fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Битва за Ржев 1

(продолжение)


Светлана Герасимова: "Как раз в эти дни, в середине февраля, Ставка издает новую директиву, в которой ставит задачу продолжить операцию, разгромить и уничтожить Ржевско-Вяземскую-Юхновскую группировку противника. Такое впечатление, что Ставка не понимает или не желает понимать происходящее."

Окруженные изо всех сил пытаются выполнить приказ. И даже в такой отчаянной ситуации они умеют побеждать. 15 февраля кавалеристы Белова освобождают Дрогобуш, а 5-го марта Юхнов.

Генерал Белов: "Только героизм и беззаветное мужество бойцов и командиров давали нам возможность хоть и медленно, но все же продвигаться вперед. Однако чувствовалось, что наступательный порыв наших войск иссякает."

В 33-ей армии Ефремова ситуация уже катастрофическая. Еда и боеприпасы иссякли. На отчаянные просьбы командарма Жуков отвечает: "Продовольствие искать на месте. Подавать его не будем. Нет самолетов. Снаряды искать так же на месте."

Основное оружие немецких солдат - Karabiner 98k "Kurz", укороченный карабин, маузеровская винтовка. С ним воевали еще из отцы и деды в Первую мировую, но ничего надежнее с тех пор не придумали.

Такая же ситуация в Красной Арммии - главное оружие знаменитая мосинская терхлинейка образца 1891 года. Она прослужит до самой победы. Считается что трехлинейка похуже немецкого карабина, зато неприхотливее. Ее можно ронять, пачкать, она все равно будет стрелять.

А это знаменитый машинен-пистоле или просто MP-40. У нас его после войны ошибочно называли Шмайсером. MP-40 - оружие для избранных. Его носят десантники, танкисты и командиры отделений. В советском кино любили показывать как немцы поливают из MP-40 от бедра, не целясь. Это неправда. Обычно стреляли прицельным огнем, короткими по 3-4 выстрела очередями.

В Красной Армии в 1942 автоматов немного и бойцы не очень их любят. ППШ - пистолет-пулемет Шпагина, тяжел, хорош только в ближнем бою, но главное непривычен. Неопытные бойцы в первые же секунды боя отстреливают весь магазин. А перезарядить ППШ - целая история.

33-я армия Ефремова по-прежнему в окружении. Прорываться к своим ей по-прежнему не разрешают.

- Заканчивается март 1942. Морозы в прошлом. Но теперь другая напасть - распутица, непролазная грязь. А солдаты в валенках. Они мигом намокают и ощущение, что на ноги надели тяжелые сырые колодки. Далеко не уйдешь. Особенно, когда от голода кружится голова и днем и ночью вражеский огонь.

Михаил Титов, участник боев подо Ржевом: "А я взял все-таки, не поленился, мокрые портянки снял, че-то там еще нашел, подложил в валенки и портянки вот эти сухие намотал. У меня ничего. А другие встали утром - ноги отморозили, понимаете ли... А много ли нужно там, оказывается, немного нужно что б отморозить ноги."

Светлана Герасимова: "Разрешение на выход из окружения 33-ей армии дают в начале апреля. Ей приказывают выходить на юг, к Кирову, там где легче прорваться к своим, но генерал Ефремов понимает, что его полуживые бойцы вряд ли смогут пройти по распутице около 200 километров. Вероятно, это понимает и Ставка."

- Апрельской ночью за Ефремовым присылают У-2. Генералу приказано бросить войска и эвакуироваться.

В Красной Армии - это обычная практика. Людей все равно уже не спасти, а руководство надо вывезти - оно еще пригодится. Но Ефремов лететь отказывается, говорит - с солдатами сюда пришел, с солдатами и уйду. Самолетом командующий отправляет знамена частей, чтобы на достались врагу.

- Памятник Ефремову стоит на площади его имени в центре Вязьмы, к которой его армия рвалась зимой и весной 1942. За всю Отечественную войну, когда солдатская жизнь ничего не стоила - это один из очень не многих случаев, чтобы командующий отказался от спасения, чтобы погибнуть со своими солдатами. Так же и тоже в 1942 поступил другой небезызвестный генерал - Власов. Но тот сдался немцам и стал предателем.

Собрав остатки армии Ефремов идет на прорыв по кратчайшему маршруту - через реку Угру. К сожалению немцы ждут именно такого удара, а части западного фронта навстречу Ефремову не наступают. Прорывающиеся разбиты и рассеяны. К своим через фронт выходят лишь небольшие группы.

33-я армия - погибла.

К середине апреля Ефремов остается во главе небольшого отряда. Несколько дней они петляют по лесам и оврагам пытаясь обмануть немцев и прорваться к фронту. Тщетно. 18-го числа в очередном бою Ефремов трижды ранен и, видя неизбежность плена, кончает собой.

- 19 апреля немцы с почестями хоронят Ефремова у этой церкви в селе Слободка. Вот тоже удивительная вещь. Война давно вошла в ту стадию, когда к противнику неприменимы ни законы чести, ни соображения гуманности. На наших медсанбатах не вывешивают красные кресты, потому что их немцы бомбят в первую очередь.

- Но Ефремова они видать крепко запомнили. Перед его могилой выстроили лицом к лицу два строя - солдат Вермахта и пленных красноармейцев. Немецкий офицер обратился к своим: "Сражайтесь за Германию так же храбро, как генерал Ефремов сражался за Россию."

Когда, после освобождения Слободки, останки Ефремова решат перезахоронить, выяснится, что его золотые наручные часы немцы не тронули.

Георгий Жуков: "Критически оценивая события 1941 года, считаю, что нами была допущена ошибка в оценке обстановки в районе Вязьмы. Мы переоценили возможности своих войск и недооценили противника. Орешек там оказался более крепким, чем мы предполагали.

Светлана Герасимова: "После гибели 33-ей армии Ставка наконец-то отдает приказ на переход к обороне. 20 апреля заканчивается Ржевско-Вяземская наступательная операция, которая продолжалась практические 4 месяца. На сегодняшний день она считается одной из самых кровопролитных в истории Великой Отечественной войны. Только по официальным данным Красная Армия потеряла убитыми около 300 тысяч человек и более полумиллиона ранеными."

Михаил Титов, участник боев подо Ржевом: "Потерь у нас было много. Потом наши ребята такие отчаянные! Ему говорят - да не лезь ты, куда ты лезешь! Е... Хоп, этого убило. Ну, вот я говорю..."

- К маю 1942 всего в 150 километров от Москвы стоит крупнейшая немецкая группировка - более 70-ти дивизий. Огромные силы здесь держит и Красная Армия. На Калининском и Западном фронтах свыше миллиона человек.

В Ставке Верховного обсуждают планы на лето. Сталин уверен - немцы будут снова наступать на Москву. В возможность их броска на юг, к Волге, он не верит. Такой ход, говорит вождь, приведет немецкие силы к чрезмерной растяжке фронта, на что главное немецкое командование не пойдет.

- Ржевский выступ планируют срезать новым крупным наступлением. Но начать его не успеют.

Сталин ошибается. Свой главный удар Вермахт наносит не под Москвой, а именно на юге - через Воронеж на Сталинград и Кавказ. На происходящее подо Ржевом отныне смотрят через Сталинградскую призму. Нельзя позволить немцам перебросить войска отсюда на юг.

- Деревня Пушкари на самом юге Тверской области. Здесь 5 июля 1942 в очередной раз смыкаются немецкие клинья. И теперь в окружении 39-ая армия.

- Фронт здесь изгибался таким образом, что она был как гриб на ножке. И немцы ударили под основание. Такие котлы преследуют Красную Армию круглый год и особенно часто здесь на Ржевском выступе.

- Потому что уже научились идти на прорыв, но еще не научились удерживать места прорывов и заходя в немецкий тыл ударные армии раз за разом оказываются в окружении.

Потом 1942 так и назовут - учебным годом. Возможности учится меньшей кровью у наших генералов не было.

Июльской ночью гитлеровцы пресекают попытку окруженных соединится с главными силами.

- С немецкой стороны те события описал Генрих Бугзаен, рядовой 129-ой пехотной дивизии Вермахта.

"Атакующие шли одновременно с севера и юга. Удары минометов, взрывы, грохот пулеметов и танков создавали шум, в котором терялись крики и стоны умирающих. В утренних сумерках предстала ужасная картина. Положения погибших с севера и юга показывала, что они находились друг от друга всего в 30 метрах."

Прорыв не удается. В следующие дни немцы разрезают 39-ую армию и добивают ее по частям. Видя что 39-ой армии грозит такая же катастрофа, как погибшей 33-ей, руководство фронта поступает так же как тогда - за командармом Масленниковым присылают самолет. Командующий так же как тогда Ефремов поступать не хочет - садится и улетает, бросая войска на своего заместителя генерала Богданова. Летчик спрашивает: "Не полетит ли и он?" "Нет, - отвечает Богданов. "Мы прорвемся. Передай, нужны самолеты. Много раненых."

- Через 3 дня Богданов выведет из окружения 10 тысяч человек. Сам он будет тяжело ранен и спустя сутки умрет в госпитале.

Могила генерала на площади Ленина в Твери. Могилу другого генерала-героя, командующего 19-ой кавалерийской дивизии Иванова ищут в Тверских лесах до сих пор. Всего в июле 1942 там пропали без вести 47 тысяч человек.

Михаил Титов: "Товарища такого не было. Там некогда было ознакомится - бросали в бой - и все. Или погиб или ранен. Или погиб или ранен. Понимаете ли? Был сейчас товарищ - через 5 минут уже нет товарища."

Герберт Хомайер: "Мы знали только то, что русские пытаются отвоевать Ржев за счет привлечения огромной людской массы. Этих наступлений наскоком, гигантским количеством солдат, мы - немцы, никогда не понимали. Когда живых людей, как скот, загоняли на убой. Извините за дурное сравнение, но так нам это и виделось."

- В результате июльских боев на выступе, немцы улучшили свое положение и очистили тыл, но они не смогли перебросить ни одного соединения на юг, к Волге. В следующие месяцы и подавно не смогут.

В начале июля Жукову звонит Сталин. Спрашивает: "Можете ли Вы организовать наступление с тем, чтобы отвлечь внимание противника от юго-западного направления, где у нас тяжелая обстановка?" "Да, товарищ Сталин", - отвечает Жуков. "Такое наступление будет полезным. Его можно скоро подготовить."

Светлана Герасимова: "Войскам Западного и Калининского фронтов в этой оперции приказано овладеть городами Ржев, Сычевка, Гжатск. Но ни одна из этих задач выполнена так и не будет."

Калининский фронт переходит в наступление 30 июля. Атаке предшествует одна из самых мощных артподготовок с начала войны.

Командующий артиллерией Калининского фронта Николай Хлебников: "Мощь огневого удара была столь велика, что первые позиции противника были полностью разрушены, войска их занимавшие уничтожены."

Увы, дальше бог войны наступающим не помощник. Артиллерийская разведка поставлена и двигать впереди пехоты огненный вал, как предписывает военная наука, батареи не могут. Боясь попасть по своим, они замолкают.

Евгений Низовцев, участник боев подо Ржевом: "Должны были танки пойти, авиация. А здесь проливной дождь пошел. И неделю лил дождь. Все танки в болотах засели. Не могли двигаться."

Об этих дождях вспоминают все участники боев. Вода лилаьс потоками, заливая окопы. Ноги вязли в черном жидком месиве. Сапоги перехватывало как клещами. Грязь была нашим главным врагом.

Светлана Герасимова: "Из-за неожиданной распутицы войска Западного фронта начинают наступление с опозданием - 4 августа. Войска пробивают немецкую оборону, углубляются на 25 километров и выходят на реки Вазуза и Гжать. Тут завязываются жесточайшие бои."

Махмут Гареев, участник боев подо Ржевом, президент Академии военных наук России: "Самое страшное, что было для нас, особенно командиров, вот, низовых подразделений - не было боеприпасов. Особенно артиллерийских мин. Иногда на день боевых действий - два, три снаряда. И, конечно, надежно подавить оборону противника было невозможно."

Дело не только в героизме. За наступающими идут заградотряды. Несколько дней назад 28 июля Сталин написал знаменитый приказ № 227, известный под именем "Ни шагу назад".

Георгий Жуков: " Для борьбы с трусами и паникерами, за каждым атакующим батальоном, на танке, следовали особо назначенные командиры. В итоге предпринятых мер войска прорвали оборону противника."

Другое новшество - штрафники, штрафные роты. Состав их пестр - и окруженцы, искупи позор плена, и осужденные военными трибуналами, и недавние зеки, взятые в армию из лагерей. Смывать вину кровью нужно в буквальном смысле - из штраф-роты освобождают после ранения или в связи со смертью. Это самый частый исход. Штрафников ставят в самое пекло и до истечения максимального срока наказания - 3 месяцев, не доживает почти никто.

Владимир Карпов воевал в штрафной роте 5 месяцев: "Я уже значит после вот это, после рукопашной, мне этот говорит, командир роты уже говорит, ну может ты в горячке боя не заметил где-то бывает так зацепит, иди посмотри... Ну, намекает, ну, покажи, ну, прыщик расцарапай, кровь покажи... Ну, какие честные, воспитанные люди были. Вышел, пошел покурил... Нет? Ну, дурак ты..."

Освобожденный из штрафной роты и зачисленный в разведку, Карпов десятки раз ходил за линию фронта, добыв 79 языков. В 1943 его представили к Герою Советского Союза. Документы ушли в Москву и вернулись с резолюцией.

Карпов, на груди звезда Героя Советского Союза: "Красным карандашом - Вы думаете, кого Вы представляете? Кто не знаю по подписи. Командир сказал - мне еще по телефону жопу надраили из-за тебя."

Светлана Герасимова: "В середине августа сражение достигает кульминации. С обеих сторон в нем участвуют до полутора тысяч танков. 23 августа, наконец, Красная Армия освобождает Зубцов, Карманов, но дальше продвинутся не может. Бои идут за каждую деревню и бои обходятся в десятки, сотни, а то и тысячи жизней."

- Маленькая деревушка Полунино в нескольких километрах ото Ржева. Здесь наступает 30-я армия Калинниского фронта, где переводчицой Елена Ржевская. Войска идут вот оттуда - с севера. А в Полунино у немцев узел обороны. Начиная с 30 июля деревню штурмуют каждый день с одной и той же стороны. Все это поле завалено убитыми.

Журнал боевых действий 16-ой гвардейской стрелковой дивизии.

2 августа. Противник обороняет рубеж Полунино-Галахово-Тимофеево.
5 августа. Наступление с задачей овладеть Полунино успеха не имеет.
11 августа. Противник продолжает оборонять рубеж Полунино-Галахово-Тимофеево.

- Через 20 дней в дивизии меняется командующий и Полунино штурмуют в другой стороны. После двухчасового боя деревня освобождена. Это назовут одной из главных причин неудач 1942 - в Красной Армии жестоко не хватает опытных командиров и командуют зачастую недавние директора школ, совхозов, заводов.

В братской могиле деревни Полунино, живет здесь сейчас человек 20, похоронены 12 тысяч красноармейцев.

Елена Ржевская: "Ржев - это прорва. Кидают, кидают, кидают в бой... Сосчитают ли кто когда-нибудь скольких он поглотил?"

- Летом 1942 Елену Ржевскую пускают в увольнение. Она москвичка, едет домой на Белорусскую. Тогда это день, а сейчас часа три езды ото Ржева,
но молодая переводчица потрясена.

Хотя город и на военном положении, о том как выглядит эта война никто здесь кажется не знает. И со своими родным и со своими тыловыми друзьями, фронтовик Ржевская говорит словно на разных языках.

Елена Ржевская: "Я их жалела. Вот понимаете? Они в свою очередь наверное жалели меня. Хотя и вот гордились, и это было естественно, вообще что я на фронте. Но я жалела их. Да. Я именно жалела."

Такие чувства не только у Ржевской. На самый ближний к Москве фронт часто выезжают военный корреспонденты. Одного из них зовут Александр Твардовский.

- Автор жизнерадостного Теркина потрясен настолько, что первое время после командировки вообще не может ничего написать. Он выразит это много позже. И на долгие послевоенные годы, когда о Ржевской битве предпочтут забыть, его "Я убит подо Ржевом" останется самым пронзительным воспоминанием о ней.

Я убит подо Ржевом
В безымянном болоте
В пятой роте налево
При жестоком налете
И во всем этом мире
До конца его дней
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.

21 сентября части 30-ой армии врываются на северо-восточную окраину Ржева. Завязываются жестокие уличные бои, как и в Сталинграде они ведутся за каждый дом, за каждую развалину. Линия фронта намертво застревает в городе, хотя города в то время уже нет. Месяцы обстрелов и бомбежек, это же ключевая немецкая база, превратили его в руины. Из 5 тысяч домов уцелели 300.

Эти снимки сделаны в 1910 фотохудожником Сергеем Прокудиным-Горским. Доподлинно не известны ни происхождение названия, ни даже возраст Ржева. Одни говорят 800, другие 1000 лет. Того и гляди попадешь в просак. Это выражение как раз отсюда. Просаком называли веревочный стан. Большую часть своей истории город жил ткачеством, плетением канатов и продажей льна.

- И в начале XX и в начале XXI века Ржев выглядит тихой провинцией. Но поставлен он в стратегическом месте. На восток - Москва, на запад - Прибалтийские земли и Европа, а прямо здесь важнейший путь - Волга.

В 1941 немцы захватили Ржев почти нетронутым. Серьезных боев тут не было. Трагедия города в том, что разрушить его в 1942 вынуждена своя собственная армия. Фронтовые газеты публикуют стихи военкора Красной Звезды Алексея Суркова.

Леса пожаром осени горят
От северного ветра порыжев
За косогором сорок дне подряд
Пылает старый русский город Ржев
(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments