fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Некоторые материалы к фильму "28 панфиловцев"

Радио России 3 декабря 2016 г.

Андрей Дементьев. Виражи времени.

Пока мы боль чужую чувствуем
Пока живет в нас сострадание
Пока мечтаем мы и буйствуем
Есть в нашей жизни оправдание

- Добрый день дорогие радиослушатели. В эфире программа Виражи времени. У микрофона Андрей Дементьев. Сегодня наш гость - министр культуры Российской Федерации Владимир Ростиславович Мединский. Добрый день Владимир Ростиславович.

М: - Добрый, добрый день.

- Начнем с того что мне ближе всего и Вам я думаю тоже очень близко. С литературы. У Вас вышло несколько книг, которые постоянно переиздаются. По-моему уже более ста переизданий тираж которых превысил миллион. Ну, просто я Вам скажу, что это в наше время, когда так мало читают, мы об этом поговорим, очень здорово. Я бы хотел обсудить с Вами ситуацию с молодой литературой. Министерство культуры помогает я знаю. Устраивает встречи, гранты дают, но тем не менее, знаете, раньше, не потому что я прожил такую большую жизнь и обязательно хочется возвращаться в прошлое, нет, просто раньше было так, что молодым, которые начинали только первые книги, первые стихи, первые рассказы, устраивали такие всесоюзные совещания молодых авторов. И если это талантливо, там преподавали и вели семинары знаменитости-классики - Исаковский, Твардовский, Катаев, Каверин и т.д. и т.д.

Давали рекомендации в Союз писателей. Тогда это было очень важно. Помогали работать, то есть посылали бесплатно в дома творчества. И я просто хочу Вам сказать, что очень надеюсь и видя, следя за тем, что делает министерство культуры и лично Вы и я надеюсь, что ситуация будет меняться к лучшему. Она уже и меняется к лучшему, но тем не менее. Ваше мнение?

М: - Постановка проблемы правильная. Но есть нюансы. Не буду прямо перечислять. Нюанс первый. Только не смейтесь, но министерство культуры не отвечает за развитие литературы и издательское дело в стране.

- Это нет, это я знаю, что не отвечает. Есть Союзы писателей. Конечно.

М: - Да. За это у нас отвечает министерство связи. Так сложилось разделение полномочий и поэтому хотя в нашей подведомственности вот уже пару лет назад, нам удалось добиться передачи литературного института, как образовательного учреждения, никакой иной прямой связи с литературой у министерства культуры нет. Мы не имеем права финансировать, датировать издание книг. Мы не можем поддерживать книжные магазины. Мы не можем заниматься продвижением российской литературы ни в России, ни за рубежом. Это не наши бюджетные полномочия. И по мере того, что мы можем делать вот мы конечно делаем.

Если говорить о том, что мы потеряли и что было разрушено с советских времен, то конечно, мы потеряли систему выращивания талантов и поддержки. Вернуть эту систему сейчас, в условиях когда книги издаются на рыночных условиях, небольшими тиражами. Когда с одной стороны мы полностью пережили книжный дефицит, то есть можно купить все, а с другой стороны Интернет повсеместно нарушающий авторские права, делает доступ к любой творческой продукции по сути бесплатным и автору выживать все труднее и труднее в этих условиях, нужно искать какие-то новые формы поддержки и защиты молодежи. Поэтому мы готовы здесь поддерживать любые разумные инициативы, но для этого должны быть инициативные и эффективные группы, которые это реализуют. К сожалению Союз писателей, как Вы знаете, у нас тоже переживает...

- А у нас их несколько, к сожалению.

М: - Да. Союзов у нас несколько, а толку куда меньше, чем было от одного советского союза писателей, поскольку все разобщено, болтается по большому счету в воздухе. Недвижимость в основном утеряна, союзами приватизирована, куда-то она делась вся, союзов писателей. Поэтому какие там дома творчества...

Мы сохранили одно здание чудом. Одного из союзов писателей - это Союза писателей России, ответственным секретарем которого является Ганичев. Это единственное здание, которое полностью сохранилось.

- На Комсомольском проспекте, да.

М: - Сохранилась она почему? Потому что оно оказалось подведомственно в силу случайного разброса недвижимости, оно оказалось подведомственно министерству культуры. Если бы оно не оказалось подведомственно министерству оно тоже ушло туда же куда ушла и вся остальная недвижимость, включая в частности, например, известный комплекс имущества в Переделкино и иное. Сейчас мы это здание будем восстанавливать. Мы оттуда отселили всех незаконных арендаторов и я надеюсь что Союз писателей или разные союзы писателей... Мы конечно мечтали бы о том, чтобы была единая организация. Она может быть хорошая, плохая, можно предъявлять сколько угодно претензий Калягину и Михалкову, но и первому и второму удалось сохранить единый профессиональный творческий союз.

- Я почему начал разговор, Владимир Ростиславович с этой темы, потому что мне это близко, а главное что это и Вам близко. Я знаю Вы любите литературу, Вы читаете, Вы сами пишете и не говорить об этом невозможно, потому что это все равно входит в ту сферу культуры, которая не может существовать без литературы конечно.

М: - В начале было слово.

- Конечно. Вы знаете что беспокоит еще. О чем говорил Владимир Владимирович Путин. Беспокоит, что стали мало читать. У меня тут были цифры, что 70% семей в России вообще книги в руки не берут. И я очень это все переживаю, потому что Вы как-то сказали хорошо об этом, что человек, который не чувствует, не поддерживает культуру он не думает о будущем. Я вот позволю себе прочитать коротенькое стихотворение, которое я написал по этому поводу, что ни читают у нас.

Не читают поэтов хороших и разных
Наше смутное время сводит книги на нет
А когда вдруг взойдет чье-то имя как праздник
То спихнут равнодушно его в Интернет
И оно затеряется там одиноко среди сайтов и блогов в пустой болтовне
И лишится поэзия юного Блока или скромного Фета в ленивой стране

Я понимаю, что я немножко резко написал, страна наша не ленивая, но тем не менее, для чтения в чем-то она и ленивая. И то, что Вы к этому тяготеете и я понимаю, что условия государственного учреждения они в чем-то сдерживают, а в чем-то решают возможности. Тем не менее я заговорил об этом потому что Вы имеете к этому прямое отношение как писатель, как человек который любит литературу. Начали забывать и не только поэтов, забывают и прозаиков и стали как-то мало издавать. Возьмите такого писателя как Петр Проскурин, "Отречение" его повесть "Тихий звон". Или Анатолий Ананьев "Танки идут ромбом".

Много писателей замечательных бывает. Я думаю, что тут еще виноваты наши издательства, потому что они как-то выборочно печатают. Это тоже печальный факт. Но, я бы не хотел останавливаться на этой грустной ноте. Я только знаю одно - литература продолжается и никогда не может быть так чтобы Россия осталась без литературы.

М: - Если позволите, я хотел бы немного прокомментировать, что Вы сейчас сказали. Вы говорите страна стала ленивой - читает мало. Но, в общем это резко, но это не далеко от истины, потому что я глубоко убежден в том, что чтение - это труд. В отличие от телевидения, кино, я уже не говорю про компьютерные игры, которые являются собственно сублимацией жизни. Чтение - это процесс медленного, но качественного усвоения информации. При этом Вы должны сами создавать у себя зрительные образы. Сами придумывать как выглядят эти герои, представлять описания природы, представлять те города, те миры которые они населяют. И телевидение и кино предлагают Вам готовые решения. Поэтому чтение, конечно, гораздо тяжелее для молодежи для детей, чем видео. Это труд. Конечно дети, молодежь ленятся. Я в этом отношении говорю лишь одно, когда выступаю: запомните, те кто читает книги всегда управляют теми кто смотрит телевизор.

- Ха-ха-ха!

М: - Думайте, кем Вы хотите вырасти. Кем Вы хотите стать. Что же касается издательство виноватое... Ну, как виноватое?

- Ну, они коммерческие. У них как говорится свои...

М: - Издательство издает то, что приносит деньги. То что не приносит деньги издательства не издают, если это не государственный грант. Система же грантовой поддержки - это вопрос вообще не ко мне, это вопросы к министерству связи. Поэтому - это общая тенденция, что стали мало читать. Для этого и нужны специальные программы пропаганды чтения. Потому что пропаганда чтения, на мой взгляд, - это важнейшая часть просвещения. Если люди будут разучиваться получать информацию через чтение, будет его воспринимать только в тех формах, которые предлагает Интернет... То есть Интернет же вообще развращает в этом плане.

- Конечно!

М: - Он позволяет копипастить и выдавать чужие работы...

- Он позволяет не работать мозгам.

М: - выдавать чужие мысли за свои. Не нужно сидеть в библиотеке. Короткое время, взял чужие тексты, ты можешь их и не читать, вырезал, сверстал, подогнал, соединил, вот тебе и диссертация, вот тебе и книга, вот тебе и дипломная работа.

- Дорогие радиослушатели у нас сегодня в гостях министр культуры Российской Федерации Владимир Ростиславович Мединский. А Вы знаете Владимир Ростиславович, я нашел цитату такую, то есть я это слышал еще раньше, Нобелевский лауреат, наш соотечественник Иосиф Бродский сказал очень здорово: "Есть преступления более тяжкие, чем сжигать книги. И одно из них - не читать их". Это точно совершенно...

М: - Сказано ярко...

- Потому что для страны, для будущего это просто необходимо. Я очень рад, что Вы высказались вот в том духе в каком в общем думают очень многие у нас в стране и в данном случае мы Вас целиком поддерживаем. Те, кто бывает у меня в передаче и я сам и мои коллеги - все так думаем. И это очень важно. Но - я оптимист. Все таки будет так что и тиражи будут повышаться и молодым будут помогать и тут государство в конечном счете поймет, что надо помогать. Другого не дано. Вот будучи депутатом Государственной Думы, Вы по-моему были четвертый созыв и пятый, да?

М: - Да, восемь лет.

- И Вы руководили комитетом по культуре, очень много вносили предложений, всяких поправок к законам, в частности по рекламе, по ограничению применения табака... И вот мне бы хотелось чтобы Вы немножечко рассказали об этом периоде, потому что депутаты - это люди которые имеют возможность не просто сказать, не просто предложить, но и добиться того чтобы это вошло в жизнь, стало результатом.

М: - У меня действительно была довольно бурная депутатская жизнь. Десятки законопроектов, многие из которых стали законами. Я в общем-то горжусь тем, что например в свое время стоял у истоков ограничения игороного бизнеса. Несколько лет я баламутил воду, вносил разные предложения, добивался этого и в конце концов...

- И добились! Потому что закрыли слава богу.

М: - Мы добились очень существенных подвижек в ограничении пропаганды курения, пропаганды алкоголя. Мы уже забыли про то, как сколько было рекламы водки и табака на телевидении всего лишь 10-15 лет назад. Очень тяжело шли эти поправки, потому что это большие деньги в том числе в том числе для государственных средств массовой информации. Противодействие было колоссальное. Тем не менее реклама пороков ушла с наружной рекламы, практически из всех средств массовой информации.

- Вы помимо тех должностей, которые Вы занимаете, Вы член правления фонда Русский мир, Вы член Высшего Совета партии "Единая Россия". Вы еще две докторских степени имеете - исторических наук и политических наук. И вот я хочу у Вас спросить, сейчас это как-то муссируется у нас в обществе, мультикультуризм. Как Вы к этому относитесь? Потому что с одной стороны, конечно, должна быть культура самостоятельна и независима - у нас много людей, говорящих на разных языках и много бывших республик, которые независимые считаются.

Как Вы к этому относитесь, потому что много путаницы происходит. Люди начинают путать что культура, самостоятельность и независимость - это подавление, если мы говорим нет мы россияне, у нас одна культура, у нас одно единение... Правильно, что одно целое, но тем не менее мы все-таки должны помнить, что люди, которые выросли на своей чувашской, бурятской земле, они имеют какие-то свои права и основания чувствовать себя независимыми, хотя нас всех объединил русский язык.

М: - Мне кажется, что вот как раз в отношении русской культуры и русского языка говорить гораздо проще. Россия изначально с самых первых веков своего существования складывалась как государство многонациональное. При этом уникальность российского государственного образования и на этапе Московского царства, когда мы вбирали, впитывали в себя Поволжье, татарские территории, Астрахань. Когда вот эти татарские мурзы, князья переходили на службу, под руку московского царя, сохраняя свои титулы, привилегии. У нас же было, помните, Касимовское ханство под Москвой, в Рязани там и прочее. И еще недавно они воевали против Ивана Грозного в Казани и проходило буквально несколько лет и они уже все - в войске того же Ивана Грозного бились с ливонцами.

Так вот, Российское государство изначально строилось как многонациональная общность, в которой каждый из народов, этносов, национальностей и элит национальных, входящих в эту общность гарантировались уважение, права и даже в какой-то степени сохранение их привилегий. Известно, когда Грузия поэтапно входила в состав России, то грузинские князья становились, переносили тот же свой княжеский титул и в Российскую Империю. Отсюда князь Багратион и многие, многие...

В российской традиции князьями считались только Рюриковичи.

И так получилось, что у нас грузинских князей на каком-то этапе, я не знаю правда или нет, я статистики не читал, но возможно на каком-то этапе грузинских князей в Российской Империи стало больше, чем российских князей (захлебываясь от восторга)...

- Ха-ха-ха! Было такое...

М: - И на это накладывался еще принцип огромного самоуправления. Мы об этом сейчас мало говорим, но на самом деле Российская Империя управлялась очень разнообразно. По своим законам жил Кавказ. Можно было, даже с каким-то спором идти...

- Может быть даже не закон, а может быть традиция...

М: - Отчасти и по закону. На Кавказе параллельно действовали законы Российской Империи в гражданских судах и законы Шариата. Какие-то вопросы можно было рассматривать только там, какие-то только в другом месте, а какие-то и там и там. Где хотели. Казачьи войска например. Особые такие территориальные, межнациональные образования. Кубанское казачье войско. Уральское казачье войско. Территории, которые управлялись по особому статусу самоуправления. И вот это вот невмешательство Имперской власти, ну может быть в силу отсутствия возможностей вмешиваться - страна-то огромная, делегирования большого свода полномочий на территории, за исключением лишь ключевых вопросов обороны, мобилизации, это обеспечивало удивительную прочность Империи.

Это обеспечивало прочность государства. Потом это постарались перенять уже в Советском Союзе. Но в Советском Союзе там были свои, как известно и плюсы и минусы в устройстве СССР, как объединения таких псевдосуверенных государственных образований. Мне кажется, что вот этот опыт он и в отношении и нашей культуры очень полезен. Нам не нужно выдумывать какие-то принципы, с чего Вы начали, мультикультурализма, которое проповедуется сейчас в Европе.

Они ведь придумывали эти подходы для того, чтобы попытаться найти новое решение огромному культурному потоку вместе с людьми эмиграции после Второй мировой войны. Миграция с Ближнего Востока, Турции, Северной Африки, Тихоокеанских островов, Индонезии, Южной Америки и прочая и прочая. Вот они придумали этот мультикультурализм. Нам не надо изобретать велосипед. У нас есть прекрасный опыт. И этот опыт и вот русский язык, русская культура является как бы цементом, который скрепляет вместе со всем уважением, все национальные культуры народов СССР.

Знаете, сейчас в прокате идет фильм любопытный такой... Любопытный в первую очередь тем, что он снят вопреки классическим законам кинематографии и при этом пользуется удивительным успехом. Фильм называется 28 панфиловцев. Там есть такая забавная сцена... Ну, как забавная? Интересная. Которая на мой взгляд очень четко передает некоторые наши глубинные, народные представления о том, что такое национальный вопрос и как в идеале он должен решаться.

Панфиловская дивизия, как мы знаем с Вами, формировалась главным образом в Киргизии и в Алма-Ате. Панфилов - военный комиссар Киргизской ССР. Политрук Клочков зам. начальника треста столовых города Алма-Аты. Ну, сугубо гражданские люди. И состав дивизии был предельно многонациональным, примерно до половины это были казахи, киргизы и представители других азиатских народов. Половина великороссы, малороссы. Такая вот интернациональная дивизия.

И в этом фильме есть забавная сцена, когда уже на последнем Волоколамском рубеже, перед надвигающейся лавиной танков залегли в окопах бойцы.

И вот двойка с ручным противотанковым ружьем. Два человека, один подает патроны, такие тяжелые, заряжает, второй, значит, готовится вести огонь. Один казах, один русский. Ну, давай, давай, сейчас покажем, как русские умеют Родину защищать. Казах к нему поворачивается, говорит: "Вообще-то я казах!"

- Ха-ха-ха!

М: - Тот, и абсолютно естественный ответ: "Казах? Казах, что - не русский что ли?"

- Ха-ха-ха! Я не видел этот фильм. Потрясающе!

М: - "Ладно, не обижайся! Когда будем в Казахстане немцев бить, все будем казахами!" А тут под Москвой мы все русские!

- Здорово.
(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments