fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Нюрнбергский процесс - 2

См. также

Нюренбергский процесс: тайное становится явным

и

Малоизвестные факты Нюрнбергского процесса.


Кинокомпания
"Райт"
проект Радика Кудоярова

ноябрь 1945 года
Нюрнберг, Германия

Руденко: "Господа судьи! Впервые в истории человечества перед судом предстали преступники, завладевшие целым государством и самое государство сделавшие орудием своих чудовищных преступлений. Пришел день, когда народы мира требуют сурового наказания преступников. Я призываю суд вынести всем без исключения подсудимым высшую меру наказания - смертную казнь."

Джексон: "Если мы не сможем устранить причины и не предотвратим повторения подобных ужасающих преступлений, то уже в XX столетии может сбыться пророчество о Судном Дне и конце цивилизации."

Геринг: "Нет. Я не признаю себя виновным."

Нюрнберг. Последняя схватка

20 ноября 1945 года в Нюрнберге открылся самый громкий политический процесс XX века. Международный военный трибунал за 9 месяцев провел свыше 400 судебных заседаний. Опросил более 100 свидетелей. Рассмотрел свыше 200 тысяч письменных показаний по делу о военных преступлениях нацистов.

мнение эксперта

Наталья Лебедева, историк Нюрнбергского процесса: "Нацистские злодеяния были столь чудовищными и беспрецедентными, что никто бы не удивился, если бы гитлеровцев казнили без суда и следствия. Тем не менее союзники предпочли проведение судебного, международного процесса..."

... и едва не проиграли последнее сражение с фашизмом в Нюрнберге. Международный трибунал на открытом судебном процессе рассмотрел и осудил злодеяния нацистских военных преступников. Но мало кто знает, что фашистские главари могли избежать виселицы.

Полвека оставалось тайно то, какая жестокая и бескомпромиссная борьба велась на процессе.

Прежде всего схватка главных обвинителей - американца Роберта Джексона и русского Романа Руденко с наци № 2 Германом Герингом.

Герман Вильгельм Геринг. 53 года. Организатор первых отрядов СА и Гестапо. Главком ВВС Германии. Рейхсмаршал и рейхсминистр. Умен, решителен, беспринципен.

Наци № 2 в центре всеобщего внимания на процессе. Именно на него устремлены глаза журналистов и объективы кинокамер. Художники на балконе даже вооружились биноклями - это знаменитые Кукрыниксы. А вот совсем еще молодой Борис Ефимов.

свидетельство очевидца

Борис Ефимов, художник-карикатурист на Нюрнбергском процессе: "Я Вам скажу, он вел себя как будто это был его бенефис. Он был так поглощен и упоен тем, что он тут главное лицо, что он тут самый... Если в Германии он был после Гитлера вторым, то здесь на процессе он был первым. И поэтому он был все время как-то вот возбужден, активен. Что-то записывал, слушал. В общем он просто наслаждался своим положением."

Вот подсудимые занимают свои места на скамье. Смотрите как все они спешат поздороваться с Герингом. Он здесь главный. Именно он командует последней линией обороны нацистов. Всего их 24, но на скамье подсудимых не хватает трех. Промышленник Густав Крупп тяжело болен. Секретарь Гитлера Борман не пойман. Рейхсляйтер Роберт Лей за 5 дней до начала суда повесился в камере, прямо над унитазом.

Совместные прогулки заключенных теперь запрещены.

Из интервью начальника тюрьмы полковника армии США Бертона Эндрюса: "После этой прискорбной истории с Робертом Леем часовые не спускают с них глаз ни днем ни ночью в буквальном смысле. Это очень трудно стоять вот так - не отрывая глаз от отверстия. Мои ребят долго не выдерживают. Сменяют их трижды в час."

Из воспоминаний писателя Бориса Полевого: "Я заглянул в волчок. Второй наци Германии больше всех кричавший о жизненном пространстве арийских наций сейчас вот живет в этой келейке и рад будет прожить здесь всю жизнь, если конечно ему удастся ее сохранить."

21 ноября 1945 года

Геринг на процессе: "Как ближайший помощник фюрера - это я несу ответственность за все его приказы."

Зал замер в молчании. Полны внимания судьи. Все глаза устремлены на трибуну обвинителей. Суд идет.

Джексон: "Любое снисхождение к подсудимым станет их победой и тожеством того зла, который они олицетворяют. Цивилизация не имеет права идти на компромисс. И мы не можем поступать мягко или не решительно, если хоти чтобы зло перестало существовать."

Роберт Джексон - главный американский обвинитель, член Верховного суда США. Бывший помощник президента Рузвельта. Профессионализм Джексона вне сомнений. Речи - убийственны для подсудимых.

Роберт Джексон - лидер обвинения. Ведь процесс идет в зоне оккупации США и на деньги американцев. Джексон желает слыть беспристрастным - он строго следует букве закона. Вот почему для Геринга куда опаснее другой обвинитель, который прямо заявил: "На полях битв человечество уже вынесло свой приговор преступному германскому фашизму."

Роман Адреевич Руденко. 38 лет. Главный обвинитель от СССР. Прошел путь от рядового следователя до Генерального прокурора Украины. В отличие от Джексона убежден, что нацисты - вне закона.

Руденко: "Все злодеяния будут взвешены нами со всей тщательностью и вниманием, как этого требует закон, устав международного военного трибунала, и наша совесть."

"У меня нет совести. Мою совесть зовут Адольф Гитлер.", - сказал когда-то Геринг. Его ничуть не смутили вступительные речи обвинителей. "Я мог бы заявить, как Мария Стюарт, что могу быть судим только судом пэров", - эти слова Геринга записал Густав Марк Гилберт, человек который избегал кинокамер и которому жестоко завидовали все без исключения журналисты в Нюрнберге.

Тюремный психиатр доктор Гилберт имел право общаться с подсудимыми в любое время дня и ночи. Но свой рабочий дневник доктор Гилберт опубликует только через несколько лет: "Геринг сказал мне после речи Джексона: "К великому удовлетворению мое имя упомянуто 42 раза. Больше всех." И затем: "Смертный приговор для меня ничего не значит. Для меня гораздо важнее моя репутация в истории."

свидетельство очевидца

Борис Ефимов: "Уселся. Такие глаза - налитые кровью... Но он держался, так сказать, гордо, самоуверенно. Что он тут - главная фигура на процессе. Это вот, так сказать, дешевое такое самолюбие, но это было ему присуще."

За общим обедом Геринг пытается навязать подсудимым свою линию защиты: "Избежать веревки можно твердя, что мы все просто служили своей стране. Логика железная - обвиняемые действовали строго в рамках законов Третьего Рейха. В других странах эти законы иные, значит у союзников нет права судить вождей нацистской Германии. К тому же известно, что в прошлом все попытки привлечь к ответственности физических лиц за агрессию и военные преступления провалились." Геринг уверен, что будет оправдан, ведь к услугам подсудимых лучшие адвокаты Германии.

мнение эксперта

"Защита использовала в два раза больше времени, чем обвинение. Подсудимые могли давать показания без ограничения времени. Например, Геринг выступал несколько дней подряд."

Работу адвокатов оплачивал трибунал. 4 тысячи марок за каждого подзащитного. Стоит вспомнить, что большинство немцев в 1946 году довольствовались всего сотней марок в месяц.

свидетельство очевидца

Вальтер Шестлер, ассистент адвоката Р.Гесса на Нюрнбергском процессе: "Работа на Нюрнбергском процессе давала привилегии. Утром, днем и вечером мы получали американскую еду. Нам охотно сдавали комнаты, потому что хозяева получали дрова, уголь и туалетную бумагу."

Союзники могли казнить нацистских преступников без суда и следствия. Так итальянцы поступили со своим Дуче, повесив затем трупы Муссолини и его любовницы вниз головой на всеобщее поношение.

Германских фашистов решили судить. Судить справедливо и строго по закону. Вот он шанс Геринга выиграть процесс в самом начале: "Я действительно сказал, что готов быть осужденным трибуналом. Но трибунал односторонен. Здесь нет представителей побежденных и нейтральных стран. Здесь одни победители."

Однако трибунал отбил атаку Геринга, доказав, что полномочен судить военных преступников в рамках международного права.

мнение эксперта

Наталья Лебедева: "Это были и Гаагские и Женевские конвенции о ведении войны, где запрещались преступления против военнопленных, против раненых, против гражданского населения. То есть военные преступления.

Трибуналу представлен документальный фильм "The Nazi Plan". Он смонтирован из немецкой кинохроники и неопровержимо доказывает вину нацистов, развязавших Вторую мировую войну.

Геринг ведет себя вызывающе. Он даже острит. Вот его слова, записанные доктором Гилбертом: "Фильм вдохновляющий, вероятно теперь даже Джексон захотел бы вступить в нацистскую партию." Ни тени беспокойства. Геринг спокоен как удав.

свидетельство очевидца

Борис Ефимов: "Нет, он более благообразен. Я его изобразил, так сказать, сильно его шаржировав. У него было я бы сказал красивое лицо. Весь такой... производящий впечатление человека крупного и значительного."

Геринг на американской карикатуре: "Это просто смешно. Ни штандартов, ни труб, ни барабанов. Мы бы все организовали куда лучше."

Борис Ефимов: "Мы его много раз, и я и Кукрыниксы, мы его изображали и поэтому видеть его перед собой так сказать на скамье подсудимых, понимаете это не банальное, так сказать, ощущение."

Геринг не только бравирует своим хладнокровием перед публикой, получив слово он тут же бросается в атаку: "А почему мы - немцы - одни на скамье подсудимых? Ведь это Ваши правительства, господа судьи, англичанин Лоренц и француз Де Вабр, развязали нам руки в Мюнхене."

Идея Геринга ясна - трибунал начнет ворошить грязное белье Мюнхена, союзники передерутся между собой и процесс просто развалится. Однако трибунал запретил дальнейшие дебаты о Мюнхене.

Только полвека спустя стало известно, что союзники на тайных совещаниях обменялись списками, нежелательных для обсуждения проблем. Они заранее договорились что все возможные политические выпады на процессе будут пресекаться.

мнение эксперта

Наталья Лебедева: "Строго говоря, с точки зрения юриспруденции, эти договоренности были серьезным нарушением права. Договорившись избегать острых углов и отпустив друг другу грехи союзники лишили возможности мир и себя лечить серьезные болезни. Но разве был у них другой выход?"

Нельзя забывать что это был за процесс. Это была бескомпромиссная борьба человечества за самовыживание. Лучше всех в Нюрнберге это понимали русские.

Руденко: "В лице подсудимых мы судим не только их самих, но и преступные учреждения и организации ими созданные, человеконенавистнические теории и идеи ими распространяемые в целях осуществления давно задуманных преступлений против мира и человечества."

29 ноября 1945 года

В этот день во дворце юстиции прозвучали три звонка. Ради них журналисты бросали и перекур и не допитый коктейль в баре и мчались в зал, сбивая с ног охранников. Ведь звонки сообщали о предполагаемой сенсации. 29 ноября 1945 года советское обвинение представило трибуналу фильм-документ "Нацистские концентрационные лагеря".

"Перед Вами пройдут десятки тысяч свидетелей. Они вызваны в зал суда по этому делу. Я не смогу назвать их имен и вы не приведете их к присяге. Но их показаниям нельзя не верить. Ибо мертвые никогда не лгут."

Корреспонденты старательно, как прилежные ученики записывают речь. Геринг, поначалу сердито сдернувший наушники, судорожно надел их после первых кадров хроники.

Кадры из фильма: "В своих комбинатах смерти, гитлеровцы убивали людей всех стран Европы. Они задумали весь мир превратить в гигантский Майданек. Пусть помнят это народы мира. Убийства были профессией фашистов. Их ремеслом. Их индустрией. Они были для них и коммерцией, бизнесом. Нацисты и трупы замученных не оставляли в покое. Хладнокровно утилизировали их. Сдирали скальпы с жертв. Волосы шли в Германию на матрасы. Сколько женщин было убито и оскальпировано чтобы наполнить эти тюки, эти мешки, эти огромные пакгаузы."

свидетельство очевидца

Вальтер Шетслер: " Они становились все задумчивее. Особенно после того, как был показан фильм о концлагерях. Большое количество трупов, которые экскаваторы сталкивали в ямы. У обвиняемых на глазах появились слезы."

Кадры из фильма: "Они убивали стариков и детей. Женщин и мужчин. Русских и поляков. Норвежцев и французов. Душили газом. Убивали всех - только б убивать! Убивать! Убивать!"

Борис Ефимов: "До Нюрнберга я видел Майданек. Я видел Треблинку. Я видел Равенсбрюк. Эти страшные лагеря уничтожения. Маутхаузен. Оттуда выходил боже мой... Какое наказание за такие ужасы! За такие зверства! Вот тема возмездия все время сидела в голове. А тут я вспоминал вот эти свои так сказать, размышления о возмездии и оглядывался. Где же это возмездие? Сидит Геринг, лениво, так сказать, что-то записывает."

Это спокойствие - только поза. Из стенограммы допроса Германа Геринга советским обвинителем:

- Подсудимый, что Вы можете показать в свое оправдание?

- Я не знал... Если бы мне докладывали каждую директиву, я бы потонул в этом море бумаг.

- Неужели Вы не слушали иностранного радио, сообщавшего о преступлениях нацистов?

- Я стал слушать иностранные радиопередачи только в последние четыре дня войны.

(Зал реагирует презрительным смехом.)

свидетельство очевидца

Маркус Вольф, корреспондент Берлинского радио на Нюрнбергском процессе: "Каждый боролся за свою жалкую шкуру самыми можно сказать недостойными способами. То есть все были только исполнителями власти Гитлера, не отвечали ни за что. Даже Геринг."

Потрясение участников этого заседания вылилось в еще одну сенсацию. Американские газеты на следующий день вышли с шапками "Трагическое происшествие в суде. Советский обвинитель генерал Руденко стреляет в Германа Геринга". Опровержение появилось спустя несколько дней. В редакции была не правильно понята фраза нашего корреспондента сообщившего, что генерал Руденко расстрелял Геринга морально
.
(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments