fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Category:

РУССКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Фильм девятый.
В дореформенную эпоху министр финансов граф Егор Францевич Конкрин обранил фразу, которая стала крылатой: "Навоз - это товар. А книга - это не товар."
Эта фраза отражала бытующее отношение к книгоизданию. Оно считалось делом полезным, но безнадежно убыточным. Однако министр заблуждался. На рубеже XIX и XX веков русское книгоиздание стало доходной статьей отечественного бизнеса.
МАСТЕРА КНИГОИЗДАНИЯ
В начале XX века спрос на книги стал расти лавинообразно. Реформы сделали свое дело - в русском обществе отныне ценилась европейская образованность. Высокий социальный статус приобрели инженеры и люди науки. Огромную роль стала играть литература.
В 1908 году Россия вышла на третье место в мире по количеству издаваемых книг. Ее опережали лишь Германия и Япония. А ведь еще недавно, еще каких-нибудь 10 лет назад по результатам пеерписи населения лишь каждый пятый россиянини умел читать и писать. В том, что Россия так стремительно преодлолевала невежество - огромная заслуга русской интеллигенции. На рубеже веков в издательское дело пришли талантливые люди с гражданской позицией. Такими сподвижниками были Флорентий Павленков, основавший серию - жизнь замечательных людей. Петр Сойкин, выпустивший серию Полезная библиотека. Братья Михаил и Сергей Сабшниковы, издававшие серию памятники мировой литературы. Братья Александр и Игнатий Гранат, создавшие свой знаменитый энциклопедический словарь. И Адольф Маркс, выпускавший прекрасные книги в качестве пирложения к журналу "Нива".
Но мы решили рассказать о трех издателях, чьи имена оказались наиболее ярко запечатлены и истории русского книгоиздания.
СОЛДАТЕНКОВ
Козьму Солдатенкова называют одной из самых интересных фигур конца XIX столетия. Знаменитый московский фабрикант и один из богатейших людей в Империи, Солдатенков снискал славу человека либеральных возрений. Он были из старообрядцев, а по своему внешнему виду ничем на напоминал раскольника. Все видели в нем типичного европейца и только очень близкие люди знали, что этот европеец несколько часов в день проводит в молитве и наразрывно связан с делами Рогожской общины. Еще в юности Солдатенкова привлек мир людей науки и искуства, мир русской интеллигенции, которой владели просветительские идеи.
Галина Ульянова, Институт российской истории РАН: "Козьма Тереньтьевич уже в двадцатилетнем возрасте сближается с кружком либеральной московской профессорской интеллигенции, с историком Грановским, который был кумиром московской молодежи. Они увлекались немецкой философией, читали книги в подлиннике. Все это обсуждали. И вот Солдатенков... Причем он же должен был дело свое семейное вести. Он должен был и фабрикой своей заниматься. И вот у него такая была двойная жизнь."
Солдатенков был невероятно одаренным предпринимателем способным проводить десятки операций одновременно. Он владел паями текстильных мануфактур, банка и пивоваренного завода. Но при этом душа его упрямо тянулась к ценностям иного рода.
Галина Ульянова: "Солдатенков воспринял идею, что вот голые деньги - это не интересно. Что деньги должны служить для просвещения. Особенно в такой стране как Россия. Где мрак, невежество. В XIX веке этой идеей были одержимы и в Европе. Это конечно из Европы пришло, что на пути к цивилизации мы должны преодолевать ежедневно, ежечасно вот это народное невежество. И Солдатенков создает свое издательство. Это одно из первых было таких издательств, которое издавало массовую литературу."
В Москве, на Кузнецком мосту Солдатенков открыл книжный магазин, который вскоре приобрел огромную популярность. Он превратился в постоянное место встречи журналистов и писателей, студенчества и профессуры. Здесь за самоваром обсуждались новые книги и публикации. Здесь кипели споры и высказывались радикальные идеи переустройства общества. это был дом московских мечтателей одним из которых был и их гостеприимный хозяин.
Идеалом Солдатенкова была буржуазная демократия, поэтому в его издательской деятельности сквозило явное желание расшатать трон. Он издал книгу немекого политэконома Карла Робертуса, которую сразу изъяла цензура. Вольнодумные сочинения Белинского и стихотворения Огарева, полные откровенной крамолы. А также сборник стихов Некрасова, за которые цензоры получили нагоняй, и выпустил в свет опального Чернышевского.
Казалось книги, издаваемые Рогожским купцом - это булыжники, которыми он швыряет в фасад правительственного здания, но выпуск подобной литературы был лишь одной из сторон деятельности издателя, который с удовольствием печатал и беллитристику и научную литературу, а также русскую и европейскую классику.
Многим книгам изданным Солдатенковым сопутствовал неслыханный успех. Так цена стихотвороного сборника Некрасова доходила до 40 рублей. По тем временам цена абсолютно неслыханная. Однако большая часть изданий не была коммерчески оправдана и служила исключительно целям просвещения. С каждым годом траты Солдатенкова на просветительские цели становились все более значительными. Он не жалел на это денег и абсолютно спокойно смотрел на то, как убывает его состояние. "Пришел голым и уйду голым" .- часто повторял он.
СУВОРИН
Полной противоположностью Солдатенкову был Алексей Суворин. Его считали преданным слугой самодержавия и его самого подобная репутация ничуть не смущала.
Александр Боханов, Институт российской истории РАН: "Суворин очень не простой был. Сказать что он был апологетом самодержавия я так не могу сказать. Он был апологетом такой сильной крепкой власти. Русской власти. Но что это такое - он не знал. У него была как бы теоретическая модель. Его это власть не устраивала, потому что он считал, что должна быть лучшая власть. Окуда она возьмется и кто ее будет персонифицирвать естественно он не знал."
Суворин был провинциалом, покорившим столицу Империи своим бойким пером. Про него говорили, что он шагнул на политический Олимп с порога кретьсянской хаты. За несколько лет Суворин стал самым известным журналистом Санкт-Петербурга. Огромные гонорары позволили ему купить угасающую газету "Новой время", которую он быстро превратил в самое влиятельное издание России. Ходила шутка, что все министры сразу же после своего назначения отправляются на прием к Суворину, чтобы произвести на него благожелательное впечатление. Вслед за "Новым временем" прославленный журналист открыл целый ряд периодических изданий. Газеты "Московский телеграф", "Русская земля", "Русь", "Земледельческая гезета". Журналы "Исторический вестник" и "Русское обозрение".
Растущие тиражи и прибыли позволили Суворину купить самое современное издательское оборудование и приступить к выпуску книг. За 40 последующих лет он издал свыше 1600 наименований книг, общим тиражом шесть с половиной миллионов экземпляров. Самым удачным проектом Суворина стало издание сочинений Пушкина, которое он сумел сделать событием культурной жизни России. Им завладела идея через свои газеты и журналы адрессовать это издание массовому читателю. И во многом именно Суворину удалось сломать образ Пушкина, как элитарного поэта, почитаемого только в кругу дворян.
Галина Ульянова: "И этот тираж был раскуплен в течении нескольких часов. Уже стола толпа перед книжным магазином. И это конечно был фурор, который был описан во всех газетах и собственно вот эта массовая слава Александра Сергеевича Пушкина она вот началась с 80-х годов, что уже крестьяне там, рабочие, школьники в самых простых учебных заведениях они стали знать имя Пушкина."
Суворин также снискал себе славу серией "Дешевая библиотека", расчитанную на малоимущих и роскошно изданными книгами, которые были по карману только состоятельным людям. Кроме этого он издавал образцовые справочники "Вся Россия", "Весь Петербург", "Вся Москва", не приносившие ему ничего кроме морального удовлетворения и убытков. Перед знаменитым издателем и журналистом были открыты двери всех правительственных кабинетов. Одним из его покровителей был Сергей Витте.
Галина Ульянова: "И вот это знакомство с министрами, в частности с министром Путей сообщения Витте Сергеем Юльевичем - оно помогло Суворину в его системе книгораспространения. Сначала Суворин устроил 6 магазинов в разных городах, там в Петербурге начав, у него были свои фирменные магазины "Новой время", вот они так и назывались по названию его основной газеты. А потом он договорился с Витте и он стал делать киоски на железнодорожных станциях. Это вот его было ноу-хау, говоря современным языком."
Этот вид торговли стал приносить огромные прибыли. Конечно Суворинское издательство находилось в привилегилированном положении. В благодарность за поддержку своей политики Правительство в трудную минуту всегд протягивало ему руку помощи. Но если вглянуть с другой стороны, получается, что известный издатель из-за своих убеждений намеренно сужал круг покупателей своей продукции. Это был сомнительный путь к процветанию. Корабль, упорно идущий против ветра общественных настроений рано или поздно должен был столкнуться с крупными неприятностями.
В 1909 году на Суворина стал надвигаться призрка финансовой катастрофы. Государственные субсидии уже не помогали ему удерживаться на плаву. Он оказался в одном шаге от гибели. Но, сумел устоять. Суворин привлек в партнеры крупных промышленников - Морозова и Нобеля. С их помощью он спас свое издательство и передав бразды правления сыновьям сошел с капитанского мостика.
По всеобщему признанию в начале XX века самой яркой звездой в издательском деле России был Иван Сытин. Зарабатывать на жизнь он начал в 12-летнем возрасте. Когда отец - волостной писарь пристроил его мальчиком на побегушках в лавку московского купца.
Александр Боханов: "Иван Дмитриевич Сытин, он вообще феномен такой русский. Русский самордок. Он интересен тем, что действительно будучи практически малограмотным так сложилось что его послали как-бы мальчишкой в лавку книжную служить, и он будучи очень любознательным таким интересующимся, он как бы прикипел к этому делу."
Когда Ивану Сытину исполнилось 17 хозяин доверил ему торговлю книжным лубком на Нижегородской ярмарке. В то время такая продукция пользовалась устойчивым спросом у приезжих крестьян. Вскоре робкий юноша превратился в опытного торговца. За верную службу хозяин сделала ему щедрый подарок. Подарил 4 тысячи рублей, на которые Сытин сразу купил печатный станок. В 25 лет он стал владельцем литографической мастерской, выпускавшей лубочные картинки.
Галина Ульянова: "Лубочные картинки представляли собой такие сюжетные картины на разные актуальные темы. Вот в частности Сытин начинал с событий русско-турецкой войны, где события этой войны как в комиксах современных, они освещались. Так какая-то маленькая подпись. Если в деревне 2-3 человека погли прочитать они естественно своим односельчанам эту подпись говорили. И односельчане это в виде стишков каких-то эту подпись знали. Вот эти лубочные картинка они печатались в черно-белом виде и потом Сытин отвозил их в деревни, там у него были какие-то артели женщин, и эти женщины расркрашивали эти картинки в цвете. И вот эти картинки они огромным просто успехом пользовались. Шли на ура. И вот на этом он сделал свои первые капиталы."
Вскоре Сытни основал товарищество на паях и притупил к широкому выпуску лубочных картинок и книг. Первый крупный успех ему принесло издание всеобщего Русского календаря, который разошелся 8-ми миллионым тиражом. Тогда молодая фирма Сытина прогремела на всю Россию. В последующие годы, окрыленный издатель выпустил огромное количество календарей. Простой и общительный Сытин был гостеприимным хозяином для десятков коробейников, которые развозили его товар по всей России. Таких торговцев книгами называли Офенями. Прекрасно зная круг интересов русских крестьян издатель лично подбирал для Офеней литературу с учетом того в какие края они направлялись. Так его товар попадал в самую заповедную глухомань.
Алексей Боханов: "Он понял принцип коммерческого предприятия, что надо не за счет цены получать, а за счет оборота. И он стал очень низкую цену и высокие тиражи. И у него была система реализации. Были такие книгоноши, которые приходили с мешками... Тогда не было ни госпечати, тогда ничего этого не было центролизованного... И вот они разносили по деревням. На ярмарку ходили. Везде ходили книжки везде продавали. И с этого он как бы имел. Очень широкое распространение. Система распространения была. Он на этом как раз выигрывал."
Сам Сытин по-началу тоже не отличался образованностью. Откуда ей было взяться выходцу из деревни с детских лет приставленного к делу? Невежество нередко выходило идателю боком. Его обманывали студенты. Они продавали ему произведения классиков под видом своих сочинений. К примеру, будущая звезда русской журналистики Влас Дорошевич за 25 рублей продал издателю "Капитанскую дочку" и "Тараса Бульбу". Эти уроки не прошли для Сытина даром. С расширением его кругозора расширялся и круг издаваемой им литературы.
Не отказываясь от милого его сердцу лубка, оракулов и сонников, сказок и детских книжек, Сытин стал широко издавать серьезную литературу. Первым шагом стало издание дешевых книг в серии "Посредник". Вторым шагом стала добротное, богато иллюстрированное издание сочинений русских и зарубежных писателей. Эти книги, сотворенные с огромной любовью вызывают восхищение и сегодня.
Алексей Боханов: "Это был такой вот делец. Причем народный самородок. Он не получил никаких образований. Вот хватка, навык, мастерство и умение. Да? И талант своего рода организации дела. И он конечно издавал очень много книг. Книги самые разные. Основной поток был... Вот принцип был такой... Что вот дешевка... Вот то что наши издатели понять не могут, что можно издавать дешевку, но при этом вот для креативности, слово которого тогда не было, тогда было слово представительность, обязательно надо издавать дорогие книги. И Сытин прославился. Вот сейчас, через 100 лет мы смотрим Сытинские издания - это прекрасно полиграфически выполненные книги. И вот он этим запечатлелся. А там сонники, гадальники вот это все... сказки, сказания, какие-то анекдоты - это все улетело без следа. Этих книг сейчас следов почти не найдешь, хоят там в каталогах фирмы они там они доминировали."
Дешевле, чем Сытин в России литературу не продавал никто. И в то же время он старался максимально повысить уровень издания. Его типографии находились в процессе непрерывного технического переворужения. Ему доставляли из-за границы первоклассные машины.
Галина Ульянова: "Эти машины давали 60 тысяч копий в час и в семь красок печатали. То есть это был такой прорыв... Но собственно это тот уровень, который мы имеем сейчас. Сейчас вот в смысле цвета только компьютерные возможности превосходят то, что было достигнуто 100 лет назад. Машины Маринони, тоже итальянские. При чем он вез не только из Запада, допустим из Германии, из Италии, но он заказывал в Америке самые лучшие машины. В Чикаго, специально по его заказу делали линии полиграфиечские."
Труд на Сытинских предприятиях был организован блестяще. Более 1000 человек, занятых у него после 1900 года трудились в образцовых условиях и получали самое высокое жалование в отрасли. Оатимист по натуре и великолепный огранизатор, умевший быстро сходится с совершенно разными людьми Сытин возобновлял издания, от которых отказывались его конкуренты. Так он в считанные месяцы сделал процветающим журнал "Вокруг Света", который растерял всех подписчиков. Заметно улучшился легендарный журнал "Нива", выкупленный у наследников покойного издателя Адольфа Маркса.
С каждым годом Сытин все яснее воспринимал свое дело не как предпринимательство, а как служение. Он любил русский народ. Перед его глазами всегда стояли эти сцены из народной жизни, когда мужики на яармарке бросали в шапку по копеечке и так в складчину покупали книгу. Одну на всех. Они нанимали грамотного крестьянина. Вставали вокруг и часами слушали его чтение. Это был какой-то особенный интерес к книге. Сытин хотел помочь простому человеку выбраться из невежества. Он видел в этом свое назначение. Будучи уже всесторонне образованным человеком он с огорчением гворил, что нет на свете более великого и более невежественного народа, чем тот к которому он принадлежит.
Он мечтал о времени, когда тиражи Белинского и Гоголя превысят тиражи лубочнго издания. Экономический спад в начале XX века обернулся для Сытина настоящим триумфом. Его товарищество поглотило ряд крупнейших издательских фирм. В 1909 году Сытин купил контрольный пакет издательства Суворина, завладев огромной сетью киосков на железнодорожных станциях. Он фактически монополизировал книжную торговлю в Москве.
Столь впечатляющие успехи стали возможны благодаря правильной издательской политике, в результате которой заполнялись все ниши общественного интереса. В предвоенные и предреволюционные годы Сытин широко издавал эциклопедии - военную, детскую, народную энциклопедию научных и прикладных знаний. Его коммерческая деятельность всегда шла в ногу со временем. Будь то война или революция мудрый издатель всегда угадывал настроения современников.
После революции, жадный до работы Сытин предлагал свои услуги и советскому Правительству. Какое-то время он служил уполномоченным в своей знаменитой на весь мир типографии. Но после смерти Ленина, который относился к Сытину доброжелательно подозрительные Советские лидеры не поручали серьезных дел крупнейшему издателю царской России.
В следующей серии мы расскажем о русских мещенатах и благотворителях. Деловых людях, чьи капиталы были в той или иной форме переданы российсокму обществу.
Смотрите документальный сериал "Русское экономическое чудо. Страницы истории."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments