fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Главная задача Путина - отвлечь внимание россиян от темы разграбления России?

(продолжение)

Очень четкое деление как когда-то на наших и ненаших. На Мальчишей-Кибальчишей и Мальчишей-Плохишей. На власовцев и невласовцев. И так далее и тому подобное. Сегодня, да, подходя к концу 16-го года я думаю, что мы можем сказать, что в этом серьезном противостоянии, серьезнейшем противостоянии с Западем, когда нас хотели смять, да, когда были попытки прокачать ситуацию и понять - а народ как? А вот вообще? Восстанет - не восстанет, условно говоря. Получится русский Майдан - не получится? Мы сегодня подошли к концу 16-го года с ощущением все-таки мы их победили. Не полностью, нет, но свой Сталинград во всей этой истории мы уже прошли. Другое дело, что после Сталинграда ведь много чего было.

Была Курская битва. Ясско-Кишиневская операция. Освобождение Киева было. От немецко-фашистких захватчиков и их пособников. Всяких там бандеровцев, вот. Но а так же потом освобождение западной Украины. Уничтожение бандеровского подполья. В этом смысле у нас еще впереди очень и очень много работы. И Красная Армия ведь не остановилась на границах. Она пошла дальше. И проводя эти исторические параллели наш 1945 год, наше красное знамя над Рейхстагом еще где-то впереди. До него еще будет много тяжелых, кровавых лет. Нам еще много чего предстоит, но наш Сталинград мы уже прошли.

Потому что знаете, если товарищ Барак Обама, вот в своем этом дембельском выступлении говорит с одной стороны, что Россия это такая слабая страна, Россия - страна меньше нас, она... у ней экономика слабая. Она ничего не производит. Там ничего нету, только нефть и оружие. И все. Россию, Барак Обама в своей речи, слабую страну-бензоколонку с разорванной в клочья экономикой упомянул 38 раз, ребята! 38 раз Барак Обама говорил о маленькой, задохленькой региональной державе, которая тем не менее, опять же следуя словам товарища Обамы может воздействовать на нас, на Америку, если Америка потеряет понимание кто мы такие есть. То есть товарищ Обама говорит про слабую страну...

38 раз он объясняет, что это очень слабая страна, понимаете? Это вообще никто. Кто такие эти русские, что они себе возомнили? Я 38 раз я поэтому я про них Вам сейчас скажу, чтобы Вы точно поняли! Мне кажется, что в этом есть какое-то шаманское камлание. Какие-то заклинания такие вот. Он про Путина там раз 10 наверное персонально про Путина, Ну, понимаете? Президент Америки уходит, все, на заслуженный отдых, дембельский аккорд. Ты что-то должен сказать городу и миру. Послание нации определить. И ты, значит, половину речи говоришь про Россию, про Путина, убеждая всех, что это какая-то там, не знаю, вообще не стоит внимания этой стране уделять. И поэтому ты про нее говоришь 38 раз.

Вижу в этом некое раздвоение личности. Вижу в этом какая-то такая есть попытка аутотренинга. Мы сильная страна. Они никто. Мы не справились с Сирией, а они сейчас там свои порядки наводят. А мы сильные. Мы сильные. Мы сильнее. Ничего, что они ракетные двигатели у нас до сих пор покупают? Ничего, что Боинг по-прежнему покупает у нас титан? Потому что ему больше негде покупать. Они у нас аппаратуру всякую закупают, американцы. но при этом конечно что? Где Америка и где Россия? Говорит Обама. Так вот, я их этого делаю вывод что все-таки свой Сталинград мы прошли и какого-нибудь такого, то есть какого-то Паулюса мы пленили. Мы уже показали миру, знаете, эти серые колонны, которые идут по улице с понурыми лицами, потому что то, что у нас в Сирии идет сложная, тяжелая операция.

Это факт, это правда. А если мы не будем в Сирии, то, значит, Сирия будет у нас. И схема понятна. Саудиты дают деньги, оппозиция обкатывается в Сирии. Потом, через сопредельные страны с паспортами она попадает к нам на Северный Кавказ. А дальше, мы имеем то, что мы имеем. И не так давно у нас это было. Лет 20 назад, помните? У нас весь Кавказ был забит. Какие-то Абу-Валиды, Абу-Бакры, Сейф Исламы. Куча боевиков, куча! Вот половина из которых были офицерами саудовской и катарской разведок. Из-за чего собственно начался процесс сближения тогдашнего чеченского руководства, даже оппозиционного там, Кадырова-старшего и Москвы. Потому что всем стало ясно, что в этой войне разменной монетой станет чеченский народ. И ему просто нет места в этом противостоянии. Его уничтожат. Или те или другие. И, пришлось делать сложный выбор на фоне войны. Потому что война была больная, тяжелая история для обеих сторон.

Этот выбор, как показывает время был правильным. Так вот вообще, кажется, что по итогам года, что Запад как-то так находится в некоем растерянном состоянии. Они в таком же состоянии были после Крыма. Знаете, как у боксера? В челюсть получил и поплыл немножко. Вот они были после Крыма... И два или три месяца они же помните обсуждали - а чего ж тут делать? В итоге решили - санкции сейчас введем. А ведь многие ожидали, что начнется война. Но, как говорят на Северном Кавказе, в том же городе Грозном - душка у них нету. Войну-то наши западные партнеры, коллеги, товарищи не начали. Ввели санкции. Санкции оказались животворные. Сильно нас как-то вернули в реальность. Как-то нам помогли. Мы еще сами до конца не понимаем, потому что очень многие результаты санкций имеют отсроченный эффект. Но когда я вижу, скажем, в Москве фестиваль русских сыроваров, куда приезжает 150 сыроваров со всей страны...

А.Д. - Говорят, что через год будет тысяча.

А.М. - И они говорят, что вот Господь-то управил. Многие из них люди православные, некоторые там старообрядцы. Они говорят: "Господь управил. Ну, дай Бог здоровья товарищу Обаме. Вот что б он еще сто лет прожил. Какой хороший человек. Как бы не санкции так бы и сидели не понятно как".

Пусть это в малом, но это все равно положительный процесс. Сегодня, спустя два года Запад вот опять не знает что делать. Они все по очереди говорят, что Россия - это ну, что Россию обсуждать несерьезно. И тут же говорят, что оказывается мы вмешивались в выборы в Соединенных Штатах. Что Россия - это вообще несерьезная штука, но оказывается это русские все устроили с беженцами, и русские пытаются влиять на выборы во Франции, и на выборы в Германии. И вообще, надо понять, что там с Брекситом. Нет ли там русского следа? Но вообще Россия не стоит того чтобы ее обсуждать. Мне кажется у ребят снова вот это... такое вот состояние грогги, то есть боксер пропустил удар и поплыл и не знает что ему делать. То же мне видится, что это важный результат года.

Еще мне кажется, что в этом году мы... этот год очень расставил важные акценты. Не знаю согласитесь Вы или нет, но Космодемьянская... история с Космодемьнской - это только один из таких акцентов. Вот смотрите. Один и тот же человек Владимир Мединский повесил доску Маннергейма и поддержал фильм 28 панфиловцев. И в первом случае страна сказала: "Что ты делаешь, товарищ министр культуры?" А во втором случае сказала: "Какой ты молодец, товарищ министр культуры". И это для меня показатель того выбора, который делает страна. Страна не хочет Маннергейма. Страна не хочет Колчака. Страна не хочет реабилитации власовцев. Люди не хотят Белого реванша. Люди хотят смотреть нормальные фильмы про своих героев. Люди хотят чтобы про этих героев рассказывали детям в школах. Люди хотят чтобы ни под каким видом, ни под каким видом какие-то фальшивые, ложные идеалы к нам в нашу жизнь не проникли. Вот фальшивые, ложные идеалы - это вот как раз мемориальная доска Маннергейма.

А.Д. - Ну, уровень ??? нашей как-то резко стал подниматься и вот на фоне последних трагических событий это тоже видно. И на фоне этих всех комментариев на... ответа на вот посты спущенных знаете с цепей некоторых представителей нашей типа прессы и типа блогосферы....

Д.Ж. - Так называемой.

А.Д. - Все это очень, очень... резко видно и что у нас уровень то ли самосознания, то ли осознания, какой-то самоидентификации, он становится совершенно другим.

А.М. - То есть ты тоже согласилась? А мне кажется, что еще вот, я не знаю - согласитесь Вы или нет. Мне кажется, что мы избавились от комплекса, связанного с распадом СССР. То есть мы перестали ощущать себя осколком СССР. Мы начали ощущать себя новой державой. То есть вот знаете как этот... Как у древних славян, у них же было представление о том, что человек за одну жизнь проживает несколько жизней. То есть, ну, одно из представлений было, что жизненные ситуации могут человека сломать, могут не сломать. Если сломали, то значит он уже не человек, а... Слово нежить откуда взялось? Нежить. То есть он доживает. Если ты прошел ситуацию. То есть она тебя не сломила. Ты очистился и пошел дальше. Мне кажется, что мы вышли из состояния нежити. Из состояния того, что мы когда-то были великой страной, кусочком СССР. А где этот СССР?

А теперь мы говорим - мы собственно и есть великая страна. СССР, не по идеологии, но по смыслам, по функциям, по роли в мире. По вот этой трансляции каких-то представлений справедливости. В глобальном смысле. Вот это мы. Да. И можете быть с нами. А можете не быть с нами. Но это мы. Вот мне кажется, что не знаю согласитесь или нет, что от этого комлпекса раздавленной, поломанной державы, осколка державы мы отошли. Нет у Вас такого? Не чувствуется?

Д.Ж. - Не знаю, я всегда вот лично я, когда спрашивают или общаемся на эти темы с друзьями или там с детьми, я всегда отправляю к карте. Я говорю - Пойди посмотри на карту и вот представь себе на месте тех, кто придумывает против нас что-то, они тоже сидят, смотрят на эту карту. Их это пятно огромное, огромное наше розовое пятно, оно их просто раздражает на карте политической.

А.М. - Это да. Но вообще очень интересно посмотреть нашу карту. Особенно вот там федеральные округа разрисованы. У нас один федеральный округ - он такой интересный по форме...

А.Д. - Сибирский.

Д.Ж. - Сибирский.

А.М. - Сибирский федеральный округ да. Всем рекомендую обратить внимание на форму Сибирского федерального округа.

А.Д. - Наш ответ.

А.М. - Не знаю, что это было - троллинг или не троллинг. Но тем не менее. Вообще в этом году мне кажется мы правда начали к каким-то вещам подходить совершенно осознанно. Вот мы в этом году, Господь управил, ну, на фоне как раз доски Колчаку, Маннергейму, мы избавились от этой иллюзии, от этого желания бесконечно романтизировать Белое движение. Говорить вот о том, что вот смотрите - они же тоже за Родину... Вот, мы как-то более здраво, разумно начали подходить и к Гражданской войне. И вспомнили о том, что огромное количество русских дворян воевало в Красной Армии. А успехом Красной Армии на польском фронте радовались даже члены императорской семьи. И так далее. Мы наконец вспомнили о том, что кто вообще понаставил этих памятников идиотских. Колчаку например. Знаете вот кто, знаете кто поставил памятник Колчаку в Иркутске?

А.Д. - Ну-ка?

А.М. - Знаете ВЫ, нет?

Д.Ж. - Нет.

А.М. - Это замечательная история. Там написано, что его, значит, Вячеслав Клыков, понятное дело - это скульптор.

Д.Ж. - Это ясно.

А.М. - И Сергей Валерьевич Андреев поставил его. Ну, Клыков ясное дело - это скульптор, а значит товарищ Андреев Сергей Валерьевич, который в 2004 году проплатил и поставил этот памятник. Ну он был куда больно известный человек. Вот он - бизнесмен, у него был торговый центр в Иркутске Город мастеров. Еще какие-то объекты всякие. Он возглавлял патриотический фонд, общественный. Вот именно этот фонд профинансировал, то есть выступил с инициативой поставить памятник Колчаки. А дело в том, что как раз примерно в это же время, ну десятилетие до того как, значит, памятник поставили в Иркутске действовала банда Андреевских. Вы угадываете кто возглавлял банду?

А.Д. - Чувствую связь какую-то.

А.М. - Да, да! Ну, ее иногда называли банда Андреева. И это собственно Сергей Валерьевич Андреев, тот который проплатил установку памятника Колчаку. Любой желающий на сайте ГУ МВД России по Иркутской области может найти фотографию человека, проплатившего установку памятнику карателю, и, такому довольно кровожадному политику, как Колчак. Вот. Вот Сергей Валерьевич разыскивается. 50-55 лет, плотного телосложения, среднего роста, волосы седые. Особые приметы - частичный паралич лица. Находится в международном розыске. Вот, скрывается за границей.

А.Д. - Какое приятное, интеллектуальное лицо.

А.М. - А вот его банда в общем вся уже сидит. Там такие сроки нормальные. От 8 до пожизненного. Ну, в среднем - 15 люди получили. Объем дела 275 томов. 87 эпизодов - убийства, вымогательства, резня какая-то (смеется). Вот такой замечательный человек поставил памятник Колчаку. Вспомнили бы мы о том, что именно такой прекрасный человек ставил памятник Колчаку, кабы не попытка установить доску Колчаку и не дискуссия вокруг нее. Мы избавляемся от иллюзий вообще мне кажется в этом году много от каких мы избавились иллюзий и, скажем, мне видится, что наступило очень серьезное разочарование в либеральных и нео-либеральных идеях в России. Уж больно много в этом году было всего. И я не только про выходки тех, кто представляет вот это либеральное крыло в российской политике. Я не про оголтелых. И даже не про высказывания Бильжо, хотя он тоже в общем представляет то самое белоленточное движение.

Д.Ж. - Выборы в Госдуму очень хорошо это показали.

А.М. - Выборы в Госдуму это показали. А вот сейчас было пятилетие, как эта белоленточная революция....

А.Д. - А. Да.

А.М. - Вот этого выхода на Болотную и так далее. И оказалось, что и вспомнить-то нечего. Что люди вот из этого движения оказались абсолютными пустышками. А лидеры этого движения оказались абсолютными пустышками и марионетками. Это не значит что скажем того же Навального не будут раскручивать, но раскручивать его, если будут, то не как лидера либерального крыла. Будут из него лепить какого-нибудь там ультра-националиста, или будут из него лепить там, не знаю, сторонника тотальной деприватизации. Раскулачить олигархов. Ну, делать это будут теже самые олигархи, но не важно. Суть в том, что либеральная идея к сожалению для многих в России абсолютно себя дискредитировала. Это ведь и Гайдаровский форум, который собирался, где выходили люди, которые лет по 20 занимались экономикой страны и начинали говорить: "Чето Россия - страна дауншифтинг какая-то она вообще". А давайте что-нибудь приватизируем. Давайте приватизируем.

Давайте продадим американцам Роснефть. Или продадим еще кому-нибудь что-нибудь. Аэрофлот давайте продадим дельте. А мы должны, как Фридман в конце 80-ых годов - давайте приватизируем все. Ему говорят: "А может быть инвестиции в промышленность. Прямые инвестиции в тяжелую промышленность. В Хайтек?" "Нет, нет. Это все не то. Нам нужна невидимая рука рынка и приватизация". А люди, которые даже не сильно вовлечены в экономику, смотрят на это все с подозрением и думают: "Нет. Нам с ними не по пути". И вот это избавление от иллюзий того, что либеральные ценности безусловны, мне кажется тоже очень важный итог года. Как избавление от иллюзий, о том, что Европа - это безусловно безопасная, комфортная и безусловно то место, которое даст тебе какие-то новые возможности. То есть, скажем люди, которые бежали из России в Европу лет 15 назад...

А.Д. - Возвращаются...

А.М. - Ну, не все возвращаются. Многие устроились. Даже те, кто лет 5 назад уезжали. Ну, вот когда собственно белоленточное движение рухнуло, люди, у которых было немножечко так вот поднакоплено. Ну, они решили, что все - дальше Путинский Мордур, уехали. В общем они зарабатывают неплохо. Но, они бы вот так же зарабатывали и здесь, а может быть и больше. Безусловна ли безопасность в Европе?

А.Д. - Сейчас об этом смешно говорить.

А.М. - Безусловна ли безопасность у нас? Нет, не безусловна. А в Европе? Тоже нет. Эффективны ли там правоохранительные органы? Не знаю. Теперь не знаю. Эффективна ли там внутренняя политика? Тоже я не уверен. Работают ли там механизмы власти? Является ли там власть транспарентной, является ли там в отношении бизнеса скажем и власти более четкими и внятными чем в России? Да, безусловно. Я здесь не буду спорить. Но, вот у нас есть набор. Там условно говоря из 20 причин почему уехать...

А.Д. - А слышат ли там волю народа? Что предъявляют-то? Что здесь мы рабы - мы немы. А там типа есть голос. Но, судя по тому, что вот происходит, даже Германию посмотреть.

А.М. - Да, сколько людей сегодня поддерживают правое движение в Германии. Судя по тому, как вся такая простецкая Америка проголосовала за Трампа. Даже не потому что он... Они понимают, что он миллиардер, он мало что изменит. Но он им сказал: "Ребята, я хочу ту Америку, даже еще дорузвельтовскую, где еще банкиры не рулили политикой в стране. Даже дофридманистскую Америку. Я Вам верну ее. Верну вот ту Америку 60-ых годов, классическую, где промышленный пояс назывался промышленным поясом. Где заводы дымили. А не ржавым как сейчас". Я видел фотографии шахтерских городов в Вирджинии. Поверьте мне вот деревня в Иркустской области с боярышником, очень прилично смотрится на фоне шахтерских городов Вирджинии. Но в общем ситуация и там и там очень похожая.

То есть, мы от иллюзий того, что там все прекрасно избавляемся. Мы понимаем, что не все прекрасно. Если раньше для многих людей было безусловно - давайте я уеду. Сегодня это не безусловно. Образование? Да, наверное. Но... у нас сейчас в России тоже образование. Высшая школа вполне не плохая. Не везде. Но, то есть количество причин почему нужно уехать сократилось. А потому что сократились иллюзии в отношении Запада. Я не знаю, я не думаю, люди пишут - вот скорее бы закончился этот год. Он закончится, начнется следующий. И он тоже будет трудный. Он тоже будет тяжелый. Ничего одномоментно, сразу не изменится.

Но сделаны правильные шаги. Потому что мы сказали, я повторюсь - нам не нужно увековечивание Вашего Маннергейма. Нам Ваши фашисты не нужны. Дайте нам нашу Зою Космодемьянскую и наших панфиловцев. Верните сюда немедленно. И сегодня вот там к этому пантеону наших русских, российских героев, к тому пантеону людей, на кого мы ориентируемся, к сожалению добавились наши коллеги александровцы, добавилась доктор Лиза. Но, мы же понимаем, чем заниматься с следующем году? Потому что за нас никто ничего не изменит. За нас никто ничего делать не станет. Гражданское общество начинается не с того, что ты плакаты рисуешь Долой Путина и идешь, хотя ты можешь иметь претензии к Путину.

Я не устану повторять, что мне кажется, что у Владимира Путина, как у человека, как к президенту Владимиру Путину тоже есть внутренние претензии. Иначе бы мы не видели какого-то движения, перемен, перестановок во власти и так далее. Но гражданское общество начинается не с протеста, а с того, что ты пытаешься изменить хотя бы свою жизнь, хотя бы ситуацию вокруг себя. Ну, хотя бы с того, что ты добиваешься, чтобы у тебя в подъезде ремонт сделали. А дальше можно добиться чего-то еще. Дальше можно начать двигаться куда-то еще. И нечем заняться, если тебе не нравится... Да борись ты с властью, но сделай ты что-то полезное для людей. Я не знаю много ли боролась с властью Елизавета Глинка. По моему вообще никак.

А.Д. - Никак.

Ж.Д. - Вообще никак.

А.М. - Но, каждым своим днем, каждым своим поступком она очень многим не просто указывала путь. Она многим собственно и показывала, что не все совершенно, не все здорово. И с этим надо что-то делать. И поэтому и мы понимаем что делать. И есть простые слова, которым можно следовать, которые сказал простой дагестанский парень: "Работайте, братья!" Вот чем мы будем заниматься в 2017 году.

Д.Ж. - Спасибо большое, да. В нашем эфире завершил собственно весь год, наш политический обозреватель Андрей Медведев. МЫ, Анна Дворецкова и Дмитрий Желобков. Взлетная полоса.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Срочно - 22

    (черновик) У всех этнических ОПГ дорвавшихся до власти почерк один и тот же? 3 августа 2021, 09:52 ОбществоПроисшествия Пропавший в Киеве глава…

  • Срочно - 21

    (предыдущая страница) (черновик) Отрабатывают открытие границы для китайских войск? Минобороны России раскрывает детали совместных учений с…

  • Срочно - 20

    (предыдущая страница) Отстранен последний неугодный Путину кандидат? Выборы уже фальсифицированы даже не начавшись? 24 июля 2021, 11:31 Политика…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments