fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

20 лет колониальной Конституции

12 декабря 2013 Ток-шоу Поединок с Владимиром Соловьевым
(продолжение)
01:47:37
Соловьев:  Да, Сергей.
Митрохин: Я хочу все-таки ответить в том числе и Олегу Львовичу и другим. Главная причина не в том, что сидят там разные фракции, которые чего-то делают или не делают. Главная причина - почему у нас не работает Конституция в том, что у нас существует монополия на власть. Эта монополия на власть ежедневно попирает грубейшим образом Конституция для того чтобы эту власть сохранить. Бесполезно, господин Железняк советовать людям читать Конституцию.
Зачем ее читать, если Вы вот ее читаете вместе со своими коллегами по Единой России для того грубейшим образом над ней надругаться! Особенно в той части, которая касается гражданских прав и свобод. Вы делает это каждый день! Могу привести сотни случаев когда Дума нарушала Конституцию.
Подберезкин: В третий раз представитель Яблока выступает. Вы знаете на моей памяти, а я в политике двадцать пять лет был, вот эта как раз партия раскачивали лодку и нанесла самый большой вред нашей политической системе. Главное достоинство нашей Конституции, я уже сказал, заключается в том, что была сформирована такая политическая устойчивая система. При всех минусах. И второе. Что вот обвиняют нашу Конституцию, Президента в авторитарности. Вы знаете, вот - бред! Потому что люди не читают истории! Вот взяли бы, предположим исторический период, когда Де Голль пришел к власти. Авторитаризм удержал Францию от распада.
Соловьев:  Да Вы не правы! Мы живем в эпоху страшной тирании, о которой кричат все на Федеральных каналах, за деньги Газпрома по-радио, кричат о том, что кровавая диктатура, поивая Жан-Жак кофе и переживая что шампанское не достаточно холодное. Кровавая тирания ломает руки так, что прост слезы бриллиантами падают на колье.
Подберезкин:. Я хотел бы напомнить, здесь очень много говорилось о демократии. Так вот демократы привели... демократическим способом пришел к власти Гитлер, Муссолини... И демократы на самом деле натворили столько в нашей стране, что вот до сих пор с них никто еще до конца и не спросил. Поэтому я предлагаю сейчас...
Соловьев:  Сейчас эпоха просвещенных консерваторов.
Подберезкин: Я сейчас предлагаю оставить Конституцию в покое, потому что во многом благодаря этому документу...
Митрохин: И продолжать над ней издеваться - Вы предлагаете! Я так понял Ваше резюме.
Железняк: Вот из той части дискуссии, которую я застал я не слышал ни одного содержательного возражения или претензий к тексту и сути Конституции.
Соловьев:  У меня есть. Сейчас скажу.
Железняк: Сейчас об этом поговорим, но пока Владимир, все о чем я слышал это претензии к тому как исполняются нормы Конституции. Да, действительно, у нас с правоприменением огромные проблемы и это требует консолидации и власти и Гражданского общества, потому что только вместе можно заставлять каждого исполнять требования законодательства.
Митрохин: Вы каждый день сами поираете Конституцию. Ну Вы что говорите?
Железняк: Сергей, ну Вы неоднократно проигрывали в судах! Заче Вам еще один....
Соловьев:  Сергей, ну уважайте и других участников тоже.
Поляков: Хочу конкретно Ивану Петровичу возразить. Он поставил очень важный вопрос о том насколько велики полномочия Президента. И насколько в этом виновата Конституция. Вот последний пример - амнистия. Президент подал в Думу законопроект. Дума будет голосовать. Хочу Ивану Петровичу напомнить, что при Президенте существует Совет по развитию Гражданского общества и правам человека.
В этом Совет входит 64 человека. Совет формировался самым наидемократичнейшим образом - в Интенете половина Совета избрана. В Совет входят люди авторитетнейшие, представляющие Российское гражданское общество. Поэтому когда Президент вносил в Государственную Думу свой проект амнистии, он опирался не на личный произвол не на личную точку зрения, а на позицию правозащитников гражданского общества. И в этом смысле мне кажется никакного нарушения Конституционных положений здесь нет.
Соловьев:  Это не вопрос Конституции даже. Если я правильно понимаю.
Станкевич: Коллеги, разрешите пользуясясь согодняшним замечательным юбилейным днем сделать одно конкретное законодательное предложение.
Соловьев:  Давайте.
Станкевич: Мы все здесь согласились с тем, что есть в стране проблемы с тем как соблюдается Конституция. С тем, чтобы провести жизнь наших граждан в соответствие с нашей замечательной Конституцией. Почему бы Госудраственной Думе один раз в год не проводить в декабре минисессию, посвященную только этой проблеме - как соблюдается в повседневной жизни Конституция. И что надо поправить в нашей практике чтобы она соответвовала принципам Конституции. Один раз в год - специальную минисессию.
Железняк: Спасибо большое. На этой неделе, специально, мы собрались двумя Палатами Федерального собрания с приглашением руководителей всех Законодательных собраний регионов Российской Федерации именно для того чтобы заслушать и принять доклад о мониторинге всего Российского Федерального законодательства, который проводился в течении нескольких месяцев. У нас, я напомню, на основании норм Конситуции принято порядка пяти тысяч Федеральных законов.
И тот отчет, которыей есть... Более того, он на самом деле находится в публичном доступе... Является для нас сейчас как раз основанием для того чтобы снимать те коллизии, те устаревшие нормы, не работающие нормы, которые тормозят и законотворчество и правоприменение. Мы более того на следующий год поставили задачу, что такой же мониторинг будет осуществлен в отношении шестнадцати тысяч законов, принятых на уровне субъектов Российской Федерации. Только проведя вот этот масштабный системный анализ можно будет говорить о том, каким образом и с какой эффективностью работает каждая из норм, каждого отдельного закона. Приглашаю к этой работе.
Станкевич: Рассматривая шестнадцать тысяч законов - Вы просто утонете и конкретных решений не примете!
Железняк: Нет, нет, нет! Это системная работа. Нужен анализ.
Станкевич: Сделайте специальную сессию и пригласите Гражданское общество к участию.
1:53:53
Соловьев: А у меня вопрос к авторам Конституции, который давно меня мучает. С Олегом мы часто его обсуждаем. В стране одна из основных проблем, которая до сих пор живет - это неравное распределение богатства, заложенное в результате неправедно проведенных залоговых аукционов. Которые во многом стали возможны из-за того что в Конституции резко изменилось отношение к природным ресурсам.
Кто де-факто владеет природными ресурсами? То есть декларированная в предыдущих Конституциях народная форма собственности. Что недра принадлежат народу - де-факто изчезло. И либеризация, которая была заложена в Конституции и привела к тому колоссальному несправедливому перераспределению народного богатства, которое мы до сих пор наблюдаем. Это механизм конституционный? Это ошибка случайная? Это не ошибка вовсе? То есть, вот - анализировали ли эту статью?
Румянцев: Вопрос, что называется - в точку! Потому что именно для того чтобы подготовить условия для залоговых аукционов 95-96 годов и был упразден Съезд и Верховный Совет. Это была главная, собственно говоря, преграда. Помеха. Мне кажется, что на уровне Конституции должна бы появиться норма, согласно которой доходы от пользования природными ресурсами распределяются справедливым образом, в интересах общества и государства.
Это было бы гарантией реализации статьи 7 "О социальном государстве" и статьи 9 часть 1 о том, что земля и природные ресурсы являются основой жизнедеятельности народов. Это во-первых. Но это можно было бы сделать... И кстати мы такую поправку вчера, Фонд кониституционных реформ... После года работы мы предложили три главы: Гражданское общество, Избирательная система и Парламентский контроль... И в разделе Гражданское общество есть такая статья.
Это для обсуждения обществу. Но можно было бы на самом деле это сделать и через толкование Конституционным судом вот этих статей 7-й и 9-й и принятием Федерального закона о социализации недр. В 2008 году к сожалению Дума... Не знаю Сергей был тогда в Думе или нет? Делегировала Президенту и правительству право распоряжаться Резервным фондом... Фондом национального благосостояния без внесения изменений в бюджетный кодекс. Вот такие вот вещи... Якобы кризис... Да? Опять чрезвычайщина. И понимаете, это очень важно...
Железняк: На сегодня эти нормы возвращены Парламенту именно потому, что кризисные явления закончились.
Румянцев: Да...
Железняк: И Парламент увеличил себе контроль за бюджетом.
Румянцев: И вообще сама идея социализации недр должна стать объектом парламентского контроля. Очень серьезным элементом парламентского контроля.
Соловьев:  Для меня это было всегда заложенное внутри Конституции противоречие. Мы говорим о социальном государстве, а главынй механизм, дающий возможность реализовать эти социальные нормы кокетливо убираем.
Румянцев: Могу сказать - Соловьева в Совет Федерации! Однозначно.
Соловьев:  Не дай Бог! Не дай Бог! Сергей Михалыч я не прав в своей оценке?
Шахрай: Вы правы в том, что есть проблеема. В Конституции природные ресурсы объявлены национальным достоянием. Это не юридическая категоирия. И Конституционному суду пришлось давать толкования и решения, в том числе по Лесному Кодексу. Конституции не противеречит даже модель Арабских Эмиратов: если мы за каждым гражданином Российской Федерации запишем часть газовых, алмазных и прочих ресурсов. Это не противоречит Конституции! Давайте примем Федеральный Конституционный закон о механизме гарантий народа, населения на природные ресурсы.
Соловьев:  Есть принципиальное противоречие. Мы можем принять Закон, но по своей сути он будет вторичен, а не первичен. Потому что если бы Вы изначально заложили эту норму, как то что создано всеми принадлежит по праву, потому что де-факто это является одним из естественных прав рождения на этой земле. Но когда Вы это выводите в категорию законов - тем самым Вы отдаете это на откуп действующей власти, которая особенно в то время была очень зависима от молодых крепких парней, которые готовы были сделать все что угодно чтоб страну раздербанить и пройтись по ней как по буфету.
Румянцев: Владимир, вот почему так важно, не только Федеральный Конституционный Закон, но подстегнуть политическую волю законодателя соотвествующей поправкой. И время для нее обязательно прийдет. Я уверен.
Соловьев:  Да, Александр Бабурин.
Бабурин: Я просто хочу сказать, что Сергей Шахрай несколько лукавит - по Конституции природные ресурсы, как и земля находятся в частной собственности. Это совершенно не национальное достояние. И ни какой Конституционный суд не сможет изменить этой Конституционной нормы. Не сможет! Поэтому вот здесь у меня вопрос к Вашему гостю.
Соловьев:  Прошу.
Бабурин: Сергей, Вы очень четко сказали, что могут быть какие-то стратегические изменения Конституции. Или нет? Вот, допустим, изменение сроков избрания Президента, Государственной Думы, соединение судов - это почему-то не считается изменением Конституции. А где грань? Какие судьбоносные, какие - нет?
Соловьев:  Хороший вопрос!
Железняк: Очень простой ответ. Вот на сегодня в Конституции изменены сроки полномочия Президента и Парламента. Это было сделано для того чтобы более эффективно реализовывать свои полномочия в срок - страна большая. Просто в этом смысле все ушло к той практике, которая есть у других стран. Каким-то образом изменило ли это принципиально расклад политических сил, баланс ветвей власти, права и свободы?
Бабурин: Конечно изменило!
Железняк: Нет, конечно! Потому что от цифры 5 или 6 это никоим образом не зависит. А вот если мы начинаем вторгаться в сферу компетенции, полномочий, зон отвествнности, мы открывает Ящик Пандоры. Потому что окрыть-то этот процесс можно, но любое существенное изменение потребует внесения изменений во все эти 5 тысяч законов на федеральном уровне и 16 тысяч законов на уровне региональном.
Я уже не говорю об актах органов местного самоуправления, которых многие, многие десятки, а может быть и сотни тысяч. Но! Что я хочу сказать? Конституция является очень гибким инструментом и все что может быть реализовано не через изменение Конституции должно быть реализовано не через изменение Конституции. Это вот принцип - не навреди.
Соловьев:  Это абсолютно верно. Принцип отвественности прикосновения.
Железняк: Второе. Если говорить про результаты приватизации и несправедливость, которую на самом деле чувствует подавляющая часть общества. Это гораздо эффектиснее и проще и безболезненнее решать не через инструменты перераспределения, потому что это может стать началось неконтролллируемых, кровавых процессов, а эффектисного налогового регулирования, и прозрачного принятия решений о приоритетах распределения средств, которые получаются в результате сбора налогов.
Я напомню, что только в 2004 году удалось сломать нефтяную мафию и заставить их платить внутри страны налоги с тех недр, которые они до этого 10-12 лет эксплуатировали. И я считаю, что это как раз заслуга Владимира Путина и его команды, что не смотря на огромный лоббизм, котрый был у нефтяных компаний в Парламенте, это удалось сделать. Была проявлена политическая воля.
Соловьев:  Спасибо большое Сергей. Присаживайтесь.
Румянцев: Сергей а я Вам хочу напомнить, что было в 2005 году...
Соловьев:  Спасибо. Мы еще успеем. Да. Я смотрю, что Вы стали как раз смотреть в Конституцию Сергей Михалыч. Я думаю, что текст Вы знаете наизусть.
Шахрай: Мне городская Дума Москвы не дала цитировать наизусть. Статься 9: земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов проживающих на соотвествующей территории. И Статья 7: Россия - социальное государство. Возьмите отчет Счетной Палаты об итогах приватизации и убедитесь, депутаты, коллеги, которые есть, что механизм принадлежности природных ресурсов регулироваться может Федеральным Конституционным законом и это часть Конституции. Вы поставили проблему? Я Вам даю способ ее юридического решения.
Румянцев: Сергей, Сергей нет. В 2004 году...
Соловьев:  А нельзя было сразу - не ставить проблему, а решить ее в базовом тексте?
Румянцев: В 2004 году был доклад Счетной Палаты. В 2004-ом. В 2005 Президент Путин в послани собранию поставил очень правильный вопрос деоффшоризации. Выполняя его в кавычках, в 2006 году Дума сняла последние рычаги валютного контроля, и оффшоризация - утекание триллионов, было узаконено. Вот понимаешь ситуация.
Шахрай: Но это не проблема Конституции.
Соловьев:  Ну как мы знаем сегодня с деоффшоризацией тоже разобрались и этот процесс уже начался. Как бы мы ни относились к Конституции. Нравится нам или нет. Это основной закон страны по которому обязаны жить все - высшая власть, чиновники, граждане. А для того чтобы ее соблюдать - надо просто ее знать. И добиваться выполнения ее - не революционным, а Конституционным путем. Спокойной ночи!
(окончание следует)
Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments