fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Category:

Черчилль - это английский Ельцин, разваливший Британскую Империю?

HD
VIASAT
HISTORY
New


История знает не так много людей, которые в жизни, а не в книге, не в кино могли сказать: "Я спас мир".

Один из таких людей - Уинстон Черчилль.

28 мая 1940 года Черчилль всего три недели на посту премьер-министра. За это время немецкие танки разбили конвой британских экспедиционных войск, пытавшийся доставить помощь Франции. Войска Франции, Бельгии потерпели поражение. Война на континенте почти проиграна. Но пока флот Его Величества пытается эвакуировать британских солдат, Уинстон Черчилль ведет свое сражение подальше от микрофонов, за закрытыми дверьми. Он ожесточенно воюет с собственными министрами. Это миролюбивый Невилл Чемберлен и в первую очередь лорд Галифакс, министр иностранных дел. Этот спор не был запротоколирован. Черчилль почти не упоминал о нем. Тем не менее в тот момент в военном кабинете решалась судьба мира. Победа Черчилля в споре обеспечило бы победу демократических государств. А вот в случае... в случае его поражения нацистская Германия точно стала бы владычицей Европы. В тот день будущее зависело от одного человека.

A production
ET LA SUITE PRODUCTION

With the participation of
FRANCE TELEVISIONS
and of PLANETE+

produced by
Rachel Kahn

A film by
Laurent Joffrin
& Laurent Portes

The day....
CHURCHILL
chose war


День когда Черчилль выбрал войну


LONDON
26th May 1940


Трагедия разворачивалась за закрытыми дверьми. Мир долгое время оставался в неведении. Однако тот день был судьбоносным. Черчилль не упоминал этот день в своих мемуарах. Британия представала в них страной, единой в своем желании сокрушить нацизм. Однако недавние исследования показывают, что до 28 мая 1940 года, перед лицом военного кризиса только Черчилль был настроен решительно.

Англия была близка к капитуляции и даже готова была пойти на переговоры с Гитлером.

- Но боевые действия повлекут за собой значительный риск.

- Нации, которые сдаются - терпят поражение. Но тот, кто продолжает сражаться воспрянет вновь.

- Ни один пункт моего предложения даже не намекает на капитуляцию.

Эта словесная баталия происходила в военном кабинете на Даунинг-стрит.

PRIME MINISTER'S RESIDENCE
10 DOWNNING STEET


Здесь заседало правительственное ядро, принимавшее ключевые решения, связанные с войной. Заседания в парламенте были еженедельными, в военном кабинете - ежедневными.

В тот майский день 1940 года Черчилль, недавно вступивший на пост премьер-министра на заседании кабинета представлял меньшинство. Консервативные лидеры Чемберлен и Галифакс не разделяли его мнений.

Консерваторы, уже десять лет правившие Англией, вступили в войну лишь потому, что Гитлер не оставлял им выбора. Все военные решения они принимали с неохотой. Парадокс заключался в том, что и Черчилль был консерватором, но он был категорически не согласен со своей партией. Черчилль отказывался признавать поражение и был готов сражаться до конца.

Партию Лейбористов в военном кабинете представляли двое - Клемент Этли (Clement Richard Attlee) и Артур Гринвуд (Sir Arthur Greenwood). Их голоса почти ничего не решали. В парламенте их партия составляла меньшинство. В политическом смысле Черчилль уже проиграл. Если бы Гитлер предложил Англии разумный пакт, перевес был на стороне Чемберлена и Галифакса.

К тому же многие недолюбливали Черчилля за некоторые его личные качества.

Его считали эксцентричным, непредсказуемым политиком.

В 1940 году ему исполнилось 65. Все достижения остались позади. Многие считали его карьеру оконченной. На его счету было много свершений, но и провалов немало.

В отличие от многих его коллег Черчилль не был лордом. Потомок богатого и знатного рода, он вырос своенравным юношей. Не желая поступать в колледж, он в 18 лет завербовался в армию. Проходил службу в Судане, индии и Южной Африке. Его рассказы о собственных военных похождениях были опубликованы в британской прессе. Литературный талант принес ему славу, что позволило ему в 1900 году стать членом парламента. Будучи консерватором, Черчилль одобрял социальные реформы и в 25 лет был избран в палату общин. В парламенте он был непримиримым оппонентом Джозефа Чемберлена, отца Невилла Чемберлена. В 35 лет Черчилль стал министром внутренних дел. В 36 - первым лордом Адмиралтейства и председателем адмиралтейского комитета. Он принимал участие в боях Первой Мировой войны.

В 1916 году возглавил рискованную военную экспедицию против Турции в Дарданеллах. И крайне неудачно. Турецкие солдаты разбили экспедиционное войско подчистую.

Черчилль был вынужден подать в отставку и вновь вступил в армию. На его счету много сражений, в том числе легендарная битва на Сомме. В период между двумя войнами Черчилль занимал посты министра по делам колоний, министра обороны и канцлера Казначейства. Позже он назовет себя худшим министром финансов в истории Британии. Его громкие успехи перемежались с не менее оглушительными падениями. В перерывах между государственными делами он публиковал статьи и книги.

Английские политики опасались его. Зарубежные считали не более чем безобидным эксцентриком.

Гениальный полемист, он мог отстаивать вслух самые сомнительные взгляды. Называл Ганди полуголым факиром и открыто восхищался Муссолини. Неутомимый спорщик и провокатор, он также любил пошутить.

- Шутить - это серьезное занятие. Будьте уверены, что американец всегда поступит правильно, когда перепробует все остальное.

- Хотите лучший аргумент против демократии? Побеседуйте со средне-статистическим избирателем.


Хаотичный образ жизни также не способствовал хорошим взаимоотношениям с коллегами.

- Да, превосходно.

Черчилль поздно вставал и ложился спать, любил работать в кровати. Он диктовал письма, развалившись в экстравагантном шелковом халате, отороченном кружевом, не выпуская изо рта сигару, а из рук бокал коньяка.

- Прошу прощения.

Обожал костюмы и переодевание. Любил фотографироваться в необычной одежде.

Ни в чем не зная меры, он порой погружался в бездну отчаяния. Не смотря на явные способности к живописи, он воспринимал ее как хобби, позволяющей разогнать мрачные мысли.

Депрессия мучила его всю жизнь. Порой он долго не мог прийти в себя после острого приступа.

А главное - он злоупотреблял спиртным.

Черчилль начинал день с бокала коньяка или шампанского. Обед запивал хорошим вином и ликерами. Затем следовал долгий сон до пяти или шести вечера.

Проснувшись, Черчилль выпивал еще бокал коньяка. Ужин также сопровождался спиртным. Черчилль бодрствовал допоздна, не расставаясь с коньяком и сигарами.

- Пометка - найти себе двойника.

Он мог вести бесконечные беседы с родными или доводить секретарей до белого каления своей диктовкой. В ходе этой диктовки рождались прекрасные идеи. А иногда рискованные, даже самоубийственные решения. Эти затеи многих приводили в ужас. В итоге, все силы помощников Черчилля уходили на то, чтобы отговорить премьер-министра от наиболее безумных планов.

- Вступить в борьбу с захватчиками. (Черчилль диктует не переставая прихлебывать из стакана.)


Может быть, когда этот отчаянный выдумщик, невыносимый и непредсказуемый Черчилль, задумал начать бескомпромиссную войну с Германией, им руководил как раз такой порыв вдохновения? Расскажи он об этом своим коллегам по военному кабинету, те бы сразу отвергли его решения.

Оппоненты Черчилля также были замечательными личностями. В особенности тот, чей пост Черчилль занял незадолго до того заседания - Невилл Чемберлен (Neville Chamberlain). Черчилль стал премьер-министром после того как полный крах военной кампании вынудил Чемберлена создать правительство национального единства, куда вошли либералы и лейбористы. Лейбористы согласились вступить в совет лишь с одним условием - Чемберлен должен было оставить пост премьер-министра. В новом правительстве большинство составляли консерваторы и единственным кандидатом на пост премьер-министра от этой партии был Черчилль.

Чемберлен и Галифакс, особенно последний полагали, что легко смогут управлять этим эксцентриком. Ведь они оба уже десять лет были политическими лидерами в Британии. Чемберлен заседал в парламенте с 1932 года непрерывно. В 1937 году он стал премьер-министром. За все эти годы он не терял своего престижа в глазах консерваторов, однако его так называемая примирительная полтика в военное время привела к катастрофе. Чемберлен осознавал насколько опасна была гитлеровская Германия и именно поэтому боялся открытого конфликта с нацистской диктатурой. Он надеялся урезонить Гитлера, предложив разумный компромисс между завышенными требованиями Германии и интересами Великобритании. Но Адольф Гитлер не умел мыслить резонно - он заключал соглашения лишь затем, чтобы потом нарушить, и Чемберлен вынужден был сдать позиции пока ситуация не усугубилась.

В 1936 году Гитлер разместил войска в Рейнской демилитаризованной зоне вдоль границы с Францией, Бельгией и Голландией, вопреки условиям Версальского договора. Чемберлен предложил отдать Германии часть колоний, завоеванных до 1914 года в ответ на законные, по его выражению, возмущения немецкого народа. В марте 1938 года Гитлер аннексировал Австрию. В апреле из Англии было депортировано 70 тысяч австрийцев. Чемберлен об этих событиях высказался так: "Давайте воздержимся от поспешных решений и резких слов". Это лишь побудило Гитлера продолжить свои провокационные действия. Он заявил, что руководствуясь правом немецкого народа на самоопределение Германия 1 октября 1938 года захватит Судетскую область на западе Чехословакии. Треть населения в этой области составляли немцы.

29 сентября в Мюнхене прошла поспешно организованная конференция. В ней приняли участие Адольф Гитлер, Бенито Муссолини, новый премьер-министр Франции Эдуард Даладье и Невилл Чемберлен. Чемберлен летел в Мюнхен как посланник мира. Он выразился так: "В детстве я часто говорил себе: Если ты не добился успеха нужно попытаться снова и снова". Но британский лидер даже не пытался, Гитлер продиктовал свои условия. Даладье и Чемберлен приняли их. О Чемберлене Гитлер отозвался так: "Если этот старый кретин со своим зонтиком вновь полезет в наши дела, я столкну его с лестницы пнув в живот на глазах у всех фоторепортеров". И Чемберлен больше не вмешивался. В Париже его прозвали Невилл Чту Берлин. Черчилль пришел в ярость: "Вы предпочли бесчестие чтобы избежать войны. Вас ожидает война и бесчестие". Однако Лондон приветствовал Чемберлена как героя.

- Так же я скажу, что решение Чехословацкой проблемы к которому мы наконец пришли на мой взгляд должно проторить дорогу более важному соглашению после которого в Европе настанет мир.

Чемберлен провозгласил мир на все времена, размахивая перед ликующей толпой Пактом, который он заключил с немецким дьяволом.

- Франция капитулировала.

Главным автором этого Пакта и вторым оппонентом Черчилля в военном кабинете был лорд Галифакс (Edward Frederick Lindley Wood Lord Halifax).

- Правда это или нет, но многие утверждают, что предыдущей войны можно было бы избежать, если бы Британия четко обозначила свою позицию. Сегодня, когда снова возникла опасность конфликта правительство выразило свое отношение к нему, как во всеуслышание, так и в личном послании Гитлеру.

Эдвард Фредерик Линли Вуд граф Галифакс был типичным представителем Британской элиты - аристократом, закоренелым консерватором, прекрасно образованным. Были у него и свои тайны - у Галифакса от рождения отсутствовала левая рука. Заядлый любитель охоты на лис от также был истовым католиком. Черчилль дал ему прозвище Холлифокс, то есть Святой Лис. В 30-е годы Галифакс питал искренние симпатии к фашистским правительствам. В ноябре 1937 года он встретился с Герингом, которого назвал милейшим человеком, чтобы поохотится. Расиолизм и национализм - две удивительные силы, заявлял Галифакс. Я не могу считать их неестественными.

Галифакс принадлежал к Кливденской Клике - небольшому клубу влиятельных аристократов, собиравшихся в величественном дворце Кливден. В этот клуб также входил редактор газеты Лондон Таймс и такие политики, как лорд Лотиан, посол Великобритании в США. Левая пресса не без основания обвиняла кливденцов в симпатии к нацистам.

The Cliveden Jet. Кливденская Клика. Клубом руководила леди Астор, известная своими антикоммунистическими и антисемитскими взглядами. Как-то раз в перепалке с Черчиллем она заявила: "Будь я вашей женой, я бы подсыпала яд Вам в чай". "Будь я Вашим мужем, - парировал Черчилль. - я бы его выпил".

В общем Черчилль и Галифакс были полной противоположностью друг-друга. И хотя Черчилль предчувствовал катастрофу после Мюнхенской конференции никто не хотел и слышать о войне.

1 сентября 1939 года Гитлер захватил западную часть Польши. Сталин использовал этот блицкриг как повод занять восточную часть страны. Поскольку Польша была союзницей Англии, Чемберлен был вынужден объявить войну Германии. Французское правительство приняло тоже решение. Парламент признал правоту Черчилля, чьи прогнозы до этого считал ошибочными. Значит он не зря настаивал на перевооружении. Значит его нападки на Гитлера были обоснованы.

Однако Чемберлен считал, что морской блокады будет достаточно чтобы остановить Германию. На открытый конфликт он идти не хотел. Но это было бессмысленное решение. Остановить Адольфа Гитлера было далеко не так просто. Ему нужна была сталь, а сталь добывалась в Норвегии. В апреле 1940 года Гитлер захватил Норвегию и заодно аннексировал Данию. Поэтому блокада Германии оказалась неэффективной. Этот провал вынудил Чемберлена создать правительство национального единства и уступить пост премьер-министра Великобритании Уинстону Черчиллю.

(Надпись на стене: Долой Чемберлена! ...M OUT WITH CHAMBERLAIN!)

В тот же день силы Вермахта вошли в Бельгию. Новый премьер-министр мог лишь наблюдать за происходящим.

- 50 тысяч человек пойдут в бой. Другого выхода нет.

Кадры документального пропагандистского фильма. "10 мая 1940 года нацистская Германия запустила свою военную машину. Гитлер провел блицкриг в Нидерландах и Бельгии. Нацистская армия на тот момент являлась самой быстрой и наиболее механизированной в Европе. Дороги Франции были переполнены беженцами. Нацисты сбрасывали на них бомбы, на тысячи мужчин, женщин и детей".

Когда немецкая армия вошла в Бельгию, французские и британские войска отправились ей навстречу. Но это была ловушка. Самую масштабную атаку Германия провела 13 мая к югу от линии фронта - в Арденнах. Немецкие танки нанесли сокрушительный удар по союзникам.

Выступая в парламенте Черчилль заявил: "Я могу Вам пообещать только кровь, пот и слезы".

Битва во Франции окончилась катастрофой. Силы Вермахта за несколько дней разбили войска союзников и те отступили в Дюнкерк, надеясь оттуда эвакуироваться в Англию.


Act I

IN FRONT OF
DISASTER

Перед лицом катастрофы


26th May 1940
7:00 AM


Звонит телефон.

- Слушаю.

С 7 утра 26 мая Черчилль дал добро на проведение операции Динамо, целью которой было эвакуировать из Дюнкерка выживших солдат. То было самое сокрушительное поражение в истории Великобритании.

Встреча военного кабинета прошла в атмосфере подавленности. Черчилль объявил о недавней трагедии.

- Уважаемые, я получил письмо от своего представителя в Париже. Дела плохи. Немцы дошли до пролива.

Хуже всего было то, что немецкие войска достигли Ла-Манша. Силы французов были на исходе. Британские экспедиционные войска пришлось эвакуировать. Членам военного кабинета предстояло обсудить возможность англо-германских переговоров. Черчилль хотел продолжить боевые действия. "Гитлер не держит своего слова", - сказал он. Компромисс был невозможен. Только встав на защиту континентальной Европы Англия могла бы остановить Гитлера. Чемберлен и Галифакс верили в спасение Британской Империи и надеялись избавить свой народ от страданий. Они хотели предложить сепаратный мир.

- Господин премьер, нам необходимо признать, что теперь речь уже более не идет о безоговорочной победе над Германией. Необходимо обеспечить независимость нашей Империи.

Все диалоги, которые Вы услышите, достоверны. Группа историков, включая Джона Лукача восстановила их по запискам участников.

- Между прочим я вчера беседовал с итальянским послом. Он сказал, что главное желание Муссолини обеспечить мир в Европе.

Лорд Галифакс объяснил членам кабинета, что Муссолини, который на тот момент не вступил в войну, собирался убедить Гитлера согласится на сепаратный мир с Британией. Но не безвозмездно.

- Синьор Бастионини просил меня об утренней встрече. Возможно у него есть свежие предложения.

- Говорите мир?!

Черчилль не желал более слышать ни слова. Вступить в переговоры с Германией означало признать главенство нацистов.

- Нет, я против любых переговоров, которые могут ущемить наши права.

- Мне кажется вполне возможным, что Италия выдвинет Франции ультиматум. Если французы не согласятся на переговоры Италия встанет на сторону Германии.

Затем Чемберлен упомянул об угрозе Второго фронта во Франции. Он понимал, что если Италия встанет на сторону Германии, французской армии, почти подчистую разбитой Вермахтом на севере придется сражаться с солдатами Муссолини на юге. И выиграть эту битву будет невозможно. Франции останется только капитулировать. Если Британия не вступит в переговоры, ей придется сражаться с врагом в одиночку. И с каким врагом? Надеяться не на что.

- Когда Франция падет, Германии уже не будут нужны крупные наземные войска. Она переключится на укрепление воздушных сил. А когда Германия укрепит свои воздушные силы, королевские войска утратят свое главенство в небе над Британией. Страна окажется беззащитной перед лицом захватчика.

Черчилль был не согласен с этим. Он считал, что Англии следует лишить Германию преимущества вместо того чтобы поддерживать свое. Галифакс настаивал на рассмотрении всех вариантов, в том числе возможности сепаратного мира с Германией. Он попросил кабинет разрешить ему продолжить переговоры с итальянским послом.

- Не думаю, что нам стоит многого ожидать от этих предложений.

- Уверен, что сеньор меньше всего хочет, чтобы герр Гитлер правил всей Европой. Он будет делать все возможное чтобы убедить герра Гитлера принять разумное решение.

- Я сомневаюсь в целесообразности переговоров с Италией. Тем не менее мне кажется что их следует обдумать. Лично я был бы благодарен будь у нас возможность избавится от сегодняшних тягот. Если конечно мы сможем при этом сохранить наши основные преимущества, пусть даже уступив часть территории. Но сперва я пообедаю с Рейно. Наше совещание продолжится в два часа. Благодарю джентльмены.

Премьер-министр Поль Рейно, премьер-министр Франции, хотел продолжать войну как и Уинстон Черчилль. Но его положение было безнадежно. Франция была сломлена. Ее правительство вскоре должно было прекратить свое существование. Даже армия неохотно исполняла приказы. А ведь после Первой мировой войны французская армия производила впечатление самой сильной в мире. Она одержала победу над Германией. Она была самой многочисленной и закаленной. Ее укрепления были построены по последнему слову техники. К примеру на линии Мажино. Тем не менее войска Вермахта разбили ее всего за три недели. Хотя Рейно уверял Черчилля что готов сражаться до конца, Черчилль понимал, что будет сражаться с Гитлером в одиночку.

26th May 1940
10:00 PM

26 мая 1940 года. 10 часов утра. Когда Черчилль собрал военный кабинет вечером 26 мая битва была почти проиграна. После переговоров с Полем Рейно он понимал, что Франция способна продолжать боевые действия еще не более нескольких дней, максимум пары недель.

- Я надеюсь, что Франция будет сопротивляться, но мы в это время не позволим сместить нас на более слабую позицию.

Перед лицом этой катастрофы лорд Галифакс с удвоенным пылом настаивал на сепаратном мире с Муссолини.

- Я не совсем уверен, что в интересах герра Гитлера настаивать на столь неразумных условиях. А синьор Муссолини....

При условиях Галифакса Британия оказалась бы полностью зависимой от Гитлера.

- Это очень сложная проблема. Необходимо обсудить ее со всех точек зрения.

Черчилль не мог в открытую противостоять Галифаксу, которого поддерживал Чемберлен. По крайней мере не сразу. Ему нужно было выиграть время.

- Это и его будущее.

- Думаю лучше не принимать решения пока неизвестно сколько солдат мы сможем вывести из Франции.

Но Галифакс не клюнул на эту удочку. Он зачитал протокол своей встречи с итальянским послом. Муссолини предлагал провести переговоры с Германией при условии, что Англия уступит Италии часть своих колоний и контроль над водами Средиземноморья. Черчилль был против. Гитлер так же препятствовал бы перевооружению Англии. Ничто не помешало бы ему нарушить условия соглашения, как он за два года до этого сделал в Чехословакии. Но Черчилль был в меньшинстве. Он был вынужден отступить.

- Я не имею возражений против возможных переговоров с синьором Муссолини.


Act II

THE TEMPTATION
OF ABANDONMENT

Соблазн сдаться


26 мая после затянувшегося совещания Черчилль еще долго предавался размышлениям. Вдруг он ошибался? Что, если Галифакс был прав? Возможно компромисс с Гитлером не был столь уж неразумной идеей? Черчилль не мог рубить с плеча. Никто больше не мог противостоять немецкой армии. Франция была сломлена, Советский Союз заключил Пакт с Германией. США отказывались вмешиваться. Британии предстояло сразиться с противником, который на тот момент захватил большую часть континента со всеми ресурсами и фабриками. Силы Вермахта не могли высадится на Британском континенте, но Германия могла начать бомбардировки. Последовали бы разрушения и множества смертей.

Компромисс позволил бы защитить население Англии и дать стране возможность восстановить силы в ожидании лучших дней. В первую очередь компромисс перенес бы внимание Гитлера с западных стран к главной сфере его интересов, о которой он писал в своей книге Майн Кампф. Главной целью Гитлера было уничтожить СССР и занять Лебенсрау - жизненное пространство. Фюрере считал это необходимостью. Титаническая борьба двух тоталитарных режимов ослабило бы обе державы, позволив Британии и ее колониям сохранить позиции.

Карикатура на Сталина и Гитлера. "Вы, кажется, худший из мерзавцев? - А Вы, наверное, кровопийца и враг рабочих?"

Демонстранты с плакатами. "Не дадим убивать наших юношей!"

Британская элита придерживалась тех же взглядов. Она состояла из рьяных антикоммунистов, которые зачастую были антисемитами.

О начавшихся в 1933 году преследованиях немецких евреев Чемберлен отозвался так: "Разумеется, евреи не самый симпатичный народ. Я не питаю к ним любви, но это никак не оправдывает погромов".

Если бы британское правительство выбрало бы компромисс, его поддержало бы не только элита, но и большая часть населения. Рядовых граждан пугала перспектива долгой и кровопролитной войны. Соблазн опустить руки перед лицом катастрофы был весьма велик.


27th May 1940
4:00 PM

27 мая. 4 часа дня.


- Мне кажется намного лучше, если...

В начале встречи Черчилль колебался. У компромисса были свои преимущества. Но Черчилль не мог заставить себя отступить. Он отказался, не взирая на все риски.

- Меня все больше и больше угнетает тщетность предложенных Вами переговоров с сеньором Муссолини.

Черчилль был взбешен. Пустые усилия только ослабят Англию, сказал он. А наши силы и так на исходе. Если Франция хочет сдаться - пусть сдается.

- Если французы желают сдаться, что ж - пускай. Мы спасем их, если победим. Есть лишь один способ вернуть уважение всего мира - показать, что Германия не сломила нас. Если Британия продержится два или три месяца, продолжал он, она восстановит свой престиж в глазах мировой общественности. А если Германия все же победит, Британия не окажется в худшем положении от того, что не пошла на уступки при первом же провале. Англии ни в коем случае не следует вступать на скользкий путь капитуляции. Предложенное Вами решение не только бессмысленно, но и подвергает нас опасности.

- Уинстон, я понимаю Ваши аргументы.

Чемберлен осознавал правоту Черчилля. Тем не менее он считал, что стоит попросить Италию подключить к переговорам Рузвельта.

Оппоненты были непримиримы.

- Я надеюсь, что французы не сдадутся. Но даже при самом неблагоприятном исходе лучше уж остаться страной, которая до последнего сражалась, защищая государства, которые не смогли противостоять нацистской тирании.

- Я прекрасно понимаю, что некоторые моменты нашей дискуссии нуждаются в прояснении.

Галифакс понял, что Черчилль не собирался вступать в переговоры, ему нужно было только выиграть время, Чтобы отнести все возможные варианты кроме его собственного - драться до победного конца. Галифакс сделал ответный выпад. Он заявил, что готов сражаться с Германией до последнего, но исключительно в том случае, если других выходов у Британии не останется. Однако, по его мнению, другой выход был. Галифакс отказывался подставлять свою страну под вражеские бомбы.

Черчилль был непоколебим. Он ответил, что Галифакс наивен. Что бессмысленно рассуждать о том, достаточно ли Гитлер разумен, чтобы гарантировать Британии независимость в обмен на часть колоний.

- Это просто невозможно.

Галифакс ответил так: "Что, если Франция сдастся? Что, если Гитлер предложит ей мир в обмен на поддержку Великобритании? Примет ли премьер-министр такие условия? Если они предложат такие условия Франции и Англии, будет ли премьер-министр обсудить их?"

- Нет, я не готов обсуждать эти условия с Францией. Но, если кто-то покажет мне условия, то я, разумеется, прочту их.

Выпалив эту заключительную фразу, Черчилль покинул собрание.

- Я не могу работать с Уинстоном.


Act III
TIME TO CHOOSE

Акт Третий.
Время сделать выбор.


- Ваши люди...

Черчилль был окончательно убежден в том, что переговоры только помогут Гитлеру и далее захватывать власть в Европе. Прошлое Черчилля, его воспитание, характер, все побуждало его бороться до конца, как его предки боролись с Людовиком XIV и Наполеоном. Эти правители тоже когда-то предлагали Британии компромисс. Черчилль видел в Гитлере абсолютное зло. Он понимал, что нацисты установят в Европе расистскую диктатуру, которая будет попирать все ценности западной цивилизации и ее демократическую систему.

- Во многих городах - в Париже, в Лондоне и Нью-Йорке до сих пор укрываются евреи. Да здравствует наша партия и наш фюрер! Хайль! Хайль! Хайль!

Это было неприемлемо. Черчилль был готов заключать любые союзы против Германии. Даже с СССР, страной которую он искренне ненавидел.

«Если бы Гитлер захватил ад», - говорил Черчилль, - «я бы заступился перед Палатой общин за самого дьявола». Он не исключал такой возможности. Но пока нужно было удержать британское правительство от постыдного мира.

У Черчилля был один козырь - за два дня до собрания, он потребовал у командующего армией оценить шансы Британии в войне один на один с Германией и составить подробный рапорт. Шансы сухопутных войск были оценены невысоко - они уже потерпели поражение во Франции. Эвакуация с побережья Дюнкерка выглядела плачевно. На восстановление армии требовались месяцы.

А вот Адмиралтейский рапорт был обнадеживающим - британский флот оставался самым могущественным в мире. Англия превосходила Германию числом линкоров и эсминцев. Англия контролировала воды почти всех мировых океанов, в то время как Германия главенствовала только в Северном море.

Однако Германия в большом количестве выпускала подлодки, воевать с которыми было не просто. К тому же французский флот вот-вот мог перейти к нацистам. То был многочисленный и развитый флот. Но пока Англия могла противостоять захвату с моря. Правда Германия могла добиться преимущества в воздухе. Тогда Британским кораблям грозила опасность. Это означало, что судьба Британии зависела от воздушного флота. Черчилль уже десять лет тщетно настаивал на его укреплении.

К счастью, благодаря частной инициативе в распоряжение английских ВВС поступили две новых модели военных самолетов - Харикейн и Спитфайер, потрясающе быстрые и мощные. Теперь Британии было под силу отразить натиск Люфтваффе.

Кроме того, ни у одной другой страны, кроме Англии, не было радаров, этого революционного изобретения, позволявшего упреждать атаки.

- Итак...

У Черчилля было еще одно секретное оружие, которое он прятал в поместье Балачли-парк.

- Все, все. Можете перелистывать.

Там, в укрытиях из листовой стали трудилась команда математиков, лингвистов, археологов и знатоков головоломок. Их задачей было расшифровывать немецкие послания при помощи аппарата Энигма.

- Так. Поражение. Нет, нет, нет...

Никто не подозревал, что премьер-министр читает вражеские шифровки, как открытую книгу. Битва за Францию была проиграна, но битву за Британию еще можно было выиграть. Черчилль был намерен сражаться, чтобы не говорили в военном кабинете.

- Так. 50 тысяч человек из Дюнкерка. Это несчастливый день для Великобритании.


28th May 1940
4:00 PM


28 мая Черчилль был полон решимости, направляясь на собрание военного кабинета. Но бой пока не был выигран. Из Дюнкерка поступали все более тревожные новости, о чем оппоненты напоминали премьер-министру при каждой возможности.

- Прекрасно... Доброе утро джентльмены.

Миллионы мирных граждан Франции бегут он немецкой армии. В Париже вот-вот вспыхнет правительственный архив и руководство страны бежит в Тур, а затем в Бордо.

Америка получает просьбы о помощи от других государств, но народ США отказывается участвовать в войне. Президент Рузвельт готов помочь европейским демократиям, но у него связаны руки.

- Читали газеты?

Военный кабинет вновь настаивает на переговорах с Германией. Если допустить эти переговоры, прервать их будет невозможно. Кое о чем можно умолчать, но не обо всем.

Как и на прошлых собраниях Галифакс настаивает на своем. Лучше получить мир сейчас, а не по прошествии нескольких месяцев бомбежек, говорит он.

- Да Уинстон, помни.

Чемберлен согласен. Тем не менее это значительный риск.

- Нации, которые сдаются, терпят поражение. Но тот, кто продолжает сражаться воспрянет вновь.

- Ни один пункт моего предложения, даже не намекает на безоговорочную капитуляцию.

- Вероятность того, что нам предложат честные условия, на данный момент равна примерно одному шансу из тысячи.

- Тогда подумайте. Мы сразу увидим насколько честны условия.

Слушая гневную отповедь Галифакса Черчилль понимал, что не сможет переубедить членов военного кабинета, а Италия и США рано или поздно потребуют у Британии ознакомить их с условиями, которые выставит Германия.

Гитлер хотел сосредоточить свои усилия на войне с СССР. Он не собирался сражаться на двух фронтах. По крайней мере е сразу. Он мог предложить британскому парламенту разумные условия, а затем, набравшись сил для нового удара, сломить Англию, которая к тому времени будет лишена возможности давать врагу отпор.

Это и была та скользкая дорога, о которой говорил Черчилль. Перспектива, которую отказывались видеть Чемберлен и Галифакс. Черчилль проигрывал. Но он мог обрести союзников за стенами военного кабинета.


Act IV
POWER
GRAB

Перехват


Взбалмошный и вспыльчивый Черчилль был прозорливым политиком. Выбор между продолжением войны и мирными переговорами мог сделать военный кабинет, но не только он один.

Будь все правительство в сборе, решение потребовалось бы принять сообща. Черчилль понимал, что если он опередит военный кабинет и созовет парламент первым, ситуация может измениться.

Во-первых, парламент не знал обо всем, что происходило в военном кабинете. В хаосе военного времени многое оставалось неясным. Черчилль мог рассчитывать на поддержку родственников, которых специально назначил министрами.

Энтони Идон был на его стороне еще до Мюнхенской конференции, как и лорд Биденбрук - издатель и министр авиационной промышленности. Наконец, Черчилля поддерживали лейбористы, недавно вступившие в правительство национального единства. Они ненавидели фашизм и были готовы безоговорочно поддержать войну. Убедить их было не сложно, поэтому премьер-министр потребовал созвать чрезвычайное совещание парламента.

Он пустил в ход свое главное оружие, а именно - потрясающее красноречие. Все зависело всего лишь от одного выступления. То была судьбоносная речь.

"Последние несколько дней я много размышлял о том, действительно ли я обязан непременно рассмотреть возможность мирных переговоров с Гитлером. Но, было бы опрометчиво считать, что если мы пойдем на уступки, Германия предложит нам более выгодные условия, чем в том случае, если мы пойдем дальше и будем сражаться. Поэтому, мы пойдем дальше и будем сражаться, здесь или в другом месте. И, как бы не окончилась это долгое противостояние, будет лучше, если мы завершим его, не стоя на коленях, а только, когда будем лежать обессиленные, без чувств на земле".

Министры в едином порыве поднялись со своих мест и начали аплодировать. Черчилля поздравляли с победой. Ему отвечали бурной овацией. Позже он написал в своих мемуарах: "Я уверен, что каждый министр предпочел бы умереть на месте, увидеть как рушится его дом, гибнет семья. Ослепительное сияние озарило наш остров".

Англия была готова сражаться, не смотря ни на что. Решимость Черчилля, его преданность собственной стране и идеалам демократии, его желание сопротивляться Гитлеру во что бы то ни стало. Передалась британскому народу благодаря вдохновляющим речам, которые премьер-министр произносил в военные годы.

"Мы будем драться на побережье, будем драться на аэродромах. Мы будем драться в полях. И на улицах. Будем драться на холмах. Мы никогда не сдадимся".

Как и ожидал Черчилль радар и Энигма и в первую очередь молодые пилоты Харикейнов и Спитфайеров одержали победу над Люфтваффе в боях за Британию.

Немецкая армия так и не пересекла Ла-Манш.

Видя, что сломить Британию невозможно Гитлер попытался завоевать русские степи, но не смог.

Под конец в войну вступила индустриальная держава США. И, наконец, в 1945 году Германия капитулировала. Берлин лежал в руинах.

Так Европа была спасена от кровавой тирании и начало этого спасения было положено 28 мая 1940 года, когда один человек пробудил решимость нации и изменил ход всей мировой войны своим волевым решением.
A film by
Laurent Joffrin
et Laurent Portes

Editing

Caroline Choplin
Assistant editing
Oriane Oliver

Actors
Christopher Criag
Robert Dauney
Paul Bandey

Researcher
Audrey Gregoire

Images
Thomas Risch
Laurent Redolf

Sound recording, editing and mixing
Christophe Millet

Casting
Valerie Xae

Set design and costumes
Daphne Greenbaum
Sebastien Assouline

Make up
Marie-Claire Delandre

Colour Grading
Mathilde Delacroix

Musical Score
Virtuel Audio

Narrator
Robert Dauney

Production
Genevieve Cosson
Carol Kehringer
Guillaume Martin
Nathan Assouline

Credits for film archives
Atelier des Archives/Nara
Critical Past
Net-Film

Credits for photo archives
AP Images
Rue des Archives/AGIP
Boston Public Library
Bundesarchiv Bildarchiv
Bettmann/CORBIS
Gamma-Keystone via Getty Images
Fox Photos/Getty Images
Horace Abrahams/Keystone via Getty Images
Imperial War Museum
Library of Congress
Mary Evans/Rue des Archives
National Portrait Gallery, London
Prime Minister's Ofiice
The Brigeman Art Library
Mirrorpix
Press Association Images
Private Collection Ken Welsh
Private Collection The Stapleton Collection
Private Collection Look and Learn Elgar Collection
The Illustrated London News Pidture Library
Universal History Archive UIC
The San Diego Air & Space Museum
US Army
US National Archives and Records Administration
US Navy
DR

Credits for music
Virtuel Audio

With the thanks to
Philippe Gosnet
Jean-Paul Bourbonnaud
Philibert Besson

A production
ET LA SUITE PRODUCTIONS

Associate producer
Rachel Kahn

With the participation
Centre national du cinema
et de I'image animee

of PLANETE+
Oliver Stroh
Delia Baldeschi
Sandrine Delegiewicz

And of FRANCE TELEVISIONS

Press
Sylvie Syren

Production
Celine Rafestin
Benjamin Duroux

Documentary unit
Caroline Behar
Carole Wheatcroft
Sophie Poirier-Loubert
ET LA SUITE PRODUCTION - 2014
Программа к показу подготовлена компанией Эс-Ди-Ай Медиа в 2016 году.
Перевод Анны Заславской.
Текст читал Александр Воронов.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments