fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Солдаты за колючей проволокой - 2

(продолжение)

01:11:16

Немецкие части, сражавшиеся против Красной Армии и сдавшиеся в плен американцам. Пока они еще радуются своей участи. Пока они еще надеются на свою американскую мечту. Некоторое время спустя, в соответствии с соглашением, их передадут Советам. Радоваться было рано. Жестокое разочарование, и не только для тех кого это коснулось непосредственно, а так же и для Вольфганга Штадлера, который далеко на Урале надеялся на скорейшее возвращение домой.

Вольфганг Штадлер: "В лагерь продолжали прибывать новые пленные, некоторые из которых попали в плен еще в 1945 году. Уже после окончания или незадолго до окончания войны. Пленные продолжали прибывать и мы не могли понять почему. Но если пленные прибывают значит с ними что-то хотят делать. Значит нас будут заставлять работать еще больше. И нам стало ясно - мы будем еще годами вкалывать здесь!"

Немецкие военнопленные в Америке, занимаются тем временем американской историей, демократией, и особенностями английского языка. Занятия должны подготовить пленных к жизни в новой демократической Германии. Но, когда это случится никому не известно.

Герхард Клейндт: "В то время еще никто не знал - сможем ли мы вернуться домой и когда. Мы думали, и я тоже, что мы останемся здесь навсегда и будем вечно работать."

Рольф Влазек: "Разные мысли лезли в голову. Иногда просто слезы наворачивались. Многие пленные имели семьи. У меня тоже была возлюбленная. Когда меня призвали мне было 19. Она сказала, что мы справимся с этим и она будет меня ждать. Такие мысли навевали уныние."

В далекой Европе происходят изменения. В июле 1945 года американцы предают часть Рейнвизенских лагерей под французское управление. Франции нужна рабочая сила. В двух войнах она потеряла более двух миллионов человек. Почти 300 тысяч пленных из Рейнвизенских лагерей переправляются во Францию в так называемые репарации.

Клаус Эвен: "Много что происходило. Народ кидал в вагоны с мостов камни, ночные горшки, бревна и так далее. В Шаторесе пару человек убило бревнами и камнями, которые кидали с мостов."

Йозеф Дрессен: "К концу войны мало кто любил немцев. И некоторые просто мстили."

Франция. Во время своего отступления Вермахт заминировал большие части страны. Теперь немецкие пленные ищут немецкие мины. Тех, кто каждое утро выходил на это опасное дело, считали командой смертников.

Рейнхард Дрефер: "Что могло с нами произойти? Мы могли подорваться на мине. Утром мы съедали половину дневного пайка - кто знает, может быть до вечера ты не доживешь? Другую половину мы брали с собой - это был наш девиз. Никто из нас не знал доживет ли он до вечера."

Женевская Конвенция однозначно запрещает использовать пленных для поиска и обезвреживания мин. Теперь это не принимается во внимание.

Карл Пенквиц: "Нам поручили разминировать большой участок на побережье. У нас не было ни планов, ни карт минных полей. Мы даже не знали точно какие мины использовались на этом участке. Мы сразу приступили к поиску и разминированию. Я шел следом за солдатом с миноискателем и мне кажется я даже увидел, как земля под его ногами вздыбилась и мощный взрыв одбросил его далеко назад. Я крикнул: Я ничего не вижу! Кто-то сказал мне, что видел, как мне в лицо ударила земля и что это пройдет. С этой надеждой я и жил некоторое время. Я ничего не вижу. Я никого не виню за это. Совершенно понятно, что пока немецких военнопленных можно было использовать - их и использовали. В том числе и для разминирования. Это совершенно понятно. Мы бы наверное тоже так поступали, если бы все сложилось иначе."

Официальные данные о числе погибших пленных при разминировании никогда не были опубликованы. Предположения колеблются между четырьмя и пятнадцатью тысячами человек.

Несколько безопаснее, но от этого не менее пугающе была работа в шахтах. Тяжелый труд, плохое питание и французские бригадиры. Гюнтер Мауфф был почти еще ребенком, когда оказался в забое.

Гюнтер Мауфф: "Это был результат Второй мировой войны. Я был военнопленным и я должен был понести наказание - я должен был работать. Я совершенно не думал о возмещении какого-либо ущерба. Я знал, что я должен работать, а если я откажусь, то французы примут меры. Накажут и все равно заставят меня работать."

Те, кого использовали в сельском хозяйстве были настоящими счастливчиками. Так же как и французские военнопленные, работавшие во время войны в немецком сельском хозяйстве. Хорошее питание, удовлетворительное обращение, а иногда даже и больше.

Губерт Фогель: "Мы попали в Ардеш, в крестьянское хозяйство и на второй или третий вечер мы сидели вместе с семьей за одним столом и ужинали. Напротив меня сидел Поль, так звали крестьянина со своей женой. Луиза-дочка подошла ко мне - на моей стороне находился выдвижной ящик стола, в котором лежали столовые приборы. Она выдвинула ящик, одной рукой стала копаться в нем, а другой провела мне по ноге. Это было начало замечательной дружбы. Иногда она приходила в стойло и тогда мы часами занимались любовью. Это было для меня замечательное время. Я тогда был молод и неопытен, но Луиза хорошо разбиралась в этих делах. Я спросил ее: "Это у Вас во Франции принято так обращаться с немецкими военнопленными?" На что она ответила: "Мы - француженки, от головы до пупка - истинные патриотки. А ниже пупка - интернационалистки."

Гюнтер Мауфф, в плену во Франции: "Нам разрешили писать письма. Нам раздали формуляры для писем. Количество слов не ограничивалось, но письмо должно было быть не больше страницы. Мы также могли получать почту. Конечно она подвергалась цензуре, но письма приходили. Мы получали картинки, фотографии из дома. Таким образом восстанавливался контакт. Но случались и трагедии. В особенности со старшими товарищами, чьи жены писали: "Я больше так не могу. У меня появился другой".

Вольфганг Штадлер, в плену в СССР: "О сексе нечего было и говорить. Никакого желания просто не было. Я был физически совершенно истощен. Это было сравнимо только с тяжелой болезнью. Когда ты тяжело болен - тебе вообще ничего не хочется."

Рольф Власак, в плену в США: "Нам пришлось смириться с создавшейся ситуацией. Некоторым снились эротические сны и на следующее утро надо было менять постельное белье. Кто-то искал близости с мужчинами. Кто-то пытался сам себе помочь..."

К началу 1946 года немецкие пленные по ту сторону Атлантического океана еще ничего не знают относительно своего возвращения домой.

События вдруг начинают разворачиваться с огромной скоростью. 26 июля 1946 года Нью-Йорк Таймс пишет о том, что последние немецкие военнопленные покидают Америку. Счастливые лица, уверенные и полные надежды. Рюкзаки набиты подарками и сувенирами из страны неограниченных возможностей. Если все сложится хорошо, то через 12 дней они уже будут дома.

Нейнц Фидлер: "Мы все думали тогда только об одном - домой, домой, домой!"

435 тысяч немецких пленных соприкоснулись с американским образом жизни. Теперь они двигаются в сторону дома.

Но сначала они попадают в Англию и сталкиваются там с неприятным сюрпризом.

Хейнц Фидлер: "Английский офицер, который нас встречал, заявил: "Вам сказали, что Вы попадете домой. Вас обманули. Вы останетесь здесь в Англии и будете здесь работать. Вот такая встреча..."

Спустя год и три месяца после окончания войны немцы отправились на английские фабрики ожесточенные и отрезвленные.

Снова колючая проволока, снова охрана, снова гигиенические ритуалы - странная смесь между унижением и профилактикой...

Герхард Клейндт: "Нас совершенно сознательно обманули. Нам никто ничего не сказал и это было жестокое разочарование. Многие не смогли этого вынести. Если бы нам с самого начала сказали, что нас отправляют в Англию для возмещения ущерба или что-то подобное, но нет - это было как холодный душ. Глазго... Почему не Гамбург? Почему не Глюксхафен или еще какой-нибудь немецкий порт? Все, все пострадали от этого в той или иной степени."

Так же как и английской, французской экономике нужны немецкие рабочие руки. Но международное давление и требование отпустить пленных неуклонно растет. В 1947 году во Франции создают специальную программу.

Франция. Немецкие военнопленные могут теперь самостоятельно решать свое будущее. Военнопленных обещают отпустить домой, если они обязуются остаться здесь еще на один год. Еженедельный киножурнал предоставляет впечатляющие цифры - 200 тысяч решили остаться. Остальные отправляются в долгий путь в разрушенную, голодную Германию. Неизвестное будущее в нашей нестабильной Европе.

Возвращение домой. Сцена, поставленная оператором армии США. Дети скалятся в камеру. Кажется, что эта женщина тоже никогда не видела этого мужчину. О действительных трагедиях, происходящих ежедневно эта инсценировка ничего не говорит. Настоящие сцены возвращения домой никогда не происходят перед камерой.

Хейнц Маттиас: "Это было 15 июня. Я шел по улице и свернул в переулок. Моя мать сидела в ванной и плакала, потому что она не знала - вернется ее сын или уже нет. Я позвонил. Она намочила лицо водой, чтобы чужак не заметил, что она плакала. Она открыла дверь - я стоял перед ней. Она заплакала. Она не могла даже произнести моего имени. Только после третьей попытки она назвала меня и обняла."

Хейнцу Маттиасу повезло и он вернулся домой уже летом 1945 года. Миллионам его товарищей предстояло провести годы в лагерях, большинство из них в Советском Союзе. Всем им до конца потребуется железная воля и желание выжить. Один из них Ганс Кампманн.

Ганс Кампманн: "У меня всегда была надежда на возвращение домой. Если бы ее не было - это было бы равносильно смерти. Приходилось выбирать - либо жить, чтобы вернуться домой, либо сдохнуть."

Soldaten Hinter Stacheldraht
Deutsche Kriegsgefangene
des Zweiten Weltkriegs

Folge 2

Im Westen

Ein Film von
Thomas Kuschel

Kamera
Andreas Bergmann
Frank Otto Sperlich

Schnitt
Michael Radeck

Ton
Gunter Lorenz


Grafik
ARD-Design, DMC


Musik
Mona Davis Musik
Tom Batoy, Francisca Tortora

Aufnahmetertung
Frank Bartuschat

Produktionsleitung
Holder Kouschil

Spetcher
Matthias Fuchs

Fachberarung
Dr. Rudlger Overmans

Koordination der Reihe
Martin Hubner

Dank an
Susan Buhl, Konrad Ege,
Kerstin Mauersberger, Gabor Rychlak
National Archives Washington
Imperial War Museum London
Bundesaychiv Filmfrchiv Berlin
Trion

Redaktion
Martin Hubner

Eine Produktion des
Mitteldeutschen Rundfunks

1 MDR

MDR 2000

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments