fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Чудеса и аномалии Великой войны

(продолжение)

Таким образом Гитлер собирался вернуться к концепции войны с экономическими целями.

Военные опять воспротивились.

Фон Бок заявил:

"Наступление на Восток в направлении Москвы будет предпринято против основных сил противника. Разгром этих сил решил бы исход войны."

И все же окончательное решение Гитлера было экономическим:

"Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донецк и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа. На севере такой задачей является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками."

В связи с этим фюрер приказал повернуть Вторую армию и Вторую танковую группу с московского направления на украинское в помощь группе армий Юг. Это вызвало неоднозначные оценки среди немецкого командования.

Командующий третьей танковой группой Герман Гот принял сторону Гитлера:

"Против продолжения наступления на Москву был один веский аргумент оперативного значения - если в центре разгром находившихся в Белоруссии войск противника удался неожиданно быстро и полно, то на других направлениях успехи были не столь велики. Например, не удалось отбросить на юг противника, действовавшего южнее Припяти и Западнее Днепра. Попытка сбросить Прибалтийскую группировку в море также не увенчалась успехом. Таким образом оба фланга группы армий Центр при продвижении на Москву подверглись опасности оказаться под ударами. На юге эта опасность уже давала о себе знать."

Командующий Второй танковой группой Гейнц Гудериан, которому предстоял 400-соткилометровый марш-бросок с Московского направления на Киевское, был против:

"Бои за Киев несомненно означали крупный тактический успех. Однако вопрос о том - имел ли этот тактический успех также и крупный стратегическое значение остается под сомнением. Теперь все зависело от того удастся ли добиться решающих результатов еще до наступления зимы. Пожалуй даже еще до наступления периода осенней распутицы."

Практика подтвердила правоту Гитлера. Удар группы Гудериана во фланг и тыл Юго-Западного фронта привел к окончательному разгрому советских войск на Украине и открыл немцам путь в Крым и на Кавказ. И тут фюрер на свою беду решил немного потрафить военачальникам. 6 сентября 1941 года Гитлер подписал директиву номер 35 санкционирующую наступление на Москву.

Обрадованный фон Бок 16 сентября отдал войскам группы армий Центр приказ о подготовке операции по захвату советской столицы под кодовым названием "Тайфун". 30 сентября наступление началось.

13 октября гитлеровцы овладели Калугой. А еще спустя два дня танковая группа Эрика Хепнера прорвалась через московскую линию обороны. В журнале боевых действий группы появляется запись: "Падение Москвы кажется близким."

Однако советское командование усилило войска частями из Сибири и с Дальнего Востока. В результате к концу ноября немецкое наступление полностью выдохлось, а 5 декабря Красная Армия перешла в контрнаступление силами трех фронтов - Калининского, Западного и Юго-Западного. Оно развивалось настолько успешно, что 16 декабря Гитлер вынужден был отдать стоп-приказ, запрещавший отход крупных соединений сухопутной армии на больших пространствах. Группе армий Центр ставилась задача, стянув все резервы, ликвидировать прорывы и удерживать линию обороны.

Через несколько дней своих постов лишились главные противники войны с экономическими целями - главнокомандующий сухопутными частями Вальтер фон Браухич, командующий группой армий Центр фон Бок и командующий второй танковой армией Гудериан. Но было уже слишком поздно.

Разгром немцев под Москвой стал возможен только благодаря тому, что советское командование перебросило дивизии с Дальнего Востока. Это факт, с которым никто не спорит. В свою очередь такой маневр стал возможен благодаря надежным данным разведки о том, что Япония не планирует нападать на СССР. Само же решение японцев воздержаться от войны против Советского Союза было в значительной мере следствием чистой случайности. Ну или если хотите чуда.

В начале 1941 года поездом Москва-Владивосток в столицу СССР ехал новый спецкор японской газеты Майнике Синбун Эму Ватанабе, талантливый филолог, знаток русского языка, фанатичный поклонник русской литературы. Он смотрел из окна на Сибирские просторы и замирал от восторга. Его восхищение Россией выросло еще больше, когда среди пассажиров этого поезда он увидел Наташу - студентку Московского пушного института, возвращавшуюся в столицу с каникул. Они познакомились. Именно эта случайное знакомство во многом предопределило исход московской битвы.

Дело в том, что после приезда в Москву Эму и Наташа продолжали встречаться. И эта дружба не прошла мимо внимания компетентных органов. Наташу пригласили на Лубянку и попросили познакомить Ватанабу с сотрудником НКВД. Отказаться она конечно же не могла и вскоре представила японскому другу дядю Мишу - брата отца. Ватанаба прекрасно знал реалии советской жизни и сразу понял, что перспектива его встреч с Наташей прямо зависит от дружбы с дядей Мишей и стал одним из ценнейших агентов советской разведки.

Уже в марте Ватанабе, который сам выбрал себе агентурный псевдоним Тотекацу - то есть боец, передал бесценную информацию - В Берлине немцы и японцы обсуждают возможность одновременного нападения на СССР летом 1941 года.

Через несколько дней посол Японии в СССР Мацуока был приглашен на беседу к наркому иностранных дел Вячеславу Молотову. К удивлению японского дипломата к этой беседе присоединился и начальник Генерального штаба Георгий Жуков, которого японцы хорошо знали по Халхин-Голу. Молотов и Жуков без обиняков обвинили Японию в тайном сговоре с Гитлером, с целью агрессии против Советского Союза. Судя по всему в ходе беседы у Мацуоки сложилось впечатление, что во-первых Советская разведка посвящена во все секреты Гитлера, во-вторых Красная Армия готова принять превентивные меры - устроить японцам второй Халхин-Гол. Прямым результатом этого стало подписание 13 апреля 1941 года советско-японского договора о ненападении - основного фактора, удержавшего Японию от вступления в войну.

10 октября 1941 года резидент советской разведки в стране Восходящего солнца Рихард Зорге, под псевдонимом Рамзай сообщил, что Япония не вступит в войну против СССР, а будет воевать на Тихом океане против США. Сталин Рамзаю не доверял. Поэтому проверить поступившую от Зорге информацию попросил Ватанабе. Через несколько дней Тотекацу подтвердил информацию Рамзая - Япония собирается напасть на США, я японская Квантунская армия не планирует никаких активных действий против СССР. И Советское командование решилось на переброску сибирских дивизий под Москву.

В 1946 году Ватанабе вернулся в Токио, где продолжил работу в Майнике Синбун, но за одно стал резидентом советской разведки в Японии, вместо погибшего Рихарда Зорге. В 1954 году офицер КГБ Юрий Растворов, сбежавший в США выдал "Бойца" американцам, а те сообщили о нем японской контрразведке. Ватанабе был арестован, предстал перед судом, но был оправдан. Судьи признали, что передаваемые Советскому Союзу информация наносила вред Соединенным Штатам, но не Японии. Сам "Боец" заявил на суде, что таким образом мстил американцам за бомбардировки Хиросимы и Нагасаки.

Впрочем для нас важнее два принципиальных момента. Эму Ватанабе очень поспособствовал во-первых заключению советско-японского договора о ненападении, во-вторых - переброске сибирским дивизий под Москву.

Но ведь Наташа могла бы сесть и в другой поезд.

5 января 1942 года на заседании Ставки Сталин заявил: " Немцы в растерянности после поражения под Москвой. Они плохо подготовились к зиме. Сейчас самый подходящий момент для перехода в общее наступление. Наша задача не дать немцам этой передышки. Гнать их на Запад без остановки. Заставить их израсходовать свои резервы еще до весны."

7 января 1942 года штабы фронтов получили директивное письмо Ставки верховного главнокомандования:

"Учитывая успешный ход подмосковного контрнаступления, целью общего наступления поставить разгром противника на всех фронтах - от Ладожского озера до Черного моря."

На подготовку всеобщего наступления войскам дали всего неделю. Оно началось 15 января и вскоре провалилось, не смотря на то, что Сталин ввел в бой стратегические резервы Ставки - 20-ю и 10-ю армии, Первую ударную армию, другие части усиления и всю авиацию. Красной Армии так и не удалось прорвать оборону немцев ни на одном участке.

Начальник Генштаба Александр Василевский в своих мемуарах о затее Сталина отозвался коротко:

"В ходе общего наступления 1942 года советские войска истратили все с таким трудом созданные осенью и в начале зимы резервы. поставленной задачи решить не удалось. На советско-германском фронте установилось стратегическое равновесие. Обе стороны истратили свои резервы и не имели ресурсов для активных действий.

Гитлеру было ясно, что блицкриг провалился и война переходит в затяжную стадию к чему Германия не готова экономически. Советский Союз в свою очередь понес колоссальные потери в людях, в военной технике, экономическом потенциале и перспективы восстановления всего этого представлялись весьма туманными. Лучшим выходом для обеих сторон в этой ситуации могло бы стать длительное перемирие и можно не сомневаться, что выступи одна из сторон с этой инициативой вторая бы ухватилась за эту возможность с радостью. Но инициативы никто не проявил.

Гитлер решил сделать еще один шаг в игре.

В июне немецкая армия развернула генеральное наступление на Юге и прорвалась на Кавказ и к Волге. Беспримерные по жестокости бои за Сталинград историки оценивают как бессмысленные с военной точки зрения.

Пытались найти объяснение упорству обеих сторон в Сталинградской битве - символическим значением города, но это ошибка. Для Красной Армии падение Сталинграда означала одно вернуться на Западный берег Волги будет почти невозможно. Для Гитлера же взятие Сталинграда могло бы стать решающим козырем для начала переговоров о перемирии. У Германии иссякали ресурсы для продолжения войны. В первую очередь людские. Фюрер даже вынужден был обратиться к своим союзникам с просьбой прислать войска на подмогу и поставить итальянские, румынские, венгерские дивизии в первую линию. Хотя все понимали, что они не в состоянии выдержать более или менее серьезного удара советских войск. Так оно в конце-концов и случилось.

У Красной Армии дела были не на много лучше. Знаменитый сталинский приказ номер 227 "Ни шагу назад." от 28 июля 1942 года был отчаянным призывом командования к умам и душам бойцов - братцы, хватит драпать, и демонстрировал всю сложность ситуации в советских войсках.

Однако долгосрочные перспективы у русских были очевидно лучше, чем у немцев. Разница ресурсных потенциалов да еще с учетом поступающей в СССР помощи союзников ощущалось уже весьма отчетливо.

Не зря, по свидетельству германского министра вооружения Альберта Шпеера, осенью 1942 года еще до начала советского наступления под Сталинградом, второй человек в Рейхе Герман Геринг в частной беседе сказал ему - Германии очень повезет, если она сможет сохранить свои границы 1933 года.

В этот период, когда оба противника балансировали на лезвии ножа, невозможно было точно предсказать кто же окажется в выигрыше. У Гитлера был реальный шанс добиться перемирия и таким образом позволить Германии выйти из войны достойно.

Стараясь получить главный козырь - Сталинград, фюрер этот шанс упустил.

А в январе 1943 года на конференции в Касабланке США и Великобритания приняли требование о безоговорочной капитуляции Германии и более или менее почетный мир для немцев стал невозможен.

Так Третий Рейх был обречен на разгром.

Автор текста: Максим Рубченко
Автор проекта: Петр Скоробогатый
Режиссер: Роман Карапетян
Монтажер: Сергей Орлов
Графика: Павел Гранкин, Кирилл Павлов

Эксперт-ТВ, 2012 г.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments