December 26th, 2015

Немец и русский - братья навек!

Эксперт об импортозамещении, тучных годах, Китае и плане Глазьева.

07 декабря 2015
Спецмеры против Турции и будущие цены.
Особое мнение. С Игорем Гмызой. Называем вещи своими именами.
- Здравствуйте дорогие друзья. Меня зовут Игорь Гмыза. Добро пожаловать на программу Особое мнение. Турция должна дорого заплатить за сбитый российский самолет. Посчитали в России и ввели против Анкары экономические санкции. Коллеги-журналисты начали наперебой подсчитывать какой урон понесет Турция. Но две стороны достаточно давно и близко сотрудничали в разных сферах чтобы считать что ущерб будет только односторонним. Какую же цену заплатит Россия за антитурецкие санкции? Поговорим об этом с моим гостем. Присоединяйтесь к нашему разговору по телефону прямого эфира Радио России.
Телефон прямого эфира (495) 956-15-14.
- Сегодня у меня в гостях директор Института актуальной экономики Никита Исаев. Никита Олегович, добрый день!
- Приветствую, Игорь!
- Есть разные позиции по вопросу: должна была Россия отвечать на провокацию со стороны Анкары с самолётом, не должна была, так отвечать или не так? Одним словом, единства мнений пока не наблюдается. Вы что думаете на этот счёт?
- Конечно, мы должны были отвечать. Это не просто провокация, а военная провокация. Это сбитый наш боевой военный самолёт-бомбардировщик во время военных действий. И Россия не может не отвечать. Если она не будет отвечать, то растеряет всех своих колеблющихся союзников. Да и, собственно, внутри страны общество ждёт на волне национально-патриотического подъёма, который мы имеем. И вдруг мы не отвечаем не то, что на недружественные действия, а на откровенную провокацию, ведущую к войне. Это просто невозможно. Общество ждёт, какая будет реакция. Президент сформулировал её и при этом сказал, что помидорами Турция не отделается.
Поэтому сейчас пока условно антитурецкие санкции как таковые можно назвать "помидорами", но Россия совершенно точно готовит ответ. В настоящее время мы не совсем готовы включаться в военную историю, в которую нас втягивают. И это не Турция втягивает. Это, разумеется, работа США на то, чтобы спровоцировать военный конфликт двух стран с целью ослабить не только Россию, но и Турцию, которая настолько разошлась сейчас в своих политических подходах по созданию новой Османской империи, используя при этом террористические организации напрямую. Разумеется, Россия должна противостоять, но действовать сейчас напрямую против Турции, пусть даже та без поддержки НАТО, мы не сможем. Ровно поэтому мы действуем поступательно, и первые наши действия – это экономические санкции.
- Экономические санкции, экономические меры против Турции приняты, они уже озвучены, президент подписал соответствующий документ, правительство подготовило соответствующий список мер. Как вы бы оценили эти российские контрмеры с точки зрения их эффективности и соответствия поставленным целям нанести экономический урон Турции, наказать её экономически?
- Здесь палка о двух концах. С одной стороны, так называемые санкции или антисанкции позволяют развивать внутреннее производство, внутреннее потребление, развивать промышленность, в том числе и сельскохозяйственное производство, в России. Да, естественно, Россия должна этим воспользоваться. Не сама Россия, а конкретно её граждане, предприниматели. Предпринимательское сообщество должно использовать шанс, когда в стране снижается конкуренция с внешними рынками.
Да, это удар в том числе и по Турции. Сегодня вице-премьер турецкого правительства объявил о том, что он ожидает, что потери турецкой экономики составят порядка 9 млрд долларов, что составляет от 0,5 до 0,7 процента ВВП Турции. При этом турки разрабатывают свои меры по восстановлению собственной экономики и переориентации рынков сбыта для своей сельскохозяйственной продукции, по которой был нанесён экономический удар со стороны России.
Что это будет означать для России? Приведу простые цифры. В 2014 году объём торгового оборота между Россией и Турцией составлял 32 млрд долларов, из них мы продали Анкаре нашего природного газа на сумму 10 млрд долларов. В этом году с учётом снижения стоимости нефти и, как следствие, стоимости газа мы продадим газа на 7,5 млрд долларов.
Второй момент, тоже газовая тема, – это "Турецкий поток", являющийся наиболее эффективным путём поставок газа, по которому мы договаривались не только с Турцией, но с европейскими странами, являющимися потребителями российского газа. Сейчас этот проект находится в подвешенном состоянии. Даже министр Улюкаев говорит о том, что, скорее всего, его не будет. Думаю, этот вопрос больше сейчас политический, поскольку отказываться от проекта мы не можем, потому что это огромные расходы и это наша энергетическая безопасность с точки зрения реализации нашего газа в Европу.
Это, разумеется, и туристический поток, который охватывает более 25 процентов или четверти всех россиян, выезжающих за рубеж. В 2014 году доходы Турции от приёма российских туристов составили более 4 млрд долларов. В 2015 году – чуть более 2 млрд долларов с учётом снижения общего объёма выездного туризма в России. Плюс ещё деньги, которые российские туристы оставляют в Турции, а это порядка 1-1,5 млрд долларов. Да, это существенная часть прибыли для турецких отелей и вообще для турецкой туристической индустрии как таковой.
Разумеется, здесь речь идёт и о поставках в Россию, импорте из Турции продуктов питания, плодоовощной продукции, текстиля, мебели, различных аксессуаров, услуг, в первую очередь строительных, о чём говорил и президент, поскольку многие турецкие компании работают на российских коммерческих объектах и даже на выполнении государственных заказов. Об этом нужно помнить. Вот примерно, что объединяет сегодня Россию с Турцией.
Хочу также напомнить, что в момент, когда против России США и последовавший за ними Евросоюз ввели в 2014 году так называемые "крымско-украинские санкции", Турция была выбрана Россией как страна, которой был дан "зелёный" свет для торговли с Россией. Мы фактически сделали ставку на одну Турцию, положив яйца в одну корзину. И мы предоставили ей "зелёный" коридор, и снизили наши ввозные пошлины по НДС, предоставили логистические пути, обеспечили контакты с российскими ритейлерными компаниями. Мы фактически сделали из Турции своего основного торгового союзника.
Турция ответила примерно тем же самым. Они давали скидки в турецких отелях, чтобы сохранить поток российских туристов, потому что он упал в Европу в несколько раз, а в Турцию – всего на 40 процентов, если бы не произошла провокация с военным самолётом РФ. Не столь было бы существенное падение, как везде, с учётом падения национальной валюты.
Сами турки – эффективный народ, который умеет работать, зарабатывать деньги и делать прибавочную стоимость. К сожалению, Россия не смогла использовать момент введения против неё санкций для того, чтобы обеспечить импортозамещение. Может быть, вот этот щелчок сейчас или, может быть, этот пинок позволит российским предприятиям и предпринимателям как крупным, так малому и среднему бизнесу заняться тем, чтобы заместить те товары, которые поставляла Турция, причём качеством не ниже, а лучше. Естественно, качество нужно поднимать, а мы умеем это делать.
- Как я понимаю, у России выпадающие доходы из-за антитурецких санкций составят 15 миллиардов. Это то, что Россия продавала в Турцию.
- Если Россия действительно откажется от поставок в Турцию газа, то да, сумма будет примерно такой.
- Какова вероятность, что мы откажемся от поставок в Турцию газа?
- Думаю, она невысока. Турция – это второй после Германии покупатель российского газа. Доля Турции в общем объёме экспорта газа составляет 27 процентов. Это очень много.
- Пусть не 15 миллиардов, а меньше. Но импортозамещать все равно придётся порядка 3 миллиардов долларов. Это то, что мы покупали у турок.
- Либо импортозамещать, либо находить новые рынки, где мы будем покупать подобную продукцию. Потому что импортозамещение – это процесс достаточно продолжительный, капиталоёмкий, технологически необходимый с точки зрения приобретения зарубежных технологий, которые потребуются для налаживания импортозамещения. На всё потребуется не менее 2-3 лет. Поэтому мы должны сейчас решить, где мы будем покупать продукцию, которую мы покупали у Турции, в каких странах c похожим климатом. О своей готовности поставлять в Россию свою продукцию уже заявили Израиль, Египет, Ливан, страны Средней Азии, в том числе Узбекистан, Таджикистан и т.д.
Ну и, естественно, нужно создавать программы развития отечественного сельского хозяйства по конкретным продуктам, в отношении которых введены так называемые "санкции" против Турции.
- Ну вот, смотрите. Я просто к чему веду? Когда были введены санкции против России и Россия ответила продовольственным эмбарго, антисанкциями против стран Евросоюза, мы тогда тоже активно все обсуждали, зачем нам яблоки из Польши, зачем нам европейская говядина, когда есть Аргентина и Бразилия, которые все готовы прийти на российские рынки и накормить россиян хорошим, качественным и недорогим продовольствием. Ну уж про собственного товаропроизводителя вообще было грех говорить, потому что он вот сейчас, наконец, получит возможность производить всё, что он хотел, но не мог. Прошло полтора года. Можно ли подвести какие-то итоги? Получилось?
- Да, некоторые итоги уже можно повести. Недавно был Госсовет по импортозамещению, который проводил президент. Неутешительные данные там прозвучали. Почти ничего не заработало. По большому счёту, в России выросло только производство сыров, сыроварение.
- За счёт пальмового масла?
- Вы правильно говорите. На самом деле эта прибавка была получена точно не за счёт развития собственного производства сыра. А это так называемый "суррогатный сыр". И мы все это отлично понимаем.
Вообще, общее падение промышленного производства составило порядка 7 процентов в 2015 году. Падение ВВП в России – почти 4,5 процента. Импортозамещение, к сожалению, пока не работает, потому что те программы, которые были проработаны правительством, а, по сути, у нас есть только антикризисный план, предполагают направление денег в государственные банки, которые должны потом эти деньги куда-то направить. А они просто эти деньги переводят в валюту и погашают свои внешние обязательства, либо играют на FOREX. Вот и весь антикризисный план правительства.
Президент в своём Послании буквально на днях поставил задачу создания реальной экономической стратегии, которой в стране сейчас просто нет как таковой. В том числе по вопросу замещения российскими производителями выпадающих импортных товаров. Но я не знаю, услышат ли чиновники и депутаты Госдумы этот призыв президента, но этого не сделать уже нельзя. Ровно потому, что мы будем продолжать падать в этом пике экономического кризиса.
Мы должны срочно переобуваться в этом отношении и понимать, что только от нас зависит когда этот кризис закончится, потому что так он ибудет продолжаться. Если ничего не изменится. Потому что правительство стратегии не имеет и премьер-министр перенес написание новой стратегии социально-экономического развития страны на 2017 год! То есть до 2017 года мы будем жить не то что не в ручном управлении, а по не понятному антикризисному плану, который по большому счету, там, ну, вот не выполняется сейчас как таковой. Да? Потому что его функция, я Вам только что обозначил в эфире, какая?
- Отдать деньги банкам.
- Отдать деньги банкам. А они сами должны решить кому и сколько?
- Конечно. Да. По идее они должны направить деньги на развитие малого и среднего бизнеса. Они должны дать длинные дешевые деньги нашим предпринимателям. Нужно снижать налоговые ставки сейчас. В момент развития экономики. Подталкивать предприятия, предпринимателя для... А предприниматель приходит в банк - ему говорят 25% минимум и заложи все свое имущество. Да? А население... А что? У нас идут сокращения сейчас массовые, безработица появляется в регионах. Вот я сегодня вернулся из Архангельской области с Северо-Двинска. Военный ВПК-шный регион. Даже там, не смотря на то, что у нас увеличиваются расходы на военно-промышленный комплекс и составляют сейчас 3,3 триллиона рублей, и даже там, не смотря на это в регионе у людей начинает идти безработица. Вроде как регион там не депрессивный как таковой...
А что происходит по стране? Люди это ощущают. У нас депутаты вот сидят... Я был на Первом канале на эфире когда после послания президента они полтора часа пели друг-другу песни о том, как здорово теперь мы все живем, и как президент нарезал нам каких-то задач и как мы сейчас будем дружно все это выполнять...
А что Вы ребята 20 лет там сидите в этой Государственной Думе? Уж больше чем президент сейчас является президентом. Вы эти песни нам рассказываете давным давно. Я им говорил, Вы нас сейчас в летаргический сон введете в как таковой. А они все говорят - а что это Вы заставляете нас каяться? Скажите пожалуйста! Я избиратель, я хочу спросить - а что вообще Вы там делаете?
(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Эксперт об импортозамещении, тучных годах, Китае и плане Глазьева.

(продолжение)
- То есть, если я Вас правильно понял, то особых надежд на скорое возникновение какой-то действительно новой экономической стратегии, экономической концепции у нас с Вами нет?
- Есть! Конечно. Безусловно
- Так. Поясните.
- Не смотря на то, что премьер-министр принял решение о переносе срока написания стратегии и экспертное сообщество, и гражданское общество и даже министерство экономического развития инициативно продолжают разрабатывать эти стратегии. В том числе и институт, который я возглавляю. Мы делаем блоковые стратегии по каждой из отраслей для того чтобы президенту предложить примерно следующее - берем конкретную отрасль, условно ЖКХ, и говорим, наведя там определенный порядок просто административными решениями мы увеличим эффективность работы, разошьем долговую нагрузку... Пусть там возможность снижения тарифов как таковые, которые позволят, допустим, снизить давление на дефицит бюджета и на наши резервы, допустим, на 200 миллиардов рублей.
Или берем здравоохранение. Смотрим, допустим, систему медицинского страхования. Деньги, которые идут от, значит, от фонда обязательного медицинского страхования. Идут через посреднические страховые компании, а дальше в больничную систему, которая... Соответственно, если убрать этот функционал страховых компаний, либо снизить тариф, который они берут за это. Условно еще условно 200-300 миллиардов рублей.
И так далее. Принести президенту и сказать, вот сейчас реальный антикризисный план. Сможем сэкономить. У нас 2,2 триллиона рублей дефицит бюджета российского. А это недополученные социальные обязательства как таковые. Это не повышенные пенсии до объема инфляции. Только на 4%, которые у нас запланированы в следующем году.
Вот какая ситуация. Принести президенту и сказать - вот триллион рублей мы можем сэкономить просто административными решениями. Никто не пострадает кроме тех, которые вот нашей экономикой занимаются последние 15 лет.
Никто не пострадает. Только людям позволят увеличить количество средств, направляемых в том числе в социалку в такое не простое время. И естественно мы разрабатываем длинную, долгую стратегию развития страны. Я надеюсь, что к Красноярскому экономическому форуму, который будет с 18 по 20 февраля 2016 года проект этой новой стратегии будет представлен. Но он будет инициативным. Я очень надеюсь, что экспертное сообщество российское сейчас это отработает и эффективно представит обществу на обсуждение эту стратегию. Я надеюсь, что президент будет воспринимать это. Он ждет от нас этих предложений.
- Ну, хорошо. Ведь все то о чем Вы говорите не стало известно только вчера. Да, все эти проблемы они были известны и год назад и два года назад. И неэффективность работы системы ОМНС. Да. И все эти засады в ЖКХ. Это все было известно. Наглядно об этом говорили, писали и так далее. Ну, Вы сейчас представите еще одну стратегию президенту. Президент ее прочтет. Он что должен сделать с Вашей точки зрения? Кто реализовывать-то будет эту стратегию!?
- И год назад, Вы правильно сказали. Два года назад и пять лет назад и сто лет назад и пятьсот лет назад все это все знали. В России по-другому не происходит. Пока петух не клюнет - мужик не перекрестится. Вспомним Столыпинские реформы. Они начались только в тот момент когда в 1905 году первая революция началась. И какой скачок сделала страна со Столыпинскими реформами став одним из лидеров за всего там шесть лет буквально. Одним из лидеров экономических держав в мире как таковых. Экспортируя, будучи на 85% аграрной страной.
Для этого нужны профессионалы и любящие страну люди. Когда Государь спросил Столыпина в первый день назначения Председателем Совета министров в 1906 году:  "Что Вам нужно?" Он ответил: " Поменяйте двадцать губернаторов". Государь сказал: "У меня их всего двадцать." "Всех и поменяйте." Это Вам к вопросу "что нужно делать". Кадровая политика сейчас в стране... Нужно ее перетряхивать. Впереди выборы в Государственную Думу и президент обозначил что необходимо провести их честно и открыто. Я надеюсь и... уверен в том, что эта избирательная кампания будет честной и открытой и позволит чтобы люди, которые любят Россию и профессионалы они не как сейчас - лояльность превыше профессионализма, придут и смогут и подготовить соответствующую программу и самое главное реализовывать ее вместе с народом.
- Что же Вам дает такую уверенность? Никак понять не могу...
- А у меня есть ощущение, что у нас сейчас нет другого выбора. Ровно потому, что если мы будем продолжать и дальше проваливаться - нас добьют извне.
- Я просто вспоминаю, что в свое время создавалась такая программа... Помните? Президентский резерв. Топ-1000 по-моему, да?
- Игорь, Игорь.
- А я все как ни гляну, думаю - смотрите какая короткая...
- Она создавалась в 2007 году. Когда стратегия 20-20 называлась инновационной. Когда нефть была 150 долларов. И мы сидели вот с такими полными, пухлыми карманами от долларов и думали о том, куда направить наши резервы. Направляли их в Соединенные Штаты Америки. Вот что происходило. Экономикой там никто не занимался. Просто сидели и жировали. Вот что, вот что было тогда.
- Ну просто я говорю, что сейчас скамейка запасных оказывается короткой. Мы сейчас на полном серьезе обсуждаем - Кудрин вернется в экономический блок или не вернется. То есть кроме Кудрина - некому возвращаться. Некого приглашать кроме Кудрина!
- Я, кстати, отчасти в Вами соглашусь. Или условно Глазьев какой-то...
- Да!
- ... который рассказывает семь с половиной триллионов денег сейчас давайте напечатаем, в экономику кинем и заживем. И никакой инфляции не будет. Ну, смешно на самом деле! Или кто там? Жириновский сидит и орет - давайте бомбовые удары нанесем ночью по Турции чтоб никто не заметил. А где экономическая стратегия у этих партий четырех, которые сейчас в Государственной Думе? Их друг от друга вообще не отличить как таковых! Вот...
- Вот я и говорю - кто реализовывать-то будет?!
- Кто? Ну, Вы мне задаете такой вопрос на который я не хочу Вам отвечать.
- А-а-а! Не хотите?!
- Я не хочу Вам отвечать. Ставлю... Я уверен, что президент должен будет поддержать новую партию, которая ставит экономические вопросы для людей выше внешнеполитических. Это не значит, что внешнеполитические угрозы нужно убрать, потому что нам сейчас нужно реально сплотиться для того чтобы противостоять этой внешней угрозе. Но когда эти люди будут думать... Когда люди будут думать о том что то  что происходит у них условно в холодильнике гораздо важнее того, что происходит по телевизору нам рассказывают, вот на этих людях можно... И эти люди которые готовы поднимать страну своими руками.
- Угу. Не буду озвучивать в эфире зарплату депутатов Государственной Думы дабы не вводить народонаселение в ненужное...
- А я кстати не знаю сколько. Триста?
- По более будет. Вернемся к Турции... Значит... Смотрите... Получается что Турция была той некой страной на которую Россия решила опереться в сложный период. Турки ведь действительно инвестировали достаточно много в отличие от многих стран. Мы рассчитывали на китайские инвестиции. Китай не стал инвестировать больших денег?
- Да, Китай вместо 40 миллиардов долларов в "Силу Сибири" выделил нам 4 миллиарда рублей на проектные работы и сказал - а за остальным бегите в наши банки и еще, так сказать, пустите наших граждан до Урала пожить у нас и поарендовать землю. Вот Китайцы! Это ребята, которые как soft power действуют по всему миру. Они везде сейчас присутствуют уже. И в Африке и в Южной Америке и в Соединенных Штатах, в Арктике, в космосе и в Австралии.
Да, турки прагматичная нация. Более того. Не столь однородно это общество турецкое о котором мы сейчас говорим. Эрдоган, который собственно принимал решение о сбитии российского самолета имеет чуть более 50% сейчас поддержки в Турции. У него есть внутренние большие противоречия. Оппозиция, которая менее радикальная исламистская. Есть противоречия по линии курдов. Есть противоречия с Соединенными Штатам Америки. Нам нужно пользоваться этим обстоятельством.
Да. Турки вкладывали деньги, потому что они понимали, что российский рынок находясь сейчас внизу в него можно относительно легко и недорого чтобы снять сливки потом, когда он будет подниматься. А подниматься он совершенно точно будет. Сейчас мы им этих возможностей давать не будем, потому что они поддерживают своего мягко говоря не уравновешенного руководителя. Которому аллах разум подпортил чуть-чуть.
- Вы слушаете программу Особое мнение. Сегодня у меня в гостях директор Института актуальной экономики Никита Исаев. Обсуждаем мы с ним российские санкции, российские контрмеры, введенные против Турции в отместку за сбитый российский военный самолет.
- Я бы не сказал в отместку. Не совсем корректное слово. Скорее всего наш ответ Турции сейчас промежуточный. Именно экономического свойства. Отместка -  это там условно во дворе...
- Хорошо. Промежуточная. Значит Вы считаете что Россия должна еще на какаие-то шаги пойти. А ведь многие говорят что уже избыточные в общем-то действия...
- Не слышал я относительно избыточности действий России.
- Россия ответила жестко достаточно.
- Нет.
- Надо еще жестче?
- Да Вы понимаете, убив наших военнослужащих. Двух, которые выполняли свой долг по борьбе с терроризмом - это удар по каждому из нас. Это не мягкий... Это не жесткий ответ, который сейчас. По большому счету Россия должна сейчас усиливать себя, свой военно-промышленный потенциал для того чтобы иметь возможность отвечать очень правильно. А отвечать очень правильно - это не значит начинать войну, а действовать таким образом чтобы во-первых никто не посмел подобных вещей осуществлять, а во-вторых если осуществили быстро ставили на место этих зажравшиеся и загнавшиеся страны.
- Но мы с Вами сейчас говорили про прагматизм. Про прагматизм китайев в действиях. Прагматизм турок. Эти действия наши сегодня прагматичны?
- Ну, вот я всегда привожу пример, а может быть будем действовать как китайцы. Да? Нигде не бомбят. Нигде не стреляют. Нигде не воюют. Против них никаких террористических актов не осуществляется. Да? Зато они при этом вот мягенько так сказать людей своих пристраивают по всему миру и свои деньги туда...
- Если мы таким способом станем второй экономикой в мире, как китайцы...
- А они уже и первые в определенной степени.
- А где-то и первые, да. Может быть это их и путь...
- Может быть это наш путь Вы хотите сказать? Ну, я не знаю. Не думаю. У нас все-таки имперское мышление присутствует. Китайцы считают... Это не значит, что у китайцев нет имперского мышления. Но это означает, что это не совсем наш путь. Мы привыкли, что мы завоевываем территорию и живем на ней.
- Пойдем своим путем. Никита Исаев был у нас в гостях. Это была программа Особое мнение.
Особое мнение.

Содержание