fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Загадки 22 июня 1941 года. Версия Осокина А.Н.

Приложение


http://www.radiorus.ru/brand/audio/id/57258/

"Радио России" 28 февраля 2015 г. 18:10

Сегодняшний выпуск программы "Истории из историй" мы посвящаем памяти нашего друга, писателя и историка Александра Осокина.

В эфире прозвучит повтор передачи, в которой писатель рассказал о своей гипотезе начала Великой Отечественной войны.

"Истории из историй". Программа Андрея Светенко.

- В эфире очередная история из истории. У микрофона Андрей Светенко. Сегодня мы будем говорить о 1941 годе. Начале Великой Отечественной войны. И для разговора об этом мы пригласили знатока темы, специалиста, писателя, историка войны Александра Осокина. Александр Николаевич приветствую Вас!

Осокин: - Добрый день.

- Говорено много на протяжении уже семидесяти с лишним лет. И говорено по разному. Но в общем и целом складывается впечатление, что полной картины о событиях начала войны, драматических, тяжелых и так далее, но тем не менее кажется, что разговор неисчерпаем, будет продолжаться, будут открываться что-то новое, пересматриваться... Многих, кстати говоря, это раздражает. Что-то привычное у каждого в голове, грубо говоря устаканилось и он новой информации принимать не хочет. Вы, кстати, согласны с тем, что еще не все известно о июне, июле 1941 года?

О: - Конечно! Мало того! Того, что на самом деле было страшно неизвестно. И только добывание крупиц того, что было в те дни - это уже большая, серьезная историческая работа. Но, мое мнение такое, что то, что говорят: "Вот! Архивы закрыты! Их не открыть!". Вы знаете, я работал два года, вот, не вылезал из архивов...

- Ну, да! Как бы принято говорить, что не все документы еще обнародованы... Еще не известно, что...

О: - Вот я имею право... Вот когда у меня первых две книги моих были написаны, я еще не мог сказать - я в архивах так не работал. А вот третья книга - это уже по результатам работы в архивах. Я могу сказать, что на мой взгляд позиция другая - того, что уже сейчас открыто... Открыто почти все! Да, конечно, в архиве президента лежать какие-то ударные вещи, которые еще не передали в ГАСПИ, куда уже передали все остальное...

- Но, то есть в такие архивы, которыми можно пользоваться исследователям и открыты для...

О: - Можно пользоваться даже рядовым людям!

- Так мысль-то в чем? Что...

О: - Мысль состоит в том, что уже вот эта позиция, что пока не откроют архивы, пока мы не сможем сказать и поэтому давайте каждый говорите то, что хотите. Вы знаете, как в сказке этой были - крестики поставила она на всех домах... В сказке Андерсена - и все, ничего это не результат. Нет! Это не результат! Результат историка он должен - да, на этом уровне, да, на сегодняшний день, на уровне того, что удалось открыть. Всем! Не только ему лично. Он должен делать, но он должен...

- Ну, Вы знаете...

О: - ...он может и должен делать вывод!

- Мне вот лично и как историку и как просто человеку интересующемуся историей и имеющему право на собственные убеждения. Мне кажется все ясным в этом июне-июле 1941 года.

О: - Тогда давайте сегодня мы поменяемся местами! И буду задавать вопросы я! А Вы будете отвечать.

- Конечно при условии...

О: - А я буду комментировать. И говорить насколько совпадает с Вашей точкой зрения.

- Хорошо! У меня кстати говоря есть свежий пример. Я очень впечатлен вот недавно вышедшей, опубликованной книгой ветерана войны "Война глазами лейтенанта". Это Валентин Максимович Иванов. Уважаемый человек. И... Прочтя его книгу, я вообще бы брался за его мемуары, не имея в виду, что я что-то новое там узнаю. Там в общем-то действительно описана его конкретная судьба участника событий лета 1941 года.

О: - Ну, это та точка...

- Но это все настолько убедительно и логично ложится в понимание того почему мы проигрывали войну...

О: - Правильно...

- Один пример. Бой 23, там, июня идет. Он артиллерист. У него два этих самых орудия - 45-тки. А батальон получил приказ взять деревню, в которой немцы. Лейтенант говорит - вот открытые огневые точки. А на не подавленные огневые точки наступать нельзя. Командиры поднимают солдат в бой. И их косит этот пулемет немецкий. Давайте, говорит лейтенант, я выстрелю из пушки. Я ее уже засек эту цель, я в нее попаду. Он кстати выпускник артиллерийской академии был. Ему говорят - нет! Приказ из пушек стрелять только по танкам. А танк немецкий не подъехал, там просто пулеметное гнездо!

О: - Это Вы сейчас привели пример того...

- Вот! Отсюда и потери. И отсюда...

О: - Нет. Я предлагаю обсуждать сегодня другое. Что случилось, что в России произошла катастрофа, которой не было никогда?

- Хорошо!

О: - Хотя Россия была в три раза более готовой. Танков было в три раза больше. Если...

- То, что я сейчас процитировал - картинка начала войны. Не умели воевать. Готовились к другой войне...

О: - Это одно из пяти тысяч объяснений.

- Почему из пяти тысяч?!

О: - А потому! Есть другие. Говорят - посадили генералов - поэтому. Да таких вариантов сейчас уже...

- Да не только! Мы цепочку нанизываем.

О: - Нет! Надо найти главное. И вот моя задача была, я этим занимался, я написал три тома уже. Три тома. Это вещь, которая называется "Великая тайна. Великой Отечественной". Задача была - понять главную... То, что Вы говорите, это суть войны, из чего она складывается. Ее молекулы. А вот то, что вот я искал, именно ответ, настоящий, большой - что же произошло? Чудо! Русские, которые никогда не проигрывали, не просто проиграли - в плен попало три и восемь десятых миллиона человек! Вы вообще осознайте! Вся Советская Армия на 1939 год была три с половиной миллиона.

- А откуда же тогда эта цифра? Она липовая получается!

О: - Нет, не липовая! Когда началось вторжение вот в Западные районы... освобождение... известное под названием освобождение Западной Украины и Белоруссии, армия была увеличена до пяти и двух десятых миллиона. Так что там было оставаться чему. Так вот я хочу сказать - если вся армия была пять и два - в плен за полгода 1941 года попало три и восемь десятых миллиона. Если хотите - вся армия! Ну, это может кто-то объяснить? Нет! И объяснения отдельных солдат, которые говорят, что хотел выстрелить из пушки, а мне не разрешили... Да! Из этого тоже, но в первый день было другое.

Было вообще запрещено стрелять! 14-го июня вышло в газете "Правда", во всех других газетах, сообщение ТАСС, в котором говорилось о том, что все разговоры о намечающейся войне - это англичане...

- Известный документ, подписанный лично Сталиным...

О: - Так что же это такое?! Это было руководство к действию. Кто говорит о войне - это враг! Чтоб Вы знали, те кто 22-го...

- А есть трактовка и другая...

О: - Какая?

- Сталин зондировал почву. Сталин давал сигнал скрытый Гитлеру...

О: - Ну, зондировал! И я Вам говорю про зондирование... Это же не знали, те кто читал...

- Он остался не замеченным, да?

О: - Да, да, да! Для всех, вот, он остался не замеченным!

- А на самом-то деле нашим вроде бы... Мы знали и готовились к своей войне.

О: - Это для историков... А давайте теперь говорить о том солдате, который хотел подавить пушку. Он прочитал, что никакой войны не будет. Что все это вранье! И поэтому ни в коем случае... Это уже солдат 23-го числа.

- Это уже солдат, когда идет война...

О: - А мы сегодня с Вами говорим о 22-ом.

- Хорошо.

О: - Так я утверждаю, что 22-го произошло невероятное. Во-первых стрелять запретили... У меня был случай, когда я свою гипотезу рассказывал в издательстве, очень известному историку Рою Медведеву. И Жоресу. Оба брата пришли. Редактор говорит, вот расскажите им свою гипотезу. Я им рассказал гипотезу. И когда все это кончилось меня потряс Рой, он сказал: "Вот Вы говорите что в первый день снаряды и патроны были выданы только героям-пограничникам и они все сражались и все погибли. Все это так. Но только маленькое но - им было запрещено отвечать огнем!"

Вы только вдумайтесь! Пограничникам, которым за два дня до начала войны все было выдано и которые действительно имели и снаряды, им было запрещено. Мой отец в первый день войны, залез на дерево и увидел стреляющую батарею. Через границу. Он стоял на границе. Артиллерийский его дивизион стоял. И по телефону сообщает - вижу стреляющую батарею, прошу разрешения ее подавить. Нет! Запрещено! Так это в первый день войны! Так вот я утверждаю, что в первый день никто не знал... Вождь! Где вождь?! Который взял все в свои руки? Он мало того, он стал же еще и Председателем Совнаркома. Его нет!

- Александр Николаевич... Ну, на самом деле это все давно было обнародовано... И вот знаменитая директива Павлова, командующего Западным фронтом, который потом был арестован и обвинен чуть ли не в предательстве... И как бы на него списали все эти поражения, кошмарные и кромешные, на главном направлении немецкого удара... Он же в первые часы, не имея действительно приказа ни из Москвы, ни из Наркомата обороны, ни тем более от Сталина, сочинил такую казуистическую директиву - обрушиться всей мощью на врага, то есть он там, обходя фразы открыть огонь, да? Из чего можно было сделать вывод, что он все-таки давал приказ обороняться, но, действительно, открывать огонь, в первые минуты во всяком случае, было нельзя!

О: - Нельзя!

- Нельзя было! Возникает вопрос - а сколько надо было времени, чтобы подавить с современными танками армию, стоящую на виду у противника, который...

О: - Да ничего не надо! Надо просто запретить стрелять или не выдать снаряды.

- Да! Вот и я... Моя мысль...

О: - У немцев танков не было, как у нас. У нас был КВ. Их было шестьсот одиннадцать. КВ - это вообще чудовище! А танков Т-34 было тысяча шестьдесят шесть. У немцев такого не было ни одного. И что?

- У танкистов не было приказа вступать в бой...

О: - Да. Ни одного выстрела. Единственное, что удалось... что есть... Один танк КВ держал дивизию немецкую в течении там нескольких суток. Вот это случай...
В местечке Райсельня (?). Да, Райсельня.

- Знаменитое по немецким тоже источникам. Описание этого боя...

О: - Да, это известно. Я говорю о другом. Что силы были несоизмеримы - раз. Находилось это у границ наших. Русских тут больше, чем немцев. Сколько бы там не насчитывали по частям наши... Сейчас наши насчитали, что у немцев было в один и два десятых раза больше немцев. Но, извините меня, тут вся Россия, на которую нападают - два. И что произошло?

- Да. Там и первый эшелон, и второй эшелон. Да...

О: - А вот я Вам задам вопрос. И больше не буду задавать. Один. Есть такой очень известный историк Мельтюхов. Он издал - "Контрразведка о первых днях войны." Вот я прочитал в первый раз в жизни правду о первых днях войны. В докладах Особых отделов. Особых. Они назывались тогда не контрразведка, а Особые отделы. Так вот, эти Особые отделы докладывают, что летчики, которые с немецких самолетов оказываются над нашей территорией сбиты - одеты в гражданскую! Форму гражданской авиации! Ответьте мне на вопрос? Я Мельтюхова спросил: "Вы можете объяснить почему?" Он говорит: "Нет."

А я могу!

И почему? Потому что я выстроил из всего вот этого, что было чудную гипотезу. Когда это могло произойти? Если Вы хотите я пару слов о ней скажу.

Суть в другом. Началась не 22 июня. Неожиданно. Внезапно. Началась не та война, к которой готовился Сталин, что подтверждается тем, что он и не выступил.

И началась и не та война, к которой готовился, извините, Гитлер. Да. Последний месяц готовился, или там полтора он к этой войне. Но все забывают одну интересную вещь. Когда делали фильм по моей книге, в этом фильме работали в архиве. И там на немецком языке объявляют, диктор читает. Мне перевели текст. Я его никогда не слышал. Наши историки никогда не приводят этот текст - сообщение о начале войны. Еще до выступления Геббельса. "Геббельс выступает. Он зачитывает послание фюрера". И дальше он его читает: " После двух недель размышлений. После долгих месяцев ожиданий. И двенадцати часов размышлений, я пришел к выводу вручить судьбу Германии в руки немецкого солдата." Я дословно Вам текст говорю.

Это что это такое?! Я опупел! Как это так! Все готово. В декабре подписаны директивы Барбаросса. Подведены все войска. Все с немецкой скрупулезностью разложено, а бедный фюрер размышляет после многомесячного молчания и двенадцати... Чего размышлять?!

А размышлять-то есть чего! Плана-то у него военных - два! Один называется операция "Морской лев", а второй называется "Операция Барбаросса". Так вот я размышляю, что первая главная особенность, о которой никто почему-то никогда не пишет, была вот в этом размышлении. Он до последней секунды не верил, что он делает правильное решение. Его заставили это сделать. Известно кто заставил. Заставил это сделать - Черчилль.

Почему? А потому! Как Вы считаете, два года дружбы непрерывной нашей с немцами, которые нам поставили все, что мы хотели. До этого одиннадцать лет дружбы, которая была Рапальская. Когда наши учились. Эти там. Они вместе создавали военную технику!

Простите, а для чего? А для того, чтобы разрушить Версальский договор. Значит выступить против кого? Извиняюсь - против Англии.

Значит, вот этот не обозначенный Гитлером и Сталиным момент, что они договорились. Вот их состояние. Сталину неизбежно надо было вступать в войну.

Вариантов было два. Или на стороне Англии. Но на его границы стоят серьезные войска немцев. Или на стороне немцев, на стороне Гитлера.

Мое предположение, гипотеза состоит в том, что во время этих поездок, следующих, ответных, после Риббентропа в Москву, Молотова, они договорились об одном, что в мировую войну цель намечена наша - Англия.

И самое главное, вот для меня, для моей гипотезы. Я не уверен, что Сталин готовился воевать против Англии! Я это подчеркиваю!

Он подыграл Гитлеру! В том что - да я буду это, но договорились они о первом этапе этого действия - это так называемая, я ее назвал условно – Великая транспортная операция.

- Ну, понятно. Сталин рассчитывал и это было логично...

О: - Он перебрасывает...

- думать, что Гитлер все-таки завершит дело на Западе Европы и обрушится на Англию. И не логично было...

О: - И еще одно. Гитлер намекал ему - я внимательно изучил все переговоры с Молотовым Гитлера, и Риббентропом и с Гессом и с Герингом. Это все есть. Разговор идет один - Вы опоздаете! Мы все разделим!

Вот! Надо делить английское наследство. Вся поездка Молотова туда состояла...

- Это по-моему ноябрь 1940-го года.

О: - Это ноябрь с 12-го по 14-ый ноября 1940-го года.

- Очень серьезные, да, переговоры...

О: - Очень серьезные переговоры!

- Ну вот действительно это был пик дружбы, в кавычках.

О: - Какая дружба! Это уже серьезный... Предлагались действия! И вот - моя гипотеза. Во-первых не гипотеза. Я нашел письмо. Я нашел то, что это есть в архивах. Что мы даем согласие на присоединению к Пакту Трех, нас просили там... Но, далее вот с оговорками...

- Вот смотрите Александр Николаевич! Получается, что не та война началась, о которой думал Сталин...

О: - Конечно!

- и не та, о которой думал и Гитлер!

О: - И не та, о которой думал Гитлер!

- Вот это еще одна такая информация, конкретика. Малоизвестный факт. Утром, как известно, 12 июня выступает Молотов и говорит о том, что Германия... Это как бы общеизвестно. Но утром! В утренние часы. Проходило сообщение в выпусках новостей, что в Германии произошел военный переворот, Гитлер
отстранен от власти.

О: - Этот факт в книге.

- Вот! Понимаете? И тогда Ваша гипотеза подтверждение получает. Потому что это как бы объяснение.

О: - Так в том-то и дело!

- Кстати, со ссылкой на венгерское по-моему информационное агентство.

О: - Так вот я Вам говорю, что еще сильнее вариант есть. Сбитые летчики - они были одеты в гражданскую... Объяснить это невозможно.

- Ну, почему? Можно было дать задний ход. Если что не так пойдет...

22:05

О: - Нет! Нет! Два дня... Два дня! С 20-го июня по 22-е. 20-е, 21-е. Началось это движение. Я нашел у Гальдера в книге за 3 июля. Он пишет: "Сегодня то-то, то-то... Таким образом на 14-ый день войны с Россией, мы победили." Это он пишет 3 июля. Ну... Он поторопился, конечно, Гальдер. Заметно поторопился. Но речь о другом идет! Я обратил внимание на разницу. Гальдер - немец.

22:32

- Пунктуален должен быть...

О: - Пунктуален! Но у него наверху каждый день написан. Двенадцатый день войны!

- А он с 20-го ведет...

О: - А он внизу пишет - на четырнадцатый день войны! Тут на одной страничке - двенадцатый и четырнадцатый. Просто я не мог понять - что он ошибся? Нет! Я понял что! Два дня - началось движение по операции вот этой транспортной. Немцы поехали через Советский Союз - сюда, а наши поехали...

- Ну, хорошо. Которые наши поехали, там может быть оказался тот же Джугашвили Яков - они оказались в плену и там смешались уже с теми пленными. И как бы не разберешь. А где те немцы, которые за эти два дня на Советской территории!?

О: - А треугольник Смоленский?! Все эти бои вокруг (???) ?!

- А-а-а... Вот этот миф о десантах? Десантах, которые...

О: - А-а-а! Так это все десанты... Чтоб Вы взяли после того как произошла высадка на Крите, да? Гитлер запретил вообще десанты.

- То есть никаких парашютных десантов?

О: - А у нас, кстати, контрразведка докладывает - через слово идет десант. Наши пишут - десант. А что значит десант? Он идет туда, а там немецкие танки. Конечно, десант! А на самом деле это был не десант!

- То есть это с железнодорожных эшелонов...

О: - У них не было снарядов!

- высадившиеся.

О: - А им кидали! Что кидали? Снаряды! Вот они видели парашюты и говорили - десант! Вот, что произошло. То есть - это одно из доказательств. Еще раз! На военных летчиках внизу одета гражданская... Сверху комбинезон, а внизу... Это докладывает контрразведка. Что это значит? Да они 20-го летали! Одевали гражданскую одежду. Зачем? Допустим он сел не там или какой-нибудь лихой коммунист - я тебя сейчас там... А он говорит: "Я перегоняю самолеты! Я гражданский летчик!" Понимаете?!

- А рейсы Москва-Берлин были тогда легальные...

О: - Покупки были! Нам перегнали они самолеты. Часть своих самолетов, проданных нам.

- Но все равно - это получается, вот та часть айсберга подводная, которую Вы объективно вскрываете, которая всю эту фантасмагорию до конца, отдельно взятым умом трудно-постижимую раскрывает, да? Вот, как бы ни странно это казалось на первый взгляд...

О: - Как она выстроилась фантасмагория, я просто должен несколько слов сказать, иначе она действительно... Первое. Договорились, что провозятся советские войска на берег Ла-Манша, а немецкие войска - к Ираку, где шло восстание антианглийское. И это было нужно, очень нужно немцам. Кстати говоря, Роммель - в Северной Африке куда рвался? А он туда и шел.

- Ну для немцев там понятно. Я уже не говорю, что трудно найти историка, как правого так и левого, как либерального, так и патриотического, который бы с Вами соглашался в этом вопросе - вот этой взаимной перевозки - Красной Армии к Ла-Маншу, а немцев на Кавказ, значит, на Кавказ и туда...
Ха-ха...

О: - Не только не просто найти, а просто я единственный, кто это придумал! Действительно трудно найти другого историка... Я это придумал, теперь надо это, как бы, разоблачить или доказать или... подтвердить. Так вот на сегодняшний день, на мой взгляд, выглядит ситуация так - вот сейчас идет речь о том, что надо действительно положить конец, - каждый учит начало войны, так как это было. А надо прийти к единому... Правильно! Надо прийти. Но это не значит, что надо запретить все искать. По-моему надо все-таки делать вариант не корректированный, а правды. Потому что рано или поздно он все равно всплывет.

- Оно многообразно, правда... И совокупность фактов... Ведь то о чем мы говорим - это фактики, которые складываются, да, в картинку...

О: - Были немецкие поезда? Да! Пропускали мы немецкие поезда? Пропускали! Пропускали туда-то? Пропускали. Оказались... Я только знаю одно, что когда наши пленные рассказывали, когда брали, освобождали лагерь немецкий, допрос шел так - с какого года в плену, с 1941 года? Их отдельно ставили и оправляли подальше. А тех, которые были с 1943-го года - им давали автомат и пускали снова в бой. Понимаете? Поэтому тут тоже было сделано все чтобы лишней информации особенно не осталось.

Поэтому. Эта трагедия. Эта ужасная. Она привела... Мало того, я Вам просто перечислю то, что было сделано. Во-первых все налетели на самолеты. Они отлично знали - самолеты нельзя было сбивать. Они летали, фотографировали...

- Наши...

О: - и отмечали перебросили ли... Вместе готовили и шли. Друг-друга ставили в известность не о готовности к удару, а готовности к началу операции. Потом все удивлялись - снимают немцы заграждения, а мы смотрим и удивляемся! Да они для нас эти снимали заграждения! Часть наших частей танковых не успевало попасть в вагоны, она переходила по проходам, а грузилась на немецкие...

- Но есть же и свидетельства что и с нашей стороны ограждения снимались... вот за последние дни...

О: - Для того же самого! А почему все мосты целые оказались? Большинство мостов не взорвали! И поэтому, что из этого следует? Что произошла трагическая вещь - вождь проиграл предвоенную политическую игру. То есть он хотел... Я, например, не уверен, что он собирался собирался высаживаться в Англии. Он просил немцев довести его...

- Там было еще наверное в замыслах...

О: - Да! Да!

- Еще двойное, тройное дно. Еще что-то такое...

О: - А там бы он еще бы поторговался с Черчиллем. Сказал: "Господин Черчилль. Я нахожусь на берегу Ла-Манша. Вы собираетесь в нем быть в 1944 году, а я в 1941. Без боев. Ну-ка давайте вместе этого поганого фюрера..." Абсолютно реальный вариант. То есть мне трудно представить во все этом, что Сталин мог с Гитлером договориться всерьез. Не смотря на сходство их методов. Того... Не могли!

- Вы знаете есть такая ситуация, когда - мы знаем, что они знают, что мы знаем, что они знают, что я знаю. Тройное...

О: - Тройное отражение! Это именно тот случай! Еще раз говорю. В чем трагедия, в чем сложность вопроса 22 июня? У меня книга названа - "Великая тайна Великой Отечественной". И ответ на нее - 22 июня. Это великая тайна Великой Отечественной войны.

- Как бы в обратную сторону реконструируем по результатам того, что фактически происходило в этот день.

О: - Да! Именно так! Именно! Вот это и пришлось проводить!

- Но в том числе можно множить детали. Картина того, что линия Укрепрайона была и старая знаменитая, которой не занимались, значит....

О: - Вот стратегия. То есть если бы Сталину это дело удалось, я имею в виду Великую Транспортную операцию, и он оказался бы без бея на берегу Ла-Манша... В июле! Или там в августе 1941 года, то война прошла бы... И раздавили бы фашистскую Германию за гораздо меньшее время. С минимальными потерями.

- Во всяком случае в начале лета 1941 была такая игра закулисная...

О: - Была! Только в этом все и дело!

- ... кто кого переиграет в психологическом плане.

О: - А Вы думаете что произошло с Гессом?! Как только Черчилль через свою разведку узнал о готовящейся этой операции, он говорит - нужно немедленно рассорить. А как? Украдите Гесса! Гесса украдывают и сообщают... Немцы сообщают. Надо же объяснить - как он оказался... А англичане не спорят! Ха-ха... Улетел - очень хорошо! Что мы его не крали!

- Еще одна загадка истории. Гесс, проживший после войны добрых сорок с лишним лет, так и ушел из жизни ничего не рассказав, как будто его и не спрашивали.

О: - Продолжают дальше секретить. Почему? Вот только поэтому!

- Англичане кстати.

О: - Потому что ответ будет четким - да, Сталин вот нехорошо вел, договаривался, а англичане спровоцировали войну! Вот что такое 1941 год 22 июня. Поэтому говорить о нем сегодня, как говорим мы в кино... Знаете, поднимается цифра... Идут люди, поют, гуляют или там пашут... Вдруг поднимается цифра, вспыхивает - 22 июня.

- Этот стереотип не работает, потому что страна к тому времени два года как пела - "если завтра война, если завтра в поход", там, "в небесах, на земле и на море". То есть военная тема звучала и фактически с сентября 1939-го Советский Союз находился в состоянии войны. Тут и Финляндия, тут и вся эта... расширение границ на Запад. То есть это все то же было объективно втянуто во Вторую мировую войну. А вот все то, что именно вот о чем мы с Александром Николаевичем говорили, вот как раз вот этот стык...

О: - Этот важнейший стык! Еще раз хочу сказать.

- А дальше уже война...

О: - Вот Вы мне сегодня сказали, я спросил - какое число? 23-е. Это на та война. Моя война - это 22-е. Тут день идет за тысячу дней. Я Вам честно говорю, что вот если на левую руку положить наши потери все - моральные, там, и человеческие, и ресурсные за 22 июня. А на правую руку тысячу четыреста семнадцать дней остальных войны. Я не знаю какая рука перетянет. Потому что все наши ресурсы были свезены к границе - чтоб перебрасывать их дальше. И половина их попала немцам. Часть мы вывезли, часть взорвали. То ест мы им отдали... А теперь наши самолеты, которые стояли в рядочек и которые... А Вы знаете почему? Запрещено было стрелять по немецким самолетам. Потому что они уже два дня перелетали! Они перелетали ночью.

- То есть согласно какого-то плана...

О: - Так вот - ночью. А четыре часа утра - это была та самая ночь.

- Но я все-таки стою на том, что тема неисчерпаема, так же как и Ваш рассказ о ней неисчерпаем, а время у нас Александр Николаевич истекло к сожалению. Спасибо всем кто слушал очередную "Историю из историй". Конечно это удивительная и загадочная история 22 июня. У нас в гостях был писатель. Историк военной темы Александр Осокин. Эфир программы подготовил и провел Андрей Светенко. Всего доброго. До свидания.

Истории из историй.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments