fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Некоторые материалы к фильму "28 панфиловцев"

РАЗВЕДОПРОС

Андрей Шальопа
автор сценария, продюcер, режиссер

Антон Юдинцев
продюсер, генеральный директор Gaijin Entertainment

"Гоблин": - Я Вас категорически приветствую! Сегодня у нас в гостях Андрей Шальопа, Антон Юдинцев. Добрый вечер.

Ю: - Привет.

Ш: - Привет.

Г: - Граждане задают вопросы - наверное надо дать ответы. (Читает вопросы из какого-то списка.) Вопрос номер один - когда выйдет фильм?

Ш: - Ну, фильм выйдет в следующем году. Вот. Точную дату мы пока назвать не можем. Потому что она зависит от нашего договора с прокатчиками. Это мы решать будем вместе.

Г: - Прокатчика нашел? Нет? Нашел?

Ш: - Нет, пока прокатчика мы пока... Прокатчиков мы нашли! Но мы договор пока ни с кем не заключили. Можно сказать, что фильм будет к концу этого года готов. А вот дата релиза определится позже. Как только она станет известна - появится реклама. И будет сразу понятно.

Г: - Какова будет продолжительность фильма?

Ш: - Фильм идет почти... Чуть более полутора часов. То есть хронометраж истории - час сорок пять. Плюс еще конечно есть там рекламные титры, открывающие заставки... Ну, история длится примерно час сорок пять.

Г: - Много ли будет в фильме продакт плейсмента?

Ю: - Ну, это очень хороший вопрос. К сожалению те брэнды тушенки больше недоступны, значит, и поэтому никто... никакой возможности продакт плейсмент поместить в фильм нету.

Г: - А как же Уралвагонзавод?

Ю: - Уралвагонзавод? Ну, там подвиг панфиловцев там состоял в том, что сжигали немецкие танки, а не... И делали это герои панфиловцы. Без танков.

Ш: - Без поддержки наших танков.

Ю: - Без поддержки наших танков. Поэтому не получается это даже так.

Ш: - В таком кино конечно никакого продакт плейсмента быть не может. Поэтому - нет.

Г: - В тизере было показано как солдат произносит молитву перед боем. А потом произносит За Родину. Данная сцена является художественной особенностью показать, мол на войне были не одни безбожные коммунисты или министерство культуры настояло на пиаре православия? Потому что подобное я видел и в Сталинграде у Михалкова. Продались?

Ш: - Ну, во-первых министерство культуры абсолютно никаким образом не лезло в творческую часть. Вообще никаким. То есть никакого отношения. Полностью на откуп нам было отдано все. Никакого влияния и давления не оказывало. Эта сцена естественно появилась там, потому что мы хотели чтобы она там появилась. Вообще фильм... Вообще сцена с молитвами какими-то там - они есть не только у Михалкова. Они есть например и в знаменитых советских фильмах встречаются. Потому что все таки к тому моменту было еще очень много верующих и потомков верующих. И молитвы конечно в любом случае звучали. И это в общем-то во многом наше личное отношение. Кроме того молитва там звучит вполне конкретная - эта молитва называется Тропарь кресту и по сути дела это молитва за Родину, которую еще произносили воины давным-давно в древние века перед боем. Поэтому в общем это такая... Это безусловно так сказать, художественный прием. Но для нас чрезвычайно важный.

Ю: - Ну, вот это вот - За Родину, это вкратце пересказал просто.

Ш: - По сути - да.

Г: - Была ли помощь проекту со стороны религиозных организаций и деятелей? Если да - то от каких?

Ш : - (Смеется.) Нет. Нет. Никакой такой помощи не было.

Ю: - Нет, ну, может быть среди крауд... Мы же не знаем за всех там...

Ш: - А-а-а не, ну, может быть, вполне возможно, да, что кто-нибудь что-нибудь и переводил. На краудфандинг.

Ю: - Ну, это мы не знаем. Во всяком случае известной помощи нету.

Ш: - Да.


Г: - Много ли, вот, религиозных моментов подобного толка в фильме?

Ш: - Нет, не много. Не много. Ну, просто не хочется пересказывать картину, понимаешь. Нет.

Г: - Ну, теперь переходим к самому главному. Сколько денег Вы собрали и потратили на проект? И как осуществлялся контроль над расходами?

Ш: - Ох! Значит собрали... Все деньги, которые мы собрали при помощи краудфандингова сбора, вся эта сумма висит и думаю будет висеть на нашем сайте. 34 с половиной миллиона рублей. Это деньги...

Г: - Извини, я перебью. Это то, что конкретно собрали через Интернет?

Ш: - Пожертвования. Да. Это деньги собранные при помощи пожертвований через Интернет. В эту сумму входит и первый самый сбор, который был еще на краудфандинговой площадке. То есть это с самого начала. Все те деньги, которые мы собрали они вот на этом сайте отражены.

Но помимо денег, которые мы собрали при помощи краудфандингового сбора через Интернет, есть деньги, которые дало министерство культуры - это 30 миллионов рублей. Есть деньги, которые дало министерство культуры и спорта Казахстана. Это порядка 19 миллионов рублей. И оставшуюся сумму... В оставшуюся сумму вошла компания Gaijin Entertainment. Вот... Общий бюджет картины порядка 150 миллионов рублей.

Ю: - Это пока.

Ш: - Да. Вот. На данный момент. То есть возможно... Ну, во-первых однозначно что будут еще затраты на поддержку проката. Но пока что бюджет вот такой.

Г: - Ну, то есть еще раз для тех кто не понял. Народ собрал 34 миллиона, министерство культуры выдало 30, министерство культуры Казахстана выдало 19. А все остальное выдала фирма Гайдзин. От 150 я надеюсь многие смогут отнять... (67) И это еще не финал.

Ю: - Это не финал, да. Но арифметика доступна не всем...

Г: - Не всем. Я заметил в недрах нашего кубла и то не все сосчитать смогли. Было очень странно для меня. Так... Насколько отразился относительно небольшой бюджет на качестве фильма? Что хотелось добавить и что не получилось? Ну, наверное вот. Небольшой ли это бюджет?

Ю: - Сравнительно небольшой - это как посмотреть. По меркам голливудских фильмов - это конечно маленький бюджет. Не то что небольшой, это просто маленький бюджет. По меркам российских фильмов это небольшой бюджет действительно. Но надо понимать, что задача нашего фильма - это только снять фильм. Эти деньги целиком уходят на производство. Там не содержится ни прибыль продюсеров, как это часто бывает.

Г: - Да.

Ш: - Всегда.

Ю: - Не...

Г: - Мегазвезды.

Ю: - Мегазвезды нету... Актерских гонораров. Это тоже заметная часть бюджета даже у голлиувдских фильмов это заметная часть бюджета. Ну и в остальных местах максимально эффективно расходуются эти деньги насколько я могу судить. Поэтому конечно он не такой уж небольшой, если исключить эти вот моменты. То есть, нет звезд, нет прибыли продюсеров. Нету совершенно невероятных по расходам экспедиций на... Северный полюс. Или в Ниццу как это удобно тоже...

Ш: - Да.

Ю: - ....у нас ездить. Поэтому если посмотреть в пересчете на как бы реально произведенный результат то это достаточно нормальный бюджет. Не очень скромный.

Ш: - Согласен. Я хочу добавить к этому, что по поводу того что нам пришлось там сэкономить или не пришлось сэкономить. Нигде нам не пришлось сэкономить. в отношении каких-то изобразительных задач поставленных.

Г: - Ну, ключевое все взрывается как надо?

Ш: - Да, да, не только все взрывается как надо, то есть перед тем как начать снимать я... мы рассказывали в прошлый раз, когда я у тебя был, мы там делали отдельные ролики была подготовка. На этой подготовке собственно говоря рождалось кино так как мы его видели. То есть если мы хотели что-то снять, вот мы говорили давайте снимем это таким и таким образом. Придумывали как это будет снято. И я могу сказать, что все, что мы придумали, мы все реализовали. То есть такого чтобы мы экономили, потому что вот мы не можем это так снять, такого не было. И я должен сказать, что у нас был очень большой производственный период натурных съемок, очень большой производственный период съемок павильонных. Они были реально очень большие.

Вот. И там и там все задуманное мы воплотили так как задумывали. Поэтому я могу сказать - это реально не маленький бюджет. Не маленький. То есть действительно просто большую часть бюджета была потрачена... Не большая, а весь он был потрачен вот именно производственные нужды. А что реально экономит это действительно большие очень прибыли, которые закладывают подрядчики. Кино очень часто делается для создания кино.... огромное количество организаций с ними заключаются договора подряда. Каждая организация закладывает очень серьезные прибыли. И вот это вот очень сильно раздувает бюджет. Кроме того есть еще например накладные... ну, всякие дополнительные расходы. Ну, например, командировка. Можно летать в командировки бизнес-классом. Элементарно. То есть актеров тоже можно возить бизнес-классом. Ну, вот это все. И эта, казалось бы такая мелочь, но на круг это выходят огромные суммы. Многомиллионные суммы. Вот у нас ничего этого нет. Но это не влияет на качество картины.

Ю: - Я даже могу больше сказать. Это такой из популярных вопросов. В этом списке отсутствует. Почему вот собирали, 60 собрали. Ну, изначальная цифра 60 была. А 150. Что ж Вы считать не умеете? И в таком духе там. Причины разные. Ну, во-первых мы в 2013 году собрали 60. А сейчас как бы кончается 2015 и любой желающий может провести нехитрую калькуляцию так называемой инфляции. Ну, или каких-нибудь других ценностей... зеленых например, и понять разницу. А во-вторых когда переходили к периоду съемок, мы с Андреем сидели и просто смотрели. Там были варианты сэкономить как раз. Тогда бы сумма получилась меньше бюджета. Но, мы как раз решили не экономить, а вот все что необходимо получения качественного кино решили все и сделать. Это полностью отвечало нашим максимальным ожиданиям от фильма. Поэтому так...

Ш: - Там еще часто... Можно я еще добавлю чуть-чуть к тому что Антон говорит. Еще часто очень как происходит? Очень большое количество картин, особенно недорогих картин, они снимаются следующим образом - есть бюджет, который выделяет инвестор, и картина в этот бюджет должна уложится. При этом из этого бюджета конечно же берет себе большую часть продюсер. Потому что иначе какой смысл работать продюсерам, если не забрать себе эти деньги? Это даже не как воровство, не как откат, это просто нормальный бизнес. То есть допустим бюджет 2 миллиона долларов, из них допустим 500 тысяч забирает себе продюсер, а вот в остальную сумму надо вписаться.

И вписаться в нее на самом деле всегда бывает очень сложно, потому что реально подсчитать бюджет очень сложно. И тогда проект начинает экономить. И очень часто на съемках бывает так что допустим элементарно, там, какую-то элементарную вещь реквизита, например, построить там декорацию какую-то, она допустим строительство ее 500 долларов, но продюсер и директора картины начинают складывать одно к другому, калькулировать и приходят к выводу, что ну давайте не будем ее строить, сэкономим, сделаем что-то по другому, подснимем и дальше весь фильм начинает состоять из таких заплат, чтобы вписаться в этом маленький узенький бюджет. И вот тут - да, происходит экономия.

В нашем случае как раз и благодаря краудфандинговому сбору, который нас все время подпитывал и благодаря ребятам (показывает в сторону Юдинцева) и благодаря тому что нам действительно помогало министерство культуры, у нас в определенной степени можно сказать, что бюджет был открытым. То есть мы конечно старались вписаться в суммы которые мы калькулировали, но если какая-то... если вставал вопрос строим мы там допустим такую декорацию или не строим этот вопрос однозначно строим, однозначно делаем.

Г: - Для непонимающих, когда смотрите, например, художественный фильм Обитаемый остров, посмотрите сколько там крупных планов лиц. Как только крупный план - значит на декорацию денег не хватило уже. Ключевой, так сказать, вопрос - кто и как осуществляет контроль за расходами? Лично ты (показывает на Юдинцева) смотришь как деньги расходуются?

Ю: - Я смотрю конечно. Контроль в смысле. Распоряжается деньгами Андрей. Он даже не один там.

Ш: - Я могу рассказать. Я сейчас расскажу. Дело в том что кино это вещь публичная. Кино будет показано в кинотеатрах, по телевидению и прочее. То есть это совершенно открытый проект. Кроме того, помимо краудфандингового сбора, который у нас есть, он подразумевает специфическое налогообложение. То есть когда мы получаем целевые средства какие-то, то эти целевые средства они должны быть потрачены только на вот конкретную цель на которую они переводятся потому что если мы их не потратим, допустим, на кино, то мы должны заплатить с них один налог, если мы тратим их на конкретную цель мы платим за это другой налог. Это приводит к тому, что вся наша бухгалтерия совершенно прозрачная. То есть все затраты по картине они все белые. Все затраты.

И бухгалтерию ведут естественно бухгалтера. Директор картины, есть целый штат на самом деле административный, который занимается всем этим, расписывает четко. Есть, изначально готовится документ сметный то есть смета - это план расходов, а потом постфактум после того как мы все потратили есть там, это если смотреть целые кипы подписанных документов, договоров, актов, все это обязательно, потому что без этого на самом деле не получить прокатное удостоверение. Поэтому кино в приципе - это белое такое прозрачное...

Ю: - Единственный вопрос который организационно возникает - выложите это все в публичный доступ.

Г: - Да. Да. Все бумаги. Немедленно.

Ю: - чтобы на них все посмотрели. Но на самом деле тут будут несколько проблем. Во-первых часть договоров в подрядчиками содержит конфиденциальную информацию просто. Ее так нельзя выкладывать. Можно сумму описать, но нельзя выкладывать.

Г: - Могут подрядчики не захотеть.

Ю: - Они не хотят. Они обычно об этом пишут. Они в принципе не в восторге от того чтобы все знали. Это мы открыто снимаем, а они-то работают не обязательно так. Ну, грубо говоря, актер получает сколько-то денег что он должен хотеть чтобы знали все знали сколько денег он за это получил? По разному бывает, может он согласен, но это... А во-вторых сразу возникает такой резонный, а чего это вы это вот тут вот, а почему вы этому столько заплатили. А зачем Вы это... Каждый же самый умный, каждый же знает как именно надо, как дешевле или как правильнее снимать. И это вызывает просто...

Ш: - Кривотолки.

Ю: - Кривотолки. Ну, не нужную совершенно полемику, абсолютно. Я могу сказать что я все цифры смотрел никаких сверъестественных или даже не только сверъестественных, а вообще даже ожидаемых...

Г: - Я бы так сказал, что постольку поскольку это твои деньги, то ты за ними и следишь. Если уж совсем примитизировать.

Ш: - Ну, да.

Ю: - Грубо говоря, да.

Г: - Надо думать сам не тратишь.

Ш: - Нет, ну, кроме того у нас есть договора с министерствами...

Г: - Вот конкретно про министерства. Вот министрество культуры дало денег. Оно какой-нибудь финансовый надзор осуществляет?

Ш: - А. Да. Оно осуществляет. То есть мы должны отправлять им отчеты о затратах. Надо сказать, что очень разумные эти договора. Те и другие. То есть мы отчитываемяся за эти деньги. У нас есть срок, в который мы должны предоставить материал картины. То есть мы обязаны это сделать. Ну, в принципе там ничего такого сверъестественного, особо сложного нет. То есть, есть бухгалтерские документы, которые объясняют на что были потрачены те или иные средства.

Ю: - Я подчеркну, не надо путать финансовый контроль с творческим. Ни министерство культуры Российской Федерации, ни министерство культуры Казахстана, ни я лично, ну, или кто-нибудь еще творческий контроль, над творческой группой не осуществляет. Это финансовое.

Г: - То есть никто тебе не диктует - делай так, делай так.

Ш: - Да это просто то есть, ну...

Г: - И даже православные на тебя не нападают?

Ш: - Ха-ха-ха!

Ю: - Все готовы помогать. Если что-то надо, Андрей, мы сделаем, ну, если сможем конечно. И помогают, кто как может. Ну, мы, там, больше, там...

Г: - Следующий вопрос. Каково лично твое впечатление от картины? Ну, по всей видимости от того, что получается. Все ли удалось реализовать? Что на твой взгляд было самое сложное?

Ш: - Ну, я так скажу, что когда картина задумывалась я ее представлял одним образом, когда она получилась - это не то кино, которое я представлял. Но я стараюсь... Мне нравится то, что я вижу. И я вижу... В общем мне нравится это кино, я с большим удовольствием уже его...

Ю: - 87 раз...

Ш: - Да. Раз 80 посмотрел. И мне еще предстоит посмотреть его примерно столько же раз, поэтому оно естественно мне кажется безупречным.

Г: - Ого!

Ш: - Но нет... Мне кажется, что получается здорово, местами лучше чем я ожидал, местами не так как я ожидал, но в целом это по моему отличное кино.

Г: - А сложное что было?

Ш: - Сложного было на самом деле много всякого, но это были задачи, просто которые предстояло решать. Честно говоря команда... В какой-то момент у меня было чувство, что мы можем решить любую задачу. то есть, она перед нами встанет, мы посовещаемся, придумаем как решить и решим. То есть, ну, проблем всяких именно рабочих это на любом проекте хватает. Это там и погодные обстоятельства, и технические обстоятельства. И потом очень трудно всегда вписываться в сроки, потому что очень часто сталкиваешься с задачами, которую ты вот поставил ее, но ты никогда ее не решал и тебе негде взять готовое решение.

Ю: - А сроки там важны, потому что там же смены.

Ш: - Смены стоят денег. То есть вот на натурных съемках практически по-моему я... у нас было всего три смены, которые нам пришлось переснять. Из них по-моему по погоде всего одна и две по творческим обстоятельствам, просто мы не успели снять так как мы хотели нам пришлось доснимать.

Ю: - Это на самом деле очень хороший показатель.

Ш: - Это очень мало. И кстати еще должен сказать, что у нас... э-э-э... там вот дальше есть вопрос по поводу авторской версии...

Г: - Режиссерской...

Ш: - Режиссерской версии, да. Так вот, я что хочу сказать, что У нас снят... практически весь материал, который снят, он весь попал в картину. То есть у нас нет такого, что мы там 30 минут выкинули, который мы можем куда-то вставить. Нет, такого нет.

Ю: - Ну, минута может быть там и набежит, но не кадров, в смысле не плановая.

Ш: - Не сцен, да. То есть это где-то там подкорочные какие-то сцены, подрезанные, но в принципе весь материал, который снят, все сцены, которые снимались, они все вошли в картину. Это тоже отличный результат - то есть мы не снимали ничего лишнего. И более того, обычно сцена снимается... допустим мы какую-то сцену снимаем там с пяти ракурсов, предположим, и потом только с двух ракурсов, например, входит. Ну, по каким-то причинам. Вот такого нет тоже. Потому что все делалось четко по раскадровке на самом деле.

Ю: - Да, да. Мы очень... то есть в момент, когда мы начали участвовать в проекте был не только литературный сценарий, но и режиссерский сценарий, адресованы раскадровки, подготовлены даже не раскадровки, а планы кто, где, что, когда значит... я даже не знаю как это описать.

Ш: - Это штука такая, да. Это была сделана такая специальная книжка. Каждый кадр был нарисован на плане сверху. Помимо раскадровки художественной, то есть да, так как это объективно будет снято. на плане сверху было адресована локация и где, откуда, каким образом это будет сниматься. Это для нас очень важно было. Потому что мы снимаем танковый бой и чтобы не запутаться в этих танках бесконечных, нам очень важно было понимать где какой танк в данные момент находится и конкретно попадает в кадр.

Ю: - И вот момент когда начали, с тех пор в этом... до момента натурных съемок, какие-то изменения были осуществлены, а в момент натурных съемок уже работали по документам.

Г: - Возникает такое чувство, что ты хорошо понимаешь чем занимаешься.

Ш: - Ну, я хочу сказать что очень важно понимать, что кино делает команда. Причем команда большая и когда вот все люди, которые в команде, они все как-бы с тобою в одном направлении думают, действуют и воодушевлены, получается, вот реально здорово. То есть это большое удовольствие. Одному, вдвоем, впятером не сделать такую работу.

Г: - А вот вопрос так сказать от себя. А вот в Соединительных Штатах там зачастую, практически всегда, вопросы про режиссерскую версию они возникают именно из этого. Там практически всегда, когда съемки закончены режиссеру говорят - всем спасибо, все свободны, приступаем к монтажу. Режиссер к этому никакого отношения не имеет. Монтажер - это отдельная специальность и ему в общем под руководством продюсеров виднее, как монтировать фильм. Из-за чего и возникают потом вот эти визги, крики - да я вовсе не это хотел. Многие требуют убрать себя из титров даже. Бывают такие случаи. А у тебя как? Ты принимаешь участие в монтаже?

Ш: - Эта, кстати, технология в Голливдуе действительно есть и может быть даже у нас такое встречается. Наверняка есть, да. Когда задача режиссера - это работа на площадке, потом у него кино забирают и где-то делает режиссер монтажа. И в некоторых случаях это приводит, кстати, к отличным результатам. Потому что монтаж - это очень творческая задача и не зря в Голливуде киноакадемия дает Оскар за лучший монтаж. То есть от режиссера монтажа, который действительно... Они могут поменять картину причем фантастическим образом.

Ю: - Да, и некоторые режиссерские версии уступают...

Г: - Вызывают грусть...

Ш: - Уступают, да. Уступают. Но это бывает не всегда. На самом деле мне кажется, я могу ошибаться как это в Голливуде, но мне кажется это вопрос во-первых контракта и режиссер безусловно очень часто режиссер имеет прямое отношение к монтажу, то есть он сидит с режиссером монтажа за одним столом, они вместе принимают решения как лучше. Потому что это зависит просто от степени вовлеченности режиссера в тот или иной проект.

В нашем случае у нас конечно тоже есть режиссер монтажа - Виталий Виноградов, очень хороший режиссер, но и огромную часть работы он сделал вообще самостоятельно. То есть - ему отдавался материал, он собирал весь фильм, склеивал, используя сценарий, используя раскадровки, причем это как бы это человек талантливый он делает... как он сразу подхватывает какую-то референсную музыку, может какие-то референсные звуки подложить чтобы понимать ритм. Очень большая, важная работа, которую вот режиссер монтажа сделал самостоятельно.

Но потом я и Ким мы садимся вместе, отсматриваем весь этот материал и дальше уже начинаем потихоньку полировать. Вот это очень, очень длительный процесс, его к сожаление невозможно при всем желании сделать быстро, не только потому, что это просто трудозатратно, но и потому, что ты просто не можешь сразу понять... решение какое-то принять. Иногда бывает, что какая-то сцена, для того чтобы понять как ее решить надо просто грубо говоря подумать несколько дней, чтобы она сложилась в голове. И поэтому процесс монтажа растягивается иногда на многие месяцы. Ты уже смотришь готовое кино и вдруг ты понимаешь, что ты теряешь какую-то реплику потому что за ней идет вот этот вот кусок или музыкальный фрагмент и вот если их поменять, то все получится вообще круто. Это к сожалению не очень часто происходит, но вот именно вот эти вот мелкие, мелкие правки такие, они в итоге делают произведение цельным. Это очень важная штука.

Эти решения, конечно, принимаю я и Ким, мы как бы всегда советуемся... Кстати сказать, потом еще есть...

Г: - Тут опять-таки надо многим пояснить, наверное ты не режиссер... Я правильно понимаю? Нет?

Ш: - Нет, я являюсь...

Г: - Режиссер наверное Ким? Или Вы оба режиссеры?

Ш: - Оба. На проекте работают два режиссера. Просто у Кима, у него гораздо больше режиссерский опыт, чем у меня. Потому что то время пока я работал сценаристом, Ким работал режиссером. Поэтому у него и опыт работы на площадке большой и очень большую часть команды Ким привел, лучших людей, вот. И в общем я естественно на его опыт опираюсь. Кроме того у Кима актерское образование, что тоже очень важно. У меня его нет. Поэтому я тут не смотря на то, что Ким меня существенно моложе, я очень-очень прислушиваюсь к его решениям и всегда внимательно слушаю. Если я там принимаю какое-то решение, мне кажется, например, что нужно сделать вот так, а не так, я обязательно посоветуюсь, выслушаю его точку зрения. Иногда бывает, что он меня убеждает, что - нет, надо сделать не так. То есть тут всегда принимается... мы должны оба считать, что это надо сделать так. Если мы оба так считаем - тогда мы переделываем.

И хотел бы добавить еще. К монтажу добавляется еще звуковой монтаж. Это тоже колоссально сложная вещь, которая тоже очень сильно влияет на восприятие. Иногда она тоже может поменять и видеомонтаж.

Ю: - И видеомонтаж при изменение звукомонтажа меняется и видеомонтаж. Бывает и такое, да.

Ш: - Да. И музыка, причем она еще добавляет... Иногда бывает что после того как легла музыка и ты увидел как это заработало с музыкой, тут ты опять хочешь сделать правки. Это конечно кошмар для звуковиков и для тех кто занимается видеоэффектами, потому что они все время исходят из того, что монтаж что называется залочен, но к сожалению эти правки в монтаже возникают время от времени и все, конечно, кричат, шумят, ругаются...

Г: - Звук, на мой взгляд, вообще, особенно в подобных фильмах... Когда-то давно, когда появились DVD, в начале двухтысячных, тогда ж ни у кого не было приличного оборудования, а у меня было. И я на протяжении года про рядового Райана всем заходящим сцену высадки на Омахо-Бич и мы хором смотрели из-за дивана потому что там орало и бабахало так что... Если этого нет, я не знаю, там наверное две трети эффекта пропадает.

Ш: - Абсолютно.
(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments