув на север, вышла к побережью Азовского моря. В тылу у нее остались восемь советских дивизий. Остальные покатились на восток.

13 мая немцы вышли к Турецкому валу и с ходу преодолели его. Попытки организовать там оборону успехом не увенчались, поскольку приказы до войск не доходили.

В тот же день в Керчь прилетел главком Северо-Кавказского направления Семен Буденный и приказал немедленно начинать эвакуацию.

Однако 15 мая из Москвы поступил приказ: "Керчь не сдавать, а организовать оборону по типу Севастополя".

Вероятно, сказалась позиция командующего Черноморским флотом адмирала Филиппа Октябрьского, направившего Сталину эмоциональную телеграмму: "Главком приказал приступить к эвакуации Красной Армии из Керчи. Невозможно поверить, что есть такое решение. Прошу категорически запретить эвакуацию. Мы должны драться".

Далее адмирал откровенно объяснил главную причину своего несогласия с Буденным: "Эвакуировать нечем. Средства исключительно скудные. Во время эвакуации все или почти все противник уничтожит".

Как показали ближайшие дни, многократно ославленный "отсталым конником времен Гражданской войны" Буденный в данном случае был прав. Удержать Керчь оказалось невозможно, а промедление и колебания с эвакуацией увеличили число жертв.


Агония


14 мая немцы овладели господствующей над Керчью горой Митридат и в нескольких местах вышли на берег Керченского пролива.

Мехлис отправил телеграмму Сталину: "Бои идут на окраинах Керчи. Напрягаем последние усилия. Эвакуация техники и людей будет незначительной. Мы опозорили страну и должны быть прокляты".

До последнего момента он находился среди скопившихся на берегу войск, командовал, кричал, ругался, в какой-то момент едва не пристрелил командующего Керченской военно-морской базой Александра Фролова (контр-адмирал спасся лишь тем, что рядом оказался нарком ВМФ Николай Кузнецов). Однако проку было мало.

"Дуролом он! Видел я, как он на берегу распоряжался до последнего! А черта в его храбрости, когда из-за него по всему проливу бескозырки да пилотки…" - сказал о Мехлисе Константин Симонов устами одного из героев романа "Последнее лето".


Советский Дюнкерк


В 15:00 16 мая были взорваны несколько сот тонн боеприпасов на складах военно-морской базы.

Многие части еще не получили приказа эвакуироваться, но грохот и огненный фейерверк лучше всяких команд оповестили: все кончено.

Подразделения на позициях стойко сражались до конца, прикрывая отход. Остальные скопились на пристанях. Стало ясно, что на судах мест для всех не хватит.

Около 16:00 немцы подошли к причалам на дистанцию автоматного огня.

Для эвакуации удалось собрать 158 судов разного размера. Далеко не все были в хорошем техническом состоянии, подошли они, естественно, не одновременно.

Как британцы в Дюнкерке, советские моряки сделали все, что могли. Около 17 тысяч человек переправили рыбаки, которых военные называли "тюлькин флот".

Многие спасались вплавь. Аналога этому в истории войн, пожалуй, не было.

"На берегу кипела лихорадочная работа. Из досок, из бочек сколачивались плоты, надували автомобильные камеры, плыли, держась за бревно, мастерили немудреные поплавки, набивая плащ-палатки соломой. Люди пускались на любой риск, лишь бы покинуть этот берег смерти", - рассказывал со слов участников событий писатель Сергей Смирнов.

Ширина пролива всего 4 километра. Вода в мае была достаточно теплая. Но не все хорошо плавали, многих выносило течением в Черное море, других расстреляла с воздуха немецкая авиация.

"Вопли и стоны стояли над проливом", - повествовал Сергей Смирнов.

Кому-то везло. Бойцы 162-го батальона 15-й бригады ПВО не только сами переправились на плотах, но и вывезли 12 зенитных пулеметов.

Однако технику пришлось почти всю бросить, кроме "катюш", которых эвакуировали 47 из 72 - как секретное оружие их было приказано спасать любой ценой.

Потери авиации составили 417 самолетов.

Последние суда отплыли из района Еникале в ночь на 20 мая.

На следующий день ярко светило солнце. В бинокли было видно, как на крымской стороне жители стаскивают тела погибших солдат и офицеров в воронки от бомб и снарядов, а немцы поливают их бензином и жгут.


Печальный итог


По данным Черноморского флота, с 14 по 20 мая были переправлены 119395 военнослужащих, из них 42324 раненых.

Козлов спустя несколько дней доложил Сталину, что переправились 138926 человек.

Если последняя цифра верна, то очевидно, что около 17,5 тысячи человек перебрались через пролив самостоятельно.

Удалось вывезти также 1371 гражданского человека, 25 пушек, 27 минометов, 14 автомашин и 838 тонн разных грузов.

Безвозвратные потери, включая умерших в госпиталях после эвакуации, составили 162282 человека - примерно две трети личного состава Крымского фронта.

Свыше 140 тысяч человек, по данным начальника германского генштаба Франца Гальдера, попали в плен.

Вермахт потерял 7588 человек убитыми и ранеными, 11 танков и самоходок и девять орудий.

Шесть дивизий разгромили три армии. Советские потери превзошли немецкие в двадцать с лишним раз.

Манштейн получил звание фельдмаршала.

Руководители операции с советской стороны были понижены в званиях, но расстреливать, в отличие от лета 1941 года, Сталин никого не стал.

Козлов воевал заместителем командующего разными фронтами, и, по оценке маршала Василевского, на вторых ролях справлялся неплохо.

"Потолком" Мехлиса стала должность члена Военного совета фронта. Бывший фаворит лишился должностей начальника Главпура и заместителя наркома обороны, а главное - вождь больше ни разу не удостоил его личной встречи.

Некоторые современники утверждали, что одна аудиенция все же состоялась, и Мехлис упал перед Сталиным на колени.

Подвиг аджимушкайцев


От трех до пяти тысяч солдат и офицеров, которым не удалось эвакуироваться, укрылись в Аджимушкайских каменоломнях под Керчью и до конца октября 1942 года тревожили немцев ночными вылазками.

Командование принял полковник Павел Ягунов, а после его гибели подполковник Григорий Бурмин.

Некоторые из выживших утверждали, что противник использовал против них запрещенное химическое оружие. Однако доказательств этого нет, и СССР официально таких обвинений не выдвигал. Скорее всего, применялись обычные дымовые шашки.

Поскольку многие аджимушкайцы в конце концов очутились в плену, их эпопея сразу после войны не афишировалась.

Так же как историю Брестской крепости, ее в начале 1960-х годов сделал публичным достоянием писатель и тележурналист Сергей Смирнов.

В год 20-летия Победы в живых оставалось около 200 участников обороны.

Содержание


Сериал "Вторая мировая. День за днем." Шестая серия. Январь 1940 года.
Немец и русский - братья навек!
fuchik2
Вторая Мировая. День за днем.


Шестая серия


Виктор Правдюк: "Новый 1940 год оказался очень снежным. Снег прикрыл даже линию Мажино на Западном фронте. А на линии Маннергейма на лесных опушках, на полях зимней советско-финской войны лежали более чем метровые снега. Снег продолжал идти, морозы крепчали. И в Красной и в финской армиях прекрасно понимали, что после кровавых боев затишье будет очень недолгим и вот-вот грянут основные события.

Веселее всего встретили Новый года во Франции. В открытых кафе и варьете пели, веселились, танцевали. Индустрия отдыха работала без устали. Дозоры, конечно, оставались в окопах, но и к ним было доставлено новогоднее шампанское. Правительства Великобритании и Франции наделялись, что в Новом году им удастся как-нибудь избавится от этой уже надоевшей и очень не популярной войны.

Иосиф Сталин встретил Новый год в своем кремлевском кабинете вместе с Берией, Ворошиловым, Шапошниковым и Василевским. Присутствие двух последних представителей Генерального штаба говорило о том, что обсуждались оперативные вопросы Зимней советско-финской войны, ее второго этапа. Дело в том, что молниеносной войны, советского блицкрига не получилось. Очень тяжелые условия на Карельском перешейке. Густой снег. Крепкие морозы. Отсутствие дорог. Плохая подготовка войск. К этим очевидным условиям военных действий привели к тому, что Красная Армия не просто остановила свое наступление, она понесла большие потери, а кое-где даже вынуждена была отступить. Не мудрено, что советское руководство и в новогоднюю ночь обсуждало проблему прорыва линии Маннергейма в Южной Финляндии, потому что только там можно было одним мощным ударом решить исход войны.

Но в начале 1940 года главным беспокойством для Сталина была не война с Финляндией".


январь 1940 года.


Новый год Бенито Муссолини встретил в Венеции. Снег в городе на воде видимо остудил воинственный пыл последнего римлянина, как звали Дуче хорошо знавшие его люди. В эти первые дни года Муссолини написал письмо, в котором проявил редкий для него дар предвидения. И сразу скажем, что в дальнейшем итальянский диктатор уже никогда не поднимался до подобных высот. Снег что ли тому причиной?

03:09

Письмо было адресовано Гитлеру. Муссолини писал в нем, что никогда Германия не сможет победить Великобританию и Францию. Что необходимо заранее, не ожидая неприятных сюрпризов, учесть позицию Соединенных Штатов Америки. Что надо стремится к миру. А для этого воссоздать польское государство хотя бы в форме малой, скромной, разоруженной Польши.

Но главные претензии Муссолини предъявил Гитлеру по поводу союза с коммунистической Россией. Нельзя постоянно жертвовать принципами ради текущего политического момента, поднимался до пафосных вершин Муссолини. Мой прямой долг добавить, что еще один шаг сближения с Москвой будет иметь катастрофические отзвуки в Италии.

Теоретически Муссолини был конечно прав. И в данном случае ему пророчески привиделся год 1945. Но беда для Италии была в том, что во-первых Гитлер был оптимистом замешанным на авантюризме, а во-вторых на бумаге размышлять было легко, но как в действительности могла бы Германия выйти из войны?

Впереди безусловно замаячил бы унизительный для немцев Версальский договор. И как расстаться с Судетами, Австрией, Западной Польшей? Не имея аргументов Гитлер поначалу попросту не отвечал на это обстоятельное и тревожное послание Дуче. Разорвать дружеские отношения с Советской Россией в январе 1940 года Германия никак не могла. В условиях плотной английской блокады немецких портов нефть и продовольствие из СССР, использование Транссибирской железной дороги для экспорта и получение взамен редких металлов было для Третьего Рейха необходимо как воздух.

Забот у Германии в январе хватало. Политическая нестабильность в Румынии угрожала потерей карпатской нефти, поэтому Гитлер отдал приказ о подготовке военной операции против Румынии.

05:05

Чтобы ослабить британскую морскую хватку, в Германии решили захватить английскую военно-морскую базу в Испании Гиблартар - ворота и ключ к Средиземному морю. Операцию под кодовым названием Феликс планировали в полном соответствии со стратегией непрямых действий. 7 января об этом плане доложили Гитлеру. Десант с моря с одновременными ударами с суши и высадкой парашютных частей. В реальности оставалась одна существенная проблема - атаковать Гиблартар было возможно только с территории Испании, а для этого необходимо было сосредоточение Вермахта в невоюющей стране. Франциско Франко, испанский спаситель нации, своего согласия не давал, понимая, что если английский флот будет вытеснен из Средиземного моря, то у него окажется более чем достаточно сил для полной морской блокады Испании, которую, ослабленная гражданской войной и голодом, страна не выдержит. К тому же Франко во все периоды большой войны вел тайные переговоры с англичанами.

Операция Феликс, так красиво задуманная, с моря и с неба, немецкие десантники, как олицетворение оживших древних германских богов захватывают ключевую британскую позицию в Средиземном море после чего море превращается во внутренних водоем Германии и Италии, операция Феликс повисла в воздухе, а потом опустилась на чашу весов, которая так и не смогла пересилить требования и желания Франко, лежавшие на другой чаше. Испанцы хотели получить от Гитлера столько гарантий - оружия, хлеба, земель в Африке и прочих услуг, то легче было бы устроить для них рай на земле.

Но наступали очень холодные дни. Зима оказалась суровой. Вымерзали знаменитые французские виноградники. Осенью французы не дождутся многих своих традиционных и любимых вин. В январе в окопах дозоры менялись каждый час. Впрочем в ближайшем тылу для французских солдат были оборудованы теплые квартиры, работали кафе и танцплощадки.

Цитаты.

12 января французский писатель-интеллектуал, участник Первой мировой войны Дреол Арашель записал в дневнике: "Окунувшись в эту войну, они с гораздо большим трудом вступят в войну настоящую, от этого у них у всех разовьется болезнь сердца, от которой никто не оправится. Упадок должно быть неотвратим, поскольку люди с все большим трудом переносят обычный ход вещей. Старику труднее оправиться от бронхита, чем молодому. Европа выйдет из этой войны в полном упадке. Но что такое упадок без варваров на границе?"


На противоположной стороне, немецкой, холод ощущался гораздо в меньшей степени. Кровь германцев все еще кипела от возмущения по поводу несправедливости Версалького унижения их воинственной Родины. Кроме того немцы интенсивно готовились к масштабному наступлению, а значит проводили учения, приближенные к условиям боя.

10 января Гитлер перенес очередную дату атаки на Западе на 17 января. Но в этот же день случилось нечто такое, что решительным образом подействовало на стратегию обеих воюющих сторон и что до сих пор выживает жаркие споры историков. Плохая ли погода была причиной или задуманная дезинформация, случайность или провокация, увы, участников бельгийского инцидента давно уже нет в живых.

Андрей Терещук: "10 января немецкий самолет, следовавший маршрутом Мюнстер-Кельн, самолет, на борту которого находился майор гитлеровских Люфтваффе Гельмут Райнбергер, оказавшись в воздушном пространстве Бельгии, совершил вынужденную посадку. При немецком майоре находился портфель с документами секретного характера.

Это были планы немецкого наступления на Францию через Бельгию и Голландию, наступление, которое должно было начаться 17 января. Что любопытно к документам были приложены карты. То есть если бы эти документы попали, а они в конечном счете попали в руки союзников, то союзники получали бы едва ли не исчерпывающую информацию о намерениях руководства Рейха. Когда к приземлившемуся немецкому самолету приблизились бельгийские полицейские, то майор Райнбергер предпринял попытку уничтожить документы. Ему это не удалось. Как не удалось еще раз их уничтожить тогда когда его допрашивали в оказавшейся недалеко армейской казарме, куда он был препровожден. Иными словами в руках союзников оказалась невероятно ценная информация, которая раскрывала практически все планы германского военного командования."

Вместе с Михеленским подарком союзники получили и сообщения от Ганса Остера, антигитлеровски настроенного одного из руководителей немецкой армейской разведки Абвера. Остер предупредил французов, что наступление начнется 17 января. Французский Генеральный штаб не сомневался в полученных данных и сделал все чтобы парировать немецкий удар через Бельгию и Голландию. Сомнения возникли после не состоявшегося 17 января наступления. Гитлер при известии о Михеленском приземлении разыграл приступ недюжинного гнева, о котором немецкая разведка немедленно довела до сведения противников.

На берегах Сены продолжали готовится к походу в Бельгию. В самом деле, не линию же Мажино, неприступную легендарную, будут атаковать немцы? Но причина неуверенности Гитлера была проста - он перестал верить в успех плана нападения на Францию через Бельгию. В этом плане, начиная с августа 1914 года не могло быть абсолютно никакой неожиданности.

Если зов трубы, хриплый, ветровой, резкий.
Разве то не ты кличишь в снеговой рог.
Ты, что начертал страшную судьбу русских.
Ты что сократить властен роковой срок.

На полях январских сражений зимней войны на Востоке лежали невиданные по высоте снега. Таких снегов не помнили ни годы, ни люди.

Виктор Правдюк: "Как вы думаете, сколько времени нужно солдату чтобы преодолеть 200 метров по глубокому снегу? В полной амуниции при этом? Оказывается около часа он будет преодолевать двухсотметровую дистанцию. А если он идет в атаку под обстрелом? Его или пуля догонит или он будет обморожен, если заляжет в снегах. Потому что в дни советско-финской Зимней войны температура доходила до минус 45 градусов. Даже танки застревали в двухметровом снегу.

12:32

Если к этому добавить бездарность высшего командного состава, отсутствие даже карт на направлениях запланированных наступлений, пренебрежение разведкой, то невозможно даже рассказать, что побеждать собирались числом, а не умением. Политруки своих солдат не жалели. Если вспомнить о невиданном чванстве офицеров и политруков в пролетарско-крестьянском воинстве, а это вообще было невероятно. Это невероятно для любой армии. И нигде не было такой дистанции между офицером и рядовым как в Красной Армии. Господи не приведи когда из грязи в князи."

Линию Маннергейма, конечно, нельзя сравнить с линией Мажино. У финского маршала хватило сил и средств только на то, чтобы выстроить оборонительные узлы на самых опасных и очевидных для наступления Красной Армии направлениях. Именно в эти, хорошо укрепленные оборонительные позиции и упирались атакующие колонны, неся неоправданно большие потери. Но так долго продолжаться не могло. Советская авиация, артиллерия и танки имели все возможности для разрушения долговременных финских укреплений. С этого и надо было начинать, а не бросать на неподавленные финские ДОТы колонны дивизий и бригад.

Кирилл Александров, историк: "В массовом сознании советско-финляндская война ассоциируется в первую очередь с прорывом линии Маннергейма и с боевыми действиями на Карельском перешейке. Однако самая трагическая страницы этой войны связана не с Карельским перешейком. Боевые действия севернее Ладожского озера в полосе 8-ой и 9-ой армий практически никогда не подвергались освещению и они остаются до сих пор неизвестными. Хотя между тем именно с судьбой этих армий связана трагедия сотен и тысяч бойцов и командиров Красной Армии, фактически обреченных своим командованием на полное уничтожение.

14:35

Разве когда-нибудь в истории Русской Императорской Армии было такое, чтобы целые дивизии были обречены на умирание с голода? Между тем в котле в районе Кителя на северном побережье Ладожского озера 18-я и 168-я стрелковая дивизии, 34-я танковая бригада были обречены именно умирать с голоду на протяжении практически двух месяцев - января и февраля 1940 года. Из состава 18-ой стрелковой дивизии к своим вышло не более 10 человек, а знамя этой дивизии стало финским военным трофеем.

Известна судьба 44-ой стрелковой дивизии комбрига Виноградова, которая была рассечена финскими штурмовыми группами на дороге Ратова-Инживара в район Суоми-Салме и к 4-5 января 1940 года фактически уничтожена. Все командование дивизии во главе с комбригом Виноградовым по настоянию личного представителя Сталина армейского комиссара первого ранга Льва Захаровича Мехлиса было расстреляно 11 января 1940 года якобы за поражение своей дивизии. Всю вину с командования дивизии посмертно сняли только 50 лет спустя."

Какое бы мужество и стойкость не демонстрировала финская армия, но уже с середины января Финляндия была обречена на поражение и принятие жестких советских условий. И понятно, что чем труднее достанется Советскому Союзу победа, тем тяжелее будут условия мирного соглашения для Финляндии. Воспрепятствовать неизбежному могла бы только гитлеровская Германия, которая тогда вынуждена была поддерживать Советский Союз.

Западные державы, не смотря на все воинственные заявления, планирование мифических операций в Скандинавии и на Ближнем Востоке, не смогли предпринять ничего реального. Ближайшее будущее показало, что бездействие в Зимней войне стало большой удачей для Великобритании и Франции. Если бы они, переоценив свои силы, вмешались и получили СССР в качестве активного врага в начале 1940 года, Вторая мировая война вероятно продолжилась лет на 10 дольше.

Первый месяц нового 1940 года принес немцам весомые успехи в минной войне. Прибрежное судоходство по определению английских историков было в значительной степени нарушено. За месяц на минах потеряно 21 судно.

17:05

Германия с большим опозданием начала создавать программу строительства новых подводных лодок. Только 6 лодок смогли у немцев одновременно действовать на западных подходах к Британским островам. Они потопили еще 9 судов, но впервые британский самолет точно навел на одну из лодок надводные корабли. И после атак глубинными бомбами и преследования, получив повреждения, немецкая подводная лодка U-55 появилась на поверхности моря с белым флагом на рубке. Экипаж ее сдался в плен.

Минные поля, выставленные англичанами вдоль собственного побережья показали свою весьма сомнительную пользу. Они лишь вызывали плотное скопление судов у входа на фарватеры, чем привлекали к себе авиацию и подводные лодки противника. Во внутренних английских водах действовали еще 9 германских подводных лодок. И они довели число потопленных судов до 40. Как выяснится позже это еще не было пределом английских потерь, но британский флот медленно и верно искал и находил оптимальную противолодочную тактику. Из сорока потерянных судов только 4 погибло в составе хорошо охраняемых конвоев, остальные следовали самостоятельно или почему либо отстали от конвоев.

В Японии в середине января разразился очередной правительственный кризис. Частая смена министров в этот период японской истории объясняется острейшим соперничеством двух военных партий - сухопутной армии и военно-морского флота. Постоянная вражда армии и флота - одна из причин подтачивающих мощь японских вооруженных сил.

21 января в радиовыступлении военно-морской министр Уинстон Черчилль посоветовал всем нейтральных странам стать на сторону Великобритании прежде, чем на них нападет Германия. Это был глас вопиющего в пустыне. Черчиллю придется подождать ровно 5 лет. Зато зимой и весной 1945 года десятки нейтральных стран объявят войну Германии.

Генерал-губернатор Польши нацист Ганс Франк начал депортацию одного миллиона польских рабочих на заводы и фабрики Германии.

Во Франции воцарился культ стратегической обороны. Военные и политические деятели выступая в парламенте, по радио и в печати, убеждали французов в том, что именно благодаря обороне они не отдадут ни пяди родной земли. Постаревший призрак Вердена, Ипра и Марны господствовал в сознании французских офицеров. Многие генералы уже перешил 70-летний рубеж и гордо несли славу мастеров позиционной обороны Первой мировой войны. Иначе рассуждал полковник Шарль Де Голль командир танковых частей 5-ой французской армии, расположенной в Эльзасе. Он видел признаки будущей катастрофы, заложенной во французском оборонительном помешательстве. Полковника никто не слушал и тогда им был написан меморандум, который 26 января автором был напечатан в количестве 80 экземпляров и направлен политикам, министрам и генералам.

Цитаты.

Мотор, писал полковник де Голль, предает современным средствам уничтожения такую мощь, такую скорость, такой радиус действия, что уже начавшаяся война рано или поздно по размаху и стремительности маневра, внезапных атак, по масштабам вторжения и преследования на много превзойдет все, что было наиболее замечательного с этой точки зрения в прошлом. Позднее в мемуарах де Голль скромно заметит - мой меморандум не вызвал сенсаций. Точнее было бы сказать на него просто не обратили внимания.


Опыт войны в Испании, горный характер которой мешал массированному применению танков, и война Японии в Китае доказывали европейским стратегам решающую мощь авиационных ударов. Перед каждым штурмом китайского города японская авиация подвергала его жесточайшим бомбардировкам. Жертвы среди мирных жителей исчислялись десятками тысяч. Разрушались мосты, дороги, склады.

На Западном фронте оборонительные укрепления были в большем почете чем самолет, а самолет имел явное предпочтение перед танком. Выражалось это не в количественных показателях, танков и самолетов союзники имели не меньше Германии, но стратегия их использования застыла на уровне 20-х годов. Гитлер хорошо это чувствовал и в речах перед своими военными неоднократно ссылался на отсталость военной мысли западных противников.

В январе план немецкого Генерального штаба наступления на Францию правым флангом через Бельгию и Голландию был фактически похоронен. Началась прегруппировка войск в связи с переносом главного удара в Арденны. Танковые соединения незаметно покидали правый фланг и уходили в центр.

Виктор Правдюк: "Генералу Манштейну не удалось воплотить свой эстетически красивый замысел. Начальник германского Генерального штаба Гальдер осуществил свою мелкую месть. Манштейн был освобожден от должности начальника штаба группы армий А и назначен в тыл командиром 38-го армейского корпуса.

Во второй половине января на фронтах Зимней советско-финской войны началась авиационно-артиллерийская подготовка к преодолению линии Маннергейма. Красная Армия приступила к разрушению долговременных узлов финской обороны. Они были разведаны немалой кровью первых месяцев войны. Отдельные дивизии неудачно брошенные в бой иногда по одной единственной лесной дороге возвращались на исходные рубежи. В них оставалось по несколько сотен живых бойцов. Интересно, что в приказе по 9-ой армии, адресованном одной из окруженных дивизий, командарм Василий Чуйков и член военного Совета Павел Фурт в пункте номер 5 писали - пароль для встречи своих частей Да здравствует товарищ Сталин. Слишком длинно для пароля, но зато идеологически безупречно".

А теперь о том главном, что сделало счастливым Иосифа Сталина в январе 1940 года не смотря на трудности и неудачи первого этапа войны в Финляндии. Советский лидер из трех разных источников получил полностью заслуживающие доверия известия по самому волнующему его вопросу - будет ли продолжаться война на Западном фронте, не закончится ли подписанием мира противостояние Германии с Западными демократиями?

В январе 1940 года Сталин уже твердо знал - Гитлер не хочет мира на Западе. Гитлер будет продолжать войну. Тем самым резонно полагал Сталин, Германия окажется вынужденной таскать каштаны из огня и для Советского Союза. Вопрос только как долго эта война продолжится. Около двух лет - считал Сталин. Франция и Англия - это не Польша, они так просто не развалятся.

К концу января советские армии продвинулись в пределах первой полосы линии Маннергейма в среднем на 50 километров. 29 января Ставка Главного военного Совета телеграфировала командующему 8-ой армии Григорию Штерну: "Ставка поражена Вашей медлительности, граничащей с бездействием. Чего Вы ждете и почему не предпринимаете энергичных действий для выручки окруженных частей? Враг не так силен как Вы думаете. Он выдыхается и требуется решительный удар с Вашей стороны чтобы враг был уничтожен".

30 января Ставка издала директиву о мерах по борьбе со шпионажем: "Выселить все гражданское население с занятой нами территории и с территории СССР в 20-40 километровой полосе от госграницы".

Финское население, как правило, уходило сжигая свои дома и постройки. Это был очередной удар по своим. Сотням и тысячам людей предстояло превратится в перемещенных лиц у себя на Родине. Мировое началось тогда кочевье. Но кто тогда в Советском Союзе не был кочевником?

Конец шестой серии.


автор и ведущий
Виктор Правдюк

Над фильмом работали

Галина Ясногородская
Михаил Михеев
Игорь Попов
Антон Правдюк
Сергей Правдюк
Константин Стафеев
Важа Бзикадзе
Ирина Кухта
Наталья Обознова

Благодарим за помощь
в работе над фильмом

Константина Голощапова

Музей артиллерии, инженерных
войск и войск связи

ООО "Студия Надежда"
2005

Содержание


?

Log in