fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Субтитры к фильму "Die Braunen in Farbe" пр-во ФРГ

В нашем сознании Вторая мировая война отпечаталась событием эпохального значения и зловещего характера.

На протяжении шести лет армии колоссальных размеров шли друг против друга. Самые современные военные машины опустошали целые континенты. Более 100 миллионов человек погибло, лишилось здоровья или, как скот, были согнаны со своих земель.

Рассовая ненависть и национализм одерживали верх над гуманностью и человеческим сосуществованием. Идеологические лозунги были важнее свободы и самоопределения.

Фронты словно кровоточащие раны покрывали всю Европу, Африку и Азию.

Бомбардировочная авиация за считанные часы уничтожала то, что в течение многих веков создавалось многими поколениями. Культурные достояния огромной ценности становились жертвами всепоглощающего пламени. Люди сгорали в огненных бурях. Города превращались в груды развалин.

Всё, что иные люди знали о жестокости и варварстве только понаслышке, всё это другие ощущали на себе, на своей шкуре.

Санкционированные государством массовые расстрелы, геноцид, пытки, изгнание и необузданные групповые изнасилования будоражат наше сознание и по сей день.

Война как массовая, душевнотелесная травма, как катастрофа мирового масштаба, которая наложила свой отпечаток на целые поколения и половину столетия. На войне, которая не может считаться с судьбой каждого человека в отдельности, для частного также мало места, как и в истории.

Но что такое история?

Какой увидел войну, которая потрясла весь мир, простой солдат?

Как приспособился каждый в отдельности, чтобы пережить весь этот ад?

Почему солдат служит преступной системе?

Почему люди пошли за диктатором Гитлером, став, таким образом, соучастниками?

Ответы на эти вопросы, помимо дневников и писем, дают также частные фильмы, снятые во время войны на всех участках фронта и на родине. Уникальным образом они и сегодня дают нам возможность увидеть то, что современники того времени считали важным, и показывают, насколько по разному люди воспринимали эту войну.

Частные фильмы, и в особенности частные цветные фильмы, передают особую насыщенность, которой редко обладает рукописный или печатный документ. Цвет преодолевает время и втягивает нас в гущу всего происходящего.

Словно немые тени мы вглядываемся в кадры этих фильмов, и снова можем ощутить то, что они «пережили» воочию: Войну, у которой было много аспектов.

Жизнь между смертью и надеждой. Будни, где маленькое счастье позволяло, на какое-то мгновение, забыть о смерти за великие идеи на фронте.

«Коричневые» в цвете
Военное время с 1939 по 1945 годы
Фильм Карла Хеффкеса


Германия в августе 1939 года. Эшелоны, один за другим, идут в восточном направлении. Не за горами вторжение в Польшу.

0:04:06.73

Подписанный не задолго до этого, в Москве пакт о ненападении между Советским Союзом и Германским рейхом избавил не только Гитлера от опасности ведения войны на два фронта.

Дополнительным тайным протоколом обе державы, помимо всего прочего, договорились о разделе Польши и об интересах каждой стороны в восточной Европе.

Полуостров Вестерплатте. Изначально любимое место отдыха жителей Данцига, после Первой мировой войны был превращён поляками в крепость.

На рассвете 1 сентября, германское учебное судно «Шлезвиг-Гольштейн» взяло Вестеплатте под сильный огонь. Гитлер начал свою войну.

Пароход «Берлин», ходивший до войны по маршруту между Штетином и Свинемюнде, был задействован в качестве средства для транспортировки войск.

Западная печать польскую кампанию, за её скоротечность, называла «блицкригом», молниеносной войной.

Польская армия оборонялась храбро, но безнадежно уступала по боевым качествам.

После капитуляции, чтобы согнать польских евреев в гетто, в Польшу последовали охранники СС и агенты Гестапо.

Город Грауденц на Висле. На заднем плане разрушенный мост через реку. Кадры, снятые в середине сентября 1939 года служащим имперского земельного сословия.

Задачей функционеров имперского земельного сословия, следовавших за боевыми частями, было реорганизация польского сельского хозяйства по предписаниям национал-социалистов.

Во время поездок по Польше с целью инспектирования, они везде наталкивались на следы ещё недавно шедших здесь боев.

Один из таких маршрутов лежал в город Реден находящейся юго-восточнее Грауденца. Здесь стоят руины крепости, построенной в XIII веке орденом немецких рыцарей. Это оборонительное сооружение и сегодня считается одним из самых больших и красивых, когда-либо сооруженных Рыцарским Орденом.

Кадры из Млавы, города, расположенного на железнодорожной линии Варшава - Мариенбург, примерно в 100 километрах восточнее города Грауденц. Здесь имперское земельное сословие держало один из своих офисов. Так как железнодорожные пути были разрушены войной, рейхспочта учредила в окрестные населенные пункты автобусную линию.

По завершении польской кампании, район Млава, как часть нового правительственного округа Цеханув, был включен в состав Германского рейха.

Простой крестьянский рынок, какие можно было встретить по всей Польше. Чтобы заработать немного денег, помимо овощей и фруктов, жители окрестностей предлагали покупателям также простые ремесленные изделия.

К этому времени в Млаве существовала большая еврейская община. Её члены задействовались Вермахтом для проведения работ по расчистке завалов. Чуть позже их согнали в гетто, откуда их потом транспортировали в лагеря смерти.

Евреи на принудительных работах. Исторически значимые кадры. Это первые, ставшие известными на данный момент, документальные кадры из Польши, на которых мы видим, что еврейское население обязано было помечать себя нашитым на одежду куском ткани желтого цвета.

А это Вальтер Лэнге, офицер и заядлый кинолюбитель. Из примерно ста фильмов, снятых им до и во время войны, все эти смутные времена пережили лишь некоторые их них.

Бoльшая часть киноплёнок стала жертвой опустошительной огненной бури над Дрезденом, где Лэнге, проживал на момент налета.

Местом его работы был замок Колдиц, расположенный недалеко от Дрездена. Направляясь туда, каждый день путь его пролегал мимо главного городского вокзала и известной табачной фабрики «Йенидце», которая придавала городу колорит восточности.

Лэнге входил в состав персонала надзирателей замка Колдиц. Крепость была переоборудована в тюрьму строгого режима для особо важных узников. Благодаря своему местоположению на недоступной скале, высоко над рекой Мульде, бежать из Колдица считалось невозможным.

Пленниками замка, историю строительства которого можно отследить вплоть до XI века, были высокопоставленные офицеры армий западных союзников, такие, как, например, племянник Уинстона Черчилля Жиле Ромилли и Джордж Ласеллс, племянник короля Георга VI.

Первые пленники прибыли в октябре 1940 года. Это были польские офицеры, которые оставались в замке до весны 1941 года. Затем их передислоцировали и заменили голландскими, бельгийскими, французскими и британскими офицерами, попавшими в плен во время западной кампании.

Хоть и считалось, что из замка Колдиц бежать невозможно, пленники постоянно пытались совершить из него побег. Впечатляющим было строительство туннеля, который рыли более девяти месяцев. Караульные, хоть и слышали неоднократно какие-то шорохи, долгое время не могли обнаружить вход в туннель. Лишь за три недели до его завершения заговор был раскрыт.

В начале мая 1940 года офицеры Вермахта проинспектировали германо-французскую границу. Не за горами была агрессия Гитлера на западе.

Утром 10 мая германский Вермахт выдвинулся на марш. В течение нескольких дней повержены были нейтральные государства Люксембург, Бельгия и Нидерланды.

С волнением солдаты следили за самыми последними сводками с передовой.

«Солдаты западного фронта!

Вот и пробил ваш час.
Начинающаяся сегодня борьба решит судьбу германской нации на ближайшее тысячелетие.
Выполните сейчас свой долг.
Германский народ в своих молитвах с вами.
Берлин, 10 мая 1940 года.

Адольф Гитлер».

По окончании первой фазы войны германские танковые клинья, следуя плану оперативного развертывания, разработанному Гитлером совместно с начальником Генерального штаба группы армий «А» Эрихом фон Маннштайном, продвигались в районе города Седан через Арденны.

Их целью было побережье Ла-Манша. Поход на Францию тоже перерос в блицкриг. Считавшиеся неприступными ДОТы французской армии были взяты, а всякое сопротивление подавлено.

Спустя несколько дней, после начала военных операций,французская армия находилась в состоянии распада. Брошенный транспорт и орудия загромождали дороги, а продвигающимся вперед германским подразделениям всё чаще встречались на пути напуганные беженцы и колонны военнопленных.

При продвижении на Париж для перекуров мало оставалось времени. Коротенького привала на обочине дороги и одной чашки кофе вполне должно хватить.

Войдя утром 4 июня в сильно разрушенный город Дюнкерк, солдатам Вермахта удалось взять в плен около 40 тысяч французских и британских солдат.

Набережная была усеяна брошенным военным имуществом. В гавани лежали выгоревшие останки французского эсминца «Л’Адруа».

Взятие Дюнкерка германская пропаганда праздновала как большую победу, но всё было, как раз, наоборот.

Приказ Гитлера о приостановке наступления дал англичанам возможность эвакуировать через пролив на Британские острова 220 тысяч солдат своего экспедиционного корпусаи 120 тысяч французских солдат.

Тем самым Англия сохранила армиюдля ведения дальнейшей войны против Гитлера. Многие из них, позднее принимали участие в освобождении Европы от фашизма.

12 июня французское правительство вылетело в Бордо и провозгласило Париж открытым городом. Через четыре дня с поста главы правительства ушел Поль Рено. Его приемником стал седой маршал Петен. Быстрая победа над Францией была результатом военной тактики, с упором на быстроту и огневую мощь.

Французская оборонная стратегия, основанная на опыте Первой мировой войны, которая полагалась на стационарные укрепсооружения и бункеры, безнадежно уступала быстрым и подвижным германским соединениям.

14 мая немецкие войска вошли в Париж. Вслед за подразделениями Вермахта последовали подразделения полиции и гестапо для ареста политических противников и охоты за французскими евреями.

Каждый день, в 13 часов дня, германская рота охраны проходила мимо Триумфальной арки к Площади Согласия. Воинственный ход, который многие Французы считали унизительным.

В оккупированной Франции жизнь нормализовалась. Париж, с его откровенными кабаре и увеселительными заведениями, для многих немцев – олицетворение жизнерадостности, наслаждения и удовольствий, привлекал к себе своей магической силой немецких солдат.

Оккупационная власть грабила страну, а награбленным снабжала гражданское население Германии. Гитлер создал «услужливую» диктатуру. Для подавляющего большинства населения Парижа повседневная жизнь шла своим чередом. Снова открылись магазины и школы. Люди встречались в бистро, кафе и барах, а по широким бульварам двигался городской транспорт. Люди наслаждались солнечными днями. Они смирились.

Будни оккупации.

Из письма одного немецкого солдата своей невесте:

«Париж чудесен. Ещё красивее, чем я его себе представлял. Роскошные церкви и знаменитые музеи просто завораживают. А видела бы ты, как элегантно одеваются здесь женщины. Смотрится каждая мелочь. Несмотря на то, что мы одеты по форме, мы свободно можем перемещаться по всему городу.

Мои школьные знания французского приходятся мне сейчас кстати. Когда люди замечают, что ты говоришь на их языке, тают льды. Уже купил тебе одну красивую безделушку. Сделаю тебе сюрприз.

До свидания. Тысяча поцелуев!»

На аэродромах вокруг Парижа и на побережье Ла Манша расквартировались подразделения люфтваффе.

На западе теперь оставался только один враг: Англия.

Со стратегической точки зрения положение Германии значительно улучшилось. Побережья Европы от мыса Нордкап до границы Испании находились в руках немцев. Военно-морские силы, прежде всего подводные лодки, заняли важные гавани.

Отныне люфтваффе располагало у пролива базами подскока, значительно сокращавшие подлет к Англии и назад.

Ситуация была странной. Шла война, но боевые действия не велись. Солдаты называли её «сидячей войной». После капитуляции, германские роты охраны взяли на себя контроль над всеми портами.

Кадры, словно войны вовсе и нет.

Солдаты наслаждаются красотой французских набережных. Любимым мотивом кинолюбителей были национальные одежды бретонских женщин. Поскольку большинство немецких мужчин были призваны в ряды Вермахта, на родине не хватало рабочей силы. Французских военнопленных угоняли в Германию на принудительные работы.

(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments