fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Category:

РУССКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Фильм десятый.
На рубеже XIX и XX веков в России появилось большое количество богатых людей. Многие из них поднялись с самых низов. Историки отмечают удивительную особенность русской буржуазии. Она стремилась вернуть долг обществу. В эту эпоху число меценатов и благотворителей увеличилось на порядок. Всех эитх людей объединяло одно - образ идеальной России, грядущего социального рая, который они старались приблизить.
НА БЛАГО ОТЕЧЕСТВА
Москва, Центральная клиническая больница на Ленинском проспекте. Ее необычный архитектурный облик напоминает об эпохе модерн. Всем известно, что знаменитая больница была построена до революции. Однако, что это дар городу купеческой семьи Медведниковых, знают не многие. Лечебница, строительство которой обошлось в миллион рублей предназначалась для тяжелобольных, неимущих и престарелых людей без различия звания, пола и возраста. Все свое огромное состояние Медведниковы завещали на общественные нужды.
Для своего времени это был весьма распрорстраненный поступок. В Москве и других городах России сохранилось не мало мест, которые напоминают нам об удивительном феномене русской жизни - благотворительности.
Благотворительность - очень русское слово. И очень возвышенное. Оно приравнивает пожертвования к творчеству. То есть человек, отрывающий от себя и дающий людям - по-русски это творец. Своим примером он исправляет мир к лучшему. Это слово пришло из глубины веков, когда на Руси появляться первые храмы и монастыри, построенные как на пожертвования сильных мира сего, так и простого народа. Эти храмы стоят и поныне.
Александр Боханов, Институт российской истории РАН: "Благотворительность, если грубо говорить, это милостыня. Она разные формы носит. Три подвига христианина - пост, молитва и милостыня. Имеющий дает не имеющему. Вот как правило русские монастыри и храмы мало-мальски занчимые они все построены на благотворительные пожертвования. Это была русская такая православная традиция. В XIX веке эта благотворительность обогатилась таким явлением как меценатство. Когда у людей расширяются культурные запросы, когда Россия начала европеизироваться..."
В период бурного экономического подъема лучшей частью отечественной буржуазии овладела идея строительства русского дома, который станет примером для всей Европы. Поэтому рубеж XIX и XX веков еще называют золотым веком русского меценатства. Среди отечественных меценатов одно из самых почетных мест занимают братья Сергей и Павел Третьяковы. Они оба были купцами-текстильщиками. Их знаменитая Костромская льняная мануфактура по числу прядильных веретен считалась первой в мире. Она превосходила все льнопрядильни Швеции, Голландии и Дании вместе взятые.
Братья были страстынми коллекционерами. Сергей Третьяков собирал Западно-Европейскую живопись, Павел отдавал предпочтение русской. При этом еще в юности Павел дал себе слово, что собранное им будет передано в дар Москве, в дар всему обществу. Его окрыляла идея создания национального музея Русского искуства, который бы подчеркнул величие и самобытность России. Обладая безупречным вкусом Павел Третьяков собрал уникальную коллекцию.
Современники мецената вспоминали: у картины малоизвестного художника начиналось столпотворение, если рядом появлялась табличка со словами "Приобретено господином Третьмковым".
Однако галерея была не единственным благим начинанием Павла Третьякова. Огромную часть своего состояния он передал на общественные нужды. Увы! Эта сторона его деятельности на сегодня почти забыта.
"Он фактически построил и финансировал десятки лет убежище для глухонемых детей в Москве. Он построил богадельню Третьяковскую. Приют для вдов и детей бедных художников, ну и так далее. Сотни молодых людей и девушек получали образование на деньги Павла Михайдовича Третькова. Когда дочери иногда выражали недоумение его огромными вкладами в меценатскую деятельнсть и очень жестким поведением в семье, он говорил так - моя задача с ранних лет заключалась в том, чтобы наживать деньги. Он не боялся этого выражения с тем чтобы нажитые от общества деньги пошли обществу в виде разных полезных учреждений."
Конечно на поприще меценатства и благотворительности проявило себя не только купечетсво. До эпохи Великих реформ эта сфера деятельности почти всецело принадлежала дворянству. Это они создавали первые коллекции русского искуства и открыли первые благотворительные учреждения. Однако экономические реформы привели к массовому раззорению дворян. Эта нива оскудела.
В конце XIX века в деле меценатства и благотворительности дворянство оставалось представлено лишь членами царственной династии и представителями древних аристократических родов. Такими как Шереметьевы. Сегодня мало кому известно, что одним из ревностных почитателей русского искуства и покровителем художников был Император Александр Третий. Около 30 лет своей жизни он занимался коллекчионированием произведений исскуства.
Александр Боханов: "Сначала он говорил, что собирать надо Западно-Европейское исскуство, потому что культурный человек должен собирать. Но душа его тянулась к русской живописи. И он собрал очень хорошую коллекцию. Более 800 полотен. В конце жизни его личная коллекция насчитывала более 8 сотен полотен."
Удивительно то, что Александр Третий особо выделял передвижников, которые смело обнажали социальные язвы. Его явно привлекала правда жизни исходящая от их полотен. Как занток исскуства он понимал, что нигде в мире не существует ничего подобного. Император всегда старался посетить выставку передвижников первым. Чтобы купить понравившиеся картины. Причем купить с очевидной переплатой, поддерживая одаренных людей. Художники знали расположение к себе Российского самодержца и часто до приезда своего венценосного покровителя просто не открывали двери выставки.
После смерти Александра Третьего его огромная коллекция перешла в распоряжение Государственного Русского музея. Второго по значимости собрания отечественного исскуства.
Новый восходящий класс, каким было купечество традиционно воспринимал меценатство и благотворительность не как развлечение, не как вложение денег и не как самоутверждение. Он воспринимал это как долг. Как трудную работу во имя России, которую кроме них сделать некому.
Александр Боханов: "Это был климат такой нравственный, потому что в России например завоевать уважение миллионами было нельзя. Как написала замечательно Марина Ивановна Цветаева осознание неправды денег в русской душе не вытравимо. Лучше ее никто не сказал. И вот стать героем времени, благодаря тому же украл, ну, заработал миллион, десять, двадцать, тридцать было нельзя. Они не были героями времени. Можно было завоевать ратными подвигами, государственной службой и расходами на общественные нужды. Вот это вызвало общественный интерес. Это вызывало общественное признание. Эти люди пользовались уважением."
Как правило благотворители были бережливы и мало тратили на себя, но когда речь заходила о благом деле их щедрость оказывалась беспрецендентной. В среде благотворителей чрезвычайно интересной фигурой был Гавриил Солодовников. Он начинал небогатым купцом третьей гильдии, но довольно быстро преуспел. Солодовников построил здание нынешнего театра оперетты. Несмотря на свое огромное состояние купец отличался экономностью о которой ходили легенды. Говорили, что он всегда обедает в одном и том же трактире и ест одну гречневую кашу.
Лев Краснопевцев: "Гаврила Гаврилович отличался тем, что справшивал кашу вчерашнюю, потому что за нее брали там допустим не 10 копеек, а 5 копеек. Своим дворникам он велел не закупать нормальные дрова, а подбирать где-то доски от сломанных домов, сараев. Бесплатно брать и так далее... Нажил огромные деньги. Когда вскрыли его завещание обнаружили две цифры - 20 миллионов рублей на школы, профессиональные училища, дома дешевых квартир и больницу и 700 тысяч своим родственникам."
Не меньшей бережиловостью отличался знаменитый купец и издатель Козьма Содатенков. Он построил для Москвы школы, больницы, дома для престарелых и ремесленные училища, потратив на эти цели миллионы рублей. Знаметиного купца и издателя окрыляла идея собрать коллекцию русского исскуства с тем чтобы потом передать ее обществу.
Галина Ульянова: "50 лет своей жизни он эту коллекцию создавал и он создал замечательную коллекцию, которая считалась второй по ценности после собрания Павла Михайловича Третьякова. В ней было 230 картин к концу жизни Козьмы Терентьевича и в том числе такие шедевры сейчас известные, которые находятся в Третьяковской галерее, как "Явление Христа народу" Иванова, "Версавия" Брюлова и многие другие картины."
Согласно завещания Солдатенкова Румянцевскому музею была передана в дар его знаменитая галерея Русской живописи. На создание коллекции Козьма Солдатенков тратил огромные деньги. При этом один из богатейших людей России экономил на всем что было связано с праздынми удовольствиями.
"Когда ему говорили спасибо за угощение, но вот как-то скуповат ты стал Козьма Терентьевич спаржу бы мог купить бы нам на угощение. Он говорил, Э батенька спаржа нынче кусается - 5 рублей фунт. Это так сказать мне не по карману. Бережливы были эти люди."
Козьма Солдатенков умер в 1901 году. Его кончина породила волну слухов и догадок. У знаменитого миллионера не было детей и его состояние должно было перейти в чьи-то руки. Все гадали кто получит эти огромные деньги и как будущие наследники ими распорядятся.
Галина Ульянова: "И когда вскрыли это завещание у нотариуса, то все были потрясены, потому что 8 миллионов рублей он завещал на благотворительность."
На эти миллионы рублей вскоре были построены школы, церкви и дома для престарелых. Но главным даром Солдатенкова обществу оказалась больница, в которую по его замыслу мог прийти любой человек без различия званий и вероисповедания. Сегодня это всем известная городская больница, носящая имя знаменитого врача Сергея Петровича Боткина.
Московский художественный театр, знаменитый МХАТ знают все. Но кто сегодня вспоминает, что он построен купцом Саввой Морозовым? И что кроме МХАТа в Москве им были построены больница, школы, церкви и богадельня. И кто помнит, что мама Саввы - Мария Федоровна Морозова построила нынешний Бауманский университет и была его бесменным опекуном. Она помогала своему любимому ВУЗу не только при жизни, но и псле смерти. Согласно ее завещанию на развитие этого учебного заведения были выделены огромные средства.
Одной из причин нашумевшего банкротства Саввы Мамонтова называют его деятельность как мецената и благтворителя. Известный купец открыл первый частный оперный театр на сцене которого заблистал талант Шаляпина. Благодаря его покровительству мир знает великого художника Врубеля. Мамонтов помогал многим и не случайно в наши дни о нем больше вспоминают как о меценате.
Большой щедростью прославилась купеческая династия Бахрушиных, которой принадлежала одна из лучших в России суконных фабрик и кожевенный завод.
Галина Ульянова: "Про Бахрушиных говорили, что они являются профессиональными благотворителями. Что значит профессиональными благотворителями? Это люди, которые жертвовали из года в год постоянно какие-то суммы определенные, которые имели в городе вот Москве имели просто несколько благотворительных заведений. И они все носили имена Бахрушиных и они эти заведения на протяжении практически 30-40 лет до революции 1917 года поддерживали."
Знаменитый театральный музей. Известный в свое время театр Корша на улице Москвина. Московское коммерческое училище. Приюты для бедных. Колония для беспризорных детей. Дом бесплатных квартир. Вот далеко не полный перечень того, что построила и передал столичным властям эта семья. Бахрушины активно финансировали медцинские исследования, а во время войны помогали своим рабочим пережить трудные времена, выделяя на это огромные средства.
Однако русская благотворительность затрагивала не только сферу исскуства, медицины и поддержки малоимущих. Мощный поток пожертвований направлялся в науку. И по мнению многих здесь творилось основное благо, поскольку научные исслдования выводили страну в разряд передовых, преуспевающих стран.
"Государство финансировало науку, но через бюджеты Московского университета, Высшего технического училища, Института путей сообщения. Только через них. А специализированных научных центров у нас госдарство не создавалои и не финансировало. Их создавали частные лица. Дмитрий Павлович Рябушинский создал например Аэродинамический институт. Первый в мире кстати в своем поместье в Кучино. Он взял деньги в свою долю из дела. Он проводил там научные исследования. Выпускались труды научно-исслдовательского института."
Успехи науки и техники в начале XX века нарарывно связаны с именем Христофора Леденцова. Он происходил из рода Вологодских купцов. Деньги, получаемые Одинцовым от винокуренных заводов, доходных домов, ломбардов и имений, наравлялись на поддержку перспективных научных исследований. Сегодня это имя наконец-то вернулось из небытия. В Вологде, на доме где жил знаменитый некогда благотворитель появилась памятная доска. В его честь названа одна из городских улиц. Привдено в порядок место захоронения Одинцова - на Введенском кладбище города. На мраморном обелиске выбит его девиз - Наука, труд, любовь, довольство. А еще на обелиске можно прочесть его любимый афоризм - Наука, средство ведущее к возожному благу человечества.
Меценат русской науки финансировал почти все передовые исследования в области физики, химии, геологии, медицины, авиации и кораблестроения. Благодаря ему русская наука сделала огромный скачок вперед.
Лев Краснопевцев: "Вологодский купец Леденцов Хритофор Семенович практически все деньги завещал на создание научного общества, которое бы финансировало перспективные научные проекты. И было у нас до 1917 года Леденцовское общество. На деньги этого общества проводил свои работы например, наш первый российский лауреат Нобелевской премии Павлов Иван Петрович. На деньги этого общества работали и Врнадский и Жуковский, и Лебедев Петр Николаевич. Ну и многие другие знаменитые наши ученые."
Типично христианской чертой русской благотворительности была анонимность. Никто не требовал чтобы его имя было увековечено. Третьяковская галерея, Морозовская больница, Бахрушинский музей, Леденцовское общество - все эти названия появились уже после смерти своих основателей. Их дали благодарные потомки.
Александр Боханов: "И вот это бескорыстие как раз отличает русскую благостворительность, где огромное количество вообще анонимных пожертвований. Жертвователь пожелал остаться неизвестным. Крупные суммы, очень крупные. Были суммы в несколько сот тысяч рублей. В современных деньгах о миллионах долларов идет речь. И никто не знал о том, кто это. Потому что он творил добро по зову сердца. И евангельской заповеди, чтобы левая рука не знала что делает правая. Вот собственно говоря где корни православной благотворительности в отличии от рационалистической такой, очень расчетливой балготворительности, которая является частью такого социального имиджа. Вот эти все фонды - имени, имени, имени... Вот эти все доски на всех музеях и библиотеках. Вот в России этого как раз и не было."
В дореволюционную эпоху Москву иногда называли городом трех памятников. Памятники Пушкину, Гоголю, Минину и Пожарскому были украшением столицы. Это были скульптурные шедевры, которые тоже появились благодаря пожертсвованиям. Причем не отдельных лиц, а всего общества. Деньги на памятники собирались по подписке. Это поистине народные памятники. Символы всеобщей любви.
Александр Боханов: "Вот в начале XX века в Москве проживало около миллиона. Вы знаете сколько было благотворительных учреждений? 800 почти! В Москве тогда никтоб не умер с голоду. Вам не дали бы умереть. Потому что Вы могли обратиться туда, туда и туда. Уж во всякос случае накормить Вас и на ночлего поместить. Вы б не умерли на улице!"
В деле благотворительности государство не стояло в стороне. Российское общество Красного Креста, ведомство учреждений Императрицы Марии, попечительство домов трудолюбия. Все это были казенные учреждения, возглавляемые членами царской семьи. Но возможности государства были ограничены. Оно не могло в полной мере финансировать культуру образование и науку. Это бремя возлагали на свои плечи русские предприниматели, которые ощущали себя новыми людьми, призванными изменить Россию. Благотворители стали удивительным явлением русской жизни. И они конечно вернутся. Придут на смену тем, кто сегодня называет себя спонсорами и заботится о своем имидже. Если бы их на ждала Россия, то наверное не стоило бы и вспоминать о том, что происходило в нашей стране 100 и более лет тому назад.
Свой сериал мы посвятили памяти выдающегося историка Валерия Ивановича Бавыкина. Человека, который создал школу экономической истории и никогда не грешил против истины. Любовь к Родине сочеталась в нем с трезвостью исследователя. В отличие от многих своих коллег, он не разрывал историческое время, возвеличивая одни эпохи и проклиная дургие. Он понимал, что в каждой эпохе не мало темных и прекрасных страниц. И что единая, объективная история Отечества - это самый лучший дар потомкам.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments