fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Некоторые материалы к фильму "28 панфиловцев"

(продолжение)

М: - Этот фильм посмотрели и Владимир Владимирович Путин, президент Казахстана... Кстати он делался при совместном участии... Ну, у него отдельная история производства, но и министерство культуры России и министерство культуры Казахстана сделало свой финансовый вклад в это кино. И вот когда Назарбаев с Путиным фильм смотрели, я честно говоря с замиранием сердца ждал этого момента, думаю, а вдруг вот это вот - "казах что не русский что ли?" вызовет вопрос? Знаете? Даже бровью никто не повел. Потому что для нас, родившихся в СССР перед лицом...

- Одна Родина была.

М: - Одна Родина. И никто из наших казахских друзей не попросил ничего поменять в сценарии, ничего переснять. Понимаете?

- Да, Вы знаете, Владимир Ростиславович, это понятие, это словообразование, как еще назвать, дружба народов - она действительно была. Это был не разговор, это был не лозунг, это была суть наших отношений.

М: - А потом там дальше солдаты рассуждают. "А что такое", - говорит, - "русский?" "Если я родился здесь и живу здесь и сражаюсь здесь, то я, - говорит, - понятно - я русский. А немец разве может русским стать?"

- Ха-ха-ха!

М: - На что политрук Клочков отвечает. "Ну", - говорит, - "немец - не знаю. А вот француз - может". "Как?" - говорит. "Вот если будет вместе с нами немцев бить, может тоже будем его русским считать!" Ха-ха-ха!

- Ха-ха-ха! Ну, знаете, обидно, что у нас пошла какая-то такая волна пересмотра истории. В частности 28 панфиловцев. Политики недалекие пытаются как-то на этом делать себе карьеру. То есть отрицают то, что было. Уже само по себе, что были герои, что они погибали, что погибали за Вас с нами, вообще кощунственно пересматривать что-то и подвергать сомнению или как-то там еще извлекать для себя личную выгоду. Мне пока не удалось посмотреть этот фильм...

Дорогие радиослушатели, напротив меня сидит министр культуры нашей страны Владимир Ростиславович Мединский. Он видел фильм. Вот сейчас он рассказывал и на этом фильме и на этой истории очень многое стоит, потому что Вы я знаю решили сделать музей Зои Космодемьянской.

М: - Уже сделали.

- Сделали? У меня в Твери был музей Лизы Чайкиной. То, что возвращаются к этим дням этой великой истории - это очень важно для наших молодых людей, потому что историю нельзя переделать. Где-то очень хорошо сказали - тот кто любит Родину и кто пишет историю, если он оптимист, если любит, то написанное будет помогать строить жизнь будущего. Это очень точно и очень важно. Недавно был год у нас культуры, был год литературы. Сейчас год кино. Я хотел бы с Вами порассуждать вот о чем - а что это дает стране? Что дал культуре год культуры? Что дал литературе год литературы? Потому что одно дело - это мы объявляем в виде лозунга такого широкого, а другое дело - какие-то практические результаты. Вот как на Ваш взгляд.

М: - Ну, во-первых сам тот факт, что три года подряд - гуманитарные года, это говорит конечно о большом внимании руководства нашего государства и правительства к гуманитарным проблемам - к культуре, к кино, к литературе. Что это дало практически? В год культуры нам удалось в значительной степени развернуть финансирование культурной отрасли. Государственное финансирование, на уровне как федерации так и региональных проектов. Развернуть в пользу культуры в глубинке. Нас очень часто обвиняли, министерство культуры в том, что мы заботимся об Эрмитаже, Большом и Мариинском театре, но министерство культуры в упор не видит того, что происходит в глубинке. Мы сделали все от нас зависящее чтобы с год культуры максимальное количество запустить региональных проектов.

Мы завершали строительство недостроя региональных филармоний, региональных домов культуры. Мы открыли несколько крупных театров. Театр оперы и балета в Йошкар-Оле, театра оперы и балета в Ижевске, филармонию в Саратове. Но это только то, что я по памяти называю, на самом деле конечно список гораздо и гораздо больше. Мы старались везде где можно сделать так чтобы перенацелить наши учреждения, наши музейные, выставочные учреждения, театры на поддержку культуры в регионах. Чтобы не концентрировалось. Что б не надо было ехать в Москву чтобы посмотреть спектакли Вахтангова или МХАКТ.

Мы создали специальную программу и она уже третий год успешно реализуется - это программа поддержки гастролей крупнейших федеральных театров по всей стране. Уже 25 лет театры не ездили. Они ездили за границу, где платитил валюту. Некоторые наши театры вообще никогда в жизни не выезжали на Дальний Восток, в Сибирь, на Крайний Север. А сейчас, например, Малый театр провел не просто целую серию блестящих гастролей на Крайнем Севере, но мы договорились с Лукойлом что построили специальный филиал малого театра в Кагалыме. Огромный, современный театральный комплекс. Такие же проекты реализуются по всей стране. Поэтому год кино помимо там поддержки кинофильмов, помимо увеличения финансирования создания новых кинофильмов, мы говорим, впервые говорим за последние наверное лет, я боюсь 40-50, впервые говорим о федеральной программе строительства кинозалов.

Ведь как получилось? В советские годы вся, сверху до низу киносеть от киностудий до последнего кинотеатра была государственной, поэтому киноотрасль была прибыльной для государства. Она производила кино, она его продавала. При этом никакого интернета. Ограниченное количество развлечений. Ну куда можно было пойти? Ну, в кино главным образом. И жесточайший протекционизм. То есть количество иностранных фильмов, которые допускались к прокату в России в иные годы можно было пересчитать на пальцах одной руки.

Сейчас мы полностью распахнули кинорынок, то есть наше кино живет в условиях дикого, самого дикого гайдаровского капитализма. Я думаю, даже Егору Тимуровичу в кошмарном сне не снилась такая вольность какая происходит у нас в кино. Это означает, что на равных конкурируют голливудские киностудии с их миллиардными в долларах бюджетами и наши небольшие, частные кинокомпании, которые могут сделать ну один-два хороших фильма в год. С небольшими ничтожными бюджетами...

- И побеждают иногда!

М: - Иногда побеждают, ну, потому что талантливые люди. Представьте себе вот после развала всей советской системы, приватизации киностудий многих, ликвидации отрасли как таковой и полной приватизации всех кинотеатров... Помните в 90-е годы было? Что ни кинотеатр, то мебельный салон или салон автомобилей. Все! Кинотеатров нет. У нас на территории РСФСР находилось 77 тысяч кинозалов. Сегодня, как мы считаем по максимуму у нас 4 тысячи кинозалов на территории России.

То есть упали в 20 раз. А в США примерно столько же сколько было в РСФСР тогда. При этом я еще говорю 4 тысячи кинозалов, потому что кинотеатров еще меньше. Ведь многие кинозалы сейчас мультиплексы - многозальные. То есть точек еще меньше. Они конечно все частные. Государственных почти не осталось. Как в этих условиях конкурировать с гигантскими прокатными системами США? С гигантской прокатной системой, практически на 50% ежегодно прирастающей, Китая?

Возьмем как производство. Средний бюджет американского Фильма 50 миллионов долларов. И он прокатывается по всему миру. Средний бюджет российского фильма 50 миллионов рублей. вот Вы сравните? Поэтому я все время говорю, что... к сожалению я... вот если Вы меня спросите чего я не смог добиться будучи министром культуры четыре с половиной года - я не смог добиться и вижу в этом свою колоссальную вину перед будущими поколениями, я не смог убедить отрасль, общество, руководство может быть, не смог найти правильных слов, что нам нужна система протекционистской жесткой защиты отечественного кино. Мы не можем на равных конкурировать сейчас с Голливудом. Значит мы должны защитить свой рынок. Мы должны сделать так чтобы российское кино было в приоритете. Чтобы поднялись наши киностудии отечественные. Тем более что наш рынок маленький - меньше 150 миллионов человек.

Украина нас не пускает теперь. Они в каждом российском фильме видят москальскую пропаганду.

- Да, да...

М: - Что у нас остается? Маленький белорусский рынок и небольшой казахский рынок. Все. Это не 300 миллионов, которые у нас были раньше. Это 150 миллионов зрителей... потенциальных. Из этих 150 миллионов половина не имеет кинотеатров вообще. Физически не могут пойти в кинотеатр, потому что они же все позакрывались. То есть реально - 70-75 миллионов потенциальных зрителей. Я беру все возраста в сумме. И против этого, пожалуйста, 5 миллиардов... англоязычных.

- Скажите, а чем это объясняется? Почему государство не может взять под свой присмотр финансы в том числе вот эту всю систему, потому что когда-то у нас было по другому в Советском Союзе. Почему? Что у нас денег не хватает?

М: - Скопировать советскую систему невозможно. Потому что...

- Может не надо копировать, но надо найти какой-то выход.

М: - Копировать советскую систему - это означает национализировать все кинодело. На самом деле частные кинотеатры управляются лучше, чем государственные, будем объективны. Но нужна политическая воля в том, чтобы выстроить систему протекционистской защиты. Вот это нужно делать обязательно. Это входит в противоречие с частно-собственническими интересами.

- Меня все это очень волнует. Почему? Потому что я человек, принадлежащий к этой среде гуманитариев и я прожил большую жизнь. Я многое видел из того что сейчас уже многие не помнят, а некоторые и совсем не знают. Меня конечно это волнует. Волнует очень многих. Я сужу это по письмам, которые приходят по передачам, которые мы ведем, когда звонят нам. У меня все-таки вопрос остался без ответа. Как будет дальше? Что мы сделаем чтобы эту ситуацию переломить, потому что не может частное производство, не может частное владение заменить государственный подход.

М: - Может. Если мы будем устанавливать понятные, четкие, ясные правила игры. Ведь что значит частное владение и частное управление? Еще раз подчеркну - частник лучше управляет с кинотеатром любым, чем государственный... абстрактный государственный управленец. Ну, надо конечно может быть найти конечно этих вот идеальных менеджеров государственных, но... много их мы не найдем. А частник заботится о собственном кармане, он считает каждую копейку.

- В кармане.

М: - Да.

- Но столько фильмов хороших которые напроизводили мы тогда...

М: - Нужно устанавливать правила игры... Тогда в рамках этих правил игры и частник спокойно адаптирует свой бизнес под эти правила, под эти установки. Вот посмотрите, например, Франция. Ну куда уж более свободная капиталистическая страна. Член Евросоюза и чего только возможно. Тем не менее во Франции очень жесткая многоуровневая система государственного протекционизма французского кино. И Франция единственная западно-европейская страна, которая сохранила своей национальный французский кинематограф как индустрию, а не как отдельные студии, которые иногда что-то могут произвести. И во Франции доля отечественного французского кино на экранах доходит до 40%. Они регламентируют даже показ фильмов по телевизору. То есть на телевидении нельзя показывать меньше какого-то количества в процентном соотношении французских фильмов.

Похожая ситуация в Польше, например, наши ближние соседи. Они очень поддерживают национальный кинематограф. Всячески поддерживают. Рублем. Или злотым. Евро.

Я уже не говорю про... Такие системы существовали и в Индии и в Корее и в Бразилии. А самая жесткая система в Китае. Там вообще по сути советская протекционистская система, только помноженная на частную инициативу и частный капитал. Никаких стеснений. Жесточайшая поддержка всего производящегося с участием китайских компаний, либо на китайской земле. Результат - невероятный рост местной киноиндустрии. Ее практически не было 20 лет назад. Вообще. Сейчас они на равных разговаривают с крупнейшими голливудскими студиями. А мы все ждем пока рынок сам управит? Рынок ничего... В случае с кино рынок ничего сам не управит. Потому что мы не можем на равных конкурировать мировым колоссом, подавившем весь мир. Мы не можем с аудиторией в несколько десятков миллионов человек противостоять аудитории в миллиарды. Ну просто по кассовым сборам.

Значит мы должны поддерживать отечественное производство.

- Но когда-то могли. Вы смотрите старые фильмы.

М: - Так я про это и говорю, что когда-то, когда наш рынок был 300 миллионов - это был закрытый рынок, и мы очень жестко защищали отечественное кино.

- Мы не только защищали, мы создавали замечательные фильмы, которые конкурировали с западными.

М: - Они создавались потому что была система государственной поддержки, государственного протекционизма.

- Вот о чем я и говорю.

М: - Если бы мы распахнули наши двери в 50-ые, 60-ые, 70-ые годы Голливуду, если бы на наших экранах показывалось на каждый фильм Максим Перепелица и на каждый фильм Шукшина, показывалось бы 50 голливудских стрелялок, бегалок и так далее... Хотя тогда они делали кино поинтеллектуальней, чем сейчас. Если бы на каждую копейку, которую мы тратили на кино, мы разрешали бы американцам тратить 100 рублей, американская реклама заполонила бы все наши кинотеатры, поверьте, у нас бы не было никаких выдающихся шедевров российского кино. Все это было бы полностью раздавлено... еще тогда в 60-ые годы. Мы не увидели бы ни Рязанова, ни Тарковского, ни наших комедий, ни Михалкова, ничего бы не было. Все было бы раздавлено Голливудом уже тогда.

Но мы воспринимали кино, как мощнейший инструмент идеологической борьбы, как важнейшее из искусств, как завещал Владимир Ильич Ленин, и мы кино защищали. После этого мы открыли наш рынок для всего, и, конечно, он рухнул в условиях отсутствия господдержки.

- У нас сегодня в гостях министр Российской Федерации Владимир Ростиславович Мединский. Владимир Ростилавович, некоторые ученые спорят в Вами о проблемах, связанных с патриотизмом в стране. Мне интересны Ваши высказывания, я следил и слежу за тем, что Вы поддерживаете, как Вы по этому поводу выступаете, что Вы говорите, а главное что Вы делаете для этого. Мне бы хотелось чтобы Вы немножечко на этом остановились.

М: - Государство на протяжении многих... двух десятилетий, в большей или меньшей степени... государственная поддержка, не знаю по каким причинам, не знаю, не буду сейчас, я не ищу теорию заговоров, такое было время, такие были обстоятельства, системно поддерживалось проектом, которые разрушают нашу историю.

Ну, например, снимались художественные фильмы, которые просто оплевывают нашу историю, которые дискредитируют деяния наших предков. Системно поддерживались экстремальные течения о так называемом актуальном искусстве. Причем все это выдавалось за то, что это и есть самое передовое, это и есть все современное искусство, которое представлено на мировых рынках, а все остальное - это замшелое, мракобесное, никому не нужное, отживший реализм.

Я в ни коей степени не говорю о том, что мы должны исповедовать избыточный консерватизм. Боже упаси! Мы тоже поддерживаем современное искусство, просто мы хотим чтобы этот взгляд был более объективным. Если мы поддерживаем кино за государственный счет, я как-то выразился достаточно... правда это было не в эфире, не публично, потом журналисты естественно это все... придали этому избыточную остроту. Я сказал, что просто не считаю целесообразным за государственный счет финансировать фильмы, которые дискредитируют нашу страну...

- Конечно!

М: - Которые дискредитируют людей, которые живут, которые фальсифицируют и оплевывают нашу историю. История вообще очень сложная. В любой семье, знаете, много хорошего, много плохого, но если Вы любите своих родителей Вы же не будете писать о них книгу исключительно описывая, как папа с мамой ругались, или не дай бог, папа маме изменял, а там... не знаю... мама отлупила Вашу младшую сестренку. Наверное Вы будете искать в Вашей семье, если Вы любите Вашу семью, Ваших предков, какие-то положительные моменты. Как они Вас воспитывали. Как самоотверженно в две смены трудились, чтобы дать Вам образование. Как они пытались все лучшее, что у них есть передать своим детям. Это и есть нормальное, естественное отношение к своей истории, к своей стране. Ведь слово патриотизм - это что? Это просто любовь к отцам, ничего более.

- Но это зависит еще от воспитания, которое люди получают, начиная с семьи. Сейчас к сожалению нравственный уровень, такой моральный уровень какой-то части общества нашего, он значительно ниже чем он был раньше. Потому я скорблю, грущу по старым временам. Там было что-то хорошее, но было и много плохого. Тем не менее состояние нравственное нашего общества, оно желает быть лучше, поэтому у нас и происходят такие факты, которые например я в своей молодости, юности никогда даже не мог подумать, что это может быть. Когда дети убивают родителей, когда в погоне, я на знаю, там, за деньгами, за квартирами могут унизить и убить и так далее... В чем дело?

М: - Всегда было разное...

- Столько не было.

М: - Столько не было информации - это точно. Мы сейчас опять же в погоне за сенсацией, в погоне за жареными фактами, за мнимым рейтингом, все время показывается какая-то вот негативная информация. Ну, как известно, новость - это не когда собака укусила человека, новость - это когда человек укусил собаку. Вот исходя из этого принципа наши медиа, борясь за зрителя вываливают на него бесконечные тонны чернухи. Может быть и раньше было много чего нехорошего. Ну, просто старались показывать хорошее. А это давало обратный эффект, давало эффект положительных примеров.

Ведь история о которой мы с Вами говорили. Так называемые некоторые историки-архивисты считают, что журналист Кривицкий в свое время придумал историю про 28 панфиловцев. И они машут там как фиговым листком отчетом Главной военной прокуратуры по этому поводу, хотя в этом отчете не сказано о том, что история придумана, сказано о том, что придуманы некоторые обстоятельства и детали. А факт боя никто не отрицает. Ну, неизвестно число участников. Досконально не выяснено число потерь. Потом после этого проводились многие иные исследования, которые кстати подтверждали версию Кривицкого.

Что касается расследования самой Главной военной прокуратуры, то тут еще надо разобраться в каких это было обстоятельствах. Я не понимаю почему наши великие либеральные ученые-архивисты, например считают, что в одном случае сталинские прокуроры фальсифицировали дела, незаконно отправляли людей в ГУЛАГ, за решетку, там, и прочее, а вот в конкретно этом случае сталинские прокуроры, перед которыми стояла конкретная задача - дискредитация Жукова, Жуков командовал обороной Москвы и в этот момент попал в опалу и нужно было все к чему он прикасался дискредитировать. А вот в этот момент сталинские прокуроры неожиданно проявили высоконравственное стремление к правде.

Такая история, знаете, она - не хорошая.

Так я вот другое хочу сказать. А вот на мой взгляд журналист Кривицкий является образцом журналистики. Потому что он, если и приукрашал какие-то детали, то он не искал чернуху, он искал основания поднять дух людям, когда враг стоял в районе Шереметьева под Москвой. И он свой талант, свое умение найти яркие образы, вдохновляющие... Ведь его очерк о 28 панфиловцев был потом издан брошюрой 5 миллионов экземпляров. Маленькой такой. С этой брошюрой в нагрудном кармане бойцы шли в бой. Наши поисковики много раз находили останки солдат... Если там была какая-то целофановая книжечка или какая-то кожаная, где это не истлело, и мне рассказывали, что у него там партбилет и брошюра о 28 панфиловцев. Он с ней в бой шел и пулю принимал.

Поэтому журналист Кривицкий - это образцовый журналист. Талантливый, не говоря уже о том, что он военный журналист о чем мы забываем, то есть это военнослужащий, сделавший свое дело.

- Вы знаете, по-моему это Вы сказали: если Вы любите свою Родину, свой народ, то история, которую Вы будете писать будет всегда позитивна. Отсюда все начинается. Что ты имеешь за душой? Как ты относишься к этому, вот самому великому, что называется, простите меня за такой высокопарный слог, Родины, и меня конечно очень волнует - а почему собственно говоря надо выносить на общее обозрение больше черного, чем как говорится светлого?

М: - У кого чего болит тот о том и говорит. Хе-хе-хе... Каждый судит в меру своей испорченности.

- Конечно. Да. Но дело в том, что испорченных стало много.

М: - Это заразно! Это заразно!

- Я обратил внимание то что Вы сказали, может быть тогда было так же или больше чернухи, но об этом не писали, не говорили, старались показывать и старались показывать только страну и народ, систему с хорошей стороны. Да. Но, в конечном счете откуда это произрастает все? Почему в одной и той же стране вот то было так, а теперь это по-другому? Почему находятся люди, которые подвергают сомнению подвиг, скажем, Александра Матросова, я об этом не раз говорил, а их было 270 повторов! Их никто за руку не тащил, чтобы они легли на амбразуру.

М: - А знаете почему именно Матросов стал иконой из этих 270 человек, которые закрыли своей грудью амбразуру? Почему вот очерк о нем стал образцовым? Вот посмотрите, в нем все, в этом Матросове говорило в пользу того, что это идеальный советский герой. Детдомовец. Сам себя воспитал. Из какой-то башкирской глубинки. Он вообще же полубашкир по национальности. То есть еще дружба народов. Имя и фамилию Александр Матросов получил в детдоме. А дальше? Звучит хорошо - Александр Матросов.

- Очень!

М: - А дальше знаете? Рядовой... Гвардии рядовой... Я так по памяти. Первой стрелковой сибирской добровольческой дивизии имени товарища Сталина. Каждое слово било в цель.

- Тут Вы знаете в чем дело еще? О нем о первом доложили Сталину в свое время. Потому что, например, на Калининском фронте был такой Иван Поделин, который тоже самое сделал. Он лег на амбразуру чтобы дать возможность своим товарищам идти в атаку. Их было много. Доложили и тогда он стал символом. Да, да, Вы правы.

М: - Это абсолютно правильно. Но еще представьте себе все-таки вот представляете - гвардии рядовой Первой стрелковой сибирской добровольческой имен товарища Сталина Александр Матросов. Как это звучало для пропагандистов?

- Хе-хе-хе... Ну, да... Мы говорим о печальных вещах и в тоже время очень серьезных. Владимир Ростиславович я Вам бесконечно благодарен за то, что Вы пришли. Я хочу только сейчас в конце задать один вопрос. Закончился культурный форум, которые в Петербурге, и скажите пожалуйста вот эти все наши форумы, эти наши деяния, которые мы ведем под разными названиями, под разными лозунгами. Что они дают?

М: - Можно много говорить о том, в какой степени у нас есть инновации в экономике, промышленности и так далее. Ни для кого не секрет, что в области "балета", в области культуры, литературы, музыки, театра, Россия всегда последние несколько веков задавала безусловно образцы качества. И наша культура, особенно классическая культура, невероятно популярная везде за рубежом. Поэтому, конечно, мы используем все возможности для продвижении нашей культуры за рубежом. На эти культурные форумы мы приглашаем и зарубежных деятелей культуры, министров культуры разных стран, иностранные делегации. Мы продвигаем нашу культуру за рубеж.

Я приведу Вам вот один лишь небольшой пример. В прошлом году прошли масштабные гастроли Мариинского театра в Китае и Японии. Но параллельно Мариинский театр провел целую серию концертов и спектаклей - Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Иркутск, Владивосток, где мы открыли филиал Мариинского театра, новую сцену Мариинского театра во Владивостоке. То есть, все те лучшие достижения нашей культуры, которые мы продаем и передаем за рубеж мы стараемся теперь показывать у нас.

Вот сейчас, со следующего года хотим запустить такой новый проект под названием Русские сезоны. В рамках которого выбрать одну страну и попытаться массированно показать в этой стране лучшие достижения нашей классической российской, русской культуры. При этом обязательно по пути либо в эту страну, либо обратно, чтобы коллективы творческие и выставки посещали и города нашей страны. Чтобы не было так, что знаете мы, Большой ездит только в Париж, а вот в Тамбов не ездит. Нет, будет Тамбов, Рязань... Такая амбициозная и новационная можно сказать идея у нас сейчас есть. Начиная со следующего года будем ее реализовывать.

- Не взирая на все политические нюансы, политические столкновения, несуразности там, обвинения и так далее. Интерес к нашей культуре и нашей классической культуры в том числе, я имею в виду тут все - литература и музыка и живопись, очень большой. Я вот не так давно был в Нью-Йорке, там у меня был вечер в Карнеги-холл и я это почувствовал. Я думаю, что многие наши деятели культуры, которые уезжают за рубеж они это всегда чувствуют и радуются этому, потому что традиционно мы все равно основоположник, мы все равно лидер культурного движения, который происходит в мире. Правда? И Вам спасибо большое, Вашему министерству за то, что Вы способствуете и много делаете в этом смысле. Успехов Вам.

М: - Спасибо Андрей Дмитриевич за все.

- Всего доброго. До новых встреч. Андрей Дементьев. Виражи времени.

Никогда ни о чем не жалейте вдогонку
Если то, что случилось нельзя изменить
Как записку из прошлого грусть свою скомкав
С этим прошлым порвите непрочную нить
Никогда не жалейте и о том, что случилось
Иль о том, что случится не может уже
Лишь бы озеро Вашей души не мутилось
Да надежды как птицы парили в душе
Не жалейте своей доброты и участья
Даже если за все Вам усмешка в ответ
Кто-то в гении выбился, кто-то в начальство
Не жалейте что Вам не досталось их бед
Никогда, никогда ни о чем не жалейте
Поздно начали Вы или рано ушли
Кто-то пусть гениально играет на флейте
Но ведь песни берет он из Вашей души
Никогда, никогда ни о чем не жалейте
Ни потерянных дней ни сгоревшей любви
Пусть другой гениально играет на флейте
Но еще гениальнее слушали Вы...

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments