fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Category:

О чем не знал Берлин

(продолжение)

Впрочем головной болью для Москвы были не только немецкие дипломаты. 17 марта 1941 года сотрудники советской милиции поймали, как им казалось, беглого заключенного, который шел на лыжах в районе железнодорожная станция Пупса, сейчас это Архангельская область. Задержанного доставили в районный отдел НКГБ. Вскоре выяснилось, что одинокий лыжник не кто иной как военный атташе посольства Финляндии полковник Люютенен.

Владимир Галицкий: "Статус военного атташе - это официальный статус. Это его, так скажем, прикрытие. Это его безопасность. Что даже если он будет проводить какие-нибудь разведывательные, легального характера, нелегального характера разведывательные мероприятия, то при захвате они всегда имеют иммунитет и они уходят, так сказать, от уголовного наказания."

Это была далеко не первая попытка финна тайно исследовать северо-западные области СССР. На Лубянке полковника так и называли - Лукавый.

Олег Матвеев: "Ну, псевдоним Лукавый Люютенен получил у службы наружного наблюдения советской контрразведки по особенностям своего поведения. Потому что постоянно в своих вот этих разведывательных поездках он пытался из под наружного наблюдения."

В Советский Союз Люютенен попал сразу после окончания советско-финской войны, которую он прошел в качестве командира береговой артиллерии. Пользуясь дипломатической неприкосновенностью сразу приступил к сбору разведданных, особенно активно в районах Ленинграда и Карельского перешейка, что яснее слов давало понять - Финляндия рассчитывает на реванш и довольно скорый.

Владимир Галицкий: "Финляндия надеялась, что с помощью Германии она не только возвратит то, что потеряла, но она приобретет те территории, на которых проживало финно-угорское население."

Полковник Люютенен слыл наблюдательным разведчиком. И чрезмерно активным.

Олег Матвеев: "Посольство-то находилось в Москве, поэтому он достаточно часто ездил в Ленинград под различным предлогом и потом уже пытался там, в районе Ленинграда двигаться по территории, где находились воинские части и различные военные объекты и оборонительные сооружения."

Таких поездок из Москвы в Ленинград финский дипломат совершил с десяток. Он считал вагоны воинских эшелонов, ходил за группам красноармейцев до ворот их частей, подсматривал в щели заборов, подслушивал разговоры в пивных и очередях. Другими словами не гнушался ничем.

Владимир Галицкий: "Здесь, помимо профессионализма, нужны еще личные качества, быть. Смелость, решительность, хитрость. А то как? Конечно он лукавый! Почему? Потому что он хитрил. Он, так сказать, обманывал. Прочно обманывал не потому что он, так сказать, какой-то там подленький и прочее, а потому что характер выполняемых или проводимых им мероприятий она требовала от него этого."

В арсенале финна были приемы и похитрее. От хвоста, наружного наблюдения, он и его помощники избавлялись весьма примечательным способом. В интересующем их районе, взяв в руки лыжи, дипломаты прямо на ходу спрыгивали с поезда.

Так, например, в конце 1940 года под Ленинградом, они на полном ходу сиганули с поезда Хельсинки-Москва. Нашли беглецов только через несколько часов в 50-ти километрах от этого места. Да, быть может советские контрразведчики и уступали финским оппонентам в такой военно-спортивной дисциплине как бег на лыжах, но профессиональной смекалки им было не занимать. На утро, при выезде из гостиницы, финского атташе и его напарника ждал весьма неприятный сюрприз - оказалось, что одну пару лыж ночью кто-то увел, а вторую случайно сломали. Дипломаты устроили страшный скандал, но что поделать? Кому предъявлять претензии? Власти обещали во всем разобраться, наказать виновных, объясняя, что, мол, время сейчас такое - не спокойное.

Люютенен шпионил не только в интересах Финляндии, о чем советские контрразведчики тоже были прекрасно осведомлены.

Владимир Галицкий: "С немцами у них был тесный контакт, особенно по линии военных и спецслужб. Почему? Потому что они немцам оказывали помощь и информацией и разведывательной информацией, которую они получали через радиотехническую разведку и через людей получали."

Из беседы военного атташе Финляндии Арво Люютинена и помощника военного атташе Германии Ганса Кребса, 26 апреля 1941 года:

- Нам необходимы сведения о дивизиях. Кое-что у нас уже имеется, но этого далеко недостаточно. Вы должны понимать, что нам невозможно заниматься разведывательной работой самим.

- У меня здесь все налажено. За это я в полной уверенности.

- Я хочу дать Вам маленькое поручение: проникнуть непосредственно в русские части и собрать сведения.

- Это уже приводится в жизнь.

Этот разговор был записан в том самом особняке военного атташе Германии Кестринга в Хлебном переулке, где весной 1941 установили прослушку советские контрразведчики.

Сергей Холодов: "На тот момент, да и неверное и сейчас до сих пор эта операция конечно же является уникальной. И немцы такого не сделали нигде. Катались по Советскому Союзу, а потом сочиняли какие-то нелепые отчеты в Берлин о неполноценных русских, которые не умеют строить авиазаводы."

К Кестрингу приходило довольно много людей, совершенно разных рангов. В том числе и дипломаты дружественных Германии миссий и тоже шпионивших против СССР. Советские же контрразведчики слышали все, что происходило в этом кабинете. Прослушка велась круглосуточно. В своем кабинете дома немецкий атташе только и говорил о грядущей войне. Все записанные разговоры немедленно ложились на стол высшему руководству страны и дополняли общую, довольно безрадостную картину происходящего.

Не только прослушка. О надвигающейся катастрофе свидетельствовали и другие источники.

Из сообщения Нарокома Госбезопасности СССР Меркулова на имя Сталина. 14 мая 1941 года.

НГКБ СССР сообщает, что начиная со второй половины апреля сего года ряд сотрудников германского посольства отправляет из СССР в Германию членов своих семей и особо ценные вещи. 17 апреля выехала жена авиационного атташе Ашенбреннера с частью домашнего имущества. 22 апреля выехала личный секретарь германского посла Шуленбурга, захватив с собой все домашние вещи. 29 апреля выехал Швидндт Иоган зам. Канцлера посольства вместе со всей семьей. 6 мая выехала жена лесного атташе Арнсвальда и жена военно-морского атташе Баунбаха с детьми и вещами.

Не смотря на внешнеполитическую игру в дружеские отношения, агрессивные намерения Германии становились более чем очевидны и союз с Финляндией был тому лишним подтверждением.

Олег Матвеев: "Надо сказать, что Зимняя война с Финляндией, она сыграла злую шутку с Красной Армией в том плане, что Германия еще раз убедилась в том, что она слаба и не способна сопротивляться. Это еще раз добавило уверенности Гитлеру, что Россия - это колосс на глиняных ногах."

Советский Союз слаб. На этом строилась вся военная доктрина Третьего Рейха. Кремль делал все возможное чтобы остудить воинственный пыл Гитлера. Он открыто демонстрировал немецким специалистам последние достижения немецкой промышленности в том числе танковые и авиационные заводы, что должно было произвести нужный эффект. Однако на деле вызывало обратную реакция.

Из беседы военно-морского атташе Германии Баунбаха и помощника авиационного атташе Вундерлиха, апрель 1941 года.

- Вы остались довольны осмотром заводов?

- Необычайно. Русские отнеслись к комиссии очень радушно. Дружелюбно. Мы теперь имеем точное представление о русской авиации, об инженерах и техниках. В Берлине теперь будут иметь действительную картину русского воздушного флота. В общем их качество не такое хорошее, как наше. 10 лет им будет не достаточно чтобы достичь нашего качества?

- Десять - нет. Что у них долго тянется, так это строительство заводов.

Дмитрий Дибров: "Что же это происходит? Скажите, как это понять? Что, доблестные немецкие разведчики как будто разом все ослепли и отказываются замечать совершенно очевидное? В это время в СССР полным ходом шла индустриализация. Невероятными темпами возводились новые заводы и фабрики. За 5 лет промышленное производство увеличилось в три с половиною раза. Где эти данные в отчетах немецкой разведки? Дело в том, что информация о технически слабом, отсталом государстве вполне устраивало Гитлера, поскольку он так и думал о военном потенциале СССР. Помните доклад Кестринга и его неожиданное повышение в должности. Так вот - он отлично знал каких именно сведений ждет от него фюрер и охотно их и поставлял. В то время Гитлер уже принял решение о нападении на СССР и был твердо уверен в скорейшей победе."

Делая ставку на блицкриг в Берлине даже не потрудились сосчитать количество советских самолетов приуменьшив их реальное число более чем в 2 раза. То же самое касалось бронетанковых войск.

Сергей Холодов: "Каково же было удивление немцев, когда они увидели, что русские мало того, что обладают большим количеством танков, так у русских есть еще и замечательные танки совершенно новых конструкций - средний Т-34, который вообще был признан лучшим танком Второй мировой войны, ну, по совокупности параметров, ну и уже тем более тяжелый КВ."

1 мая 1941 года. Красная Армия демонстрирует всю свою мощь словно пытаясь заставить одуматься будущих противников. Они все здесь - на трибунах для почетных гостей и делают прямо противоположные выводы.

Сергей Холодов: "Для немцев образца 1941 года Россия, Советский Союз были что-то вроде Тартарии, ну с одной стороны вроде бы и есть страна, а с другой стороны - ну, разве это страна? С точки зрения расы господ. Видимо вот это отношение к неполноценным русским, как им казалось, и есть главная причина вот такого вот странного отношения немцев и странного анализа ситуации."

Пожалуй единственным кто понимал грозящую Германии опасность - сам немецкий посол Шуленбург. Накануне войны он решился на отчаянный шаг, в некотором роде предал национальные интересы, вступив в откровенный разговор с одним из постоянных посетителей посольства, кого подозревал в сотрудничестве с советскими спецслужбами.

Шуленбург: "В конце апреля я виделся лично с Гитлером и совершенно открыто сказал ему, что его планы в войне с СССР - сплошное безумие. Что сейчас не время думать о войне с СССР. Верьте мне, что из-за этой откровенности впал у него в немилость и рискую сейчас своей карьерой. И может бытья я буду скоро в концлагере."

Шуленбург оказался прав. Но арестуют его и казнят в 1944 году, как участника покушения на Гитлера, хотя тогда уже всем было понятно, что война проиграна, в том числе и тем, кто тремя годами ранее уверял всех в обратном.

Из беседы военного атташе Германии Кестринга и военно-морского атташе Баумбаха. 15 мая 1941 года.

- Наступать - вот единственно правильная вещь. Конечно, русские против войны. Я думаю, что все же они боятся...

- У меня создалось такое впечатление, что русские пока спокойны.

- То дело, о котором мы говорили, должно оставаться в абсолютной тайне. Я убежден, что в этом деле мы выйдем победителями - прокатимся по этому Союзу.

Военный атташе Кестринг здорово просчитался. Во время войны он, ответственный за формирование восточных регионов, отрядов советских коллаборационистов, куратор предателя Власова и его Русской освободительной армии. Тем не менее в 1944 Кестринг тоже примет участие в заговоре против Гитлера, но сумеет выйти сухим из воды. Позже попадет в руки американцам и снова станет главным экспертом по России. А вот его бывший заместитель Кребс в мае 1945 будет пытаться заключить хотя бы временное перемирие с русскими войсками.

Кадры из советского фильма: "Нет генерал Кребс, ни на какое перемирие! Ни на сутки, ни на час, мы не согласимся. Полная и безоговорочная капитуляция."

Константин Залесский: "Кребс, так значит, стал последним в истории Германии начальником Генерального штаба сухопутных войск, ну, исполняющим обязанности, но последним, и, покончил собой в здании Имперской канцелярии, а самое было интересное было то, что уже посмертно, то есть уже как бы в виде трупа он совершил вот эту всю одиссею вместе с трупом Гитлера."

В конце концов его останки были развеяны по ветру вместе с прахом фюрера. Однако 22 июня 1941 года, когда первые немецкие бомбы обрушились на Советские города, все это еще было далеким будущим. Пока же предстояли 4 года самой жестокой и кровопролитной войны.

Дмитрий Дибров: "А теперь отвечу на главный вопрос, мучивший фашистских генералов, оказавшихся на скамье подсудимых - так почему же нацистская Германия проиграла Вторую мировую войну? Наивно предполагать, что вот мол из-за недостатка разведданных - их было предостаточно. Просто об о многом в Берлине не желали слушать и знать - уверенность в собственной непобедимости сыграло с Гитлером злую шутку . Он недооценил своего главного врага. В результате наша страна и наш народ оказались ему не по зубам."

Ведущий
Дмитрий Дибров

Автор сценария
Алексей Рафаенко

Шеф-редактор
Мария Кочетова

Режиссер
Сергей Мерзляков

Режиссер монтажа
Сергей Нейлау
Оператор-постановщик
Алексей Бахланов
Операторы
Алексей Коровин
Михаил Литвинечев
Ассистенты операторов
Вячеслав Ищук
Вадим Шведский
Диктор
Владимир Еремин
Редакторв
Андрей Работнов
Ольга Беспалова
Мария Коваль
Екатерина Ковалева
Графическое оформление
Вадим Ломтев
Звукорежиссер
Михаил Котов
Директор
Ян Бочинский
Генеральный проюсер
Борис Янковский
Выражаем благодарность
ООО "Ниеншанц-Автоматика"
и лично Андрею Темнову,
а также компании "Brother"
за предоставленное оборудование

ОАО "ТРК ВС РФ" "ЗВЕЗДА", 2016 г.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments