fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Секретные архивы НКВД. Часть 2

киновидеостудия
"РИСК"


Съемочная группа закончила работу над этим фильмом в конце 1986 года
В начале 1987 года его должны были увидеть зрители.
Однако, после нескольких закрытых просмотров, фильм не был рекомендован к выпуску на экраны.


Война начиналась так.

В ночь на 22 июня, точно в тот самый час, о котором сообщали в Москву советские разведчики, 157 отборных дивизий германского Вермахта, давно размещенные вдоль советской границы и готовые к наступлению, рванулись на восток.

Сталин все еще верил в силу Пакта, заключенного с Гитлером, думал, что сообщения о войне - злонамеренная провокация.

ТАЙНАЯ ВОЙНА. ФИЛЬМ ВТОРОЙ
РАСПЛАТА


Историки с недоумением отметят, что все дороги для вторжения были открыты.

Что мосты на приграничных реках не были заминированы.
Что укрепленные районы на новой советской границе не были достроены, а старые укрепрайоны перед самой войной разрушены.
Что советские дивизии были лишены артиллерии, которую отогнали на дальние полигоны.
Что на приграничных аэродромах не было горючего, а летчики получили увольнительные на воскресный день. И в первые же часы советская военная авиация
потеряла тысячу двести боевых самолетов, из которых восемьсот были обращены в обломки на земле.

Из дневника генерала Гальдера, начальника германского Генштаба: "Наступление наших войск по-видимому явилось для противника на всем фронте полной тактической внезапностью. Пограничные мосты через Бук и другие реки всюду захвачены нашими войсками без боя и в полной сохранности. О полной неожиданности нашего наступления для противника свидетельствует тот факт, что части были захвачены врасплох в казарменном расположении, самолеты стояли на аэродромах покрытые брезентом, а передовые части, внезапно атакованные нашими войсками, запрашивали командование о том, что им делать. Боевые порядки противника в тактическом отношении не были приспособлены к обороне. Ряд командных инстанций противника полностью не знал обстановки и поэтому на ряде участков фронта почти полностью отсутствовало руководство действиями войск со стороны высших штабов."

Катастрофа, небывалая в истории войн...

С самого начало было полностью разгромлено 28 советских дивизий и еще 70 дивизий потеряли больше половины личного состава. Гитлеровцы добивали их в так называемых котлах.

В каждой войне неизбежны жертвы, но когда и где в первых же сражениях число убитых измерялось сотнями тысяч?

За этими громадами ошеломляющих чисел теряется неизмеримая цена одной человеческой жизни. Одной жизни солдата, который защищал каждый бугорок родной земли, не ожидая наград и почестей, не зная, найдут ли его могилу. Того, кто сражался до последнего дыхания, стоял насмерть.

Во всякой войне бывали пленные. Но когда и где с первых же дней исчислялись они миллионами?

Нет, не трусы, не изменники, те кто бредет в этих колоннах. Почти все они, брошенные на произвол судьбы, не сдавались, а попадали в плен, не имея ни боеприпасов, ни хлеба, ни приказов начальников. Большинство из них погибнет в германских лагерях.

06:33

Вскоре имперский министр Розенберг, раздраженный потерей дармовой рабочей силы, напишет фельдмаршалу Кейтелю: "Из трех миллионов шестисот тысяч военнопленных в настоящее время вполне работоспособны только несколько сот тысяч. Большая часть из них умерла от голода или холода. Тысячи погибли от сыпного тифа. В многочисленных лагерях вообще не позаботились о постройке помещений для военнопленных. В дождь и снег они находились под открытым небом. Им даже не давали инструмента чтобы вырыть себе ямы и норы в земле."

Из письма военнопленного Силина: "Здравствуйте, мои родные! Хотя когда Вы будете читать это мое письмо, меня не будет в живых, но я и через смерть и через небытие обнимаю Вас, как живой. Я знаю, что иду на верную смерть. Мальчики, учитесь хорошо. Старайтесь перенять у немцев их самое грозное и страшное оружие - организованность и четкость. Нас и меня в частности погубили зазнайки, болтливая система на авось, скверная организация и неспособность некоторых командиров, плохо знающих технику и недооценивающих врагов. Я не сдавался, я был контужен. Я честно жил, честно боролся. Да здравствует Родина! Ваш муж и отец."

08:09

Обреченные, это о них свирепый сталинский приказ № 270: "Красноармейцев, оказавшихся в плену, уничтожать всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а командиров считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту."

Знакомый сталинский девиз - огонь по своим.

Те, немногие из них, кому удастся бежать из лагерей, примут бой с фашизмом на Западе и им поставят памятники в разных концах Европы.

Другие, кому удастся, будут пробиваться к линии фронта, к своим, зная, что там их ожидает трибунал или штрафные роты. Так же как пробивались к своим тысячи бойцов и командиров, оказавшихся в окружении. Шли через топи и леса, оставляя последнюю пулю для себя.

Подавляющее превосходство немецких войск в боях, ошеломило не только Сталина.

Мир уже не верил, что Советская Россия сможет оправиться от этого сокрушительного и внезапного для Сталина удара.

Наконец, на двенадцатый день войны, 3 июля Сталин нашел в себе силы обратиться к своему народу.

"Слушайте выступление Председателя Государственного комитета обороны товарища Сталина.

Сталин:

"Товарищи! Граждане! Братья и сестры!

К Вам обращаюсь Я.

Коварное, вероломное нападение гитлеровской Германии на нашу Родину продолжается.

Как могло случиться, что наша славная Красная Армия сдала фашистским войскам ряд наших городов и районов?

Должен спросить: как могло случиться, что советское правительство пошло на заключение Пакта о ненападении с такими вероломными людьми, извергами, как Гитлер и Риббентроп?

Не была ли здесь допущена со стороны советского правительства ошибка?

Конечно, нет!"

Впервые Сталин назвал свой угнетенный и бесправный народ братьями и сестрами. Диктатор понял - теперь они были его единственной надеждой. Это они, спасая Родину должны были спасти и его - Сталина, и созданный им бесчеловечный режим. Это они, спасая своих отцов, матерей, детей и братьев и сестер должны были помочь и ему - Сталину, выжить и даже сохранить власть.

Братья и сестры! Он опять солгал им, оправдывая своих преступные действия накануне войны.

Братья и сестры! Они поднимались как один на защиту отчего дома, помышляя об одном - скорее разгромить врага и вернуться домой.

Братья и сестры! Большинство из них верило Сталину и никто из них не знал истинного положения на фронте, силу немецкой армии и слабость советского оружия. Поэтому почти все они прощались с родными ненадолго, а получилось - навсегда.

Из дневника генерала Гальдера: "Следует отметить упорство русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны ДОТов взрывали себя вместе с ДОТами, не желая сдаваться в плен. Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека. Из частей сообщают, что на отдельных участках экипажи танков противника покидают свои машины, но в большинстве случаев запираются в танках и предпочитают сжечь себя вместе с машинами. Первый серьезный противник!"

Немецкая танковая армада пожирала пространство России. Немецкая авиация господствовала в воздухе.

"За несколько лет до войны начались полеты в Москву по линии Берлин-Москва самолетов Люфтганзы"

Борис Пильщик с 22 июня 1941 года молодой сотрудник НКВД.

"Внимательное наблюдение за тем, что это были за полеты выявило, что практически дважды один и тот же летчик не прилетал в Москву. Значит, видимо гитлеровское командование использовало коммерческую службу для того чтобы пропустить возможно большее количество летчиков, которые пригодились в случае войны. Так оно в сущности и получилось. Нужно было сбить их с толку. Они хорошо знали и расстояние, хорошо знали ориентиры. Летали тогда на низких высотах, на небольших скоростях и ориентироваться в Москве, а тем более, что центральный аэродром был в нескольких километрах он центра.

Значит, надо было продумать такую систему маскировки главных магистралей, чтобы летчики были дезориентированы. Если бы Вы сверху тогда посмотрели на здание Большого театра Вы бы не узнали ни квадриги, ни коллонады, ни площади окружающие Большой театр. Если бы Вы попытались пройти над улицей Горького и Ленинградским шоссе от центрального телеграфа до, допустим, чуть ли не Сокола, то Вы бы нашли, что это какая-то деревня. Были созданы летучие отряды, которые создавали ложные очаги, зажигали какие-то ветхие строения или там просто какой-то мусор. Волны шла на эти объекты, считая что поражено как раз то, что входило в план гитлеровского командования."

"На созданные в районах московской области имитационные плащадки, аэродромы, летные площадки, фабрично-заводские постройки с вражеских самолетов сброшена 31 фугасная бомба, 1822 зажигательных бомбы и 27 осветительных ракет.

Работа имитационных площадок по дезориентации воздушного противника продолжается."

Вслед за этим московская служба НКВД получила задание нарокмата обороны очистить Москву от тех, кто мог бы потенциально сотрудничать с врагом - от так называемой 5-ой колонны. Именно 5-ая колонна так помогла немцам в Испании и во Франции.

Была ли 5-ая колонна в Москве?

Конечно, сразу же взялись за людей немецкой национальности. Уцелели немногие.

"Этот день 22 июня 1941 года я почти что вижу перед собой. В это утро я направился на Кузнецкий мост в парикмахерскую. И в этой парикмахерской был включен репродуктор и через него, не знаю в какое время я услышал голос Молотова, где было сказано, что Германия напала на Советский Союз."

Вспоминает московский рабочий Альфред Стаферд, он же Кеннон, немец по национальности, командир одного из отрядов ОМСБОНа Отдельной мотострелковой бригады особого назначения.

"Поехал на автозавод чтобы там встать на станок, работать, но увидел, что там стояли длинные очереди. Когда подошла моя очередь, спрашивают фамилия, имя, отчество, год рождения, специальность, где Вы работаете. Я ему называю фамилию Альфред Стаферд. Он удивленно посмотрел на меня, спрашивает: "Вы что, англичанин?" Я говорю: "Нет. Немец." "У Вас английская фамилия. Кто Вы, немец?" Я говорю: "Да, немец". "Так Вы что же не знаете, что идет война с немцами?" Я: "Да. Но с какими? И какой я. Я все же антифашист."

Немецкие антифашисты. Их было десятки тысяч в России и в Германии. Это - группа численностью в 60 человек войдет в историю разведки как Красная капелла. Они поставляли во время войны ценнейшую информацию из Берлина за линию фронта в Москву. Руководители Красной капеллы Шульц и Войзен, он сфотографирован вместе с женой, и Арвед Хармек. Рудольф Ресслер, связной советской разведки.

Текст шифровки.

"Директору от Кору. Источник Мария.

Эшелоны с тяжелой артиллерией проследовали через Кеннигсберг по направлению к Москве. В Пиллаую производят погрузку береговых батарей. Посылают туда же."

Организация была расскрыта. Ее участники, после жесточайших пыток, казнены. Они погибали вместе - те, кто родился здесь в немецкой земле и те, кого забрасывали из России для нелегальной разведывательной работы, или те, кто был выявлен немецкой контрразведкой на оккупированной территории. Сотни агентов, имена которых уже никогда не будут известны.

Эта звукозапись была случайно обнаружена в тюрьме уже после войны. Когда пленку прослушали, оказалось, на ней вопросы тюремной администрации к осужденным и их ответы.

- Вас приговорили к смертной казни. Будете ли подавать прошение о помиловании?

- Нет, не буду.

Вот строки из прощальных записок погибших.

"Шура, все кончено. Сегодня или завтра меня расстреляют как сотни других. Я имел много возможностей испытать счастье свободы, но из-за любви к тебе и детям я этого не сделал. Когда дети вырастут, объясни им это. Поцелуй их за меня, моя милая. Прощай навеки.

Леонид."

"У страданий должен быть предел. Пытки невыносимы. Прощай Родина и соотечественники. Твой сын Русанов Родины не предал. Секретов не выдал. Да здравствует Родина."

Лето 1941-го. Сталин отвечает категорическим отказом на предложения военных отвести войска на левый берег Днепра. Результат - окружены, уничтожены и взяты в плен 452 тысячи человек. Немцы в Киеве.

Конец октября 1941 года. Из Берлина хорошо осведомленный источник сообщает: "Передышка советских войск подошла к концу. Со дня на день начинается операция Тайфун - новые наступления на Москву."

Сталин снова, как это было до войны повторяет прежнюю ошибку - он не верит донесению разведки, не верит потому, что боится этого наступления. Медлит с принятием решений.

Вязьма - здесь место нового сталинского преступления.

В результате допущенных ошибок в определении направления главного удара, промедления, столь недопустимого в сложившейся обстановке, новая катастрофа.

Вязьменский котел.

Здесь были окружены и обречены на уничтожение основные силы Западного, Резервного и Брянского фронтов. Всего 5 армий и 12 дивизий народного ополчения.

Немецкие газеты захлебывались от счастья - новые 560 тысяч пленных. Казалось - это конец.

"5 октября на рассвете разведка обнаружила на Варшавской дороге немецкие танки и мотопехоту. Двигалось несколько колонн, глубиной примерно по 5 км, в два-три ряда, в направлении Юхнова."

Генерал-лейтенант Збытов, в ту пору командующий ВВС Москвы и Московской зоны обороны, в последствии - заведующий кафедры стратегии Генерального штаба.

"Когда их обнаружили, до Москвы примерно 200-250 километров. Командующий войсками Артемьев был в Туле, за него оставался член Военного Совета Телегин, еще раз дали задание перепроверять эти данные разведки и приняли решение - поднять всю авиацию и нанести первый удар, а возможно и второй и училища, которые были в Москве. Других резервов не было никаких, войск не было на рубеже. Начали подготовку.

Начинаю проверять, на аэродромах говорят, что вылетать самолетам запретили, Ваши приказы выполнятся не будут. Спрашиваю - кто? По всем данным - сам командующий воздушными силами Красной Армии.

Я уехал в штаб к себе, а немцы продолжали идти. И в 16 часов, и в 17 часов, при ясной погоде, солнечной... Разведка наша продолжала вести за ними наблюдение, уже были подбитые самолеты и раненые летчики...

В 19 часов приехал уполномоченный, привез протокол. Там изображалось, что я провокатор. Подписал я этот протокол, написал, что немцы заняли Юхнов. И только, примерно в 2 часа, 6 октября, в 2 часа ночи 6 октября, мне позвонил начальник Главного штаба ВВС генерал Ворожейкин и сказал, что Ваши действия Государственный комитет обороны одобрил, это немцы, все что есть у Вас поднимайте и с утра начинайте бить танки и мотопехоту.

6 октября, когда нужно было бросить все силы на удар, стоял туман и летать было невозможно."

Сложилась уникальная ситуация. Никто, кроме нескольких человек в Ставке Верховного главнокомандующего не знали, что дорога на Москву открыта. Войск на пути немцев нет.

Не знали этого и немцы. (См. сепаратный мир был)

Из записок маршала Жукова.

"Мне позвонил Сталин и спросил: "Вы уверены, что мы удержим Москву? Говорите честно, как коммунист."

Из архивов немецкой разведки. 16.10.41

"Группа армий Центр, штаб-квартира. Донесение о ситуации и настроениях в Москве. Разведданные из Москвы.

Андрей сообщает: В Москве вывешиваются призывы, в которых говорится, что Москва была и останется советской и ее будут стойко защищать. Между 3 и 8 октября Москва была полностью свободна от войск. Московская промышленность останавливается. Промышленные рабочие и обрабатывающие станки переправляются в Казань, Свердловск и Пермь. Формирование воинских частей из промышленных рабочих поэтому исключено. Остальные имеющиеся военнообязанные Москвы давно учтены и призваны.

Вблизи Москвы заняли исходные позиции для защиты города две боеспособные и до сих пор не введенные в бой дивизии НКВД. Район сосредоточения неизвестен."

(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments