fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Битва за Ленинград была еще более кровавой, чем битва за Ржев?

(продолжение)

- Причина была в том, что немцы, понимая чем это им может грозить, начинают перебрасывать резервы. А их резервы были только одни - те (три?) дивизии, которые прибывали под Ленинград из Крыма. Они прибывали с колес. Состояние этих дивизий было разным. Были случаи, когда в бой бросали людей без винтовок. С немецкой стороны.

- Э-э-э... А с чем?

- Просто. Забирайте оружие у раненых.

- Прямо на поле боя? То есть оружие добудете в бою?

- Да.

- То есть это дивизии, которые брали Севастополь до этого? Да?

- Да. Вот они приехали, вот как они во Мге выгрузились - так и пошли.

- И это реально описано в немецких вот этих вот дивизионных историях и в их документах...

- В документах это есть. Конечно в дивизионных историях этого нет.

- Угу. Пояснения для зрителей. После окончания Великой Отечественной войны в ФРГ, в Западной Германии все эти ветераны немецкие собрались, все друг с другом списались, образовали свои дивизионные там и полковые братства, там, организации ветеранские и написали каждая дивизия фактически свою историю официальную. Которая, ну, не очень сильно отличалась по уровню объективности вот с советской такой пропагандистской литературой 80-ых годов. То есть там, если там взять любую немецкую дивизию и их официальную историю в 60-70-ые годы написанную, вообще непонятно как они войну проиграли. Да? То есть у них одни победы. Вот. До мая 1945 года.

- Да. Мелкие, большие удачи 1941-1942 года и мелкие неприятности 1945-го.

- Ну, да. Вот такая вот история. То есть в официальных документах действительно у них у немцев написано вот как показано в фильме "Враг у ворот" голливудском, что оружие добудете в бою, бегите...

- Был один батальон, который прислали 70% солдат без винтовок.

- Но, поскольку ситуация кризисная, немцы их сразу бросили в бой.

- Да. Их как раз довооружили чем было и направили в болото, грубо говоря, воевать. Такой эпизод был. Но проблема в том, что немецкая артиллерия не подавлена. Наши наступают под ее непрерывным воздействием. Плюс у немцев более выгодная позиция. Они хоть и отошли, но отошли, начали отходить на отсечные позиции свои, которые заранее подготовили. И наибольший успех нашими развивается чуть севернее Мги. Вдоль так называемой большой высоковольтной линии. Эта высоковольтная линия шла от гидро-электорстанции около Волхова, на Волхове, и до Ленинграда. Это было относительно сухое, возвышенное место.

- И расчищенное при этом.

- Да. И расчищенное.

- То есть коридор такой вот в лесу, как у нас сейчас линии ЛЭП.

- Даже больше там. Побольше был коридор. Вот. Вдоль этого коридора. В принципе можно сказать, что решающими днями операции, если 27 август это начало, решающие дни - это с 30 августа по 6 сентября. почему? потому что 30 августа наши окончательно выходят на ближние подступы к самим Синявинским высотам, даже несколько раз врываются в Синявино. Хотя известно это стало только из немецких документов. Что наши туда врывались.

- То есть все, кто туда ворвался погибли?

- Да.

- Или попали в плен?

- Да. Вдобавок идет крайне ожесточенная борьба у Рощи Круглой. Наши действуют очень умело. Не смотря на крайне ограниченные средства, они Рощу Круглую несколько раз окружили, но немцы смогли прорвать это кольцо окружения. И с этими боями связан эпизод, когда появляется рассказ о 20 гвардейцах 3-ей стрелковой дивизии, которые держали дорогу снабжения и все погибли в неравном бою. И были представлены к званию Героя Советского Союза, но этого звания не получили, потому что операция оказалась неудачной.

- Имеется в виду вся, общая операция.

- Да. Но решающие события связаны вот с чем. Военным советом Волховского фронта принимается решение о вводе в бой второго эшелона - 4-го гвардейского стрелкового корпуса Николая Александровича Гагина. Гагин - это человек, который воюет под Ленинградом уже с осени 1941 года, он бывший командир 3-ей гвардейской стрелковой дивизии. То есть человек, прошедший огонь и воду в Белоруссии и Ельницкого сражения. Человек опытный. Немец по национальности. Человек, на которого была возложена оборона Волохова в самые критические дни декабря 1941 года - Волховская оперативная группа, так называемая. То есть человек непростой. Человек со сложной судьбой, но очень опытный. Но его корпус, а это очень... достаточно грозная сила. Это несколько стрелковых бригад и 259-ая стрелковая дивизия. Локальное превосходство они могли создать очень большое и могли решить исход операции. Но, командование Волховского фронта вводит в бой корпус крайне неорганизованно. Делает практически все, чтобы он потерпел неудачу.

- Вот, Вячеслав, ты упомянул, что Гагин был немец по национальности... Весной же 1942 года была кампания по тому чтобы... кампания убирания из армии командиров и красноармейцев немецкой и финской национальности. Каким образом Гагину это удалось избежать? Ты не знаешь?

- Нет.

- Потому что вот с фамилией Штарк, с фамилией Каттонен там, Тойвонен и так далее, всех отправляли в труд-армию на Урал валить лес. То есть Гагена ты эту историю не знаешь?

- Э-э-э... Можно сказать четко, что Гаген в этот момент активно воевал и видимо до него это просто не докатилось. Потому что его 4-ый гвардейский стрелковый корпус как раз действовал в составе 54-ой армии. Вот...

- Понятно. А какие ошибки сделало командование Волховского фронта, когда вводило такую мощную силу, которая действительно могла стать той гирей, брошенной на чашу весов, которая решила бы исход сражения. То есть как это было сделано? Что было... Какие были допущены ошибки?

- Во-первых, корпус вводился в бой с колес, грубо говоря. То есть 259-ая стрелковая дивизия, бойцы... часть бойцов пошла в бой например без гранат. Им их не выдали. Так как он вводился в бой в буквальном смысле с колес, то ни о какой увязки действий с артиллерией, еще с кем-то, речи не шло. Куда пошли, туда пошли.

- То есть опять же оказывается - тяжелое вооружение не задействуется?

- Да.

- То есть опять все сводится к обычной пехотной атаке?

- Да. И даже те силы, которые могли выделить - они не были выделены. Связь. Нужно тянуть новые линии связи. Сколько? Сколько наблюдательных пунктов передовых, сколько командных пунктов - все это требует сети связи. Эта связь не протянута.

- То есть тогда у нас основная связь была все-таки телефонная и делегатская?

- Да. При том телефонной иногда даже боялись. Считали, что ее тоже пеленгуют как радиосвязь. Хотя немцы великолепно пользовались телефонной связью и в общем-то особых проблем из-за этого у них не возникало. Вот... Соответственно, связи нет. И самого Гагина связи нет со своими частями, потому что связь эту если протянули, то она рвется постоянно под огнем артиллерии и ударами авиации. Немцы понимают, что появились новые русские силы, но сделать пока ничего не могут, потому что у них перед 4-ым гвардейским стрелковым корпусом - два батальона всего. Заслон. Но. Как раз в этот момент из Крыма приезжает 28-ая егерская дивизия, на которую в общем...

- Она более-менее целая?

- Нет.

- То есть тоже потрепанная?

- Они все были очень потрепанные, но тем не менее ее собирают около Мги и бросают часть сил к Синявино, а часть сил парировать удар корпуса Гагина у так называемого озера Синявинского. Получается следующая ситуация - наши прорываются сквозь слабый немецкий заслон, выходят из болота, перерезают...

- То есть заслон уничтожен фактически? Или рассеян?

- Рассеян. На некоторое время. Перерезают сначала одну дорогу снабжения, потом выходят ко второй дороге, что означает для немцев возможное окружение всех их сил севернее Мги.

- То есть, наши срезают этот выступ?

- Могли срезать.

- То есть близки к тому, чтобы осуществить вот этот вот план окружения немцев...

- Да. Проблема только в том, что сами не понимают какого успеха добились. И в этот момент на них обрушивается град снарядов, в буквальном смысле слова. Что быстро делают немцы? Они создают две ударные группировки - одна не севере у Синявинских высот, вторая - южнее, около озера Синявинского. И бьют по флангам гвардейского корпуса. Ударной группировки. И отрезают ее к вечеру 4 сентября. Это было первое окружение в ходе Синявинской операции. Ни в одной отечественной книге, до последнего времени об этом окружении не говорилось ни слова. Ударная группировка соответствнно срезана,

уничтожена, рассеяна, то, что осталось в гвардейском стрелковом корпусе через 10 дней после его ввода в бой - это были в общем-то жалкие его остатки.

- Какой примерно процент потерь, можно сказать, был вот у этой ударной группировки нашего 4-го гвардейского стрелкового корпуса?

- Ну, если вот брать 259-ую стрелковую дивизию, которая как раз на этом участке наступала - один полк уничтожен почти полностью, два остальных понесли большие потери.

- Удалось ли кому-то вырваться из окружения?

- Отдельные группы вырвались, но сравнительно немного. Более того, несколько групп продержалось в окружении в течение 10 и более дней. И вышло... ну это было связано с тем, что там все-таки район достаточно сильно покрыт лесом, и в этом районе немцы не контролировали всю территорию. Поэтому для них было шоком иногда обнаружить буквально в 300 метрах в густом лесу блиндажный городок, занятый красноармейцами. А такие случаи были.

- Немцы сумели парировать наш удар, то есть срезали нашу группировку. Что происходит дальше? Вот, продвинулись наши, прорвали немецкую оборону, ввели второй эшелон, второй эшелон потерпел неудачу. Как развивались события после этого? Остались ли еще у Мерецкова силы продолжить наступление или уже можно... сворачиваться?

- Сил у него не осталось. Потому что третий эшелон 2-ая ударная армия - это две стрелковые бригады и одна стрелковая дивизия. Все. Сил больше нет. Но. Мерецков не мог доложить в Москву, что операция проиграна. Ему требовалось добиться успеха любой ценой. Именно поэтому он ничего не сообщает ни командованию Волховоского... ни командованию Ленинградского фронта. Потому что Ленинградский фронт как раз в эти дни наносит вспомогательный свой удар, который оканчивается очень неудачно, большими потерями.

- Но в это время вот создается Невский пятачок?

- Нет. Нет. Сначала 55-ая армия наступает.

- А. То есть...

- Да. Два дня. Вот. При том очень интересный момент - Говоров - артиллерист. Это можно сказать его вторая крупная операция под Ленинградом. Но, план артиллерийской подготовки планируется так, что фактически дает немцам возможность вылезти из своих укрытий и практически... и накрыть огнем не только артиллерии, но и пехотного оружия наступающие части 55-ой армии.

- То есть опять у Усть-Тосно у нас, если я правильно понимаю?

- Да. Да.

- Это вторая Усть-Тосненская уже операция?

- Да. Это уже... Она не вторая, она уже десятая наверное по счету. Но это сейчас не так важно. И потом Говоров вынужден перенести удар на вспомогательные направления. То есть на Московскую дубровку.

- Правильно ли я понимаю, что в тот момент... ну, первое, что Говоров и Мерецков они... в общем-то особо не общались. Это первое, а второе, что Мерецков просто молчал?

- Мерецков, Мерецков более того он послал Говорову офицера, сказав, что все - можно начинать. Не сказав ни о каких серьезных затруднениях. А когда удар провалился - он не сообщил от этом. И в результате Ленинградский фронт начинает первую операцию Невского пятачка как раз 8-10 сентября, которая окончилась очень неудачно. А к этому моменту - 10 сентября в принципе от Волховского фронта осталось очень мало. То есть там средние потери в стрелковых соединениях от 30 до 40 процентов. Они почти все остались без артиллерии, без тяжелого пехотного вооружения и когда штаб 2-ой ударной армии принимает участок, даже по тем данным которые наши имели, сравнить с немецкой обороной, с теми данными о количестве вооружений и количестве сил противника и с нашими, если сравнить с реальными немецкими данными, получается, что задача стояла уже просто невыполнимая.

- Можно ли сказать, что повторяется ситуация со 2-ой ударной армией с января 1942 года вот уже теперь в августе-сентябре, то есть что вообще-то надо выводить остатки наших частей, спасать то, что есть, сворачивать операцию, вставать снова в оборону? Но Мерецков опять же, опасаясь реакции Ставки, он продолжает операцию, хотя наверное, как профессиональный военный он понимает, что надо бы уже заканчивать?

- Да. Зеркально повторяется. Более того, здесь на сцене у немцев появляется Манштейн. У Манштейна нет своих идей. Он не знает участка, но он использует те наработки, которые до него сделали в штабе командующие 18-ой армии. И он решает ударить по флангам. вот для Мерецкова это первый серьезный звонок - 10 сентября. Первый немецкий удар по флангам, которые проваливается.

- То есть наши его все-таки отбивают?

- Наши его отбивают, более того с очень тяжелыми для немцев потерями. У них реально потери были до тысячи человек во врем этого неудачного наступления. В общем-то никаких серьезных успехов они не добились. И более того, часть этого наступления была в общем-то немцами отменена, закончившись только небольшим вклинением в советскую оборону у рощи Круглая.

- Что происходит дальше? То есть немцы начинают проявлять все большую и большую активность?

- Да.

- Мерецков, он продолжает вот в это вклинение гнать остатки войск и наши продолжают наступление дальше в сторону Синявино и в сторону Ленинграда?

- Да.

- То есть точно также что было и во 2-ой ударной армии под Мясным Бором?

- Да. Продолжается наступление, наступление необеспеченное, немцы его отбивают и в течение времени с 11 по 21 сентября строятся планы по взятию Синявино, планы нереальные, наступление не идет. Несколько раз наши добиваются определенных успехов и один из этих успехов, что самое поразительное, работаешь с нашими документами по существу и не понять что вообще происходит, а их немецких документов вдруг выясняется, что были эпизоды, когда нашим бойцам удавалось достичь серьезных тактических успехов, при том, если брать весь ход боевых действий за например декаду они были самыми серьезными, ну, в наших документах они вообще не отражены.

- В работе над этой книгой ты сравнивал и наши документы из Центрального архива министерства обороны и немецкие документы, которые американцы у немцев реквизировали? Вывезли все архивы к себе соответственно в национальный архив в Америке?

- Они их вернули уже, но микрофильмированные копии там сейчас хранятся.

- Итак, чем все заканчивается, да? То есть повторяется зеркально ситуация начала 1942 года. То есть, первоначальный успех, вклинение, немцы наносят мощные парирующие удары. Серьезный перевес в артиллерии и господство в воздухе у немцев, как я понимаю, было. Чем все заканчивается?

- Вот... Второй серьезный звонок для Мерецкова - это то, что немцы отбивают очень важный в тактическом отношении пункт, так называемый Первый эстонский поселок. После этого дорого снабжения Волховского фронта, ударной группировки, она простреливаться начинает прямой наводкой. Но, опять таки никакого серьезного беспокойства это не вызывает. А когда немцы окончательно считают, что подготовились к большому наступлению, это 21 сентября, вообще возникает парадоксальная ситуация - обе стороны строят планы на наступление. План по взятию Синявино у нас и очередной план наступления у немцев.

- План наступления вот именно... закрытия коридора?

- Да. Да. По флангам. С севера от Рощи Круглой. С юга через Тортолово, так называемое. Тортолово - это один из населенных пунктов на так называемой речке Черной. небольшая деревушка, но она была очень выгодно расположена. Там цепь высоток, которые позволяют контролировать все вокруг. А вокруг болота. И дорога. Через Тортолово ведущая на север.

- Что происходит? Вот, запланировано наступление обеими сторонами.

- Ну, наши переходят в наступление первыми. Соответственно терпят неудачу. А немцы наносят свой удар. Утром 21 сентября они на северном участке от Рощи Круглой прорывают нашу оборону, о чем наше командование в общем-то... видимо оно не оценило того что произошло, они достаточно быстро в течение двух-трех дней продвигаются на юг и выходят к деревне Гайтолово. Гайтолово - это населенный пункт, который расположен на нескольких высотках. Через него идет как раз высоковольтная линия. И через него идет одна из дорог вдоль высоковольтной линии. Очень важная.

- Важная по снабжению?

- Да. Дорога снабжения. Что самое неприятное - Гайтолово уже год как было нашим. Немцы захватили его 24 сентября 1942 года, а за год до этого 24 сентября 1941 оно было отбито у немцев. И, в районе Гайтолово - настоящий наш блиндажный городок, потому что район готовился к обороне в течение нескольких месяцев. И вот они занимают эти укрепления наши, садятся на них и начинают отбивать атаки. С юга у немцев все пошло гораздо труднее. Потому что нашу оборону они вынуждены в буквальном смысле прогрызать. При том - в пехотном бою. Когда Манштейн пишет: "Мы захлопнули котел и уничтожили противника артиллерийским огнем". Это неправда.

- То есть теперь снаряды кончаются уже у немцев? Или же они не могут организовать нормальное сопровождение?

- Это лесной бой.

- А. То есть там никто ничего не видит?

- Никто ничего не видит. Бой пехотных подразделений. Бой крайне ожесточенный. Крайне кровопролитный. Немецкая пехота несет очень большие потери. И в принципе вот на южном участке наши части - они выигрывают время для того чтобы дать шанс на какой-то более менее благополучный успех. Мерецков это не использует. Более того, даже в тот момент, когда становится ясно, что вот-вот немцы подойдут к Гайтолово, он, во время разговора со Ставкой сообщает о том, что у них готов новый план наступления в сторону Невы, просит, соответственно, организовать удар со стороны Ленинградского фронта и выделить дополнительные силы для будущего наступления. Именно поэтому возникает Невский пятачок второй.

- То есть Мерецков в Москву докладывает вообще совсем не то?

- Да. Более того, вот этот документ он был впервые опубликован, кстати, в закрытом сборнике документов Ставки Верховного главнокомандования. Мы все знаем эту большую красную серию издательства Терра "Русский архив". Но эта серия, можно сказать кастрированная, потому что самых интересных документов там нет. А в закрытом издании - они есть. И материал этих переговоров там как раз есть.

- Мерецков - он сознательно вводит Ставку в заблуждение...

- Да.

- ... говорит, что у нас все хорошо...

- Да.

- Мы сейчас прорвем кольцо блокады и так далее, хотя опять его войска попадают в окружение.

- Да.

- Но насколько я понимаю все-таки потом части наших войск удалось вырваться и более успешно нежели чем за три месяца до того.

- Там получается следующее... Дело в том, что немцы долгое время не могли толком схлопнуть кольцо окружения. Когда схлопнули, оно все-таки оставалось достаточно жидким. Немецкая пехота села в оборону, но шанс на прорыв был. И когда наконец-таки становится ясным, что все - приехали, пора выходить, и Ставка, кстати, узнала об окружении.

- А откуда Ставка-то узнала?

- Мерецков все-таки, все-таки со... все-таки ей доложил!

- А. Наконец Мерецков сказал, что мы были готовы наступать на Неву, но тут немцы...

- Да.

- ... нанесли два удара...

- Да.

- ... и поэтому ничего не будет...

- Да. Пока... Только Ставка перед этим прислала ему грозное... достаточно грозную такую директиву о том, что сообщить наконец что у Вас вообще происходит. Ерунда какая-то. Вот... Что Вы там вообще делаете?

- То есть Сталин понял, что Мерецков немного темнит?

- Ну... В Генеральном штабе тоже это поняли, потому что доклады были какие-то уж слишком приглаженные, судя по всему. И в итоге получается так, что как раз выход наших частей организует Николай Александрович Гагин. Основная группировка, которой удалось вырваться - это как раз части под его командованием. Они пробивают коридор в немецкой обороне, в кольце окружения и выходят из окружения. Всего вышло из окружения несколько тысяч человек. Точная цифра есть в докладе Мерецкова, есть доклад командующего 2-ой ударной армии, но это в принципе не так принципиально, потому что там цифры все равно приглаженные. Как и цифры тех... как и официальные цифры потерь в этой операции. Вот... Так же вырывается группировка 24-ой гвардейской стрелковой дивизии, которой командует будущий маршал Кошевой. Вот Кошевой уже в послевоенное время, он воспользовался своим служебным положением, и он был единственным крупным советским мемуаристом, который в своих мемуарах рассказал об окружении в ходе Синявинской операции.

- Итак, вот она Синявинская операция, да? И... вот они "наши штыки на болотах Синявино, наши полки подо Мгой"... Как обе стороны расценили эту операцию? Ну понятно, что немцы написали, что это очередная победа, группировка разгромлена и так далее... Что Мерецков? Как он выкрутился из этой ситуации? Как он это все изобразил?

- Ну.. и... он выкрутился достаточно своеобразно, сообщив, что они предотвратили очередной штурм Ленинграда. Это его возможно, частично спасло. Хотя не спасло от прибытия Льва Захаровича Мехлиса в качестве члена Военного Совета.

- Мехлис - такая черная метка в общем-то да? Что у Вас что-то не так? Поэтому приезжает Мехлис и начинает железной рукой наводить порядок?

- Да. Вот...

- Какие потери понесли немцы? То есть мог ли, был ли Мерецков совсем лукав в своих словах, когда сказал, что сорвал немцам штрум Ленинграда? То есть, была ли немецкая ударная группировка дополнительно обескровлена? Вот приехавшая из Крыма, Севастополя, да? И почему немцы отказались от штурма Ленинграда? Вот они парировали советский удар, парировали удар Волховского фронта... Все, можно начинать! Осуществлять их план июльский. Почему они этого не сделали?

- Ну... Скорее Мерецков его отодвинул во времени. Потому что планы все равно строились и последние планы на наступление они датированы ноябрем 1942 года. Но, общее советское наступление, контрнаступление 1942 года, ноября, оно поставило на этих планах жирный крест. Потому что силы раздергались.

- Да. То есть давайте вспомним, что ноябрь 1942 года, 19 число - это у нас сейчас День артиллерии и ракетных войск. Это начало контрнаступления под Сталинградом. Так же начинается наше контрнаступление подо Ржевом и на юге, на Ростов. И, фактически получается такая ситуация, что за всей этой битвой в общем-то в это время формируются новые части, накапливаются резервы, промышленность советская, военная работает круглые сутки, день и ночь наши вот предки - женщины, дети, старики стоят у станков, производят танки, снаряды, самолеты... И вот вся эта масса, накопленная к ноябрю 1942 года обрушивается на немцев в трех местах и становится понятным... немцам становится понятным, что они в одном из этих трех мест, они терпят катастрофу. То есть им не хватит сил чтобы во всех трех местах парировать этот вот удар. Поэтому - уже никакого штурма Ленинграда, нужно спасать то, что есть.

- Да... Вот... И достаточно симптоматично, показательно - куда, кто уехал. 11-ая армия - это Велики Луки, 30-ый армейский корпус из 11-ой армии - уже под Ворошиловград. 12-ая танковая дивизия из состава группы армий Север уезжает воевать подо Ржев. В общем достаточно показательная такая статистика. Другое дело что потери противника были действительно велики. И та цифра, которая известна сейчас, то есть - это примерно 26 тысяч человек - цифра сильно заниженная.

- С немецкой стороны?

- С немецкой стороны, да. По моим оценкам... ну... минимум 30 тысяч! Это точно. Более того, некоторые дивизии, приехавшие из Крыма они за неделю боев могли потерять здесь столько же сколько теряли за месяц под Севастополем. Во время штурма Севастополя. Всего штурма.

- Ясно... Но и вот наверное в завершение нашего сегодняшнего э... э... рассказа, беседы об этой операции можно ли действительно сказать, что она была забыта после войны и что вот эта твоя книга над которой ты работал несколько лет, она закрывает вот этот пробел и в общем-то возвращает в память тех наших предков, опять же людей, которые клали жизни вот в этом болоте, на просеке, на высотах, в лесу... Насколько о ней вообще говорили в советское время или же предпочитали вообще о ней промолчамть. Вот эти 20 гвардейцев... Никто же... Я от тебя впервые об этом услышал, что был такой случай.

- Вот... Случай был и более того, в единственном путеводителе по местам боевой славы в Ленинградской области, который был издан в 1963 году, этот случай упоминается. Но. Очень интересная вещь с исторической памятью. Дело в том, что решение о создании мемориальной зоны на этой территории было принято позже всего. То есть уже был создан Зеленый пояс славы... Но. Только 1979 год всерьез обратили внимание на эту территорию. И только после того как в Ленинграде группа общественников под руководством Бориса Владимировича Нереновского, чей отец воевал и погиб здесь - она в буквальном смысле заставила власть обратить внимание не только на Невский пятачок, не только на другие районы Зеленого пояса славы, а на, грубо говоря, Синявинские болота.

- На внешнее кольцо блокады получается?

- Да. Да. Грубо говоря. Более того, если взять советскую историческую литературу, нельзя скакать, что эту операцию полностью вычеркнули, но в 90% литературы, вышедшей в советское время, информации об этой операции примерно столько же сколько в статье из Энциклопедии Великая Отечественная война.

- Два абзаца. Или один абзац?

- Не один абзац, но качество информации примерно такое же.

- Была такая операция локальная, началась тогда-то, закончилась тогда-то. И версия Мерецкова, да? Что сорвало немецкое наступление?

- Да. Да. С потерями соответственно завышенными немецкими, как это обычно бывает. Без наших потерь, которые сильно занижены даже в современном издании по потерям Красной Армии в годы войны. Ситуация переломила в какой-то мере Изольда Анатольевна Иванова, издавшая сборник воспоминаний. Она сделала ту работу, которую не сделал ни один петербургский историк до нашего времени. К сожалению. И надо сказать, что если какая-то информация об этой операции и была в советское время, то ее нужно было искать только в региональных изданиях. Только в изданиях о боевом пути дивизий Волховского фронта, которые формировались в Казахстане, на Урале, в Сибири, вот - только там. Там были подробности. В других изданиях, ленинградских ли, московских ли подробностей не было никаких. Или их вымарывала жесточайшая цензура, если человек не мог отстоять свою рукопись. Или - предпочитали не говорить. Ну, могу сказать, что в тех делах Центрального архива Минобороны с которыми я работал - в большинстве из них не стоит в листах пользования автографов большинства российских историков, которые занимались историей Великой Отечественной войны.

- Ясно. Так что дорогие зрители. Вот книга. Чтение этой книги подразумевает достаточно большие интеллектуальные усилия. Да? То есть это не какое-то криминальное чтиво - это не легкое чтиво, это серьезный исторический анализ. Лучше сидеть над этой книгой с картой, отмечать где, что происходит, кто куда наступает, но это серьезная работа, работа нескольких лет и эта работа Вячеслава открывает для нас еще одну неизвестную страницу битвы за Ленинград. Так что настоятельно рекомендую эту книгу. Вячеслав, спасибо тебе огромное за твою работу. Вот... Ну, будем надеяться, что будет и переиздание, будет переиздание первой твоей книги о 1941 годе и что мы от тебя дождемся книги об операции Искра на, скажем так, на основе вновь открывшихся документов. Так что - спасибо Вам дорогие читатели, будем надеяться, что Вячеслав многое нам расскажет нового и интересного и важного о битве за Ленинград. Самая продолжительная битва Великой Отечественной войны - два с половиной года - это наша Ленинградская битва. Спасибо и всего доброго.

- Спасибо за внимание.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments