fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Солдаты за колючей проволокой - 3

(продолжение)

Рольф Оешлегель вернулся домой в Гамбург в 1948 году. Ему было 23 года.

Рольф Шлегель: "В плен я попал, когда мне было 19 лет. Соседские девчонки, с которыми я играл в песочнице, подросли и одной я сказал, когда увидел: "О, как ты растолстела". На самом деле ее тело просто приобрело женские формы. Для меня это было удивительным. В плену мы совершенно не смотрели на русских женщин, на медсестер. В эти 4-5 лет нам было просто не до этого."

Доктор Рушенбах, исследователь последствий пребывания в плену: "Сексуальным потребностям просто не было места в плену. В русском плену. Никаких сексуальных желаний не было. В результате дистрофии, работа гормональной системы организма затормаживалась или вообще прекращалась. Многие вернувшиеся домой бывшие военнопленные на первых порах страдали от импотенции. Многие."

Действительно, возвращение домой было для многих травматическим переживанием. Несмотря на сильные объятия в момент встречи на вокзале, многие супружеские пары отдалялись друг от друга за это время даже сильнее, чем они сами думали. В 1948 году количество разводов увеличилось в три раза по сравнению с довоенным периодом. Это попадает во внимание прессы.

Вернувшиеся из плена кажутся многим неудачниками, людьми, совершенно не приспособленными к современной жизни. Женщины стали самостоятельнее, многие мужчины напротив стали слабее, менее самостоятельными, апатичнее. О вещах важных в гражданской жизни, таких как модные вещи и соответствующий внешний вид, они не имеют никакого представления. Они разучились этому за время плена. Чем позднее они возвращаются домой, тем сложнее им влиться в новую жизнь.

Бывшие пленные быстро понимают, что этот мир мало интересует унижения и лишения пережитые ими в плену. И чем сильнее были эти страдания, тем упорнее они это скрывали.

Рольф ОеШлегель: "В плену мы так ослабли, что долгое время многие страдали от недержания и энуреза. Это было так унизительно. Я никогда не рассказывал своим родителям об этом. Рассказывал я только добрые истории о русских людях и о солдатах, которые давали нам еду и так далее. И мои родители и сестра думали что ему в плену было очень и очень неплохо. Это была их ошибка, так как они ожидали от меня, что свежий, отдохнувший и полный сил быстро найду себе работу или место для учебы и быстро нагоню то, что упустил."

Доктор Раушенбах: "Надо понимать, что в плену они попали в ситуацию, когда не могли самостоятельно принимать решения. Их индивидуальность не могла развиваться. Решения принимались за них. Они были измотаны физически и духовно. Они вернулись домой и надо отметить вернулись совершенно в другую страну, чем та, которую они покинули и совершенно другая, чем та, которую они себе представляли будучи в плену. Все было совершенно иначе. Они вернулись свободными людьми. Были вынуждены самостоятельно принимать решения во всех аспектах жизни. Работа, семья - все изменилось. Для многих это было слишком. Тем, кто поздно вернулся из плена часто рекомендовали первые полгода воздержаться от трудовой деятельности и привыкнуть к жизни."

Но многие вернувшиеся просто не могли позволить себе такой роскоши.

В Западной Германии экономика набирает обороты, но при приеме на работу предпочтение часто отдают молодым и сильным, а не тем, кто только что вернулся из плена, истощен и измотан, не успел обучиться никакой профессии или разучился в армии самостоятельно принимать решения. Когда в 1949 году Франц Кампаманн вернулся домой, некоторые немцы уже могли позволить себе ездить в отпуск. Молодой человек с оленьими рогами (на фото) хотел изучать лесное хозяйство.

Франц Кампаманн: "Мама совершенно не понимала моего желания. Она хотела чтобы я постоянно был рядом с ней. Чтобы она могла обо мне заботится. Но спустя месяц я уже поступил в университет. Я не позволял себе расслабится."

В университете не обрадовались такой активности.

Франц Кампманн: "Нет, сказали мне. Лимит учебных мест на семестр уже исчерпан. К тому же Вы уже вышли из того возраста чтобы учиться и меня зачислили на заочное обучение. Деваться-то было некуда. Я должен был сделать то, что мне не удалось сделать в 1941 году."

Франц Кампаманн на 8 лет старше своих сокурсников. За каждый месяц, проведенный в плену он получил компенсацию в размере 60 марок. Теперь он сидит среди студентов, которых не призвали на военную службу. Они новое поколение. Бывшие военнопленные - старое. Они приспосабливаются к новой жизни каждый как может и молчат.

Франц Кампаманн: "Говорить о времени которое я провел в плену и говорить так интенсивно и подробно я начал совсем недавно."

Небольшой Рождественнский праздник для вернувшихся из плена в Восточном Берлине. ГДР не выплачивает никакой компенсации за годы проведенные в плену. Это наказание за преступления, совершенные Вермахтом. Только иногда, вернувшиеся из плена могут обмениваться своими впечатлениями, переживаниями. В остальном они тоже молчать. Правда молчат они совсем по другими причинам, чем их бывшие товарищи на западе.

Вольфганг Штадлер: "Пропаганда против Советского Союза. Я сразу понял, что это запрещено. Советский Союз был практически старшим братом. Его оскорблять было нельзя. Я сразу это понял и другие тоже. И поэтому мы долгое время молчали о том, что происходило с нами в плену."

Холодная война помогает бывшим военнопленным забыть о прошлом. На Западе они должны встать на защиту всего свободного мира. На Востоке им предстоит построить новый мир. Взгляд на прошлое скорее помеха. Холодная война дает немцам по обе стороны возможность почувствовать себя причастными к большому делу. Цена - разделение страны. Плата - новый мировой порядок. Новый смысл в жизни.

В 1950 году Советское агентство ТАСС неожиданно сообщило, что все немецкие военнопленные вернулись из Советского Союза на Родину. Западные агентства отреагировали с возмущением. Пропавшими без вести числятся еще полтора миллиона человек! Или они уже мертвы?

Никто точно не знает сколько еще немецких военнопленных находятся в Советском Союзе. Немецкие власти причисляют к ним и тех, кто пропал без вести во время войны. Советские власти не считают военнопленными военных преступников, приговоренных судом к наказанию за военные преступления. Последние суды над военными преступниками состоялись в 1947 году. Это были процессы над целыми группами людей, как здесь в Бобруйске.

В 1948 году практика таких процессов возродилась и к наказанию были приговорены еще 27 тысяч бывших солдат Вермахта. В большинстве случаев потому, что их части сражались с партизанами. Вопрос о том, участвовали ли подсудимые в этих операциях лично, никого не волнует. Причина проведения этих процессов до сих пор так и не выяснена. Возможно потому, что Советскому Союзу срочно требовались рабочие руки.

Руди Шурер предстал перед военным судом только в 1949 году.

Руди Шурер: "В руках у председателя был бланк. Сначала он зачитал личные данные - имя, фамилию, дату и место рождения, имена родителей и так далее. Потом зачитывали данные о части, в которой человек служил. Если подсудимый подтверждал это, то суд сразу вставал и уходил на совещание. И через две-три минуты председатель суда, достав бумажку из стола, зачитывал приговор: "Именем Союза Социалистических республик и так далее и тому подобное... Вы приговорены к смертной казни. В соответствии с изменением параграфа 47 наказание заменено на 25 лет исправительных работ в трудовом лагере. Все. Нас увели. Заседание продлилось в общей сложности 5-7 минут. Я стал военным преступником. Не военнопленный, а военный преступник."

Действительно в 1950 году в Советском Союзе все еще находились около 30 тысяч немецких военнопленных. Западно-германское правительство призывает своих граждан не забывать о них. Красный Крест передает в лагеря Рождественские посылки с продуктами. Если бы на судьбу этих людей обратили внимание чуть раньше, неизбежно возникли бы вопросы относительно их вины и соучастия в военных преступлениях. Теперь всех, кто еще находится в плену, военные преступники или военнопленные, стали в глазах западно-германской общественности жертвами режима. Доказательством бесчеловечности коммунистической системы.

ХДС - христианский демократический союз - одна из политических партий в ФРГ организует факельные шествия в Берлине. Люди ставят в окна зажженные свечи. В 1950 году в ФРГ проводится первый День Верности. Все движение на улицах городов замирает на одну минуту. До середины 50-х годов в октябре проводится Неделя военнопленных.

Для ГДР - все это часть большого заговора.

"Мюнхенская иллюстрированная газета продолжает утверждать, что в Советском Союзе находится еще множество бывших немецких военно-пленных. Один из них Руди Франц. В действительности Руди Франц с 1949 года работает кондитером в Лейпциге в кафе "Ам хохаус". Вот еще одна ложь - Курт Фрицш, 1921 год. А вот - правда - Курт Фрицш уже два года как вернулся из советского плена. С января 1950 года он работает слесарем в Хемнице."

Москва. Март 1953 года. Умер Сталин. Начиная с 1950 года Советское руководство игнорировало проблему с немецкими пленными. После смерти диктатора руководство ГДР первыми снова поднимает этот вопрос. Оно просит нового сильного человека в Кремле Никиту Хрущева опустить немцев домой. До конца 1954 года более 12 тысяч военнопленных были амнистированы и освобождены. Но еще 10 тысяч пленных Хрущев оставляет как заложников для переговоров с ФРГ. В 1955 году Холодная война сделала небольшой перерыв. Конрад Аденауэр прибыл с визитом в Москву. Советское руководство хочет улучшить отношения с Боном. Им совершенно понятно, что сделать это возможно только отпустив оставшихся пленных. С советской стороны в переговорах принимает участие премьер-министр Николай Булганин. Он сообщает прессе, что в Советском Союзе больше нет немецких военнопленных.

В лагере под Свердловском Руди Шурер услышал эти слова по самодельному радио. На следующий день весь лагерь объявляет забастовку.

Руди Шурер: "Никто из нас на вышел на работу. Через два дня к нам прибыл офицер из Москвы, полковник, а с ним еще двое. Нас сразу собрали в Доме культуры. Этот полковник дал нам понять, что мы не должны понимать заявления политиков буквально и что мы должны вернуться к работе. Пожалуйста, вернуться к работе. Он так и сказал - пожалуйста. Рано или поздно мы все равно вернемся домой и уж к Рождеству совершенно точно."

Второй день переговоров в Москве ведет к прорыву. Советское руководство дает честное слово, что отпустит военно-пленных и многих из них сразу же амнистирует.

Руди Шурер: "Мы ничего не слышали об амнистии. Когда утром мы встали и собрались на работу, то обнаружили - на вышках и в самом лагере совсем не было русских. Никого. Только двое у ворот - офицер и прапорщик. И все, больше никого. Потом появился замполит, подполковник. Собрал нас у ворот и сказал, он говорил очень хорошо по-немецки, он сказал: "Ребята, Вы свободны. Вас амнистировали. Вы можете свободно передвигаться. Можете ходить в город, но к 8 часам вечера должны быть здесь." Сначала мы просто не поверили."

Стопка водки на дорожку, в октябре 1955 года последних военнопленных отправляют домой. Для Руди Шурера и других на вокзале играет военный оркестр. Дорога домой длится почти два месяца, так как в пути поезд задерживают на целых две недели. Но не это беспокоит возвращающихся. Гораздо сильнее их волнует будущее. Эйфории нет. Гораздо сильнее их занимает вопрос - как они будут жить дальше. А других разговоров Руди Шурер вспомнить не может.

Руди Шурер: "Единственная мысль, которая крутилась в голове - что ты будешь делать дома. У тебя нет профессии. Признают ли они твое обучение на сварщика?"

15 декабря прибывает во Франкфурт-на-Одере. Поезд может пройти через ГДР только ночью. У возвращающихся возникает ощущение, что все вокзалы закрыты. Не видно ни одного человека. Но на железнодорожных переходах попадали люди, махавшие им руками. То, что в ФРГ праздновалось как политическая победа, для СЕД - социалистическая партия в ГДР, внутриполитическое поражение.

Только под утро поезда достигают Гарлесхаузен. Как правило западно-германские власти узнают об этом за один день и передают сообщение по радио. Красный Крест выдает каждому вернувшемуся подарок - пакет со всем необходимым и горячий чай. Потом ожидание и путь в лагерь Фридлянд. Поездка туда занимает еще два часа. На обочинах дороги и в деревнях стоят люди и машут руками. В городке Эшвеге - остановка. Автобусы не могут проехать сквозь толпу. Бывшие пленные выходят из автобусов. Их приветствуют. Такого приема никто не ожидал. Только спустя час поездка может продолжаться.

Руди Шурер: "В автобусах никто не мог вымолвить ни слова. Это было немое удивление и восхищение."

Прибытие во Фридлянд. Царит не только восторг. Встречают не всех. У некоторых все родственники умерли. Семьи развалились. Сохранились только кадры запечатлевшие тех, кто нашел друг-друга и тех кто не дождался.

В начале 1956 года прибывает последний поезд.

Теодор Хейс, бундеспрезидент: "Дорогие соотечественники, вернувшиеся с далекого востока. Приветствие, которое я произношу от имени всего немецкого народа - просто добро пожаловать."

Каждый хочет как можно скорее вернуться к нормальной жизни. Они выбрасывают свои телогрейки и валенки как будто это может помочь забыть о прошлом. Им дают деньги, кажущиеся им чужими. Дети потом упрекнут их в том, что хотели просто жить. Жить как и все. Но они гордились этим. Гордились что нашли в себе силы жить как все.

Руди Шурера признали мастером сварочных работ. Он работал в шахте и женился во второй раз. Вольфганг Штадлер сразу после возвращения нашел работу на фарфоровой мануфактуре в Саксонии. Там он и познакомился со своей женой. Рольф эльшлегель стал чертежником. Сейчас они с женой занимаются организацией гуманитарной помощи для Украины. Франц Кампаманн женился после окончания учебы и стал как и хотел лесником.

Soldaten Hinter Stacheldraht

Folge 3
HEIMKEHR

Ein Film von
Meinhard Prill

Kamera
Jan Bahis

Schnitt
Akice Harthus

Ton
Andreas Zahrnat

Tonmishchung
Harald Lepschies
Jurgen P.P. Meissner

Musik
Mona Davis Musik
Tom Batoy, Francisca Tortora
Francesco Tortora

Grafik
ARD-Design, DMC

Produktionsleitung
Heiko Blumenberg

Recherche
Konrad Ege

Fachberarung
Rudiger Overmans

Spetcher
Matthias Fuchs

Koordination der Reihe
Martin Hubner

Archive

Bundesaachiv
Deutsche Wochenschau
National Archives Washington
Progress-Film

Redaktion
Silvia Gutmann

1 NDR

Eine Sendung NDR 2000

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments