fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Category:

Какова роль интеллигенции в нашей стране?

(продолжение)

- Но мы еще вернемся к этому. Но я знаете почему Вас спрашиваю? Мне просто интересна судьба Александра Герцена, человека, который воспитан был в достатке, который получил высшее образование. Замечательное гуманитарное образование. И человек, который потом во время Крымской войны пишет: "Сдаваться! И еще раз сдаваться, русские солдаты!" Как он там писал: "Россия болеет сифилисом демократии". Простите меня за это слово. Ой, не демократии, а патриотизма! Я думаю - как человек мог такое написать о своей стране?

- Интересно, а как кончил Герцен? Герцен, разочаровавшись на Западе стал русским националистом. То есть это тоже судьба такая. Вот у этих людей, вот у таких, как бы сказать, русской, такой, именно разночинческой среды, они проделали, многие из них, очень интересный путь. Как Тихомиров, например. К крайнему демократизму, там, анархизму, отрицанию всего, и закончили, многие из них закончили крайними националистами, монархистами. Даже Бакунин в тюрьме думал: "Что я наделал?" Писал такие, не то чтобы покаянные письма, но... эти люди они были... для них было характерно такое... может быть интоксикация знанием. Вот их допустили до знаний, им дали какой-то социальный статус и они так обрадовались, они захотели все изменить, улучшить, и не зная меры, не зная вот определенных границ, которые вырабатываются веками, ведь культура вырабатывается веками. Я думаю, что одно их свойств нашей интеллигенции, и почему даже это слово вошло именно во многие языки с русским началом, это знаете некое поспешное формирование интеллектуального образа. То есть некая стремительность перехода из, скажем, социальной группы, лишенной доступа к знаниям, к возможности и мыслить и править и быть учителем поколения. И отсутствие зрелости - вот что характерно для русской интеллигенции в целом. И отсюда разные уклоны и не только влево. Опять же эти люди, которые возвращаются из левых... Вспомним судьбу веховцев на Западе. Веховцы, которые там... тот же Булгаков, там... Сергий Булгаков... они увлекаются коммунизмом, они увлекаются марксизмом, они готовы снести этот режим. И вдруг – приходит момент - нет, мы неправильно посчитали, только православие, только монархия нас спасет. И эти... эта чрезмерность... этот гюбрес (?) определенный придает нашей интеллигенции, в том числе и Герцену, некий титанический характер. Это титаническая интеллигенция. А у Титана... в образе Титана в греческой мифологии его главная особенность - у него нет чувство меры. Он слишком силен, он слишком радикален.

- Супергерой!

- Да. И вот на самом деле, кстати, такое свойство американских супергероев совершенно верно. У американского общества тоже нет чувства меры. Они делают что-то слишком. И вот это отсутствие меры сближает русскую интеллигенцию и, кстати, американское общество, которое тоже не имеет этой некоей спокойной, методичной, многовековой традиции формирования знаний. Потому что знания требуют постепенности. И русская интеллигенция ее, этой постепенности как бы не признает.

- Мы сейчас на одну секунду прервемся, потом продолжим наш разговор об интеллигенции и об интеллигентах. Друзья напомню, что у нас в студии находится Александр Евгеньевич Дугин, философ. Ваши вопросы поступают. Прервемся и продолжим.

Пятидневка с Вадимом Тихомировым.

- Друзья, напоминаю, в студии Вадим Тихомиров. Еще раз хочу напомнить телефон прямого эфира 8-800-22-992, телефон для сообщений Вотсап и Вайбер. 8925-222-992. Вы пишите, я читаю Ваши сообщения. В студии у нас находится доктор политических наук, доктор социологических наук, философ, председатель международного Евразийского движения, Александр Евгеньевич Дугин и мы говорим о судьбе интеллигенции. Кто такая интеллигенция? Почему он с нами? Что она сделала для нашей истории и что она продолжает делать. Александр Евгеньевич, прежде чем продолжить наш разговор, давайте свяжемся с еще одним нашим экспертом, надевайте наушники. Это публицист Анатолий Александрович Вассерман. Здравствуйте, Анатолий Александрович.

- Здравствуйте.

- Рад Вас слышать, но к сожалению не видеть, но надеюсь, что Вы придете к нам в студию. Анатолий Александрович, скажите пожалуйста, Вы причисляете себя к интеллигентам?

- Я в таких случаях цитирую Льва Николаевича Гумилева. Я не интеллигент, у меня профессия есть.

- Угу. Второй вопрос, Анатолий Александрович... Да?

- Дело в том, что на мой взгляд то, что у нас принято называть интеллигенцией - это комплекс взглядов изрядно противоречивых внутренне. И человек, обладающий реальной профессией довольно легко замечает эти внутренние противоречия.

- Анатолий Александрович, в свое время один известный драматург и дипломат написал пьесу под названием "Горе от ума". Как Вы думаете, а может быть действительно все наши проблемы от ума? И чем мы больше даем... развиваем людей, тем к сожалению больше потом получаем проблем и в рамках семьи и в рамках государства.

- Ну, главная проблема Александра Андреевича Чацского в том, что ум у него не свой, а заемный. В том, что он выучил во время своих заграничных странствий некий набор стандартов, вполне успешно работавших в тех краях, но так и не удосужился подумать чем его родная страна отличается от зарубежья и откуда берутся те различия в нормах поведения, которые ему так не понравились. У меня, кстати, есть большая статья под названием Наша сила в том, что нас мало...

- Анатолий Александрович, куда Вы пропали?

- Извините, тут была помеха. И вот есть статья, где как раз и объясняется какие именно географические и исторические причины вызвали наши кардинальные отличия от Запада. И поэтому, на этом примере я могу с уверенностью сказать, что горе всегда не от ума, а от...

- А от чего?! Анатолий Александрович, мы теряем Вас...

- ... происходящего. И понять что в этих обстоятельствах он должен учесть.

- Хорошо. Анатолий Александрович, смотрите, когда на Западе решают какую-то проблему - политическую, экономическую, призывают естественно людей... так называемую интеллектуальную элиту. Именно она определяет куда двигаться стране, куда двигаться экономике. У нас, чаще всего, опираются на интеллигенцию - что скажет творческая интеллигенция, что скажет научная интеллигенция. Как Вы думаете, правилен ли такой подход? И почему у нас к сожалению интеллектуальная элита не занимает такие важные посты, как, например, интеллигенция, которая все время рвется на первые роли.

- Ну, по моему личному опыту работы политическим консультантом, в том числе и у достаточно серьезных руководителей, я могу сказать, что серьезный руководитель всегда обзаводится несколькими, независимыми группами консультантов. Они ему предлагают варианты действий, но он сам решает какой из этих вариантов выбрать.

- Ну, все правильно, да.

- И соответственно окончательная ответственность лежит не на консультантах, а именно на самом руководителе. И это правильно, поскольку для анализа хода событий, для принятия решения нужны совершенно разные психологические качества, разный склад ума. Я бы, например, мог работать в законодательной власти, но заведомо непригоден для исполнительной. Поэтому, вот это разделение труда между мыслителями и руководителями неизбежна и правильна.

- Да, это большая пропасть даже. Анатолий Александрович, и последнее. Я знаю, что у Вас образное мышление. Если обращаться к животному миру, как Вы думаете? Ну и каждый, естественно вид животного мира для чего-то создан. Как Вы думаете, интеллигенция для чего создана, если опираться на такие аналогии?

- Ну... Я придерживаюсь иной теории, согласно которой виды не созданы, а приспособились к разным условиям и обстоятельствам. Так вот, наша интеллигенция приспособилась к обстоятельствам жизни в России, где в свое время пришлось всю систему образования создавать фактически с нуля. И до сих пор наша интеллигенция ведет себя так, как будто образованный человек обязан вести себя строго определенным образом. И очень обижаются на тех, кто ведет себя иначе.

- Анатолий Александрович, спасибо Вам большое. Успехов, здоровья. И приходите в студию. Это был Анатолий Александрович Вассерман, публицист. Ну а мы возвращаемся к нашему эксперту. Это Александр Евгеньевич Дугин. Александр Евгеньевич, к Вам огромное количество вопросов, конечно от наших слушателей. Вот, например, один из них. Скажите пожалуйста что Вы думаете по поводу высказываний Чехова, о том, что он не верит продажной, лицемерной, фальшивой, истеричной интеллигенции.

- Просто, а кто сам был Чехов?

- Начнем с этого?

- Он не верит сам себе? Но дело в том, что знаете? Иногда человек раздражается, во-первых, конечно в нашей интеллигенции вот это чувство незрелости...

- Вот да - инфантильности.

- Незрелости, инфантильности, я бы выделил ее в качестве такой характерной черты. Именно отсюда поиски крайности, отсюда приходы, отсюда и такая вот излишняя гибкость одновременно.

- Да, гибкость.

- А самое главное вот Вассерман, мне кажется, заметил очень точно - у нас интеллигенция рассматривается как некий обслуживающий класс. А это ведь не так. Вот, например, отличие интеллектуальной элиты от интеллигенции, что интеллектуальная элита отнюдь не является экспертом и консультантом руководителя. Об этом очень хорошо Грамше сказал. Что на самом деле интеллектуальная элита заключает некий исторический пакт с тем или иным классом. Ну, по Грамше. Или с некоторой идеологией. Она может заключить исторический пакт, например, с религией. Как в случае исламской интеллигенции. Или с христианством. Или с национальными корнями. То есть интеллектуальная элита может сделать выбор, который и будет предопределять то, на чем вот эти вот чиновники или администраторы будут собственно строить свои решения, потому что абсолютно правильно Вассерман сказал, что тот кто готовит варианты решений тот на самом деле и задает рамки какие это решения будут, а тот просто уже сидит думает, что он правит. На самом деле правит не он. Правит та интеллигенция, те интеллектуалы, которые подсовывают, если угодно версии этих решений. Потому что, если мы выбираем между А и Б, на самом деле кто-то должен эти А и Б сформулировать. Кто их формулирует - тот и делает на самом деле, ставит рамки решения руководителей. А руководителю только кажется, что он свободен, он просто программист.

- Конечно. Вот смотрите, но получается, что интеллигенция... мы так представили ее инфантильной, не зрелой и в тоже время она все время стремится к первой роли и она все время стремится стать главной.

- Потому что интеллигенция, а эта та прослойка или тот тип людей, который допущен к сфере идей. А именно идеи... Я вот кстати с Фукуямой, с ...? несколько раз полемизировал и я с ним совершенно согласен, что как он говорит: "Idias do matter". Идеи имеют значение. Идеи, даже когда они прячутся за экономикой, за политикой, за ракетами, правят идеи. И идеи правят теми, кто правит ракетами, экономикой, миллиардами. Потому что именно вот эта интеллектуальная элита заключает с той или иной идеей исторический пакт, как говорил Грамши, и дальше, в рамках этого исторического пакта они и предопределяют всю политику. Даже если это скрыто, даже если они выступают как тихие советники. И даже если они прогибаются под... скажем, под капризы самодовольного, самовлюбленного начальника, правят не эти начальники. Им кажется, что это я приму решение, в реальности правят интеллектуалы, которые готовят контексты, в рамках которых происходит этот выбор.

- Вот смотрите, Вы сейчас вспомнили, да? Я вот думаю о японцах. Хоть одно произведение японской драматургии?

- Мисимо.

- Да. Книги, кино, все что угодно. Ни разу я не видел чтобы они презирали свою страну, презирали свои законы, презирали свое руководство. Они могли их критиковать. Но никогда в жизни... По крайней мере я не могу припомнить чтобы тема патриотизма для них была или закрытой темой, или со знаком минус. Но когда я смотрю про нашу интеллигенцию, которая постоянно находит причины для того чтобы унизить свое государство, свой народ... Посмотрите, что происходит?

- Но мы как раз и говорим, смотрите, вот здесь мне кажется нельзя проецировать это на интеллигенцию. Просто одна часть нашей интеллигенции - либеральная, западная, такая русофобская, она выбилась, она стала самой громкой, самой крикливой. Она заключила исторический пакт с теми силами, которые...

- Точно! Они нашли друг-друга.

- ... которые противостоят идентичности России. То есть они заключили исторический пакт с русофобией. И в рамках этого исторического пакта они и действуют. Далеко не вся интеллигенция.

- Слава Богу был Тютчев, который писал о том, что...

- Да не только. Если мы посмотрим... более того... у нас славянофильство доминировало как в правом, так и в левом сегменте революции. И вот собственно вот эта экстремистская большевистская линия и сегодняшние западнические либералы, именно западнические либералы, атлантические, они всегда были в меньшинстве даже среди интеллигенции. Просто они очень агрессивные. У них внешняя поддержка очень мощная. И это на самом деле... вот среди... в принципе интеллигенции много... болезненный класс... потому что идеи не такие простые вещи. Идеи порождают озабоченность, они вскрывают сознание. Ведь вот обыватель - у него все сходится. А у интеллигенции не может в сознании не может все сходиться. Гегель говорил, что несчастное сознание - основа философии. Несчастное сознание не то что надо лечить, несчастное сознание то что надо прививать, если мы хотим из обывателя получить мыслителя. И вот мыслитель, и у него движущая сила - у него не сходятся концы с концами, поэтому он и хочет чтобы они сошлись, поэтому он и думает, потому что ему трудно, потому что он страдает. Из этого страдания рождается мысль. Так вот, поэтому определенная истерика свойственна любому интеллигенту - правому, левому и так далее.

- Да... Истеричка!

- Ну... это да. Но тем не менее, обратите внимание что вот когда мы говорим - интеллигенция, мы как правило имеем в виду ту часть, реальной интеллигенции, которая громче, активнее. Часто, я вот обращаю внимание, поражаюсь насколько она невежественна. Она не обладает ни той терпимостью, ни той искренностью, которой собственно обладает русский интеллигент. Она бессовестно выдавая себя за сторонников прав человека совершенно руководствуется двойными стандартами. По сути дела тех кого мы называем ругательным словом интеллигенция, таковой не является. Она не является интеллигенцией. Они используют как бы аппараты культуры для решения каких-то очень частных и очень подчас гнусных или мелких, очень неинтеллигентных задач. Поэтому они разлагают не только народ или власть, они разлагают само понятие интеллигенции.

- Ха-ха-ха!

- Я считаю, что борьба не должна быть против интеллигенции, потому что мы просто приведем к торжеству ничтожество уродов и невеж на самом деле. Мне кажется надо просто полнее посмотреть на проблему интеллектуальной элиты. Она бывает такой как сейчас, но это не нормально, это просто болезнь интеллектуальной элиты. Они заключили исторический пакт с русофобским полюсом. Для них ненависть к России является неким как бы просто входным билетом или, там, Крым не наш...

- Туда, на Запад!

- Да. Но это на самом деле маленькая часть того, что можно назвать русской интеллигенцией. Другое дело, что она такая крикливая, такая агрессивная и такая подлая, я бы сказал. Такая неинтеллигентная по своим установкам, что они используют любое... любую щель...

- И бросают тень на хорошую.

- И они затемняют собой, они выбрасывают, оттесняют, они ее фактически приравнивают к ватникам, к быдлу и так далее.

- Да! Да!

- То есть у них и Достоевский будет ватником, там, и Пушкин, и Гумилев, который говорил о золотом сердце России.

- Но самое интересное, они получают гранты на съемки фильмов, на постановки спектаклей. Потому что они самые громкие. Они говорят - э, друзья, мы...

- Но не то, что они самые талантливые, вот речь идет о том, что вот, собственно говоря и решить это путем чиновников, государства, ограничения, продвижения простых людей - это иллюзия. На интеллигенцию есть только одна управа - другая интеллигенция. Когда мы пытаемся сказать – давайте мы их отстраним, давайте дадим профессионалов. Но что такое профессионал? Профессионал - это некий суженный интеллигент. Вообще откуда... Было раньше, до революции два типа образования - реальное и классическое. Реальное - это профессиональное образование, а классическое оно по сути дела готовило человека без профессии. Человека, который знает Гомера, который знает латинский, греческий, который знает...

- Все западное образование сейчас так строится. Ну, по крайней мере гуманитарное?

- Нет. Нет. Сейчас как раз Западное образование переживает колоссальный кризис, потому что оно переходит от принципа классического образования, которое, кстати, было основой западной культуры на протяжении тысячелетий даже. Это больше чем христианство. Вот эти семь свободных искусств они ведутся еще от Рима. Но! В средневековье они были канонизированы и так далее. НО сейчас переходят к компетенциям... Это как раз переход от классического к реальному образованию, только еще более узкому.

- Ну, такому - низшему?

- Низшему. Так вот я не считаю что, например, профессия - это сразу же гарантия того, что мы получим такого правильного интеллигента. Нет на самом-то деле. Именно классическое образование, которое ориентировано не на занятие профессией, а создание особого вида человека – человека мыслящего. И вот этот мыслящий человек, который получает способность мысли, инструменты мысли, культурные основания, не для чего-то, не для того чтобы обслуживать начальника, не для того чтобы даже двигать Россию вперед. Хочет? Будет двигать. Не хочет? Не будет двигать. Если мы будем закладывать ему вот как слесарю... Это не профессия - быть интеллигентом, интеллектуалом. Это - определенное состояние. Вот выращивать через классическое образование таких свободных, глубоких, умных людей, на самом деле именно, то есть культивировать сознание, культивировать ум. Вот это задача. Это рискованная вещь. И мы сплошь и рядом...

- Опасно руководить умными людьми! Ха-ха-ха!

- Опасно! Потому что на самом деле умным руководить никто не может, умным человеком. Он найдет способ даже если окажется во второстепенной позиции, как Вассерман рассказывает...

- Да, да, да!

- ... он найдет способ более такого... своего руководителя заставить принять нужное решение. А руководителю внушит - вот Вы сами выбираете!

- Ну, у Вас отличный получился спич по защите интеллигенции. Вот Вы сказали по поводу гибкости, двойных стандартов. Я все время думаю, а нашей определенной интеллигенции, которая получает гранты, которая получает деньги...

- Но, она же их и дает, понимаете? Вот они часть того круга в обществе... Кстати, сплошь и рядом не интеллигенция. Если мы будем говорить об этой вот русофобской части, она же связана часто с ворами в законе, с какими-то спецслужбами, с олигархами, которые двух слов сказать не могут. Грубее грубого просто. Говорящие матом. Они связаны с таким же чиновничьим аппаратом. На самом деле это просто действительно один... одна из сторон явления совершенно другого порядка. И интеллигенция здесь вообще просто ни при чем.

Это некая обслуга, которая заключила интеллектуальный пакт с капиталом крупным, с глобализмом, с определенным комплексом идей и институтов...

- Евгений Александрович, простите, что я Вас прерываю опять... Герцена, ведь Вы помните на какие деньги он жил? Кто ему? Ротшильд! Ну, там... долгая история конечно.

- Сейчас посмотрите... Я вот хочу сказать... Интеллигенция... кого мы называем вот этой русофобской интеллигенцией, которая сейчас к сожалению бросается в глаза, она сплошь и рядом, вот если Вы посмотрите как они говорят. Мат у них преобладает над, скажем, цитатами из Цветаевой, хотя мы ожидали бы другое. Мы думаем что они говорят о Серебряном веке... На самом деле они считают деньги, они говорят о бизнесе. Это бизнес, реально. Они говорят о поездках, о каких-то грантах. Грант для них - это гораздо важнее, чем Гумилев, например. Если мы ожидали, что открытие, конец тоталитарной советской системы приведет к тому, что вот эта... доступ к знаниям будет открыт для всех... Это было маленькое время, я помню, это было в 1978-1979, когда все зачитывались, там, Серебряным веком, а в 1990-х, в 1991 году эти же самые интеллигенты продавали ножницы на рынках, занимались там каким-то приватизацией предприятий. На самом деле это вообще не то, это не интеллигенция. Интеллигенция проиграла полностью в 1990-е годы. Она была оттеснена и ее место заняли барыги. Просто такие либеральные, прозападные...

- Которые научились говорить, которые научились... научились обслуживать.

- Они обслуживали в начале... вернее в последний момент Советскую власть. Они все были из комсомола. Потом они точно также обслуживали либерализм. Теперь они точно так же, все эти же люди, абсолютно, обслуживают Путина в его патриотическом ключе.

- Ха-ха-ха!

- К интеллигенции все вот это вот, как бы прослойка, закладывающая свои интересы в первую очередь, не имеет никакого отношения. Интеллигент говорит, если я не согласен с властью, я выбираю оппозицию.

- Он честно говорит это?

- Дальше интеллигент говорит, если я согласен с властью я ее поддерживаю, потому что она отражает мои взгляды. Понимаете?

- Это опять честный взгляд и честный подход!

- Интеллигент это не то что всегда против. Интеллигент это тот, кто стоит с идеей, за идею, независимо от того какова конъюнктура. Вот кто такой интеллигент. Теперь скажите мне из этих... Вот, кстати, многие люди, часть по крайней мере либералов, были либералами-антикоммунистами в советское время...

- В том-то и дело!

- ... поддержали Ельцина. Правильно, логично. И выступили против Путина. Вот эти люди ближе к интеллигенции. У них есть линия своя. Они вот действительно следуют каким-то идеям. Но таких почти нет! Это люди из комсомола, из компартии, из самых что ни на есть конформистских кругов, которые по такому же конформизму стали либералами.

- Да!

- И сейчас они благополучно! Благополучно окружают и обслуживают технически Путина и консерваторов.

- Но... Вы знаете самый главный психологический мотив в жизни? Относись к этому как к игре! Весь мир - игра!

- Но ведь это же не интеллигенция. Это как раз вот тот самый... что ни на есть... Ну, холуи просто! И это противоположность интеллигенции. То есть это те люди, которые получить...

- Но мы думает, что это интеллигенция!

- Мы так не думаем. Я думаю, что это на самом деле... просто на самом деле... вот самая неприятная, самая мелкая и подлая прослойка. Она имитирует интеллигенцию. Ну вот, например...

- Она мимикрирует, да...

- ... люди из комсомола, оказавшиеся в либеральном правительстве Гайдара, потом оказавшиеся, там, в администрации Путина. Вот - это типичный пример, как бы сказать...

- Переход из одного состояния в другое.

- Да, в другое. Вот это - антиинтеллигенция! А они... поскольку они аккуратны и иногда могут...

- Да, они очень аккуратны.

- ... две строчки прочитать из каких-то случайных, как бы в Википедии прочитанных стихов, там, к месту или ни к месту, поздравить женщин в 8 марта, считаются у нас интеллигенцией. Это прямая противоположность. Интеллигенция - это в каком-то смысле призвание. Это трагическая вещь. Для нас, русских людей - это вообще еще и очень новой занятие, потому что мы вот занимались земледелием в течение тысячелетий и вот нам дан доступ к знаниям. Это не так просто - переквалифицироваться из посадки... м... хлебов в Гегеля, Канта, Хайдеггера. Это не так просто. Это совершенно другой уровень ответственности на самом деле. Дворян к этому готовили и то готовили так, что они в нужный момент оказались где-то непонятно, чуть ли не в Красной Армии у Троцкого. Да когда, там, веками готовишь интеллигенцию или интеллектуальную элиту - не факт, что она в нужный момент сделает какое-то ответственное решение. А уж что хлеборобам и их потомкам, нам русским людям делать? Поэтому это очень сложный момент. И здесь вот эта скороспелость русской интеллигенции она играет с нами злую шутку. Но, я думаю, что сейчас приходит час русской интеллигенции. Сейчас приходит. Именно русской интеллигенции. Потому что до этого она...

- Пряталась. Ей стыдно было говорить о том, что я люблю свою Родину.

- Да, да. Она представлена была какими-то выродками на самом деле. А вот если мы немножко раздвинем этот туман... А они уже пошли сейчас экспертами, обслуживают власть... Сейчас они уже часть этой системы. И они уже даже не претендуют на то, что они интеллигенты. Просто они ее часть. Либо они профессиональные оппозиционеры, то есть часть другой, глобалистской элиты. На самом деле место русской интеллигенции вакантно. Место вот этих кружков... То что Достоевский говорил - русские мальчики. Кто такие русские мальчики - это люди, это юноши с открытыми глазами к сфере смыслов. Да, они еще не исполнились этими смыслами. Да, они не нашли окончательных ответов. Но в них видна, в этих русских мальчиках и русских девушках видна решимость это делать. Вот сейчас приходит этот момент. У нас технологично все в стране, но не интеллигентно ничего. У нас технологично телевидение. У нас технологична политика. У нас технологична военная... Все прекрасно, но в сфере вот этой свободы, там где рождается настоящий интеллект, где культивируется ум...

- Свобода!

- Вот это... Это абсолютно, потому что не может быть интеллигент не свободный. Это уже другой... Интеллигент - это освобождающийся.

- Но Вы знаете, Александр Евгеньевич, Вы тоже общаетесь со студентами, с молодым поколением. Я вижу эти глаза уже...

- Чем дальше, тем они более русские эти глаза и тем больше интеллигентные. Вот вопрос освобождения на самом деле вот этой интеллектуальной... или рас... формирование интеллектуальной элиты - это вопрос о будущем. Я вообще не связываю это с государством. Потому что если государство этим будет заниматься, оно будет плодить политтехнологов своих, ну, как бы сказать, таких... ну, просто сотрудников, экспертов, которые будут обслугой. То есть новых холуев. А интеллигенция и холуйство, оно как раз не совместимо. Не бывает холуйской интеллигенции. Интеллигенция - это значит быть преданным уму. Если ум тебя ведет в поддержку государства, то ты его поддерживаешь, если ум ведет тебя в оппозицию государству ты с этим государством вступаешь в борьбу, чего бы это тебе не стоило. Вплоть до мученичества. Но это и есть интеллигенция. Когда ты...

- Голгофа. Да?

- Да! Или ее триумф. Гегель был сторонником Великой Германии, когда Великая Германия была создана - это был триумф Гегеля. Нельзя говорить, что всегда интеллигенция страдает. И когда она побеждает - это ее триумф, когда она проигрывает - это ее Голгофа, ее муки.

- Александр Евгеньевич, я благодарен, что Вы пришли к нам в студию, я благодарен за Ваши искренние слова и я понимаю, что все-таки иногда гордо быть интеллигентом в этой стране.

- Да. Русским интеллигентом.

- Это был Александр Евгеньевич Дугин.

Пятидневка.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments