September 13th, 2014

Немец и русский - братья навек!

Советский пропагандистский фильм 1965 года режиссера М.Ромма

МОСФИЛЬМ
ТРЕТЬЕ
ТВОРЧЕСКОЕ
ОБЪЕДИНЕНИЕ
ОБЫКНОВЕНЫЙ
ФАШИЗМ
В ФИЛЬМЕ ИСПОЛЬЗОВАНЫ
ТРОФЕЙНЫЕ ХРОНИКАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
ИЗ КИНОАРХИВА
МИНИСТРЕСТВА ПРОПАГАНДЫ
ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
И ЛИЧНОГО ФОТОАРХИВА ГИТЛЕРА
А ТАКЖЕ МНОГОЧИСЛЕННЫЕ
ЛЮБИТЕЛЬСКИЕ ФОТОСНИМКИ.
ОБНАРУЖЕННЫЕ У ЭСЭСОВЦЕВ
ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
ДЛЯ ФИЛЬМА ПРЕДОСТАВИЛИ:
ГОСФИЛЬМОФОНД СССР
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ
КИНОФОТОДОКУМЕНТОВ СССР
КОМИТЕТ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР
ГЛАВНОЕ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ
ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР
ЦЕНТРАЛЬНЫЕ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ
ОКТЯБРЬСКОЙ РЕОВЛЮЦИИ СССР
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ АРХИВЫ БЕЛОРУССКОЙ ССР
И ЛАТВИЙСКОЙ ССР
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КИНОАРХИВ
ГЕРМАНСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ПАРТИЙНЫЙ АРХИВ
ЦК СЕПГ
МУЗЕЙ НЕМЕЦКОЙ ИСТОРИИ В ГДР
ИНСТИТУТ СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИИ В ГДР
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ МУЗЕИ
В БУХЕНВАЛЬДЕ, ЗАКСЕНХАУЗЕНЕ,
ОСВЕНЦИМЕ И МАЙДАНЕКЕ
ГЛАВНАЯ КОМИССИЯ
ПО РАССЛЕДОВАНИЮ
ГИТЛЕРОВСКИХ ЗЛОДЕНЯНИЙ
В ПОЛЬСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ
ИСТИТУТ ИСТОРИИ ПАРТИИ
ПРИ ЦК ПОРП
АРХИВ КИНОСТУДИИ
ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ ФИЛЬМОВ В ВАРШАВЕ
(Диктор начинает читать текст.)
ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ
Показывая Вам нашу картину мы разумеется не расчитываем осветить все стороны такого явления как фашизм. Это невозможно в пределах одной картины. Это невозможно хотя бы потому, что многое, очень важное не оставило никаких следов на пленке.
Не было снято.
Из огромного количества материала мы отобрали то, что показалось нам самым поразительным. То, что дает нам возможность вместе с Вами поразмышлять.
Глава первая
(Показывают детские рисунки)
Веселый кот. (детский смех)
Голодный кот.
Хитрый кот!
(Показывают детей)
Медведь.
Грустный лев в зоопарке.
Едва научившись лепетать и ходить, человек испытывает потребность в творчестве. И какие разные эти ребятишки. Они наблюдают мир, стараются запечатлеть его как могут.
Стройка.
Первый снег.
Стадион.
XX век.
XXI век.
(Показывают студентов. Играет спокойная музыка)
Эти люди не знают, что мы их снимаем и нам хочется, ну, просто извинится перед ними, что ли. Мы пришли в один из московских ВУЗов. В дни приемных испытаний. Установили камеру во дворе. И постарались незаметно подглядеть, как люди ждут результатов. Как по-разному проявляются характеры. Как по-разному они ждут. Ну, известно, что на экзамен нужно одевать самые старые туфли. И ни в коем случае не стричься! Это просто опасно!
А вот и результат!
Поразительно разнообразен человек! А этих уже ждут! Я думаю - их ждут. Но и ждут ведь тоже по-разному.
(Нарастает тревожность музыки).
Разве что любовь делает людей в чем-то похожими друг на друга.
Это Москва.
А это уже Варшава. Там внизу много людей. Но каждый из них видит мир по-своему. И каждый из них человек. Для каждой матери - ее ребенок лучший в мире. И для каждого ребенка - его мать самая лучшая в мире. Самая красивая. Неповторимая.
(Опять спокойная музыка. Показывают рисунки детей)
Моя мама - самая красивая. Называется эта серия детских рисунков. Моя мама - балерина. А моя мама - певица. Для этого берлинского малыша - его мама самая красивая. Так же как для этого московского малыша.
(Неожиданно показывают фотографию на которой немецкие солдат целится в женщину с ребенком. Звук выстрела. Тишина. Показывают живых детей. Потом сразу показывают мертвых детей. Показывают трупы истощенных людей. Показывают груду трупов истощенных людей.)
Дойчланд юбер алес. Написано на этом столбе. (Надпись грубо вырезана перочиным ножом.)
Германия превыше всего. Германия надо всем. (Продолжают показывать трупы истощенных людей.)
(Бьет колокол.)
Сейчас в Европе возникли новые музеи. Музеи на месте бывших концлагерей. Деревянные бараки давно сгорели. Точат только трубы среди травы. А каменные остались целы. Тоже все заросли бурьяном. Полевыми цветами.
Вот в этот барак можно войти. Давно выветрился здесь запах человеческого тела. Здесь умирали тысячи. А сейчас посетители музея оставляют надписи на стенах. Как оставляют их повсюду. Давно остыли эти печи со свежо выкрашенными дверцами  (показывают 3 печи в каждую из которых можно загрузить только один труп) и не работает ванна начальника крематория.
Он устроил ее тут же, рядом с печами. За стеклом со специальными приборами лежать эти тоны женских волос. Они перестали быть похожими на волосы. Свалялись как войлок. За стеклом эти тысячи протезов. В огромном бункере лежат детские ночные горшочки. Матери, приезжавшие сюда с детьми думали, что будут жить. Этот аккуратный холм, сложенный из пепла и костей миллиона человек (Холм на самом деле сложен не из пепла, а из земли с окрестных полей).
(тримфальный проезд Гитлера по улицам Берлина. Толпа ликует.)
Ну разумеется - это тоже люди. Вернее они думают, что они люди. Это уже толпа. Масса, как любил говорить Гитлер. Толпа. Здесь отдельный человек не стоит ничего. Стоят только десятки, сотни тысяч. Миллионы!
Для фюрера поставлено одно кресло. Одно! Для него! Сейчас он сядет. Сел!
Глава II.
"Майн кампф" или как обрабатывают телячьи шкуры.
Примерно в это время в старинном немецком городе были изготовлен особенный, уникальный экземпляр книги Адольфа Гитлера "Майн Кмпф", этой библии германского фашизма. Для этой книги отобрали телят лучшей немецкой породы, ободрали с них шкуры и обработали эти шкуры на старинных станках. Вот перед вами станок XVIII столетия. Мастера, проверенные до десятого колена изготовили из этих шкур особо прочный пергамент. Бригада художников. Специальной тушью. Особыми перьями. Шрифтом, который обсуждался в десятках канцелярий. От руки переписала эту книгу. Эти кадры взяты нами из культур-фильма, который называется "Книга немцев".
Вот слышите диктора? Это очень длинный культур-фильм. Разумеется мы включили только ничтожную часть кадров. Что до содержания книги, то пожалуй жаль что не все прочитали ее достаточно внимательно. Если бы все немцы вдумались как следует в содержание книги, пожалуй судьба Германии могла бы стать иной.
Бригада горняков спустилась в старинную немецкую шахту и руками добыла здесь руду. Руда была переплавлена в особых печах. Из нее были изготовлены переплетные доски. Это были листы нержавеющей и притом тугоплавкой стали. Вот их куют. Сейчас их закрепят. И книга будет готова. Она должна была храниться тысячу лет. Не испортиться, не потускнеть. Не заржаветь. Ибо ровно тысячу лет должен был длиться Райх Адольфа Гитлера - Третий Райх. Сейчас книгу заключать в специальный саркофаг. Вот. А затем похоронят ее в особом мавзолее.
Глава III.
Несколько слов об авторе.
Адольф Гитлер был известен полиции с 12-го года еще. Вот его полицейская карточка. Сын мелкого чиновника, неудавшийся художник, он был ефрейтором в Первую Мировую войну. А после войны стал платным осведомителем Рейхсвера. Этот завсегдатай пивных был направлен в качестве осведомителя в возникшую вскоре после войны Национал-социалистическую немецкую рабочую партию. Ну, насколько эта партия была социалистической и рабочей Вы можете судить по этим кадрам старой хроники. По этим дефилирующим господам и по тем кто принимает этот парад.
Но Гитлеру партия понравилась. Он записался в нее под номером седьмым и решил уо чтобы-то ни стало стать номером Первым. Мелкий буржуа, обыватель, он превосходно понимал душу обывателя. Был ловким демагогом. Стал вскорости главным оратором партии, а потом и фюрером этой нацисткой партии.
Примерно к этому времени на улицах немецких городов стали появляться вот эти ребятки в форме. Вот эти знаки свастики. Это идут штурмовики - главная опора партии. Кадры штурмовиков вербовались из числа мелких лавочников. (Штурмовик выкатывает велосипед с мотором из мясной лавки.) Вот это мясник. А вот тут булочник выходит.  Из числа чиновников. Деклассированных элементов. Не брезговали и просто уголовниками. Гитлер как-то сказал: "Мне нужны люди с крепкими кулаками, которых не остановят принципы, если нужно укокошить кого-нибудь." Вот эти люди с крепкими кулаками. "А если они сопрут при случае часы" ,- добавил Гитлер. - " Ну, что ж - не беда".
Обыватель с интересом присматривался к этой новой партии. К новой форме. Ему импонировали эти оркестры, мундиры и знаки. Гитлер поначалу еще не умел держаться как Фюрер. Сейчас Вы это увидите. Но он тренировался! Тренировался упорно! Вот он практикуется в произнесении речей перед зеркалом. Это кадры из альбома его личного фотографа. А сейчас Вы увидите как он применяет эти навыки на практике. Он выступал часто и обещал очень много. Обещал благосостояние для всех. Обещал вернуть утраченные по Версальскому договору земли. Квартиронанимателям обещал снизить квартирную плату. Домохозяевам повысить квартирную плату. Владельцам универсальных магазинов обещал уничтожить конкурентов, а мелким лавочникам уничтожить универсальные магазины. Вообще - он не скупился на обещания.
"Sieg Heil".
Слеты и парады штурмовиков делались все более мощными. Они стоили не мало денег. Но партию финансировали очень щедро. Финансировали какие-то тайные источники. На одном из слетов, например, уже в эти годы был съеден миллион двести тысяч сосисок. А к 1934 году это количество дошло уже до двух с половиной миллионов сосисок за один слет.
Связь с рейхсвером видна в каждом кадре. Обрядности, форме придавалось огромное значение. Это обряд освящения знамен. Посмотрите на лицо Гитлера. Как быстро он вырос, так сказать!
А парады в городах стали принимать просто угрожающие размеры. Походили уже на какие-то государственные мероприятия, хотя партия нацистов еще не была у власти. Для прихода к власти нацистам нужен был Гинденбург. Вот он!
Старый императорский генерал, ближайший сподвижник Вильгельма Второго Гинденбург волею судеб оказался Президентом Германской республики. Уважение к кайзеровскому мундиру и жажда реванша сделали свое дело. Вряд ли он даже понимал что такое республика. Но... Простите... Он кажется... Да. Он заблудился. Ничего! Сейчас выйдет... Выйдет. Все в порядке! Вышел!
Так вот, говорю, вряд ли он понимал что такое республика и тем не менее оказался ее Президентом. Старый аристократ - он презирал Гитлера. Называл его ефрейтором. Но в 1933 году он получил письмо от крупнейших капиталистов. От хозяев монополий. Письмо, грубо говоря, было подписано двумя миллиардами марок. И эти два миллиарда марок требовали от Гинденбурга чтобы он назначил Гитлера Рейхканцлером. Крупному капиталу нужен был диктатор.
Гинденбургу не хотелось назначать Гитлера. Но два миллиарда марок! Сейчас Вы увидите как он расстается с двадцатью пфенингами! И поймете что для него два миллиарда марок. Сейчас! Расстался! Аккуратно застегивает кошелек.
Как бы-то ни было - он назначил Гитлера рейхсканцлером. Его приветствовали фашистским приветствием. В последствии Гитлер говорил - мы обработали старого господина за три недели. Он более чем почтительно поблагодарил Гинденбурга за эту услугу.
И вот - Гитлер в своем кабинете. По началу он держится коллегиально, не хочет даже сесть первым. Предлагает другим. Членами кабинета были Геринг, фон Папен, Бломберг, Фрик, Гугенберг. Соратники Гитлера по партии и крупные капиталисты.
Гитлер сидит.
С этой минуты судьба Германии круто изменилась. (Маршируют СС-цы).
Глава IV
А В ЭТО ВРЕМЯ
Посмотрим что интересовало кинематографистов Запада в эти годы - годы прихода Гитлера к власти. Это кадры из обозрения мира. Вот перед Вами английский король. Кстати, он был двоюродным братом Николая Второго. Был еще жив тогда.
А это - бывший король Испании. Его тоже сняли. Исключительно ителлектуальное лицо! Король Норвегии, очевидно на спуске корабля. Королева Нидерландов. Спускается с собственной яхты. Шведский король играет в теннис. Очень не друно играет, не смотря на преклонный возраст.
Бывший Император Германии Вильгельм Второй. Кормит уток.
Франция. Бриан. Герой Первой Мировой войны Клемансо по прозвищу Тигр. Президент Франции ЛеБрен в кругу семьи. Крупные политические деятели Запада полагали тогда, что придя к власти Гитлер будет придерживаться умеренной политики. Посмотри на этого дяденьку!
И никто из властителей Европы не подозревал какую роль в их судьбе сыграет этот "дяденька".
Гитлер и прочие посещают оперный театр. Эти кадры тоже включены в обозрение мира как важнейшие.
Маленькая речь в честь Гинденбурга.
(в новостях показывают тюленя.) Чуть-чуть похож на Гинденбурга. В прочем эти тюлени включены в обозрение разумеется совсем не по этой причине. Просто зрителей и кино всегда занимало, когда животные похожи на человека. Вот и попали тюлени в обозрение вместе с королями и Гитлером.
XX век оставался XX веком. Кончилась только первая его треть. Население планеты еле перевалило за 2 миллиарда человек. На этих гонках оно немножко уменьшилось.
(показывают танцы.) Это не 1964 год! Это 1934! Похоже однако. То же явление XX века. Кэт Келуэй - знаменитый джазовый певец. Корифей 30-х годов.
А вот самая модная песенка 30-х годов. (Очи черные) Ее исполняли во всех столицах мира. Это Нью-Йорк. А это не то Лондон, не то Париж.
Все шло как обычно. Вот только Марлен Дитрих не вернулась в Германию. Не вернулась по политическим соображениям. Сейчас она дает интрвью. Пока, в ожидании лучшей работы она демонстрирует моды в Голливуде.
А рядом конкурс на пропорции Венеры. Не подходишь ты в Венеры! Вот это уже лучше. Эти венеры зарабатывают другим путем. (женский бокс) Питаться так сказать надо...
Нью-Йорк конечно. Даже в этом чувствуется XX век. И в этом. Упражнения полицейских с чучелами. Веселое представление. То же самое в натуре.
А это уже Лондон. Здесь были особые причины для уличных беспорядков. Дело в том, что главарь английских фашистов Мосли. Вот он идет посредине, вот перед знаком! Это Мосли. Он идет на митинг. Собирается произносить там речь. Лондонцы стараются его побить. Полиция берет его под защиту.
Марсель. Во Францию прибыл король Югославии Александр. По приглашению министра иностранных дел Барту. Дело в том, что Барту очень опасался Германии. Был сторонником сближения с Советским Союзом и пытался договориться о том же с Балканским государствами. И Барту, и король Александр были застрелены в машине. А убийца был убит. Убит на месте. Убит полицией. Это поразительно напоминает всю историю с убийством Кеннеди. В последствии выяснилось, что убийство было организовано из Берлина. Но тогда этого никто не знал. Преемником Барту был назначен Лаваль. Он придерживался германской ориентации. В последствии его судили за предательство. Политика Франции круто изменилась.
Вернемся, однако, в Германию. Посмотрим что там происходит.
Глава V
КУЛЬТУРА ТРЕТЬЕГО РЕЙХА
"Любой фельдфебель может быть учителем, но не каждый учитель может быть фельдфебелем".
Адольф Гитлер
В течении трех суток после прихода Гитлера к власти приходил эти факельные шествия - факелцуги. Я гляжу на этот поток огня и думаю - в чем был подлинный, глубинный смысл этих спектаклей? Ну да - они демонстрировали мощь нового порядка. Устрашали. Возбуждали простые души. Но все-таки самым главным в этих факелцугах было то, что они помогали превратить человека - в дикаря. Причем превратить его в дикаря в торжественной обстановке. Так что превращаясь в дикаря он чувствовал себя чуть ли не героем. А готовый на все дикарь был очень нужен Третьему Райху. Он нужен был прежде всего для того, чтобы истребить все, что противилось нацизму. Все, что стояло у него на пути.
Первый удар был нанесен по коммунистам. В концлагеря, в тюрьмы.
За коммунистами - социал-демократы. Руководители профсоюзов. Рабочие-активисты. Редакторы журналов, газет, радио. И вообще - все кто осмеливался думать иначе, чем думал Гитлер.
И вот я гляжу на эту огненную свастику и не могу примириться с мыслью о том, в Германии, в стране великой культуры к власти пришли полуграмотные, самодовольно тупые люди, которые сделали все чтобы превратить человека в восторженного дикаря.
Вот - жгут книги. Тогда их жгли во дворах всех университетов. Перед Берлинским университетом выступал Геббельс. Он произносил очень возвышенную речь. Он говорил о торжестве германского духа. О новой культуре, а под эту речь студенты, вместе с подручными Геббельса, вместе с СС-цами бросали в огонь книги. Кого же жгли? Жгли Толстого и Маяковского, Вольтера и Анатоля Франца, Ромен Ролана и Джека Лондона. А Геббельс говорил, а тем временем жгли лучших немецких писателей. Жгли Гайне, жгли Томаса и Генриха Мана, жгли Фейхтвангера, Ремарка, Бертольда Брехта. Ну, разумеется жгли Маркса, Энгельса, Ленина. Жгли труды величайших ученых не арийского происхождения.
Человеческая мысль летела в огонь. А что же осталось?
Осталось! Вот - академия наук. В том виде, который она постепенно приобрела. Выступает Геббельс. Он представляет Академии нового президента - Зейс Ингварда. Вот ему вручаются президентские полномочия. Зейс Ингвард - гауляйтер Австрии. В общем - нормальный палач. Произносит президентскую речь. Интересен состав слушающих.
А вот это - уже Академия права. Выступает Франк. Состав присутствующих поразительно похож на тот, который мы только что видели. Кстати, эта Академия права приняла постановление, согласно которому любовь к фюреру является правовым понятием. Поэтому за не любовь к фюреру можно судить уголовным порядком.
А вот это уже совещание Сельских хозяев. Не перепутайте с Академией права. Выступает министр Даре. Сидят сельские хозяева. Нового типа... Так сказать пахари Третьего Райха.
А вот вся верхушка Империи. Встречают Гитлера. Мы тщетно пытались здесь найти хоть одного человека в штатском, хоть одно пальто, хоть одну шляпу.
(продолжение следует)
Немец и русский - братья навек!

Советский пропагандистский фильм 1965 года режиссера М.Ромма

(продолжение)
Глава VI
ВЕЛИКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ В ДЕЙСТВИИ
Однажды Гитлер сказал: "Найдут где-нибудь череп - и заявляют что это наш предок. Я утверждаю, что нашим предком Неандерталец не был! Мы происходим прямо от древних греков."
Вообще, пропорции черепа были важной составной частью расистской теории. Вот перед Вами лектор. Он показывает, где расселены правильные черепа. Нордические черепа. Так сказать, истинно арийские, германские черепа. В одной руке у него правильный череп, а в другой не правильный череп. В одной нордический, а в другой не нордический. Вот люди с правильными черепами. Вот правильный череп. Вот правильный череп. Тоже правильный череп. Вот целый ряд людей с правильными черепами.
А вот - неправильный череп. Александр Сергеевич Пушкин. Славянин, да еще с примесью негритянской крови. Или например Лев Толстой. Ну, не правильный череп. Я уж не говорю о Карле Марксе. У Антона Павловича Чехова - то же не правильный череп. И у Маяковского. И уж совсем неверная голова у Эйнштейна. Бросается в глаза.
За то, вот человек с правильным черепом - Мартин Борман. Говорят, до сих пор скрывает свой правильный череп где-то в лесах Аргентины. Или, например, Рем. Какой прелестный череп! Штрайхер - главный проповедник по делам расизма, мракобесия и юдофобства, тоже очевидно полагает, что у него идеальной формы череп.
Перед Вами номер Die Deutsche Wochenschau гитлеровских времен. Мы откопали его в архиве Геббельса. Диктор говорит: "Посмотрите, как эти евреи делят между собой богатства Советского Союза". А в кадре Александр Петрович Довженко вручает диплом лауреата Сталинской премии Ивану Александровичу Пырьеву. Вы слышите диктора? Вот сейчас. А это - Пирогов. Серафимович. Этот номер характерен. Это нежданова. Характерен для методов Геббельсовской пропаганды. Это Тарханов.
Штрайхер между тем продолжает свою речь. Он требует, чтобы Германия была очищена от неправильных черепов.
Германия стала очищаться. Те люди, с неправильными черепами, которые догадались вовремя уехать, те еще спаслись. Видите, на них специальные бирки. Они спускаются с парохода где-то за рубежом. А те кто не захотел покинуть свою Родину, не решился уехать, тем пришлось хуже.
Перед Вами кадры из пропагандистского фильма, сделанного по заказу национал-социалистической партии. Фильм о том, как должны свершаться истинно арийские браки. Доктор спрашивает: "Документы представлены?". "Представлены". "Невеста здесь?" "Здесь". "Пусть войдет". Вот жених и невеста. "Невеста входит". Жених ждет. Чуть-чуть взволнован. "Фройлен", - говорит доктор. "Когда два молодых человека вступают ныне в брак, они принимают на себя большую ответственность". Ну, мы не будем дальше переводить речь доктора. Мы позволим себе сослаться на более крупные авторитеты в данном вопросе.
В одной из речей Кальтенбруннер заявил: "Надлежит обязать всех замужних и не замужних немецких женщин, родивших менее 4-ырех детей, зачинать детей от мужчин, безукоризненных с расовой точки зрения. Женаты ли эти мужчины - не играет никакой роли. Каждая семья, у которой уже есть четверо детей должна предоставить мужчину для этого мероприятия".
Вы слушайте, как слушает невеста, посмотрите! Мы не знаем, готов ли жених к восприятию этого заявления Кальтенбруннера или вот этот новый посетитель, мы продолжим цитаты.
Однажды Гитлер сказал: "Мне захотелось сделать что-нибудь для окрестного населения в Бертсгардене. Тут население не чистое с расовой точки зрения. Немножко слабое. Но после года пребывания здесь полка  лейб-штандарт в окрестностях появилось множество бодрых, здоровых, крепких ребятишек. Надо оказать такую же помощь населению Баварии и Восточной Пруссии. И послать туда отборные войска для улучшения местной породы населения".
В другой раз Гитлер сказал: "Вообще лет через 100 вся отборная часть немецкой нации будет продуктом деятельности СС". Имеется в виду деятельность особого рода. Так сказать, высокопродуктивная деятельность по разведению породистых детей.
Ну, процедура опроса и осмотра заканчивается. Все, кажется, в порядке. Вот невеста выходит. "Поздравляю Вас", - говорит доктор. Жених в восторге: "Благодарю, благодарю Вас доктор!" "Но зачем же благодарить меня",- гворит доктор. "Благодарите предков фройлен. Можно жениться".
Через несколько лет, уже во время войны. Было найдено новое практическое выражение для национальной идеи. Солдат, отправлявшихся в отпуск, снабжали специально изготовленными разборными люльками. Вот - эта люлька. Солдаты должны были вручать эти люльки девицам. Солдаты получали так же удостоверение о том, что если девица забеременеет, то это является патриотическим актом. Вот идет такой, полностью экипированный солдат.
А Гиммлер издал даже приказ, очень подробно разработанный, специальный приказ. Смысл его сводился к тому, что девицы не должны отказывать солдатом. Эта девица, как видите, не отказала. Вот к ней являются официальные представители. Ей вручается букетик цветов. А сейчас ей будет вручено удостоверение. Вот, он лезет в карман за ним. Удостоверение о том, что девица правильная, и ребенок правильный. Такие дети назывались - подарки фюреру.
Ну, вернемся на несколько лет назад. В 30-х годах в городах Германии происходили своего рода государственные маскарады, парадные шествия. Целью этих маскарадов было очевидно доказать, что вся двухтысячелетняя история Германии была только прелюдией к Третьему Райху. Очевидно фашизм начинается там, где начинается национальное чванство. Когда человек поверил, что он лучше другого уже потому, что он немец.
Глядя на эти мирные шествия, трудно представить себе, что это только подготовка к истреблению других народов. Но это так.
Заглянем еще раз в будущее. Перед нами доклад полицей-президента Варшавы Штрофа, доклад-отчет об истреблении всего еврейского населения Варшавы. Этот отчет для документальности и точности снабжен вот этими фотографиями. Фотографиями люди, которые подлежали уничтожению и были уничтожены поголовно.
Вот это было приложено к отчету. (Показывают знаменитую фотографию с маленьким мальчиком у которого подняты руки вверх.) Они уже приготовились к смерти (Следующая фотография. На земле лежат живые люди.) Ждут только выстрела. Ждут. Доклад подписан - бригаден-фюрер, генерал-майор полиции Штрап.
Глава VII
ЕЙН ФОЛЬК
ЕЙН РЕЙХ
ЕЙН ФЮРЕР
Один народ, одна империя, один фюрер.
И так, единство нации. Ради демонстрации этого единства вся Германия в определенные дни ела общий суп. Это входило в программу зимней помощи. Ела под звуки военных оркестров. Айн топ - в переводе - один горшок. Огромные котлы, общая похлебка. И опускались мелкие монетки в кружку. Вот так!
Ну, разумеется дело не в этих мелких монетках. Не в этой похлебке. Дело в том, что это было свидетельством благонадежности. Ты съел общий суп и тем самым выразил солидарность с мероприятиями нацистской партии и правительства. Это так просто - съесть тарелку супа и опустить несколько монеток.
Общий суп ели даже в Райх-кнцелярии. Тут правда публика собиралась почище. Тут сам Гитлер посещал это едалище. Правда я сомневаюсь чтобы он ел этот суп. Ведь он был вегетарианец. Как это ни поразительно. Во всяком случае он опускал монетки. Вот пошла первая марка. Сейчас быть может... Да, пойдет и вторая! Подождем ради такого торжественного случая... Ждем... Ну, не дождались! Не важно!
Качание! Тоже своего рода единство. Народный обычай правда. Во всяком случае в этом качании действительно есть какое-то ощущение общего действия. А кроме того обывателю оно помогало отогнать тревожные мысли, которые, веротятно, иной раз все-таки посещали его. Покачался - и стало легче на душе!
В те годы качались действительно в массовом масштабе. Ради демонстрации единства партийные фюреры (это Геринг) посещали народные праздники.
Стрельба из лука. Народный обычай. Геринг стреляет. Попал. Не знаю как в жизни, а в кино - попал. Ему подносят традиционную кружку пива. Хочешь, не хочешь - надо выпить. Единство требует. Хайль! Райхсмаршал пьет! Выпил, вытер губы народным способом. Продемонстрировал единство с народом.
А вот и подлинное единство. Тот же Геринг и Крупп фон Болен унд Гальбах. Тот самый Крупп - король пушек, король танков, король всего, что убивает. В дни юбилеев крупповских заводов вся верхушка нацистской партии посетила Круппа. Когда-то нацисты обещали поприжать крупный капитал. Теперь они стоят в очереди за рукопожатиями. Стоит в очереди и Гиммлер - шеф ГЕСТАПО. Дождался. Прижал. Еще раз прижал.
Вот, пожалуй в эти дни ярче всего... Это Гесс идет. Заместитель Гитлера по партии. Ярче всего была продемонстрирована подлинная сущность экономической программы нацизма. А вот и семья Круппа. Справа, сейчас войдет в кадр, нынешний Крупп - хозяин крупповских монополий в ФРГ. А речь произносит тогдашний Крупп, старый Крупп. Нам интересно чем он кончит... Хайль Гитлер! Так он кончил.
А вот тоже демонстрация единства, но уже на базе автобанов. Автомобильных дорог. Казалось бы невинное дело - строительство автодорог. Но ведь дело в том, что это были стратегические автодороги. Это был первый шаг к войне. Сейчас Гитлер будет произносить речь. Он произнесет ее в обычном своем стиле самовозбуждения. Начинает он как будто даже не уверенно. А потом взвинчивает себя до крика. Готово! Орет! Кстати, орет он простейшие вещи. Что нужно работать, что нужно трудиться, что нужно строить автобаны. Словом - рабочие, за работу. Все это можно было сказать гораздо спокойней. Но это нравилось. Ахтунг. Уже высыпана специальная вагонетка рыхлой земли. Копает своей фюрерской рукой. Мы повторим этот кадр еще раз, чтобы Вы полюбовались на человека позади Гитлера. Повторяем. Так. Так. И так.
Строительство второго автобана. Открывает Геринг. Третьего Гесс. А строительство какого-то маленького автобана открывает и фюрер поменьше и копает он как-то лениво. Не усердно. Что? Все? Ну что ж можно и идти.
Вот промышленная выставка. По ней можно судить о том, куда шла Германия. Подводные лодки, танки. Самолеты. И даже авиабомбы. И надо всем - Гитлер.
Глава VIII
О СЕБЕ
"МОЯ МАТЬ БЫЛА ОБЫКНОВЕННОЙ ЖЕНЩИНОЙ, НО ОНА ПОДАРИЛА ГЕРМАНИИ ВЕЛИКОГО СЫНА"
АДОЛЬФ ГИТЛЕР
Моя фуражка - фас. Профиль. Я - на фоне гор. На фоне моря. Я и белочка. Я и девочка. Я и львы. А это я среди моих поклонников из народа. Торт, который преподнесли мне ко дню рождения. Поваров на всякий случай обыскали.
Тоже подарок. Носки, которые связали мне немецкие женщины. Я и Зигфрид. Работа неизвестного художника. Жаль только что я выглядываю из подмышки у Зигфрида. Лучше бы наоборот.
Я в хорошем настроении. В плохом. Не помню уж что там случилось. Снова в хорошем. Там на заднем плане Муссолини, Вы не обращайте пока на него внимания. А! Автограф! Ну подходящая спина всегда найдется.
Я серестил руки на груди. В последствии я нашел для них другое место.
Редкостный кадр. Я обхожу почетный караул во фраке. Портной был награжден. В общем фрак действительно сшит хорошо. Сейчас я уйду.
Я произношу речь. Кстати, в этой речи Гитлер заявил, что он достиг всего, представьте себе, прилежанием и трудолюбием. Он жаловался, что преживал очень тяжелые времена. Голодал мол даже. Но упорно стремился к своей великой цели. И в конце концов преодолел все эти великие трудности и достиг цели. "Нет, не интеллигенция дала мне силы",- продолжал Гитлер. И заявил, что он всегда опирался на рабочих и крестьян. Ну, естественно! XX век - на кого же и ссылаться, как не на рабочих и крестьян. Даже Эрхард ссылается на рабочих и крестьян.
Гитлер произнес великое множество речей. Все они довольно банальны по содержанию, но выполнены, так сказать, с огромным темпераментом. Но кроме того записаны все его застольные беседы, а это неисчерпаемый кладезь премудрости.
Гитлер говорил, что прирожденная раса господ - это только немцы. И что они призваны владычествовать над всем миром.
А что славяне - это прирожденная раса рабов. Что большинство русских нужно уничтожить. А тех кто останется в живых нечего учить грамоте.
Что украинцев следует снабжать бусами, как все колониальные народы. Что арабы - это лакированные обезьяны. Что итальянцы ленивы. Что среди румын есть один порядочный человек, да и тот Антонеску. Что Швейцария - это прыщ на теле Европы. И что если Германский народ не проявит твердости духа, то его тоже следует уничтожить.
Вообще, заявил Гитлер, один я имею право решать - какой народ будет существовать, а какой должен быть истреблен.
Вот в этой речи Гитлер сказал: "Некоторые утверждают - фюрер - это да. Но партия это что-то другое. Нет мои друзья", - продолжал он. "Я и есть партия".
Это заявление Гитлера имело оглушительный успех. Ему пришлось переждать овации.
"И так же как я чувствую себя частицей партии", - продолжал Гитлер. "Так партия является частью меня самого".
Вы подумайте только - партия нацистов является частью Адольфа Гитлера. Жалко он не уточнил какой именно частью. А закончил свою речь он так: "И если я когда-нибудь умру, то дух мой останется жив. Зиг хайль! Зиг хайль! Зиг хайль!".
Многие великие держали руки скрещенными на груди. Но Гитлер в конце концов действительно нашел для них другое место. Как бы это выразится по деликатнее... Пониже пояса. Он упорно держал руки именно здесь. Если была занята правая рука - держал здесь левую.
Ему стали подражать. Подражателей делалось все больше. Первым научился держать здесь руки шеф гестапо Гиммлер. Мой кроткий Генрих, как называл его Гитлер. Герингу это было труднее. Из-за брюха. А вот держать так руки Рэм и Гесс. Справа от Вас Гесс слева Рэм.
Рэм командовал штурмовыми отрядами. Был одним из ближайших сподвижников Гитлера. Но однажды, на параде штурмовиков он совершил грубейшую ошибку. Гитлер, из вежливости конечно, пригласил его в машину, а он в серьез принял это приглашение, и вошел. Очевидно он не внимательно читал "Майн Кампф" - там ясно написано, что у партии должен быть один фюрер, а не два фюрера.
Ну, кроме того, Рэма недолюбливали военные - они побаивались его штурмовиков... В общем пришлось его пристрелить, а личный фотограф Гитлера вынужден был испортить несколько памятных фотографий.
Ну, хватит о Гитлере. Все, Гитлер, Гитлер. Надо же сказать несколько слов о Муссолини. Вот он идет. Все таки это был предшественник. Да и слово "фашизм" - это итальянское слово.
Муссолини первым изобрел этот жест, а Гитлер только повторил его. Муссолини первым стал долбать киркой, а Гитлер уже потом копал лопатой. Но кроме того Муссолини работал на молотилке, а это для Гитлера было просто не доступно. Что до саморекламы - это написано слово "дуче", дуче в переводе означает - фюрер, вождь. Так вот, что до саморекламы, то Муссолини превзошел самого Гитлера. Такую стенку и в Третьем Райхе не увидишь. Зато, факельные шествия у Муссолини были не достаточно организованы. Производит такое впечатление, что они сейчас подожгут Рим.
Однажды Гитлер сказал, что Муссолини несомненно является потомком древних цезарей. Похоже. Вот посмотрите - там в глубине сейчас поднимется из толпы его портрет. Очень забавно.
А это Дуче произносит речь. Очень интересно по поведению его, по его мимике. О! Смотрите! Но кроме того интересно, что правая половина кадра - запечатана. Обратите внимание - она запечатана черным. Там стоит кто-то, кто очень раздражает Муссолини. И фашистские кинематографисты решили запечатать эту половину кадра. Чтобы не было видно - кто там стоит. А стоял по-видимому король Виктор Иммануил. Муссолини презирал его за маленький рост, вообще ревновал его, недолюбливал... Вот!
Содержание речи в общем нам не интересно. Ее нужно смотреть, а не слушать. Посмотрите на этого дуче. Очень забавное явление. Ну, хорошо! А? Просто хорош! Во! Но вот это Муссолини явно позаимствовал у Гитлера.
Ну... Расстанемся с Муссолини. Мы покажем Вам несколько его скульптурных портретов, тем более что мы переходим к вопросу об искусстве фашизма.
Глава IX
ИСКУССТВО
"АКТЕРАМ И ХУДОЖНИКАМ НУЖНО ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ ГРОЗИТЬ ПАЛЬЦЕМ"
АДОЛЬФ ГИТЛЕР
Вы думаете - это очередной парад? Нет! Это Гитлер посещает выставку скульптуры и живописи. Кстати, произведения для этой выставки отбирал лично Гитлер. Посмотрите внимательно на лицо этого солдата. Вот опять Гитлер. И опять Гитлер. И опять Гитлер. Кое-что перепало и Герингу. Ну что тут поделаешь! Как бы говорит эта статуя.
А вот то, что не поместилось на выставке. Да и не могло поместится. Это мастерская Торока - ведущего скульптора Третьего Райха. Гитлер говорил: "Когда мы будем проводить представителей покоренных народов через Берлин - они должны быть потрясены и подавлены величием наших монументов. Действительно - мяса много. Груды мышц и никакой мысли. А из животного мира сохранились только лошади.
А вот особый случай - воин завоеватель. Такие вот памятники, только 30-метрового размера должны были стоять по границам Третьего Райха. На Урале, на Белом море, на Черном море и на вершинах Кавказа. И уже заготовлена статуя раба. То, что ожидало нас с Вами. И голова победителя от которого нечего ждать пощады.
Перейдем однако к вопросам литературы. Гете и Шиллер между двумя свастиками. В этом домике в Веймаре проходила выставка немецкой книги. Ее посетил Геббельс. Ну, на почетном месте лежали, естественно, лежали сочинения самого Геббельса. Трудов как видите не пожалели. Автор доволен. А что до остальных разделов выставки, то о них можно судить по этим вот витринам. Гитлер здесь, Гитлер там. Гитлер в Италии. Гитлер на Родине. Вот так!
А вот и сами писатели. Их ведут завтракать под скромной охраной. Кормят в общем прилично. Что до качества самих писателей, то не взыщите - что осталось, то осталось. Потом они выслушивают наставления Геббельса - о чем писать и как писать. Мотают на ус. Вынашивают творческие планы.
А это уже эстрада, театр, кино. Надо же обывателю когда-нибудь и отдохнуть. Полюбоваться красивой жизнью. Очень, очень мило! Разница между этими герлз и, скажем, американскими или там французскими, английскими герлз, заключается в объеме бедер. У герлз Третьего Райха должны были быть мощные бедра. А вот и Мари Карок - главная звезда гитлеровского кино. Немножко секса. Обыватель Третьего Райха жил не очень-то легко, работал много и трудно, с продовольствием было не важно. Геринг говорил, что от масла только жиреют. Надо было чем-нибудь заменить масло. Вот вполне подходящая замена.
Кстати, это нравилось! Это нравится до сих пор. Боюсь что это еще долго будет нравится.
Комический дуэт. Стандарт бедер тот же.
Ну, а тут действуют совсем другие нормативы. Это вамп, а вамп положено быть тощей. Это закон. Посмотреть на такую, а потом вернуться к законной жене. К скучной работе.
И все-таки - самым важным, самым главным в искусстве Третьего Райха было вот это - парады. Это было подлинное искусство. Именно здесь безудержный полет фантазии и творческое вдохновение давали блестящие результаты. Кстати, это искусство имело массовый успех. Первоклассный солист. Нет, вы полюбуйтесь только на самозабвенный восторг этого виртуоза. Кстати, это Рихтгофен - командир легиона "Кондор". Это он бомбил Гернику, Мадрид, а потом Сталинград. Браво. Бис.
КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
(продолжение следует)
Немец и русский - братья навек!

Советский пропагандистский фильм 1965 года режиссера М.Ромма

(продолжение)
чАСТЬ ВТОРАЯ
Мы попытаемся немного отдохнуть от этого кровавого фарса. Поглядим на детей Третьего Райха. Прекрасные дети! Маленькие люди. Они возятся, слушают шарманку. Правда шарманка играет официальный нацистский гимн - Хорст Вессель! Но ведь дети-то еще не знают что это такое.
(Показывают детские рисунки. Очень не красивые.)
Солнце. Тетя. Папа и мама. Труба и барабан. Мальчишки всегда любили рисовать солдат. Штык, ружье, нож, танк. Свастика. А вот и школа. Первая пропись. Хайль Гитлер. С этого надо начинать учение. Другая пропись - штурмовики маршируют. Мы приветствуем знамя.
А вот примечательное стихотворение ко дню рождения фюрера: "Ты там где немецкие сердца бьются сильнее. Где немецкие руки работают. Где немецкие дети смеются от счастья. Мы приносим тебе наши сердца. О, фюрер! Ты - спаситель Германии. Ты - надежда. Ты - верность. Ты - любовь. Ты - вера. Я люблю тебя всем сердцем. Я хочу принадлежать тебе. Я хочу служить тебе каждый день, и каждый час, как верный воин и храбрый солдат". Примечание: не для чтения, для заучивания наизусть!
Теперь надо научится стоять смирно. Пожирать его глазами. Впитывать каждое его слово. Тем более сейчас он обратится с речью к германской молодежи. Чего же он хочет от германской молодежи?
"Германская молодежь должна быть сильной. Ловкой. Упругой как кожа. Быстрой как гончая собака, крепкой как крупповская сталь."
Все! Больше от Вас ничего пока не требуется. И дети в восторге. Телами детей написано - мы принадлежим тебе. Но дети еще не понимают, что стыдно принадлежать кому бы-то ни было. Хотя бы самому фюреру. Они смотрят на него с обожанием. А ведь им еще придется, каждый день и каждый час, в течении долгих лет слышать, что он не погрешим, что он всегда прав, что он великий, что он - спаситель. Вера, надежда, любовь. Что он мудрый.
Гитлер говорил: "Немецкий мальчик должен с детства уметь переносить побои и привыкать к жестокости".
Вот они привыкают к жестокости. Посмотрите, какие лица выбрал оператор! Привыкают к побоям.
Лей как-то сказал: "В четыре года мы даем ребенку в руки флажок. И с этой минуты, сам того не ведая он поступает к нам в обработку, которая продолжается до самой его могилы. Они должны превратиться в тесто, из которого можно выпечь все что угодно. В икру".
И вот - важнейший этап. Сейчас они будут давать клятву верности Адольфу Гитлеру. Послушаем эту клятву.
Дают клятву вчерашние мальчики. Вчерашние школьники. Они выучили наизусть все положенные прописи, они знают, что Гитлер не погрешим. С его именем на устах они будут умирать. Его именем они будут убивать. Его именем они будут грабить.
Но клятву давали не только солдаты. Клятву давали медицинские сестры, служащие, чиновники, почтовые, железнодорожные рабочие. Клятву в верности Адольфу Гитлеру давала вся Германия. Ибо вся Германия должна была связана круговой порукой.
И, разумеется давали клятву члены нацистской партии. Эта клятва была самой краткой.
Вот ее текст дословно: " Я клянусь в верности Адольфу Гитлеру. Ему лично, а так же всем начальникам, которых он поставит надо мной. Клянусь безоговорочно выполнять любое их распоряжение".
И все!
Нет даже слова Германия или слова Родина, слова народ. Поклялся безоговорочно выполнять любое распоряжение любого начальника и можешь надевать шапку.
По существу люди клянутся в том, что они перестанут быть людьми. Они добровольно отказываются от права и долга любого человека. От права и долга мыслить, думать.
Глава XI
А ВЕДЬ БЫЛА ДРУГАЯ ГЕРМАНИЯ
Да! Была и другая Германия! Эти люди еще помнят крушение кайзеровской империи. Германскую революцию 18-го года.
Ровно через год после нашей Октябрьской революции!
Они помнят эти грузовики, полные вооруженных рабочих и солдат. Толпы народа на улицах. Митинги. Речь Либкнехта.
Как это похоже на нашу революцию!
Как эти люди похожи на наших людей!
Как похож этот воздух свободы!
Но они помнят чем кончилась революция. Убийство Либкнехта и Розы Люксембург, кровавые расправы.
Они работали. Они всегда работали. Немецкие рабочие. Великий мастер, великий труженик.
Вот они перед нами. Они еще помнят грандиозные пролетарские демонстрации 20-х годов. Они были тогда гораздо моложе. Они верили в социалистическое будущее Германии. Вот так выходили на улицы. Кто-то из них быть может нес этот плакат, на котором написано - фашизм это голод и война. И видел Тельмана.
Но в этих дворах помнят чем кончались такие демонстрации. Сюда приносили раненых, а иногда и убитых.
Германский рабочий класс был расколот. Его легко было бить по частям. И его били по частям.
Били!
А выигрывал вот этот! (Показывают Гитлера.)
Нет! Я не хочу сказать, что германский народ был слеп! Он был обманут! А раз уж приходится жить при Гитлере, приходятся и работать. (Показывают слепого, выполняющего какую-то нудную простую работу.) Любая работа! Чтобы жить! (Показывают изготовление оружия.)
Вот перед нами рабочие. Некоторые из них еще помнят быть может последнюю демонстрацию Рот фронта. Рот фронт был уже запрещен и выходить на улицу было смертельно опасно.
Многие ли из этих людей дожили до нашего времени? Они исчезли. Исчезли за колючей проволокой.
Да! Все-таки была другая Германия!
Глава XII
"С МАССОЙ НУЖНО ОБРАЩАТЬСЯ КАК С ЖЕНЩИНОЙ".
АДОЛЬФ ГИТЛЕР
Одна из заповедей нацизма начиналась так: "Ты - ничто!"
Мы хотели найти ну хоть какие-нибудь кадры, ну, просто горожан. Хотелось посмотреть как жил рядовой человек в эти годы. Ведь не все же время он кричал - Зиг Хайль. Но среди двух миллионов метров нацистской хроники мы нашли всего несколько вот этих посредственных кадров.
В самом деле - стоит ли снимать людей, если каждый из них  - ничто?
Правда заповедь продолжалась - ты ничто, а твой народ - это все. Но можно ли поверить, что народ - все, если каждый представитель народа - ничто?
И вот пробил час. На улицы высыпали черные толпы СС-цев. Что-то произошло. Как горох посыпались медицинские сестры. Зачем так много сестер? Ну, просто предстоит массовая истерика восторга. Уже работает хроника. Все ясно! Фюрер прибыл! Теперь стоить снимать!
И так, ты - ничто, а твой народ - это все. А народ Гитлер любил называть массой, а с массой, говорил Гитлер, нужно обращаться как с женщиной. А женщина, говорил Гитлер, охотно подчиняется силе. И нечего рассчитывать на разум масс. Нужно воздействовать на их простейшие чувства.
Вот он и воздействует на эти простейшие чувства.
Запланированные инцидент. Несут двух младенчиков с букетиками. Очень трогательно.
Воздействовал на чувства, можно ехать дальше.
Не запланированный инцидент. Букетик цветов по собственной инициативе. Отлично! Дальше!
Совсем не запланированный инцидент. Прошение. Ничего. Улыбнуться. На всякий случай обыскать. Вот. Удалить. Поехали дальше воздействовать на простейшие чувства этих самых масс.
Массы - косны и ленивы. Говорил и даже писал Гитлер. Читать они не любят. Думать - тоже. Они должны видеть перед собой одного врага. И знать одного Бога. Вот он этот Бог.
Тогда они пойдут за тобой. Ибо каждый из них - ничто, а вместе они - масса, а массой нужно обращаться как с женщиной. А женщина охотно подчиняется силе. И кроме того говорил Гитлер масса испытывает необходимость в том, чтобы дрожать.
К сведению будущих кандидатов в фюреры. При современных методах пропаганды - это вполне доступный и практичный способ быть вознесенным на небо еще при жизни.
Глава XIII
"ФЮРЕР ПРИКАЗАЛ - МЫ ИСПОЛНЯЕМ"
"для блага немецкого народа мы должны стремиться к войне через каждые 15-20 лет"
АДОЛЬФ ГИТЛЕР
И вот настал момент, когда нацизм приступил к выполнению своей главной, важнейшей, быть может единственной задачи.
Это началось в Испании.
Фюрер приказал - мы исполняем. (Показывают детские трупы.)
А это уже Польша. (Показывают убитых женщин и детей.)
Фюрер приказал - мы исполняем. Мы давали клятву. А думать нам не положено. Горит Варшава.
В прошлом столетии великий Роден создал эту статую Мыслителя. А 10 тысяч лет тому назад, неведомый скульптор изваял вот этого Мыслителя, который смотрит в будущее и как бы вопрошает его.
А этой наскальной живописи - 20 тысяч лет. (Намного более искуссная чем та, которой 10.)
Человек еще жил в пещерах. Ходил в звериных шкурах. Работал каменным топором. Но он был великим художником. Созидателем. Творцом. Он понимал красоту линии, совершенство форм. Поразительность движения. Краски на стенах этой пещеры не потускнели за 20 лет, хотя исчезли животные, которые населяли тогда Землю.
Первобытный человек знал даже условное искусство.
Вернемся однако в XX век. Неужели вот это - образ нашего времени? Неужели вот это останется памятником нашей эпохи?
Впрочем летчику сверху разбитые дома кажутся тихими, мирными. Даже красивыми. А люди сверху кажутся муравьями или тараканами. Их не страшно расстреливать.
Еще вчера эти люди мирно жили в своей стране. Работали, любили, мечтали. Теперь они за колючей проволокой. Они не понимают куда их гонят и что с ними будет.
Мы еще узнаем что с ними будет и куда их гонят!
А пока война изображалась как веселая прогулка. Шли по Европе такие веселые ребята. Шли и ухмылялись. Шли по Бельгии, Голландии, Дании. Топтали мостовые Парижа. Шли по Балканам. И как туристы поднимались на Акрополь.
Утро 22 июня 1941 года. В это тихое утро берлинцы узнали, что началась война против Советского Союза. Впрочем утро это ничем не отличалось от любого другого утра. Оно казалось таким обычным и спокойным и никто не подозревал, что в эти часы решилась судьба Третьего Райха. И уж никто не знал, что война начата несколько часов тому назад. Начата без предупреждения. Что уже несколько часов сыплются бомбы на Советскую землю.
(Неожиданно начинают показывать современную создания фильма хронику. Играет спокойная музыка.)
Вот сидят москвичи. Наши современники. И каждый думает о своем. Вот так же сидели оин и думали каждый о своем в то июньское утро. И все казалось так просто. Так буднично. И так хорошо и спокойно. А ведь в судьбе каждого из нас остался шрам. Не заживающая рана. У кого убит сын или брат. Отец или мать. Или погибла вся семья или разрушен дом. Или сломана пополам жизнь. Но важным кажется только то, что происходит сейчас. То, что происходит в тебе. Сегодня. вот сейчас, сию минуту. Они думают, они любят. Они говорят. Они живут. И это самое важное.
Кто эти двое? Или вот эти? Студенты? Будущие кибернетики? Или химики? Или строители ракет? Что они обсуждают? И что волнует этих двух? Что приводит его в такое отчаяние? Или эта девушка? Объясняет ли она важную научную проблему или рассказывает как проехать на дачу? Или эти две? Может это сотрудницы научного института? Обсуждают что-то важное. А девочке хочется танцевать! А может это просто домохозяйки. Их беспокоит характер соседки. А девочке хочется танцевать и она все не дождется чтобы ушла эта тетя. И мама даже не заметила что ушла девочка. Так волнует их этот разговор.
Или эти трое. Так важно то, что происходит между ними вот сейчас. И так хочется им пройти жизнь красиво, дружно. И мне хочется чтобы они прошли жизнь дружно и красиво. Чтобы с ними не случилось того что случилось с нами в июне 1941. Когда день превратился в ночь.
(Показывают силуэты немецких солдат ночью на фоне пожарищ. Немецкий солдат использует огнемет.)
(продолжение следует)
Немец и русский - братья навек!

Советский пропагандистский фильм 1965 года режиссера М.Ромма

(продолжение)
Глава XIV
ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ
Шли веселые ребята по нашей земле. Какие симпатичные! Красивые. Воспитанные. Работали. (Показывают телесные наказания в концлагере.) И отдыхали. Снова работали. (Показывают виселицу и повешенных.) Имена этих известны. В их нагрудных карманах найдены пачечки фотографий. Сняты они сами. Их жены. Матери. Дети. И вот это! (Фотографии отрубленных конечностей и голов.) Рядом с фотографиями своих детей и матерей. (Немецкие солдаты отрубают Кому-то голову.)
До какого же состояния нужно довести человека чтобы он такое носил на память как приятное воспоминание.
(На фоне звуков веселого военного марша.)
Из личного архива начальника Вьепайского (?) гестапо.
Брат и сестра. Сестра уже раздета. Брат раздевается. Через минуту их не будет на свете. Посмотрите рядом с чем снялся этот весельчак. Что он носил на память. (Рядом с повешенной женщиной. Еще фото солдат целится из пистолета в лежащую обнаженную женщину.)
(Виселицы. Трупы на них. Затем кадры веселых немецки солдат. Бегут купаться.)
Львовский погром. Фотографии приложенные к официальному отчету. Но даже в такую минуту, человек может остаться человеком - святая нашего столетия.
(Немецкие солдаты ловят и ощипывают кур и гусей.)
(Показывают стадо скота.)
Людей гнали как скот. И скот гнали как людей. Первая партия продуктов из Украины в Берлин. Сам министр продовольствия вышел встречать эшелон. Ради такого торжественного случая сняли даже магазин. Очевидно это для того чтобы показать как хорошо в Третьем Райхе. Как сытно.
В эти годы успешно работало общество "Сила через радость". Общество занималось туризмом, спортом, отдыхом. В один из туристических маршрутов входило посещение Варшавского гетто. Вот мост в гетто над двумя стенами. Сюда согнано 500 тысяч человек. Согнано на голодную смерть. Это любительские кадры. Я не знаю кто их снимал. Я не понимаю какую силу и какую радость могло доставлять посещение этого гетто?
Иногда ребятам постарше удавалось удрать, чтобы добыть немного пищи для матери, для сестры. Это кончалось вот так. (Немецкие солдаты шманают еврейских детей.)
Но даже в гетто ребенок творил. Не было карандаша - рвал фигурки из бумаги. Правда эти фигурки не из Варшавского гетто. От Варшавского гетто не осталось ничего. Не осталось даже пыли. Это рисунки из другого гетто. Дети рисовали. Вспоминали прошлое. И прошлое казалось им светлым. Ведь ребенок-то рожден для счастья. Не наблюдали настоящее и мечтали вот так уехать из гетто. Но они уехали вот так.
Большой писатели и великий педагог Януш Корчак пошел в гетто и отказался выйти оттуда. Он до конца оставался с детьми. И был увезен вот в таком эшелоне. До последней смертной минуты он был с детьми. Он рассказывал им сказки. И был найден мертвым в газовой камере. И мертвые дети обнимали его.
В эти ворота вошли 4 миллиона человек. 4 миллиона! Эшелон прибыл. Эти фотографии сняты эсесовцем - страстным фотолюбителем. Сняты, не смотря на категорические запрещения снимать в концлагерях. Перед Вами селекция. Отбор. Направо тех кто еще должен жить в лагере. Налево тех кто должен быть немедленно уничтожен. Направо тех кто поздоровее и помоложе. Налево стариков, слабых, больных. Детей меньше чем метр двадцать - налево. Некоторые дети знали это и подымались на цыпочки, когда проходили под мерной палочкой. А их стегали прутиком - не обманывай!
Потом всех раздевали донага. А затем... Весь мир знает, что было затем!
Газовые камеры и печи.
Вот все что осталось от эшелона. А тех кто еще должен был жить в лагерях одевали в лагерную одежду. И недели через три они становились вот такими.
Каждый из них проходил казенное фотографирование. Профиль. Фаз. Сохранились тысячи. Десятки, сотни тысяч этих казенных карточек. Мы взяли несколько из них, чтобы Вы могли посмотреть в глаза тем кто прошел свой путь в Освенциме. Их давно уже нет на свете. Но глаза еще живут. Глаза еще глядят на нас.
Каждый из них работая в лагере приносили Третьему Райху около полутора тысяч марок дохода. Кроме того 200 марок давала так называемое рациональное использование трупа и личных вещей. Итого, за вычетом двух марок на отравление и сожжение приходилось в среднем с души 1 631 марка дохода, включая стоимость волос, зубов, костей и пепла.
Дом коменданта лагеря. Его жена. Его отдых. Его друзья. Его работа. Дневник лагерного врача, доктора медицины, доктора философии, экстраординарного профессора Йозефа Крамера. Мы приведем всего два отрывочка. "Сегодня присутствовал при специальной акции. Это страшнее Дантова Ада. Выписал из Берлина новые брюки, сапоги, куртку. Снова на специальной акции. На этот раз подлежали уничтожению истощенные женщины. Они знали, что им предстоит и эсесовцам пришлось повозиться с ними. На обед: суп из помидоров, полкурицы, сколько угодно пива и ванильное мороженое. Вечером приятное общество у коменданта".
В Майданеке осталось 800 тысяч пар обуви, которую не успели отправить.
Директор одного из заводов химического концерна ИГ Фармен идустри писал: "Прошу срочно доставить новую партию польских девушек. Прежняя уже исчерпана. Обратите особое внимание на состояние здоровья отобранного материала".
Комендант отвечал: "Новая партия девушек отправлена. Отобрать лучший материал не могу. Товар стандартный".
Но и Маданек и Освенцим и Треблинка были только действующими моделями и школой кадров для огромных лагерей истребления, которые Гиммлер собирался построить за Уралом. Там намечалось истребить за короткий срок 60 миллионов только русских. Не считая других народов. Уже были разработаны планы, проекты подъездных путей. Намечено размещение заказов на оборудование.
Фирмы Третьего Райха готовились к большой работе.
(Показывают ликующую толпу. Как на концерте Битлз.)
Они плачут. Они плачут от умиления. Нет, я ни хочу сказать, что их умиляют газовые камеры. Вряд ли они знают о них. А если бы им рассказали - они бы не поверили. А если бы они увидали своими глазами, то думаю их легко было бы уговорить, что это необходимо для блага Третьего Райха. Какая-то патология. Массовое заболевание. Ну тянись, тянись к своему Богу.
И ВСЕ-ТАКИ БЫЛА ДРУГАЯ ГЕРМАНИЯ
Вот перед Вами юноша у позорного столба. На груди у него плакат: "Я сказал нет. Я предатель народа".
(Показывают интеллигентных людей.)
Значит были же юноши, которые говорили Гитлеру нет?! Были же люди, которые год за годом упорно говорили нацизму нет. Нужно много мужества чтобы умереть, но быть может не меньше мужества нужно чтобы говорить нет, когда кругом говорят да. Чтобы оставаться человеком и борцом. Когда люди кругом переставали быть людьми. Чтобы думать, когда думать запрещено. И посмотрите какие прекрасные лица. Их было не много. Но они были. Были всегда. Эти люди не только гордость немецкого народа. Они его надежда. Потому что в таких людях будущее Германии.
Глава XV
КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ИМПЕРИИ
Каждый год они усиленно готовились к зимней компании. (Но почему-то не запаслись теплой одеждой.) Похлопать себя по коленкам. Вот так. Потом по заднице. Вот. Потом попрыгать немножко. Вот так. И все в порядке. Никакой мороз не страшен.
На деле, однако, все это обернулось чуть-чуть по другому. Один из немецких солдат, попавших в Сталинградский котел писал жене: "В том что произошло есть и моя доля вины. Разумеется она не велика. Это всего одна семидесятимиллионная доля вины немецкого народа. Но я жизнью отвечаю за эту семидесятимиллионную".
Если бы все они рассуждали так. Ели бы они рассуждали так всегда. Не только в таких вот обстоятельствах. Если бы все люди на земле всегда рассуждали так!
(Показывают солдат в летней одежде русской зимой.)
20 миллионов жизней. 20 миллионов лучших жизней нашего народа. (Сейчас называются цифры и 47 миллионов человек.) Отдали мы за то чтобы не стало на земле фашизма. Теперь война катилась на Запад. Катилась неудержимо. 20 миллионов. Они умирали и верили, что фашизма не будет. Нигде на свете. Ни в одной стране. Никогда.
8 мая нынешнего 1965 года. собрались без всякого зова, сами по себе, собрались на Красной площади бывшие солдаты. Искали своих однополчан. Некоторые нашли. А вот этот из 21-го гвардейского полка не нашел никого. (Из мужчин 1923 года рождения остался в живых 1%). Не пришли. А это женщина-врач. Нашла паренька, которого когда-то спасла. И вот они вспоминают как это было. А девушка, которая никогда не видела войны  слушает их. И этот нашел! Нашел своих. Быть может это лучший день его жизни. Но сколько еще нужно прожить до этого дня. Сколько еще нужно сделать. Сколько еще нужно пройти. Что нужно еще дойти до Киева, а потом до Варшавы. Пройти Румынию, Венгрию, Болгарию, Польшу. Ворваться в Германию. Дойти до Берлина. И умирать, умирать. Отдавать жизнь.
"Тотальная война или капитуляция. Хотите ли Вы капитуляцию?", - говорит Геббельс.
"Нет! Нет!"
"Хотите ли Вы тотальной войны?"
"Да. Хотим!"
"Да здравствует тотальная война!"
Тотальная война... Все то, что Вы видели до сих пор - это еще не тотальная война. Вот лицо тотальной войны. Эта женщина, эти двое детей. Убитые из пистолета в упор. Из пистолета, в упор! Из пистолета в упор!
Сколько же нужно было вырастить убийц, чтобы убить из пистолета в упор, задушить газами или сжечь живьем. Или расстрелять из пулеметов миллионы, миллионы, миллионы женщин и детей!
Сколько нужно было равнодушных исполнителей, готовых сравнять с землей все что столетиями создавал человек.
Но не помогла тотальная война! Да и не могла помочь!
Это московский ипподром. Лето 1944-го. Это военнопленные. Вот люди, на которых было возложено исполнение июльского приказа Гитлера: "Славяне должны стать неисчерпаемым резервом рабов в духе Древнего Египта и Вавилона!"
Теперь москвичи могут поглядеть на этих не состоявшихся рабовладельцев, надсмотрщиков, помещиков, губернаторов.
А этот мясник из Восточной Пруссии может поглядеть на советских солдат (не было тогда советских солдат, как и не было Советской армии. Она была образована только в 1946 году.) Вот люди, которые решили исход этой схватки. Самой тяжелой. Самой кровавой. За всю историю человечества. Но что в них примечательного? Да ничего! Даже орденов что-то не видно. Так, медали.
Когда-то Гитлер обещал - лет через 10 берлинцы не узнают своего города.
(Показывают как Геринг осматривает развалины Берлина.)
Действительно! Трудно теперь узнать германские города! Но привычка делает свое дело. Свастики. Плакаты. "Наши стены разбиты, но наши сердца - нет!"
А Геббельс снова говорит о тотальной войне. Все та же речь и теже люди слушают. Но что-то новое появилось в лицах. Вглядитесь! Они думают. Вряд ли они даже слышать что говорит сейчас Геббельс. Они думают. Впрочем привычка делает свое дело. Зиг Хайль! И все таже клятва. Клятва-то та же. А вот люди стали другими. Люди думают.
Гремят барабаны и Геббельс обходит строй. Ищет кого еще можно послать в огонь чтоб хоть на  несколько минут продлить свое существование. Детей в огонь. Стариков. Женщин. Вот их учат стрелять из фауст-патрона. Это так просто, мадам. Прицелится. Чуть ровней. Нажать. Бац. Готово.
Последняя съемка Гитлера. Тоже обходит строй и ищет кого послать в огонь. Вот этого мальчика. И этого конечно.
Поздно! Война уже ворвалась в Берлин. Истекают последние минуты Третьего Райха. И в эти последние минуты еще умирают люди.
Конец!
ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ НЕЗАКОНЧЕННАЯ...
Растет трава. Рождаются новые люди. И там где рушились стены идут школьники. Это Германская Демократическая Республика. Берлин. А этим двум девочкам ужасно не хочется идти в школу. Им хочется обходить вокруг каждого дерева. Сколько их не попадется по дороге. А вот еще одно дерево вокруг которого можно обойти. А вот идет мальчик. Это уже интересно, стоит остановится. Что они знают о фашизме? Даже эти девочки постарше. Что они знают о войне? Разве что родители рассказывали.
Что знают о войне и фашизме эти молодые парижане? Им хочется танцевать. Хочется танцевать и любить. И в конце концов они имеют на это право. Это милая молодежь. Смотрите какая очаровательная девчонка. А знаете кто поет в кабачке? Племянница Гитлера и зять Муссолини. Времена-то изменились.
Все растет. Все движется вперед. Все меняется. И спорт находит новые формы. И искусство находит новые формы. Что ж - очень мило. Выставлено. Привлекло внимание знатоков. Особенно дырка. Куплено. Это тоже пожалуй куплено. Это называется монокине.
А это конкурс на образцового мужчину. Конкурс на звание мистер Германия. Разумеется это не мистер Германия. Это мистер ФРГ. Есть ведь еще и другая Германия. В общем, действительно, образцовый мужик.
Ну, а где есть мистер ФРГ там должна быть и мисс ФРГ. Конкурс на звание мисс Западная Германия.
Люди хотят любить. Хотят рожать детей. Девочек, мальчиков.
А мальчиками может случиться вот такое. Это обучение морской пехоты. Америка. Снова людей стараются превратить в животных. Пожалуй не без успеха.
Это уже не Америка. Это Западная Германия. Маневры НАТО.
Иногда кажется что эта книга извлечена кем-то на свет Божий. (Показывают Майн Кампф) А вместе с ней откуда-то из под Земли выползли вот эти живые трупы в гитлеровских орденах. Эти бывшие эсесовцы. Эти милые мальчики. Впрочем бургомистр Западного Берлина Вилли Брандт заявляет, что пора прекратить разговоры о фашизме. Прошло мол 20 лет. И наше долготерпение мол исчерпано, хватит. Нечего ворошить прошлое. Никакого нацизма ныне нет на свете.
Может быть он прав? Вот ему аплодируют. Но тогда во имя чего бьют эти барабаны? И во имя чего это шествие. Такое похожее, как будто уже виденное нами? Думается мне, что раковая опухоль вырезана, а метастазы остались. И не только в Западной Германии.
Вот Вам Мосли. Англия. Правда он постарел, полысел. И молью трачен. И зубы поредели. Но ведь все еще говорит. Ему аплодируют совсем молодые люди. Значит есть смена. И полиция уже готовится защищать его потому что сейчас он выйдет. Вот он идет. Минуточку... Готово! Бьют!
Все-таки в неизменности английских традиций есть что-то величественное. Вы посмотрите какой темперамент. Где эта пресловутая английская сдержанность? Посмотрите как действует эта дама в правом углу кадра с сумочкой. И вот этот полицейские. Просто очень и очень живо.
Правда Мосли теперь приходится выступать из укрытия. Так труднее добраться до его физиономии. Зато он может улыбаться. А пострадавших складывают в сторонке.
Если это можно в Англии, почему это нельзя в Западной Германии? Почему нельзя осквернять еврейское кладбище? Писать вот такие надписи на могилах? Ставить знаки СС? Писать, что мало Вас подохло. А вот тут написано - Вы думаете, что фюрер мертв? А мы думаем - нет! Ведь эта надпись, эти знаки спорят с Вилли Брандтом. Так же как этот реваншист, который показывает язык нам с Вами. Или этот его скандинавский единомышленник. Или этот паренек со свастикой. Это глава американских фашистов - Рокуэл. А это - фюрер шведских фашистов.
Свастики американские, чилийские французские, португальские...
Сколько их?
Правда свастики меняются. Но ведь существо-то остается тем же.
Может быть они думают, что мир не изменился? Что возможен новый Мюнхен? Новый поход на Восток?
Вот эти свастики идут мимо Белого дома в Вашингтоне. А на плакатах написано - свободу Рудольфу Гессу. Тому самому Рудольфу Гессу. Он еще жив - сидит в тюрьме.
Живут и западно-германские монополии. Процветают их хозяева. И посмотрите, какие уверенные в себе. Какие аристократичные. Какие холеные. Самодовольные. Какие пасхальные открытки. Как они глядят на нас. Все эти Тиссены и Флики.
Да, дела у них идут не плохо. Перед Вами великосветский бал в Западной Германии. Правда если говорить откровенно бал этот не достаточно великосветский для Круппа, для Тиссена, для Флика и им подобных. Они никогда не любили сниматься. Они не любят сниматься и сейчас. Они любят оставаться в тени. Но все-таки перед Вами сливки общества. Министры, знаменитые киноактеры. Крупные промышленники. Дельцы. К их услугам все. Девочки прямо из Парижа.
Ну, пока девочки танцуют, вспомним, что эта война принесла Круппу, Тиссену и прочим по 100 марок дохода от каждого убитого, какой бы национальности он ни был - русский, француз, американец или даже немец. Если им придет в голову написать новое письмо, новому Гинденбургу оно уже будет подписано не двумя миллиардами марок. Оно будет подписано двадцатью миллиардами марок. И в сочетании с морской пехотой... В общем есть над чем подумать.
Давайте лучше поглядим на дельфинов. В последние годы выяснилось что мозг у дельфинов не менее сложен, и не меньше человеческого. Они даже кажется умеют говорить на своем дельфиньем языке. Во всяком случае они очень умны и очень добры. Добрее многих людей.
Есть предложение использовать их в военном деле. Как локаторы кажется.
Пока они возят лодочки. А генералы пока обходятся без дельфинов. Этой техники не было у Гитлера. К счастью ее не было у Гитлера. Если бы вот это было у Гитлера. Если бы вот это было у Гитлера! Вы думаете он колебался бы хоть секунду. Даже Трумен решился.
От человечества... Не знаю... Может быть от человечества осталось только вот это...
В общем, война пока обходится без дельфинов. Техники хватает. Средств хватает. И все-таки я верю, что человечек разумен. Ведь он рождается прекрасным. Плохих детей нет. Все дети во всем мире хороши. Все зависит от того что мы с Вами вылепим из этих детей. Во что мы с Вами превратим их.
(Девочка читают детский стишок. Параллельно показывают фотографии женщин - узниц концлагерей.)
Над фильмом работали
Авторы сценария
М.РОММ
М.ТУРОВСКАЯ
Ю.ХАНЮТИН
Режиссер-постановщик
МИХАИЛ РОММ
Главный оператор
Г.ЛАВРОВ
Режиссер
Л.ИНДЕНБОМ
Композитор
А.КАРАМАНОВ
Звукооператоры
С.МИНЕРВИН
Б.ВЕНГЕРОВСКИЙ
Дирижер
Э.ХАЧАТУРЯН
Текст от автора
М.РОММ
Режиссеры-практиканты
Х.СТОЙЧЕВ
С.КУЛИШ
Операторы
В.ЖАНОВ
Б.ПЛУЖНИКОВ
Монтажер
В.КУЛАГИНА
Ассистенты
режиссера - С.ЛИНКОВ
          К.ОСИН
оператора - Ю.АВДЕЕВ
по монтажу - Т.ИВАНОВА
Фотограф-художник
Б.БАЛДИН
Консультант
ЭРНСТ ГЕНРИ
Редактор
И.ЦИЗИН
Директор картины
Ю.РОГОЗОВСКИЙ
КОНЕЦ ФИЛЬМА