fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Category:

РУССКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Фильм седьмой.
На рубеже XIX и XX веков Российскую Империю потрясли невиданные события. Внезапно, одна за другой прогорели могущественные компании. Известные люди, чьи имена были синонимами успеха, оказались на пороге тюрем. Ранее банкротвства в России встречались крайне редко и не вызвали больших экономических потрясений. Мощный промышленный подъем вообще заствил забыть об этом явлении. Поэтому можно себе представить какйо переполох вызвали финансовые катастрофы тех кто в глазах общества олицетворял собой русский бизнес.
БЛИСТАТЕЛЬНЫЕ БАНКРОТЫ
11 сентября 1899 года в Таганскую тюрьму под конвоем был доставлен человек чье имя гремело на всю Москву. Его звали Савва Иванович Мамонтов. Арест спас ему жизнь. При обыске полицейские нашли револьвер и записку, не оставляющую сосмнений в намерении ее автора. В ней было написано:"Тянуть дальше не за чем. Без меня все скорее уладится и проще разрешится. Ухожу с сознанием, что ни кому зла намеренно не делал. Кому делала добро, тот вспомнит меня в своей совести. Фарисеем никогда не был."
Савва Мамонтов был сыном известного железнодорожного короля - Ивана Федорович Мамонтова и унаследовал огромное состояние. Как крупнейший акционер он занимал место директора общества Ярославской железной дороги. Строительство магистралей вдохновляло Савву Ивновича. Он первым решил тянуть железную дорогу на север - к Великому океану. Многие считали эту затею чистой авантюрой, которая обернется крахом, но Мамонтов предвидел, что новая дорога будет востребована. И оказался прав - дорога Москва-Архангельск стала приносит огромные прибыли.
Лев Краснопевцев, музей акционерного дела и финансовой истории:"Мамонтов выстроил замечательную железную дорогу Москва-Архангельск. Вы знаете, что она двала по 5 или больше даже миллионов прибыли в год. Но он считал, что нужно еще развивать производства, которые бы оснащали эту железную дорогу. Он взял в аренду несколько, находившихся в полном упадке казенных предприятий и стал вкладывать туда большие капиталы для их реоганизации. Эти предприятия должны были давать металл. Должны были выпускать паровозы, вагоны прочее все что нужно для железных дорог. В Москве, в Мытищах он выстроил огромный вагоностроительный завод и тут опять таки грянул кризис. И оказалось, что у него колоссальные долги."
Переоборудование заводов требовало огромных средств. Для этой цели Мамонтов взял из кассы Общества Московской-Ярославской-Архангельской железной дороги 5 млн. рублей. Без разрешения акционеров он не имел права это делать, но решил рискнуть. Мамонтов расчитывал, что получит концессию на строительство новой железной дороги и покроит все долги.
"Он дал довольно большую взятку руководителю департамента железных дорог в министерстве Внутренних дел для ускорения прохождения дела с этой концессией. Ну это была технология-то известная вообщем-то - чтобы ускорить надо подмазывать и так далее. Но в это время уже ползли слухи о том, что Савва Ивнович запутался со своими заводами и еще какие-то были причины. Во всяком случае у него отобрали концессию, а он расчитывал что он там наживет большие деньги и заткнет все свои дыры с заводами."
В результате Общество Московской-Ярославской-Архангельской железной дороги село на мель. Чтобы спасти его Савва Иванович взял в банке ссуду - 3 миллиона рублей. Эти деньги он вернуть банку не смог. Мамонтова обвинили в незкаонном использовании средств Железнодорожного общества и посадили в тюрьму. В одиночной камере, в ожидании суда известный на всю страну предприниматель провел полгода.
Его выпустили благодаря заступничеству Валентина Серова, который в то время писал портрет царя. Знаметиный художник замолвил словечко за человека, который был известен как покровитеь исскуств. На суде Мамонтова защищал известный адвокат Федор Плевако. Его речь произвела большое впечатление на присяжных. Плевако доказал, что в действиях подсудимого не было злого умысла и его ошибки связаны с тем, что он мыслил масштабно, не вдавался в детали и не был способен детально воплотить начатое дело.
Александр Боханов, Институт российской истории РАН: "Он был довольно увлекающейся натурой. Он был такой русской натурой. Вот натура такая знаете русская - это натура стихии и порыва. И Мамотнов в этом смысле был конечно русской натурой. Он меньше всего думал о выгодах. Он платил художникам зачастую совершенно несусветные деньги, просто так - от щедрости души. И в конечном итоге это должно было кончится тем, чем и кончилось. Он оказался несостоятельным должником. Его как-бы личной вины в этом не было. Ну, так - на прямую. Он не украл, ничего там не было. Там, злой умысел, что он там присвоил - нет."
Мамонтова оправдали Обвинения в финансовых махинациях с него были сняты. После суда имущество бывшего миллионера пошло с молотка. Фактически за бесценок была продана его знаменитая коллекция картин. У Саввы Ивановича остались - небольшой дом на Бутырской заставе и деньги позволяющие вести весьма скромный образ жизни. К коммерческой деятельности он более не возвращался.
7 мая 1901 года на Варшавском вокзале Санкт-Петербурга бросился под поезд один из багатейших людей страны. Эта смерть потрясла всех Газеты публиковали статью за статьей, пытаясь выяснит причину катастрофы, постигшей одного из самых удачливых предпринимателей Империи. Алексей Киррилович Алчевский начинал с небольшого чайного магазина. Накопив еще сравнительно небольшие деньги он создал Общество взаимного кредита - одно из первых в его родном Харькове.
Лев Краснопевцев:"Несколько десятков человек, затем сотен собрали свои деньги, создали ну по существу такой небольшой банк. Стали давать деньги в кредит участникам этого общества и так далее. И дело очень хорошо пошло. Он создал потом второе кредитное общество взаимного кредита. Потом он начал создавать банки. Алексей Кириллович создал Харьковский торговый банк. Потом Харьковский земельный банк. И дела шли очень хорошо. Потом он перекинулся в промышленность и создал два очень крупных промышленных объединения, одно металлургическое, а другое по добыче каменного угля. "
Звезда Алчевского засветила мощно и ярко. Он воплотил свою заветную мечту - построил один из лучших металлургических заводов на Юге России. Причем без участия иностранного капитала. На закате XIX столетия Алчевский создал группу первоклассных промышленных предприятий. Благодаря его компаниям Донецкий бассейн по производству металла превхошел Урал.
Алексей Кириллович отличался властным характером. Он был главой огромной финансово-промышленной корпорации. Без ведома Алчевского не предпринималось ничего. Он не терпел возражений и требовал от управляющего персонала беспрекословного выполнения своих распоряжений. всякому кто осмеливался высказывать свое собственное мнение грозило немедленное увольнение. При этом Алчевский любил и понимал простых рабочих. В период экономического кризиса знаменитый промышленник не стал сокращать производство и выгонять людей на улицу. Заводы исправно производили продукцию, которая... за не имением спроса свозилась на склад. Однако Алчевского погубило не это.
На край пропасти его привела созданная им же самим система единоличного управления. Никем не контроллируемый предприниматель потерял счет деньгам. В его полном распоряжении оказались два крупных банка. Один - Земельный собирал капиталы местных землевладельцев. Другой - Тогровый этими капиталами пользовался, кредитуя промышленные предприятия. По закону Земельный банк мог работать только с землевладельцами. Но в законе была лазейка. Согласно, которой один банк имел право хранить деньги в другом. Алчевский воспользовался этим, переводил деньги в торговый банк и бесконтрольно распоряжался ими.
Александр Боханов: "Торг-банк был посредник платежа и банк не мог туда миллион, сюда миллион. Он не принадлежал банкиру. Банкир управлял чужими деньгами. Был устав банка. Это закон банка и любое отступление от закона рассматривалось как противоправное действие."
Впрочем Алчевский брал кредиты не только в Торговом банке. Он брал их и в Госбанке, и в ряде коммерческих банков. В итоге, к началу 1901 года его долг превысил восемь с половиной миллионов рублей. Из неи два с половиной миллиона ничем не были обеспечены. Весной 1901 года Алексей Кириллович понял - от краха его может спасти только Правительство. Правда был еще один выход - продать свои заводы и угольные шахты на которые давно завистливо смотрели иностранцы. Вырученная сумма могла с лихвой перекрыть долги. Старший сын Алчевского убеждал отца сделать это и превратиться в рантье, жить на хоходы от акций. Однако занменитый промышленник это предложение брезгливо отверг. Он заявил сыну: "Подумай что ты мне предлагаешь! Ты хочешь чтобы я купоны резал?!"
Отрезать купоны на акциях и получать по ним в банке причитающиеся дивиденды. Такая жизнь Алчевскому была не нужна. Он должен был каждый день дышать воздухом своих заводов, видет как дымятся трубы и плавится метал. Он не представлял себя вне своего дела.
В начале мая 1901 года Алексей Кириллович отправился в Санк-Петербург на встречу с министром финансов Сергеем Витте. Алческий ехал просить за свои заводы. Вот если бы министр пошел на встречу и предоставил ссуду - он бы выбрался из долгов. Однако в столице Алчевского ждал холодный прием. Витте знал о многочисленных нарушения закона, которые допускал харьковский промышленник и поэтому решительно отказал ему.
Александр Боханов: "Витте вообще считал, что государство не должно брать на себя обузу - неудачи частных предпринимателей. Потому что это было очень опасным прецендентом. Уступаешь одному - потом другому, третьему, четвертому. Он хотел минимизировать риски финансовые государства."
7 мая Алексей Кириллович написал прощальное письмо своим сотрудникам. В этом письме он просил простить его за то, что он собирался сделать.
Случай с Алчевским можно считать трагическим исключением. Обычно Правительство потягивало руку крупным банкротам. Делалось это не из соображений филантропии, а с чисто прагматическими целями - чтобы уберечь экономику страны от портясений и сохранить рабочие места.
И здесь показателен пример банкротсва Лазаря Полякова.
17 июля 1901 года в банкирском доме Лазаря Полякова началась государственная ревизия. Для человека чье имя значилось в его названии это не сулило ничего хорошего. По сути в этот же день он мого собирать тюремную корзину. Ревизию назначил Витте. Министр финансов прислал к Полякову своих проверяющих сразу после того как знаменитый делец обратился в Госбанк за помощью. Он просил предоставить ему от 4 до 6 миллионов рублей под акции трех своих банков. Витте заподозрил, что эти акции не дороже бумаги, на которой они напечатаны.
Лазарь Поляков был младшим братом железнодорожного короля Самуила Полякова. В 1873 году он основал в Москве банкирский дом и вскоре стал учредителем еще трех коммерческих и двух земельных банков. А также целого ряда страховых, транспортных, промышленных и прочих обществ. Основным видом деятельности Полякова были финансовые спекуляции.
Лев Краснопевцев: "Он так держался от других московских банков на отшибе. Он мало кредитовал промышленность. Он занимался чисто такими коммерческими предприятиями и Лазарь Соломонович, если Вы посмотрите на его фотографию - это человек неукротимой энергии, которая в общем там иногда и подводит человека. Он очень сильно распылил внимание. Он создал целую систему банков - и обычных банков и земельных банков и вошел со значительными интересами и капиталами в целый ряд промышленных предприятий. Ну и когда грянул кризис 1900 года у него не оказалось финансовых резервов."
Результаты ревизии в концерне Полякова оказались неутешительными. О том, что у известного финансиста проблемы - знали многие. Но выводы проверяющих оказались просто ошеломляющими. ВЫяснилось, что при собственном капитале в 5 миллионов рублей банкирский дом выпустил акций на сумму свыше 40 миллионов рублей и выдал ссуд более чем на 6 миллионов! Таким образом его финансовая империя была построена на песке.
Фактически банкирский дом не только утратил весь свой капитал, но еще имел 10-миллионный долг. При этом долги трем дочерним банкам выглядели абсолютно безнадежными и неминуемо влекли за собой их банкротство. Подозрения Витте в отношении акций, предлагаемых Поляковым к закладу получили абсолютное подтверждение. Положение экономического гиганта представлялось столь плачевным, что для рассмотрения ситуации было назначено экстренное заседание Комитета финансов. Мнения на нем разделились. Одни считали, что тонущего предпринимателя надо спасать. Другие не видели в этом смысла.
Министр юстиции Николай Муравьев заявил, что Поляков всегда действовал исключительно в целях наживы. По его словам - поддержка фирмы, которая является могучим центром и оплотом еврейства, в то время как многие русские предприниматели не получают казенной помощи, не будет оправдана с нравственной точки зрения.
Царь Николай Второй, изучив все мнения посоветовал Комитету финансов с одной стороны осободиться от Полякова, а с другой не допустить чтобы крах банкирского дома усилил экономический кризис. И финансовую империю Полякова начали вытаскивать из ямы, в которую она рухнула.
Лев Краснопевцев, Музей акционерного дела и финансовой истории: "Там колоссальные средства были брошены на спасение этой всей системы Полякова. 20 миллионов рублей и больше. Потому что понимали, что это очень умелый банкир. Это большая ценность - его система. И в конце концов три банка Полякова слили в один. Образовали так называемый соединенный банк. Но у него был капитал на 30 миллионов рублей. Были вытащены из дыры и многие промышленные предприятия Лазаря Полякова. Конечно сам он уже перестал быть такой фигурой как там Путилов, Вышнеградский и так далее. Но то, что он сделала было сохранено. И его сыновья, а у него их было много, они сохранили серьезные позиции в тех спасенных частях Поляковской империи, которые устояли благодаря поддержке Государственного банка И других вот мощных кредитных организаций."
Ситуация разрешилась в пользу банкрота. И здесь нельзя не отдать должное юркости Лазаря Соломоновича, который сумел направить к царским сановникам целую армию просителей и заступников. В защитники Полякову записался даже известный московский черно-сотенец и антисемит князь Мещерский. В итоге финансовая империя Полякова была спасена. Однако сам он уже не играл заметной роли в деловой жизни России.
Александр Боханов, Институт российской истории РАН: "Лазарь Поляков уже никем не стал. Он так сказать исполнял всякие почетные обязанности... Он как-то больше к Парижу... Он в Париж уезжал. Он перевел какие-то средства за границу. Это известно. Но конечно он уже не поднялся. Ни в каких первых рядах вот русской деловой элиты вот в XX веке Лазарь уже не фигурировал. У него репутация была безнадежно подмочена Мало того я даже скажу - он получил право на почетное дворянство, на помтомственное дворянство, но ни одно из дворянских обществ его не вписало."
В России существовали целые отрасли не подверженные мировым кризисам. Например, пищевая и текстильная промышленность. Где господствовал собственный капитал и вся продукция продавалась на внутреннем рынке. Однако такие отрасли как машиностроение и металлургия куда хлынули деньги из-за границы, чья продукция частично шла на экспорт стали ощущать на себе удары извне.
И поэтому в начале XX века финансовые крахи в России продолжились. Под этими ударами стали один за другим прогорать иностранные предприниматели. В основном раззорялись французские и бельгийские бизнесмены. Они на знали русской специфики и не обладали необходимыми связями. Поэтому поподали в трудное положение и предпочитали бежать. Упавшие акции их предприятий тут же скупали русские промышленники.
Так к 13-му году многие крупные заводы, принадлежащие иностранцам оказались русифицированы. А во время войны русские промышленники скупли практически все заводы на территории Империи.
Серия финансоых катастроф на рубеже XIX и XX веков показала сколь жестоки законы бизнеса. Сенсационные банкротва были горьким, но необходимым опытом для экономической системы России. Из происшедшего был извлечен урок. В дальнейшем и министерство финансов и Госбанк стали предпринимать превентивные меры чтобы не допустить банкротства крупных отечественных предприятий. Кредиторы тоже постепенно научились находить гибкие решения, стараясь помочь должнику встать на ноги, а не столкнуть его в пропасть.
В предвоенные и военные годы Россия вполтную прибилизилась к созданию авторкии - то есть замкнутого экономического пространства. Промышленность России самостоятельно производила все что нужно было для мирной жизни и для защиты страны.
В следующией серии мы расскажем об уникальной странице нашей деловой истории - предпринимательстве старообрядцев. Экономическая солидарность ревнителей старой веры позволила им сосредоточить в своих руках огромные капиталы.
Смотрите документальный сериал "Русское экономическое чудо. Страницы истории."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments