fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Прелюдия Великой войны

(продолжение)

25:11

Прошло почти 2 года. Два, выигранных в дипломатических битвах года, позволили сделать очень многое.

Но все-таки войны, кажется, не избежать. Сегодня 21 июня 1941 года грозный порог, за которым разверзлась кромешная неизвестность. В наркоминделе лежали донесения, в которых утверждалось, что именно завтра 22 июня 1941 года фашистская Германия нападет на Советский Союз. Шифровки сообщали, какие военные силы на советско-германской границе сосредоточило немецкое командование. Подобные бумаги, только с менее конкретными сведениями, поступали уже не раз, и не два, начиная с 1940 года.

Лежали шифровки, поступающие он наших разведок, агентурной и войсковой, от дипломатических работниках и командования пограничных войск, лежали обзоры выступлений иностранной прессы и радио, лежали документы с сообщениями, полученным по самым разным, подчас непредвиденным каналам. Во многих таких бумагах указывалось на грядущую германскую агрессию и точные сроки ее начала.

Но те сроки уже прошли - гроза не грянула. Впрочем, письмо Черчилля ничего нового не прибавляла к тому, что было известно советскому правительству. 3 танковые дивизии. (?)

В поступающих донесениях называются многие десятки дивизий. С западной границы занесен меч. Сталин полагает, что еще не поздно заставить Гитлера мирно опустить его.

Еще год назад Гитлер настаивал начать войну против СССР осенью 1940 года. Но Кейтель и Йодель доказали ему, что германские вооруженные силы к этому сроку не успеют подготовиться. На следующем совещании 31 июля 1940 года начало войны было намечено на весну 1941 года.

"Больше откладывать нельзя", - заявил потом Гитлер, обсуждая план Барбаросса.

27:41

План Барбаросса

B.K. Onefa v. 18.12.40

Ritchlinien auf Bondergtbeiten
gur Woinung № 21

(Pall (?) Barbarossa)

Барбаросс - имя германского императора ужасающей жестокости.

"Время работает на противника. В 1941 году Вермахт должен решить все континентальные проблемы в Европе. Так как после 1942 уже будет поздно."

Нездоровая серость лица Гитлера, вздувшиеся веки над горящими от скрытого возбуждения глазами, весь его изменчивый облик, увертливый или тупо упрямый взгляд, порывистые движения, вспышки азарта или вдруг наплывающая на лицо апатия будто тали в себе какую-то пустоту, угрожающую тем, что она способна внезапно заполнятся самыми неожиданными сумасбродно-броскими на коварных подпорках устремлениями, идеями, мыслями.

Гитлер, стремительно выйдя на середину своего огромного кабинета пожимал руку главе советского правительства Молотову, напряженно всматриваясь в его лицо. Как и следовало ожидать вскоре Гитлер обратился к Сталину с просьбой чтобы лично он или глава правительства приехал в Берлин.

Делегацию в Берлин было поручено возглавить Молотову. В Кремле еще не знали какие сюрпризы готовит германская столица посланцам Москвы, но перед делегацией уже стояла четко сформулированная задача - в переговорах с Гитлером и его приближенными разгадать их тайные упования, заглянуть под маску их лицемерия и рассмотреть истинное лицо политики сегодняшней Германии. Короче говоря - надо было приложить максимум усилий чтобы обеспечить Советскому Союзу хотя бы несколько лет мирной жизни.

Трудная это была задача, имея в виду, что Гитлер, сочетающий в политике насилие с коварством и хитростью, умел прятать истину за отвлечение (?).

30:00

Молотов и Риббентроп в Германии
Молотов и почетный карул в Германии


И вот дымное, моросьливое утро 12 ноября 1940 года. Дипломатический поезд прибыл на Ангальский вокзал Берлина. Долговязый Иоахим фон Риббентроп имперский министр иностранных дел обратился к советской делегации с напыщенными словами приветствия. А Молотову при всей серьезности и ответственности его миссии было если не смешно, то во всяком случае его будоражило забавное воспоминание, всплывшее при виде Риббентропа.

Никто не мог бы догадаться чем была вызвана на Ангальском вокзале чуть заметная под рыжеватыми усами улыбка советского посланца. Вслушиваясь в чеканные слова Риббентропа и глядя в его рыхловатое лицо, он на какое-то мгновение мысленно увидел свой кабинет в Кремле, где они втроем, Сталин, Молотов и Риббентроп вели одну из бесед после подписания Пакта о ненападении. Беседа в общем-то была уже беспредметной, ибо Риббентроп нес откровенную ересь, говоря о том, что залог безопасности Советского Союза не в крепости Коминтерна, а в дружбе с нацистской Германией. Что подписание германо-советского пакта только начало великих свершений перед которыми склонят голову государства всего мира.

Сталин и Молотов, слушая болтовню Риббентропа только выразительно переглядывались и снисходительно посмеивались, понимая, что никакая дискуссия сейчас неуместна. Потом Риббентроп спросил позволительно ли ему будет прямо из кабинета Молотова поговорить по телефону с Рейхсканцлером. Через несколько минут Берлин был на проводе.

И тут же Риббентроп дал им повод развеселиться всерьез - имперский министр восторженно начал объяснять Гитлеру, что находится в Кремле в личном кабинете главы советского правительства, говорит по его личному телефону и сидит за его личным столом в обществе Иосифа Сталина и что беседа проходит при полном взаимопонимании и открывает великие перспективы на будущее.

Когда Риббентроп закончил разговор с Гитлером и замешкавшись в кресле посмотрел на Сталина счастливыми от избытка чувств глазами, тот с откровенной иронией сказал ему: "Господин министр, мы обеспокоены Вашими словами, которые услышал Берлин, что Вы сидите в кресле главы советского правительства и за его столом. Вдруг вся Западная Европа зашумит завтра на весь мир, что Вы захватили власть в Кремле. Такого удара Коминтерн не перенесет."

Риббентроп, не уловив иронии, вскочил с кресла, выбежал из-за стола и начал горячо уверять, что если в Берлин пожалует господин Сталин или господин Молотов, он обязательно сделает так, что они поговорят по телефону с Москвой сидя на наивысочайшем кресле Германии - кресле самого Рейхсканцлера Адольфа Гитлера в кабинете его Имперской канцелярии.

"Ну, если так - тогда другое дело!" - Сталин сдержанно засмеялся и бросил на Молотова уже не веселый, а недоуменный взгляд, который как бы вопрошал: "Неужели такой уровень мышления, такая мелкость духа у главного гитлеровского дипломата?"

Как ни странно, но этот эпизод утвердил в Молотове непреходящее ироническое отношение к Риббентропу, который был главной персоной среди высших чинов нацистского Рейха встречающих советскую делегацию.

Медными волнами плыла тогда над фатерляндом торжественная песнь колоколов, возвещавшая о вступлении немецких войск в поверженный Париж. Ровно год назад 22 июня (?) французское правительство подломило перед Гитлером колени и подписало акт о перемирии. Гитлер героем, победоносцем под восторженные вопли берлинцев возвращался с фронта в свою столицу.

Потом 19 июля на заседании Рейхстага прозвучала его речь. В ней он, глядя в лицо своему народу и по волнам эфира призывая в свидетели весь мир исторгал в молитвенном экстазе клятвы о дружественных чувствах Германии к России. "Германо-русские отношения окончательно установлены", -торжественно вещал Адольф Гитлер.

Ровно в 21 час 30 минут в кабинет заместителя председателя Совнаркома и наркома иностранных дел вошли германский посол граф фон Шуленбург, его переводчик, советник немецкого посольства Хильгер и советский переводчик. Молотов вышел из-за стола навстречу дипломатам, пожал им руки. Граф Шуленбург был в черном фраке, от него пахло сигарой, коньяком и загородной свежестью. Всем своим видом, непринужденностью он старался демонстрировать безмятежность и некоторое удивление неурочным приглашением в Кремль.

Пригласив немецких дипломатов сесть Молотов прочел им заявление советского правительства, которое сегодня утром было передано советскому послу в Берлине и выразил удивление, что ни имперский министр господин Риббентроп, ни его первый заместитель статс-секретарь барон фор Вейцзеккер до сих пор не нашли времени принять представителя советского посольства. Молотов просил германского посла без малейшего промедления связаться со своим правительством и довести до его сведения заявление советского правительства. Далее он спросил: "Не смог бы господин Шуленбург сказать какие у Германии есть претензии к Советскому Союзу, чем объяснить слухи о близкой войне между Германией и СССР, а также почему германское правительство никак не отреагировало на миролюбивое сообщение ТАСС от 14 июня."

Шуленбург и Хельгер уехали, возможно и сами не ведая что через несколько часов снова окажутся в этом кабинете.

Где-то после 3 часов на даче Молотова раздался телефонный звонок. Трубку поднял дежурный. Звонили из наркомата иностранных дел. Дежурный разбудил наркома и доложил, что ему надо приехать в Кремль. Германский посол Шуленбург требует немедленно принять его для передачи очень важного и неотложного меморандума германского правительства.

Что это мог быть за меморандум? Молотову было ясно. Он позвонил Сталину. Вскоре Молотов был уже в Кремле в своем кабинете и молча всматривался в бледное лицо немецкого посла. Граф Шуленбург, держа в трясущихся руках бумаги и стоя читал вслух текст меморандума Гитлера выговаривая срывающимся голосом каждую фразу в отдельности, он затем пережидал, пока советник Хильгер пересказывал ее по-русски.

Трудно было германским дипломатам. В меморандуме Гитлера излагались нелепейшие обвинения в адрес Советского Союза, будто бы он - Советский Союз, ведет усиленную концентрацию войск на германской границе, будто бы советские солдаты и самолеты вторгаются на германскую территорию.

Шуленбург, вынув из кармана платок уже не прятал его, часто вытирая обливающееся холодным потом лицо. А у сухопарого Хельгера нервы совсем не выдерживали. Пришлось прервать чтение, пока советник пил воду, стуча зубами о стакан. Тяжело давалась Шуленбургу и Хельгеру каждая новая фраза плод грубого топорного вымысла, сочиненного в Берлине.

В меморандуме утверждалось, что главное командование русских на различных участках германской границы готовы в любой момент начать агрессивные действия. Что большевистская Москва готова нанести удар с тыла национал-социалистической Германии. И что заветная цель Гитлера - спасти всю мировую цивилизацию от смертельной опасности.

Еще 18 декабря 1940 года в Ставке фюрера был утвержден план Барбаросса - решительный документ с категоричными формулировками. В нем в частности указывалось: "Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того как будет закончена война против Англии. Основные силы русских сухопутных войск, находящихся в Западной России должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого передвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкий простор русской территории должно быть предотвращено.

Путем быстрого преследования должна быть достигнута линия с которой русские военно-воздушные силы будут не в состоянии совершать налеты на имперскую территорию Германии.

Конечной целью операции является создание заградительного барьера против азиатской России по общей линии Волга-Архангельск. Таким образом в случае необходимости последний индустриальный район оставшийся у русских на Урале можно будет парализовать с помощью авиации."

И началось!

От Черного до Баренцевого моря советская граница содрогнулась от артиллерийских залпов. Первыми под них попали пограничники. 190 дивизий Германии и ее сателлитов первого стратегического эшелона пошли в наступление. Армады бомбардировщиков устремились в глубь советской территории. Враг достиг оперативной и тактической внезапности.

Основные силы были сосредоточены в группе армий Центр, перед которой была поставлена задача неожиданным уничтожающим ударом массированных сил танков, пехоты и авиации расколоть советский фронт стратегической обороны и молниеносным броском выйти к важнейшим центрам Советского Союза.

Директивой на осуществление плана Барбаросса предписывалось: группа армий Центр, сосредоточив свои главные силы на флангах, раскалывает вражеские силы в Белоруссии; подвижные соединения, наступающие южнее и севернее Минска своевременно соединяются в районе Смоленска и таким образом создают предпосылки для взаимодействия крупных сил подвижных войск с войсками группы армий север и с целью уничтожения сил противника, находящихся в Прибалтике и в районе Ленинграда.

И еще были взяты на вооружение изуверства, изощренное коварство, обман и жестокость.

Целая тайная армия специально подготовленных головорезов, одетых в форму командиров и политработников Красной Армии, Советской милиции и войск НКВД, снабженной искусно подделанными документами и деньгами, вооруженные автоматическим оружием, сделанным на германских заводах по советским образцам была заброшена накануне войны в тылы советских войск. В ее задачу входило уничтожить как можно больше командиров и политработников Красной Армии. Вывести из строя к началу боевых действий проводные средства связи. Перехватить и уничтожить делегатов связи между вышестоящими и нижестоящими штабами.

Все, казалось, учла верхушка Третьего Рейха и все поставила на карту молниеносной войны против Советского Союза.

Итак, все было взвешено фашистами, раздвинуты все военно-политические, социальные и дипломатические шторы, за которыми простиралось близкое будущее, видевшееся Гитлеру радужно сверкающим. Тем более, что действительно удалось ввести в заблуждение советское руководство по поводу истинных сроков начала войны.

И пошел гулять по земле пожар, настолько гигантский, какого история человечества еще не видела. Все, кажется, сулило фашистской Германии близкую, небывалую победу. Открывало широкие пути к завоеванию мирового господства и утверждения нацизма на всей планете.

Так был подписан смертный приговор целым народам и народностям.

Как это трудно дать начало многим началам, когда рушится с неба смерть, а вокруг пылают дома. Кричат раненые, мечутся обезумевшие от ужаса полураздетые дети и женщины. И когда ты при этом сам не защищен ни от страха ни от пуль ни от осколков, а от тебя ждут решений и спасительных действий, тех самых, которые и явятся началом многих начал.

Кроме оперативной внезапности, агрессия фашистам в полной мере удалась. Разумеется в своих суждениях никто не может претендовать на категоричность. Можно лишь высказывать догадки, но совершенно ясно одно - тактическая внезапность позволила противнику добиться более значительных, чем это могло быть успехов на важнейших оперативных направлениях и в конечном счете достигнуть стратегической инициативы.

Кризисная ситуация поначалу усугубилась еще и тем, что наша предвоенная теория не разрабатывала способов организации и ведения стратегической обороны, хотя и не отрицала ее, как закономерного вида вооруженной борьбы.

Как реагирует человечество на смертельную схватку двух социальных систем? Главное как ведут себя буржуазные правительства, в первую очередь правительства Англии, пребывающей в состоянии войны с Германией. Ведь именно двоедушие Англии, наследственное коварство потомка рода Мальборо, Уинстона Черчилля с их политикой науськивания Германии на Советский Союз породили в Европе туманную атмосферу, в которой трудно было рассмотреть мнимые и истинные опасности.

Первые сообщения в Москву по дипломатическим каналам гласили, что политические круги английской столицы вздохнули с облегчением, узнав о нападении Гитлера на СССР.

"Воскресенье 22 июня 1941 года надо считать днем спасения Англии."

Уинстон Черчилль в этот день спасения находился в своей официальной загородной резиденции Чекерс. Известие о вторжении фашистов в пределы СССР Черчилль воспринял как щедрый и неоплатный дар божий и вечером 22 июня выступил по радио с речью, которая прозвучала так, будто премьер-министр имел возможность приготовить ее заблаговременно.

В этой речи Уинстон Черчилль выразил коренные интересы своего народа и известил мир о том, что Англия выступает на стороне Советского Союза в войне с Германией. Перед лицом всего человечества Черчилль признал, что выступая на стороне России Англия спасает и себя. Вторжение Гитлера в Россию это лишь прелюдия к попытке вторжения на Британские острова, говорил он. Поэтому опасность грозящая нам и Соединенным Штатам точно так же как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом. Это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара.

Черчилль не скрывал своей ненависти к Советскому Союзу, но поскольку, если последний потерпит поражение, Гитлер может повернуть свои силы против Англии, то Англия, чтобы спасти себя готовы помогать Советскому Союзу в его борьбе против Германии.

Застать войска врасплох - наполовину выиграть сражение. Немцам предоставилась возможность всеми силами напасть на первый эшелон наших армий прикрытия, не приведенных в боевое состояние, потом во встречных боях обрушится на начавшие марш вторые эшелоны этих армий, а затем вступить в сражение с войсками вторых эшелонов округа.

24 июня, спустя день после речи Черчилля, поступило заявление президента США Франклина Рузвельта о поддержке Советского Союза в войне с фашистской Германией. На следующий день провозгласила свой нейтралитет правительство Турции, а затем правительство Ирана.

Буржуазная пресса и радио всего мира кипели страстями. Трубно возвещались ошеломляющие сведения о положении на советско-германском фронте, предсказывались варианты исхода войны и будущего Советских республик. Строились нелепые догадки о деятельности в эти суровые дни Советского правительства. Многим политикам мира капитализма мнилось, что близкий крах СССР неминуем. Раздавались и трезвые голоса, но их заглушали злобствования, клевета, кликушество.

Со злорадством осмеивался договор СССР с Германией, заключенный в 1939 году, не смотря на то, что это был документ об отказе от агрессии, о мире между двумя государствами. К тому же Советский Союз последним обменялся с Германией обязательствами о ненападении ибо англо-германская декларация от 30 сентября и франко-германская от 6 декабря 1938 года тоже были ни чем иным, как пактами о ненападении.

Автор фильма Анна Москвина

Конец и Богу Слава

в лето 2013 года

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments