fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Заговор телеведущих против Путина

        Телеведущий Владимир Соловьев 12 декабря 2013 года в очередном выпуске своего ток-шоу "Поединок", посвященного 20-летию принятия Конституции поднял острую тему социализации недр.
        Напомню, что в 2005 году госкорпорация "Газпром" за 13,1 млрд. долл. выкупила "Сибнефть" у Абрамовича.
        А в прошлом году другая госкорпорация "Роснефть" купила ТНК (Тюменскую Нефтяную Компанию) у Блаватника, Вексельберга, Хана и Фридмана за 28 млрд. долл.
        Спрашивается - а зачем вообще тогда надо было их приватизировать?
        Видимо, поэтому еврейские нацисты решили, что теперь уже можно половить рыбку в мутной воде, поспекулировав на таком остром политическом вопросе.
        Кстати, Соловьев является членом РЕК, как и по-крйней мере еще двое из вышеназванных олигархов.
        Теперь они с легкой совестью вновь могут выдавать себя за борцов за права всех трудящихся РФ.
        Особый цинизм возникшей ситуации придает тот факт, что именно Конституция 1993 года, закрывшая русским двери во власть, и одновременно открывшая двери к разворовыванию недр Сибири, может быть признана как колониальная Конститцуия, превратившая РФ в сырьевой придаток стран НАТО.
        Полную распечатку этой передачи планирую разместить в самое ближайшее время.
12 декабря 2013 Ток-шоу Поединок с Владимиром Соловьевым
1:53:53
Соловьев: А у меня вопрос к авторам Конституции, который давно меня мучает. С Олегом мы часто его обсуждаем. В стране одна из основных проблем, которая до сих пор живет - это неравное распределение богатства, заложенное в результате неправедно проведенных залоговых аукционов. Которые во многом стали возможны из-за того что в Конституции резко изменилось отношение к природным ресурсам.
Кто де-факто владеет природными ресурсами? То есть декларированная в предыдущих Конституциях народная форма собственности. Что недра принадлежат народу - де-факто изчезло. И либеризация, которая была заложена в Конституции и привела к тому колоссальному несправедливому перераспределению народного богатства, которое мы до сих пор наблюдаем. Это механизм конституционный? Это ошибка случайная? Это не ошибка вовсе? То есть, вот - анализировали ли эту статью?
Румянцев: Вопрос, что называется - в точку! Потому что именно для того чтобы подготовить условия для залоговых аукционов 95-96 годов и был упразден Съезд и Верховный Совет. Это была главная, собственно говоря, преграда. Помеха.
Мне кажется, что на уровне Конституции должна бы появиться норма, согласно которой доходы от пользования природными ресурсами распределяются справедливым образом, в интересах общества и государства. Это было бы гарантией реализации статьи 7 "О социальном государстве" и статьи 9 часть 1 о том, что земля и природные ресурсы являются основой жизнедеятельности народов. Это во-первых. Но это можно было бы сделать... И кстати мы такую поправку вчера, Фонд кониституционных реформ... После года работы мы предложили три главы: Гражданское общество, Избирательная система и Парламентский контроль...
И в разделе Гражданское общество есть такая статья. Это для обсуждения обществу. Но можно было бы на самом деле это сделать и через толкование Конституционным судом вот этих статей 7-й и 9-й и принятием Федерального закона о социализации недр. В 2008 году к сожалению Дума... Не знаю Сергей был тогда в Думе или нет? Делегировала Президенту и правительству право распоряжаться Резервным фондом... Фондом национального благосостояния без внесения изменений в бюджетный кодекс. Вот такие вот вещи... Якобы кризис... Да? Опять чрезвычайщина. И понимаете, это очень важно...
Железняк: На сегодня эти нормы возвращены Парламенту именно потому, что кризисные явления закончились.
Румянцев: Да...
Железняк: И Парламент увеличил себе контроль за бюджетом.
Румянцев: И вообще сама идея социализации недр должна стать объектом парламентского контроля. Очень серьезным элементом парламентского контроля.
Соловьев: Для меня это было всегда заложенное внутри Конституции противоречие. Мы говорим о социальном государстве, а главынй механизм, дающий возможность реализовать эти социальные нормы кокетливо убираем.
Румянцев: Могу сказать - Соловьева в Совет Федерации! Однозначно.
Соловьев: Не дай Бог! Не дай Бог! Сергей Михалыч я не прав в своей оценке?
Шахрай: Вы правы в том, что есть проблеема. В Конституции природные ресурсы объявлены национальным достоянием. Это не юридическая категоирия. И Конституционному суду пришлось давать толкования и решения, в том числе по Лесному Кодексу. Конституции не противеречит даже модель Арабских Эмиратов: если мы за каждым гражданином Российской Федерации запишем часть газовых, алмазных и прочих ресурсов. Это не противоречит Конституции! Давайте примем Федеральный Конституционный закон о механизме гарантий народа, населения на природные ресурсы.
Соловьев: Есть принципиальное противоречие. Мы можем принять Закон, но по своей сути он будет вторичен, а не первичен. Потому что если бы Вы изначально заложили эту норму, как то что создано всеми принадлежит по праву, потому что де-факто это является одним из естественных прав рождения на этой земле. Но когда Вы это выводите в категорию законов - тем самым Вы отдаете это на откуп действующей власти, которая особенно в то время была очень зависима от молодых крепких парней, которые готовы были сделать все что угодно чтоб страну раздербанить и пройтись по ней как по буфету.
Румянцев: Владимир, вот почему так важно, не только Федеральный Конституционный Закон, но подстегнуть политическую волю законодателя соотвествующей поправкой. И время для нее обязательно прийдет. Я уверен.
Соловьев: Да, Александр Бабурин.
Бабурин: Я просто хочу сказать, что Сергей Шахрай несколько лукавит - по Конституции природные ресурсы, как и земля находятся в частной собственности. Это совершенно не национальное достояние. И ни какой Конституционный суд не сможет изменить этой Конституционной нормы. Не сможет! Поэтому вот здесь у меня вопрос к Вашему гостю.
Соловьев: Прошу.
Бабурин: Сергей, Вы очень четко сказали, что могут быть какие-то стратегические изменения Конституции. Или нет? Вот, допустим, изменение сроков избрания Президента, Государственной Думы, соединение судов - это почему-то не считается изменением Конституции. А где грань? Какие судьбоносные, какие - нет?
Соловьев: Хороший вопрос!
Железняк: Очень простой ответ. Вот на сегодня в Конституции изменены сроки полномочия Президента и Парламента. Это было сделано для того чтобы более эффективно реализовывать свои полномочия в срок - страна большая. Просто в этом смысле все ушло к той практике, которая есть у других стран. Каким-то образом изменило ли это принципиально расклад политических сил, баланс ветвей власти, права и свободы?
Бабурин: Конечно изменило!
Железняк: Нет, конечно! Потому что от цифры 5 или 6 это никоим образом не зависит. А вот если мы начинаем вторгаться в сферу компетенции, полномочий, зон отвествнности, мы открывает Ящик Пандоры. Потому что окрыть-то этот процесс можно, но любое существенное изменение потребует внесения изменений во все эти 5 тысяч законов на федеральном уровне и 16 тысяч законов на уровне региональном. Я уже не говорю об актах органов местного самоуправления, которых многие, многие десятки, а может быть и сотни тысяч. Но! Что я хочу сказать? Конституция является очень гибким инструментом и все что может быть реализовано не через изменение Конституции должно быть реализовано не через изменение Конституции. Это вот принцип - не навреди.
Соловьев: Это абсолютно верно. Принцип отвественности прикосновения.
Железняк: Второе. Если говорить про результаты приватизации и несправедливость, которую на самом деле чувствует подавляющая часть общества. Это гораздо эффектиснее и проще и безболезненнее решать не через инструменты перераспределения, потому что это может стать началось неконтролллируемых, кровавых процессов, а эффектисного налогового регулирования, и прозрачного принятия решений о приоритетах распределения средств, которые получаются в результате сбора налогов.
Я напомню, что только в 2004 году удалось сломать нефтяную мафию и заставить их платить внутри страны налоги с тех недр, которые они до этого 10-12 лет эксплуатировали. И я считаю, что это как раз заслуга Владимира Путина и его команды, что не смотря на огромный лоббизм, котрый был у нефтяных компаний в Парламенте, это удалось сделать. Была проявлена политическая воля.
Соловьев: Спасибо большое Сергей. Присаживайтесь.
Румянцев: Сергей а я Вам хочу напомнить, что было в 2005 году...
Соловьев: Спасибо. Мы еще успеем. Да. Я смотрю, что Вы стали как раз смотреть в Конституцию Сергей Михалыч. Я думаю, что текст Вы знаете наизусть.
Железняк: Мне городская Дума Москвы не дала цитировать наизусть. Статься 9: земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов проживающих на соотвествующей территории. И Статья 7: Россия - социальное государство. Возьмите отчет Счетной Палаты об итогах приватизации и убедитесь, депутаты, коллеги, которые есть, что механизм принадлежности природных ресурсов регулироваться может Федеральным Конституционным законом и это часть Конституции. Вы поставили проблему? Я Вам даю способ ее юридического решения.
Румянцев: Сергей, Сергей нет. В 2004 году...
Соловьев: А нельзя было сразу - не ставить проблему, а решить ее в базовом тексте?
Румянцев: В 2004 году был доклад Счетной Палаты. В 2004-ом. В 2005 Президент Путин в послани собранию поставил очень правильный вопрос деоффшоризации. Выполняя его в кавычках, в 2006 году Дума сняла последние рычаги валютного контроля, и оффшоризация - утекание триллионов, было узаконено. Вот понимаешь ситуация.
Шахрай: Но это не проблема Конституции.
Соловьев: Ну как мы знаем сегодня с деоффшоризацией тоже разобрались и этот процесс уже начался. Как бы мы ни относились к Конституции. Нравится нам или нет. Это основной закон страны по которому обязаны жить все - высшая власть, чиновники, граждане. А для того чтобы ее соблюдать - надо просто ее знать. И добиваться выполнения ее - не революционным, а Конституционным путем. Спокойной ночи!
Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments