April 2nd, 2016

Немец и русский - братья навек!

Семибанкирщина

(черновик)

Недавно международный Гаагский суд присудил выплатить бывшим акционерам ЮКОСа Невзлину, Ходорковскому и другим  50 млрд. долл..
Российские власти встретили это решение с возмущением.
А чего тут возмущаться-то?
Ведь заплатили же они Роману Абрамовичу в 2005 году за Сибнефть 13 млрд.долл.?
А чуть позже, в 2013 году - Блаватнику, Вексельбергу, Кузьмичеву и Хану за Тюменскую нефтяную компанию 28 млрд. долларов?
Так чем же акционеры ЮКОСа-то хуже? Ну, пристрелили там кого-то... Так ведь тогда все так делали!
И тут уместно вспомнить историю приватизации 1995 года.
Примерно дело было так.
Приближались выборы 1996 года, а рейтинг Бориса Ельцина находился на очень низком уровне. По всем расчетам на выборах побеждала КП РФ. Это погружало его в депрессию и, как вспоминает его телохранитель генерал Коржаков, Ельцин даже подумывал о самоубийстве, так как в этом случае ему наверняка пришлось бы отвечать за расстрел Белого дома в 1993 году.
Но на выборы-то нужны деньги, а взять их было положительно не откуда. Ну не из бюджета же?!
И тут откуда ни возьмись появляется благородный банкир Борис Абрамович Березовский, который от имени своего банка и еще шести банков, итого семь, предлагает бескорыстно, на собственные деньги этих частных банков, спасти Бориса Николаевича, а заодно и демократию в России от неминучей гибели, которую несет им коммунистическая угроза.
Вот список этих благородных банков:
1. Банк "ЛогоВАЗ", Борис Березовский
2. "МОСТ-банк", Владимир Гусинский
3. Банк "Менатеп", Михаил Ходорковский
4. "Альфа-банк", Петр Авен, Михаил Фридман, Герман Хан
5. "ОНЕКСИМ-банк", Владимир Потанин
6. Банк "Столичный", Александр Смоленский
7. Банк "Российски кредит", Виталий Малкин
Но как говорится коготок увяз всей птичке пропасть! Очень скоро оказалось, что денег самих банкиров на столь грандиозные выборы не хватит и надо искать дополнительные источники. Хитроумный Борис Абрамович предлагает передать возглавляемой им группе банкиров еще и нефтяные компании... Ведь просят банкиры не для себя, а ради будущего России! Перепуганный за свое будущее Ельцин соглашается!
Придумывается хитроумная схема - так называемые залоговые аукционы, благодаря которой сохраняется видимость справедливой приватизации.
Создается штаб по организации выборов Ельцина, который возглавляет галахический еврей Анатолий Чубайс, который щедрой рукой расбрасывает деньги направо и налево.
О честности самих выборов говорит такой факт - Борис Немцов на прямой вопрос были ли сфальсифицированы выборы 1996 года, по обыкновению евреев ответил вопросом на вопрос: "А Вы что хотели бы чтобы к власти пришли коммунисты?".
Но то, что произошло обошлось России намного дороже, чем приход к власти коммунистов.
А как вообще возникли эти еврейские банки?
Да очень просто! Еще один галахический еврей Егор Гайдар будучи премьер-министром просто раздал государственные деньги своим друзьям. И нищие мгновенно превратились в миллионеров. Так сказать, "по щучьему велению", как в русской сказке.
Или, в других случаях, как например у "Менатепа" Ходорковского, в оборот были пущены членские взносы, уплаченные рядовыми комсомольцами на закате СССР, а затем попросту украденные у них.
Кстати, так же как Ходорковский, по видимому, сколотил свой первоначальный капитал и нынешний глава Росатома Сергей Кириенко-Израитель, в прошлом, тоже говорят, секретарь обкома комсомола, а затем директор банка. Прославился в 1998 году как Киндер-сюрприз Бориса Ельцина, а так же тем, что уже будучи главой Росатома продал почти весь оружейный уран США.
И только Березовский сколотил свой капитал сам, ограбив ВАЗ.
К этим семи банкам переходят не только недра, но и в значительной степени и политическая власть, поэтому, по аналогии с еще один смутным временем в истории России семибоярщиной, этот период получает название Семибанкирщины.
Так бы может быть дело и шло, и никто бы ни о чем бы до сих пор и не догадывался, но главный арихтектор заговора Березовский легкомысленно дал интервью одному американскому журналисту. Он видимо не учел, что Интернет в 1996 году уже был.
Таким образом, впервые о семибанкирщине, заговоре в ходе которого Борис Ельцин бесплатно передал недра и фактически управление страной владельцам семи еврейских банков в обмен на финансирование и организацию победы на выборах, россияне узнали довольно скоро, но правда из американского тогда еще журнала "Forbes" и на английском языке.
В статье, вышедшей 30 декабря 1996 года под названием "Godfather of the Kremlin?" без подписи, Борис Березовский фигурировал в качестве организатора этого заговора, а так же упоминались лидеры Солнцевской группировки Михась и Авера Младший. Михась и Авера Старший как раз недавно возвратились из Израиля, смекнув видимо, что после августа 1993 года в России им уже ничто не угрожает. В статье рассказывалось что за право крышевать Березовского в Москве разгорелась настоящая война между Солнцевскими и чеченскими.
Впоследствии оказалось, что автором статьи был американец русского происхождения Пол Хлебников, который затем написал целую книгу по мотивам этих событий "Борис Березовский - Крестный отец Кремля или история разграбления России".
Березовский долго судился с журналом и в В 2003 году все-таки выиграл дело. Статья была удалена с сайта, а Березовский получил компенсацию, сумма которой не разглашалась.
Хлебников, к тому времени уже главный редактор русского издания "Forbes", был Убит в Москве 9 июля 2004 г. якобы чеченцами. В организации убийства подозревали и Бориса Березовского, но лидеры ОПГ "Солнцевские" по этому делу уже почему-то не проходили... (см. http://www.forbes.ru/sobytiya/obshchestvo/240893-taina-sledstviya-kto-mog-zakazat-ubiistvo-pola-hlebnikova).
Любопытно, но о лидерах ОПГ "Солнцевские" ничего не сказано даже на страничке, посвященной Полу Хлебникову, в русской версии Википедии! А между тем есть подозрение, что его убили именно Солнцевские, чтобы он не написал вторую книгу о Крестном отце Кремля - уже не Березовском, а лидерах ОПГ "Солнцевские" ибо есть подозрения, что они так поднялись, что крышуют уже Кремль.
(Об ОПГ "Солнцевские" см. http://fuchik2.livejournal.com/55758.html)
Прошло какое-то время и уже сам, казавшийся некогда всесильным Березовский был, скорее всего, убит в Англии. А журнал после его смерти вернул статью на свой сайт по тому же адресу: http://www.forbes.com/forbes/1996/1230/5815090a.html.
На мой взгляд смерть Бориса Абрамовича на самом деле была вызвана теми же причинами и организована теми же людьми, что и убийство Хлебникова.
О так называемых залоговых аукционах вообще информации осталось очень мало. Например, в статье из "Аргуметов и фактов" (см. Приложение 1), вместо Бориса Ельцина, почему-то фигурирует Виктор Черномырдин...
Значительная часть доли Бориса Березовского затем каким-то образом перешла к Абрамовичу. По-видимому Роман Абрамович был в то время доверенных лицом олигарха, на которого тот фиктивно оформлял свои активы, и тот потом просто кинул шефа. Случай не единичный. Возможно, точно таким же образом получил свое состояние Дерипаска, не официально принадлежавшее до этого братьям Черным.
В частоности «Сибнефть», первоначально принадлежащая Борису Абрамовичу была выкуплена уже у Романа Абрамовича Газпромом, а фактически государством, за 13 млрд.долл. (См. Приложение 4)
Но и это еще не рекорд! Позже другая госкорпорация "Роснефть" выкупила ТНК (Тюменскую нефтяную компанию) у Блаватника, Вексельберга и Хана за 28 млрд. долларов! (См. Приложение 5 и 6)
И вот уже с России требуют еще 50 млрд. долларов. А все потому, что власти до сих пор не желают расследовать ту приватизацию до конца. Что говорит о том, что за кадром остались еще какие-то могущественные лица, имеющие очень сильное влияние на нынешнюю власть.
Что и говорить, обмен золота на бусы у папуасов был для последних более выгодной сделкой чем та, которой для нашего государства обернулась приватизация 90-х годов...
А ведь сейчас готовится еще одна!
Ну, будем следить, а вдруг, еще какой-нибудь американский журнал рискнет провести новое расследование?
Но это уже вряд ли, потому что все убедились, что если дело касается интересов еврейской организованной преступности, то, даже американское гражданство не гарантирует никакой безопасности. И британское тоже.
Любоытно, но интересы Солнцевских во время суда в Швейцарии защищал не кто-нибудь, а сам бывший министр юстиции США! (См. http://fuchik2.livejournal.com/56321.html)
Да... Иных уж нет...
Но вполне еще здравствуют Авен, Фридман и Потанин. Правда что-то давно ничего не слышно про Малкина и Смоленского.
Зато еще добавились и новые имена: Тимченко, Усманов, Роттенберги, Шамаловы, Вексельберг, Блаватник, Каменщик, Булочник, Михельсон...
Но по-прежнему нет Ивановых, Петровых или Сидоровых....
И не будет, пока Путин, Шойгу, подставной и истинный наследники Ельцина (см. http://fuchik2.livejournal.com/53479.html), и им подобные у власти?

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Семибанкирщина

Приложение 1
Сажать не надо...
Аргументы  и факты
Январь 2004 г.
№ 1 (1210)
Владимир Путин все-таки высказал свое отношение к олигархам. Причем если комментариев по делу "ЮКОСа" у него требовали чуть ли не в открытую, то публичного оглашения общего курса взаимоотношений власти и капитала многие ждали со страхом и трепетом.
"Я СПЛОШЬ и рядом слышу, что законы были сложными и их невозможно было соблюдать. Да, законы были сложными и запутанными, но соблюдать их можно было вполне. Кто хотел, тот их соблюдал. Если пять - семь человек не соблюдали законы, это не значит, что все того не делали. Но вместе с тем те, кто не соблюдал законы, кто сознательно жульничал, не должны быть в равных условиях с теми, кто их соблюдал", - заявил Владимир Путин на встрече с бизнесменами в Торгово-промышленной палате.
Иных уж нет
САМА собой всплывает ассоциация со слегка подзабытым неологизмом "семибанкирщина". Иные уж не с нами, но к старому списку добавились новые персонажи. Так что получается, что цифра эта как раз примерно соответствует количеству новых российских олигархов.
О том, как эти люди получили свои капиталы, давно известно. Объединившись в кратковременный союз, банкиры сделали предложение правительству Виктора Черномырдина. Суть - деньги в обмен на предприятия. Провести так называемые залоговые аукционы было поручено Госкомимуществу. А инициаторами выступили бывший в то время главой этого ведомства Альфред Кох и президент ОНЭКСИМ-банка Владимир Потанин.
Первым стала компания "Сургутнефтегаз". Ее отдали за 90 млн. долларов. "Норильский никель" оценили в 170 млн. За контрольный пакет "Сибнефти" попросили 100 млн. Примерно тот же порядок цифр получился при оценке "ЮКОСа", "ТНК", "СИДАНКО". Банкиры выделили правительству кредиты под залог акций этих и других крупнейших предприятий. Деньги государство, естественно, вернуть было не в состоянии. В результате компании обрели новых собственников.
Интересно другое. Есть версии, согласно которым все банки, участвующие в аукционах, были так или иначе связаны с правительством. Через эти кредитные организации проходили деньги многих государственных ведомств и комитетов. Получается, что на выкуп госпредприятий частично пошли государственные же деньги.
Однако даже десятилетний опыт не помог. Аукционы по-прежнему проводятся не по закону, а "по схеме", которую так хорошо отработали нынешние олигархи. Свидетельство тому - продажа в прошлом году контрольного пакета "Славнефти". От участия в конкурсе были последовательно оттеснены все претенденты. А контроль над последней государственной нефтяной компанией получили "Сибнефть" и "ТНК". Аукцион завершился через четыре минуты после начала, а сумма, полученная за "Славнефть", по оценкам некоторых экспертов, была занижена почти в два раза.
К ответу!
НАРАВНЕ с теми, кто получил в собственность огромные капиталы, ответственность должны нести и те, кто эти богатства отдавал. Список кандидатов, призванных ответить за свои дела, может пополниться именами Альфреда Коха, Андрея Вавилова, Владимира Соколова, Игоря Липкина, которые в разное время возглавляли ведомства, причастные к проведению аукционов. А могут быть и чиновники повыше, многие из которых до сих пор занимают ответственные государственные посты.
Кандидатом на "отсидку" может стать любой из сегодняшних олигархов. Но не лучше ли предложить им полностью расплатиться за те предприятия, благодаря которым они стали обладателями миллиардных состояний? Или обязать их вернуть долги по налогам. Может, тогда и сажать не надо будет?
Максим ЧИЖОВ
Фото Рейтер

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Семибанкирщина

Приложение 2
21.11.2013 00:11
Илья Жегулев обозреватель Forbes
Эхо ЮКОСа: куда исчез автор залоговых аукционов Константин Кагаловский
Константин Кагаловский фото Elena Pirogova для Forbes
Известный бизнесмен уже 10 лет живет в Британии в добровольной ссылке. Почему он не торопится возвращаться на родину?
Дорога вдоль побережья после Ниццы сворачивает на небольшой полуостров Сен-Жан-Кап-Ферра. Маленький ресторанчик на берегу найти несложно. Белые ставни, белоснежные столы отражают летнее солнце, и этого человека в тени можно и не заметить. Жарким июльским днем он единственный клиент в ресторане. Константин Кагаловский, в голубой рубашке навыпуск и в шортах, прячется от жары, отвернувшись от лазурного моря. От своей виллы на Лазурном берегу Франции, где он проводит все лето, на встречу с корреспондентом Forbes предприниматель дошел пешком.
Кагаловский вполне мог стать одним из лидеров российского списка Forbes. Он все время был на расстоянии вытянутой руки от огромных денег и власти. Сначала в гайдаровском правительстве, где отвечал за взаимодействие с МВФ. А затем и в крупном бизнесе. Именно он разработал в 1995 году схему залоговых аукционов, которая по сей день служит точкой отсчета состояний большинства лидеров списка Forbes, и был правой рукой Ходорковского в операции по приватизации ЮКОСа. В 1999 году он оказался вовлечен в скандал с русскими капиталами в Bank of New York, завершивший романтический период отношений России и Запада. Кагаловский оказался одним из немногих ключевых людей в «Менатепе», кого не коснулись уголовные дела, заведенные на совладельцев и менеджеров нефтяной компании ЮКОС.
Однако предприниматель уже 10 лет находится в Великобритании в добровольной ссылке и на родину не торопится. В России его почти забыли. Но на Украине Кагаловский в последние годы стал чуть ли не главным защитником свободы слова. Телеканал, принадлежащий Кагаловскому, превратился в ведущий оппозиционный ресурс страны, на защиту его от посягательств власти выходило 10 000 человек. При этом на трибуна он не похож. «Это получилось ситуативно, совершенно случайно», — говорит, разводя руками, Кагаловский в разговоре с корреспондентом Forbes. Он совсем не готов бороться за украинскую демократию и с гораздо большим энтузиазмом рассказывает о политике… в Камбодже.
Из Бибирево в Вашингтон
«Ты приготовила что-нибудь? К нам едет Костя, надо его кормить», — кричал молодой семьянин Михаил Леонтьев жене. Примерно раз в неделю в квартире Леонтьева появлялся худой и сутулый аспирант Константин Кагаловский. Когда он приезжал к другу, то наедался на неделю вперед. Будущий телеведущий и апологет путинского режима Михаил Леонтьев познакомился с Кагаловским еще до поступления в институт. Они были в одной неформальной компании, пили портвейн, периодически переходя на водку. В компании они казались белыми воронами, потому что имели интересы за пределами общего раздолбайства. Кагаловский, к примеру, где-то раздобыл и прочел толстенную «Экономику» Самуэльсона — классику западной экономической теории, переведенную на русский «для служебного пользования».
После вуза Кагаловского забрали начфином в воинскую часть в Забайкалье, недалеко от границы с Китаем. Леонтьев рассказывает: «Вел он себя вызывающе. Военная контрразведка изъяла у него девять страниц тезисов будущей диссертации». В работе говорилось о неравенстве доходов советских людей. Однажды Кагаловского обвинили в том, что тот «принудил бойцов отказаться от пищи». Он ответил, что этого быть не могло, «поскольку пищи в наличии не было». После армии молодой экономист пошел работать в ЦЭМИ, Центральный экономико-математический институт РАН, — знаменитый закрытый НИИ, где пытались найти математические решения экономических проблем. В ЦЭМИ, кроме Кагаловского, о судьбах советской экономики размышляли Андрей Вавилов, Александр Шохин, Владимир Машиц и другие экономисты, которые потом вошли в состав первого демократического правительства, сформированного Борисом Ельциным.
Хотел ли Кагаловский быть ученым? «При социализме, если люди не хотели делать партийную карьеру, наука оставалась единственной нишей, где можно было делать что-то интересное, — говорит Кагаловский. — Половина тогдашних ученых при другом раскладе учеными бы и не стали». Кагаловский очень быстро вошел в круг Егора Гайдара, работавшего в дружественном ВНИИ системных исследований (ВНИИСИ).
Однако пока Кагаловский учился и работал в ЦЭМИ, денег ему не хватало даже на мебель. «Он снимал квартиру в Бибирево. Там вообще отсутствовала мебель и была только кухня, — рассказывает Леонтьев. — Туда периодически заселялись люди, и потом их Костя долго и муторно выселял. Он лишал их пищи, доступа, воздуха, сортира».
Все изменила революция, точнее крах СССР.
Ельцин назначил Гайдара ответственным за реформы, и тот стал формировать правительство. План реформы и состав первого правительства рисовался на госдаче №15 в Сосенках, и Кагаловский был одним из основных разработчиков. Его ставили всегда в пару Егору Гайдару, когда упоминали о «независимых экспертах», разрабатывавших план.
Как рассказывает Кагаловский, он сам придумал для себя должность полпреда по связям с мировыми финансовыми организациями. Сначала он взаимодействовал с кредиторами в Москве и в командировках, а в октябре 1992 года, почувствовав, что правительство Гайдара вот-вот падет, Кагаловский решил ехать в Вашингтон, где стал директором Международного валютного фонда от России.
Как рассказывает близкий друг Кагаловского, американские контрагенты были немного шокированы манерой общения нового директора. «Они говорили, мол, Кагаловский делает вид, что плохо понимает по-английски. Наиболее употребляемый глагол Кагаловского в разговоре с американцами был must».
Содержательные тезисы Кагаловского удивили американцев еще больше. Кагаловский доказывал, что Россия является не дебитором, а нетто-кредитором, взвалив на себя большинство стран постсоветского пространства. Простив им долги и отпуская им энергоносители по демпинговым ценам, Россия решала проблему МВФ. Жесткость Кагаловского оказалась очень полезной, когда он торговался по квоте России при включении в МВФ. Ему удалось довольно существенно ее повысить — с 2,5% до 3%. Цифра только кажется небольшой, на самом деле благодаря этим полпроцента кредиты обходились дешевле и просить можно было больше, а главное — выше становился экономический и политический статус России, поскольку по размеру квоты страна стояла сразу за «большой семеркой» и Канадой.
С окончанием срока в ноябре 1994 года он покинул свой пост. «У меня не было желания делать государственную карьеру, а в МВФ все прорывы уже были сделаны и осталась рутинная работа», — объясняет Кагаловский. Но есть и другая версия. «В Вашингтоне Кагаловский не терял времени даром — он там обзавелся хорошими знакомствами и, что важнее, выяснил современные финансовые технологии. Как работают рынки капиталов, инвестиционные и просто банки… по тем временам такое знание было настоящим товаром», — вспоминает бывший подчиненный Кагаловского. — А в Москве было много покупателей…»
Из чиновников — в бизнес
С Михаилом Ходорковским и его ближайшим партнером Леонидом Невзлиным Кагаловский стал приятельствовать еще в Вашингтоне. Кагаловского интересовала возможность начать бизнес, а Невзлина — связи и понимание финансовых рынков. «Бизнесовая сфера для меня тогда была непонятна, — говорит Кагаловский. — Это был взаимовыгодный контакт. Не в смысле выгоды, как принято сейчас, — я чиновник, ты нам помоги это, а мы тебе дадим то. Это был контакт скорее на интеллектуальном уровне».
Когда у Кагаловского стал заканчиваться контракт с правительством, он решил уйти в бизнес. Предложений было много, в том числе и от нынешних лидеров списка Forbes, говорит Кагаловский, не называя фамилий. Однако экс-чиновник решил идти в «Менатеп».
Сам Кагаловский объясняет это тем, что у него «душа лежала» к Ходорковскому.
По его словам, в партнеры «Менатепа» его не взяли, однако предложили «очень серьезную зарплату».
Первое время Кагаловский смотрел по сторонам, общался с подчиненными, пытаясь вникнуть в бизнес-процессы: «Было непросто. У меня ушло несколько месяцев на то, чтобы понять, как все функционирует». По словам Кагаловского, руководитель «Менатепа» рассчитывал, что он станет общаться с чиновниками. «Был Невзлин, который был довольно эффективным менеджером по GR, все сотрудники, которые взаимодействовали с правительством, были под ним, — рассказывает бывший акционер и директор по стратегическому планированию ЮКОСа Алексей Голубович. — Но не все топ-менеджеры компании могли с ним работать». Михаил Ходорковский отказался ответить на вопросы Forbes о Кагаловском.
«Ходорковский смотрел, как у этого человека получится, — рассказывает о себе в третьем лице Кагаловский. — Не у всех чиновников в бизнесе хорошо пошло. Но Ходорковский думал, что из меня выйдет прок». И, похоже, он не ошибся.
Бой за ЮКОС
Оправдывать надежды Кагаловский начал уже через несколько месяцев. Он придумал масштабную сделку с правительством, которая изменила ход экономической истории России и во многом определила политическую. Сразу несколько источников подтвердили Forbes, что именно Кагаловский придумал идею залоговых аукционов и продвигал ее через все возможные ресурсы. При этом официально автором идеи считается Владимир Потанин. Тридцатого марта 1995 года Потанин совместно с Ходорковским и еще одни банкиром, главой банка «Столичный» Александром Смоленским официально предложил правительству план «займа в обмен на акции». Консорциум банков был готов предоставить правительству кредит почти на $2 млрд под залог акций предприятий. Это была огромная для России сумма, но в список входили лучшие активы страны. В случае невозврата кредита банки получали право продать акции предприятий. Авторы идеи в числе прочего рассчитывали, что реформаторы в правительстве будут заинтересованы в ослаблении позиций «красных директоров».
Сейчас Кагаловский не скрывает, что банки сами хотели приобрести эти акции и стать собственниками предприятий. Владимир Потанин нацелился на «Норильский никель» — крупнейшую горно-металлургическую компанию, а Михаил Ходорковский — на ЮКОС, вторую по объему добычи и в то время первую по запасам нефтяную компанию России.
За эти две жемчужины и конкуренты были не прочь побороться. Основная опасность исходила от зарубежных компаний. Если в России не было денег даже у правительства, то у западных предпринимателей с лихвой хватило бы средств, чтобы перебить цену. Кагаловский, правда, считает, что среди иностранцев не было серьезных инвесторов, а «были одни жулики», и эту мысль тем или иным способом Он доносил до чиновников правительства. Но как не подпустить к аукционам иностранцев? Он придумал простой способ — не прописывать четко, кого считать иностранной компанией, а кого нет. «Когда четко не прописано — это значит, что решение вопроса остается на усмотрение российского суда. Если суд признает, что конечный бенефициар иностранный, деньги конфискуют в российский бюджет».
Между тем именно на иностранный капитал рассчитывал Альфа-банк в борьбе с «Менатепом» за ЮКОС. Кагаловский рассказывал, что Альфа-банк даже предлагал «Менатепу» перепродать ЮКОС американцам, поделив прибыль пополам. По словам Кагаловского, Альфа-банку удалось привлечь к сделке в качестве партнера калифорнийского нефтепромышленника, основателя Martin Oil Марвина Девиса. «Я не поленился ж… оторвать, слетать в Лос-Анджелес и поговорить с Девисом», — рассказывает сейчас Кагаловский. «Вы должны понимать: если мы докажем, что деньги ваши, результаты конкурса аннулируются, а деньги останутся в российском бюджете», — пересказывал ход той встречи Кагаловский. Девис выслушал его с большим интересом и вскоре после этого разговора отказался от сделки. Источник в Альфа-банке подтвердил, что переговоры с иностранным партнером действительно велись, но исход войны решился не отказом Девиса, а неожиданным ходом Анатолия Чубайса.
Альфа-банк все же решился участвовать в конкурсе, объединившись с «Российским кредитом» и Инкомбанком, однако консорциум не был допущен по формальным причинам — из-за того, что часть из депонированных $350 млн они внесли ГКО. Как рассказывает источник в «Альфа-Групп», к тому времени консорциум договорился со всеми, включая Центробанк, однако всю операцию прикрыл в последний момент Чубайс, отказавшись брать ГКО. «Чубайс изначально был на стороне покупки ЮКОСа Ходорковским», — объясняет источник. По его словам, именно Кагаловский занимался аукционом и позиционной войной с консорциумом банков.
В итоге 45% акций ЮКОСа достались «Менатепу» за $159 млн — всего на $9 млн больше стартовой цены. Позже выяснилось, что ранее правительство разместило в банке депозит на $120 млн.
Как получилось, что правительство разместило именно в «Менатепе» крупную сумму незадолго до того, как попросить ее в качестве кредита?
В Минфине тогда в ранге первого заместителя министра финансов работал давний друг Кагаловского Андрей Вавилов. Именно Вавилов от имени министерства финансов подписывал документы по залоговым аукционам. Но Кагаловский этот факт отрицает, а Вавилов на вопрос Forbes о том, он ли принимал решение о передаче $120 млн на хранение в банк «Менатеп», заявил, что такого не помнит.
Как отразилась эта блестящая лоббистская операция на состоянии Кагаловского? Сейчас Кагаловский говорит, что Ходорковский его не обидел. По его словам, по итогам сделки ему хорошо заплатили. Однако достался ли Кагаловскому хоть сколько-нибудь значимый пакет ЮКОСа?
В число бенефициаров Group Menatep, владевшей 61% акций ЮКОСа, Кагаловский не вошел. Алексей Голубович, другой миноритарий ЮКОСа, утверждает, что не видел Кагаловского в составе акционеров. Другой топ-менеджер компании говорит, что если Кагаловскому и достался пакет компании, то не более 2%. По словам бывшего топ-менеджера ЮКОСа, Кагаловский продал акции в 2003 году и мог получить за них до $800 млн (8 октября 2003 года стоимость компании достигла максимума — $43 млрд). Сам Кагаловский не отрицает и не подтверждает заявленную сумму, скромно напоминая, что о деньгах в Европе говорить не принято.
(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Семибанкирщина

Приложение 2
(продолжение)
Черная метка
После покупки за бесценок ЮКОСа Кагаловский еще раз сослужил службу Ходорковскому, нейтрализовав опасного врага. Американский инвестор Кеннет Дарт купил акции дочерних компаний ЮКОСа на несколько десятков миллионов долларов, а затем блокировал любые решения компании, жалуясь на то, что вся прибыль оседает в головной компании. В ЮКОСе расценили эти действия как шантаж, классический «гринмейл».
Война шла в несколько этапов. Сначала акции компании была спрятаны в офшорные зоны, затем были подготовлены планы размывания доли Дарта в компаниях, параллельно велись переговоры о покупке доли миноритария за адекватную цену. На борьбу с миноритарием был брошен Кагаловский. Применялись самые неожиданные средства. Например, в июне 1999 года, когда представители Дарта прибыли в офис ЮКОСа на собрание акционеров «Томскнефти», они увидели записку о том, что собрание перенесено в городок на юге Подмосковья. Когда же они помчались туда на машине, то по указанному адресу обнаружили здание в процессе реставрации. Поднявшись по лестнице без перил, они увидели комнату с семью стульями и на столе повестку дня собрания. «Собрание закончилось минут 20 назад», — сообщил им человек в помятой куртке строителя. По словам близкого к Кагаловскому источника, тот с помощью родственников Дарта даже выяснял психотип этого человека, чтобы знать все его слабые места. В итоге Дарт получил более $120 млн, хотя первоначальные требования доходили до $750 млн. Кагаловский справился с этим делом, сэкономив для компании немалые средства и выведя из-под удара дочерние предприятия.
Но уже в том же 1999 году Кагаловский был исключен из совета директоров ЮКОСа — «в немалой степени из-за недовольства его деятельностью со стороны Невзлина», вспоминает бывший чиновник правительства, хорошо знакомый с Кагаловским (Невзлин от комментариев для этой статьи отказался). Это совпало с тем, что Ходорковский взял курс на рост капитализации, создание открытой публичной компании. По несчастливой случайности именно в это время один из ключевых его менеджеров оказался вовлечен с крупный международный скандал. Жена Кагаловского, глава восточно-европейского отделения Bank of New York Наталья Гурфинкель стала фигурантом громкого дела. Западные СМИ обвинили руководство этого крупного американского банка в пособничестве при отмывании денег русской мафии. Статьи про русскую мафию и американский банк появились в ведущих мировых СМИ в конце августа 1999 года. В одной говорилось, что с октября 1998-го по март 1999-го через Bank of New York прошло $4,2 млрд, в другой речь шла о сумме $10 млрд. Упоминали деньги Инкомбанка, которые якобы выводили менеджеры втайне от собственника Владимира Виноградова.
22 августа в старейшем британском еженедельнике The Observer вышла статья «Русская мафия взяла цель на Сити», посвященная Константину Кагаловскому.
Ни следствия, ни суда в связи с этими обвинениями так и не было, однако Гурфинкель отправили в отпуск, а затем освободили от должности, а финансовые связи Кагаловского на Западе стали рассматривать исключительно через призму этого дела. Кагаловский говорит, что эта история отразилась на семье скорее психологически. «Константин, конечно, был ни при чем, просто пострадал за жену», —рассказывает бывший коллега Кагаловского в «Менатепе». Гурфинкель подала в суд на руководство банка, обвинив его в незаконном увольнении и нанесении ущерба репутации, и в итоге заключила мировое соглашение, получив от банка несколько миллионов долларов.
Однако для ухода из ЮКОСа у Кагаловского были и другие причины. Он сам говорит, что устал от рутины. Но и это не все. Он не всегда подчинялся корпоративным требованиям. Михаил Леонтьев рассказывает, что Кагаловский не захотел отдавать свои акции в «общий котел», когда Ходорковский собирал всех акционеров в Group Menatep. Это был первый конфликт Кагаловского с Ходорковским. Потом конфликты стали возникать все чаще.
Оказавшись без работы, Кагаловский поначалу пытался встроиться в политический истеблишмент. По словам Леонтьева, экс-менеджер «Менатепа» основал небольшой исследовательский институт и занялся прикладной экономикой. При этом большую часть времени Кагаловский уже жил в Лондоне. Но поработать не удалось даже в таком «половинчатом» формате. Началось «дело ЮКОСа».
Когда Ходорковского арестовали, Кагаловский успел ему позвонить — у того еще не отобрали телефон. «Костя, я сейчас не очень могу говорить, я в прокуратуре», — сказал Ходорковский. Это был последний разговор Кагаловского с Ходорковским. Буквально через пару недель Кагаловский улетел в Лондон. Дел в России он больше не вел.
Лишь однажды Кагаловский вступился за родную компанию. В мае 2004 года он собрал группу иностранных инвесторов, которая обратилась в правительство России с предложением выкупить долги ЮКОСа в обмен за право приобрести контрольный пакет компании. В число инвесторов входили самые разные люди — от Джорджа Миллера, главы IWMS (компании, чей основной бизнес — очистка систем стоков британских свиноферм), до семьи Аль-Мактум, из которой происходят шейхи и наследные принцы ОАЭ. Однако его инициатива наткнулась на полное непонимание российской стороны.
Приватное дело
После увольнения из Bank of New York Наталья Гурфинкель переехала из Нью-Йорка в Лондон, и Кагаловские замкнулись в семейном мирке. «Обсуждали детей, школу, другие вещи, как там в Лондоне быт — тысячу вопросов. Но мы никогда не касались бизнеса», — рассказывает его товарищ, предприниматель Андрей Вавилов.
Из спячки Кагаловского вывел беглый предприниматель Владимир Гусинский. Бывший медиамагнат и основатель НТВ предложил ему вложиться на двоих в новый медиапроект на Украине. Кагаловский, в отличие от Гусинского, мог свободно перемещаться по миру и согласился туда съездить. «Решил — посмотрим, любопытно, телевидением я никогда не занимался».
Проект ТВi партнеры основали в 2008 году. Гусинский пригласил на работу двух человек, сыгравших ключевую роль в создании НТВ, — бывшего президента телекомпании НТВ Игоря Малашенко, который стал главным внешним консультантом и де-факто управляющим, и Евгения Киселева, который начал вести еженедельную телепрограмму, а также стал главным редактором-консультантом.
Почти сразу отношения партнеров не заладились. Кагаловского не устроило то, что весь менеджмент привел Гусинский, не дав ему возможности влиять на управление. К тому же возник финансовый спор: большая часть эфира была отдана сериалам и фильмам производства компании Гусинского New Media Distribution Company. Пока телеканал присутствовал лишь в кабельных сетях, сериалы обходились компании в копейки. Но амбиции бывших олигархов требовали иного масштаба. Свободных частот на тот момент не было, поэтому они решили арендовать региональные передатчики у телекомпаний, у которых оставался свободный местный эфир.
После того как ТВi стал полноценным эфирным каналом, расценки на фильмы и сериалы пошли вверх. Кагаловского раздражало, что Гусинский «сгружал» на ТВi фильмы, которые другие не брали, по ценам, сравнимым с теми, что выставляли другим украинским каналам. «Я Гусинскому сказал: у тебя конфликт интересов — ты отвали от правления и сиди тихо, — рассказывает Кагаловский. — А он: я на это пойти не могу».
Малашенко считает, что конфликт интересов, наоборот, возник бы, если сериалы продавались бы ТВi по дешевке. Миноритарным акционером New Media Distribution Company была страховая компания AIG, которой было бы сложно объяснить, почему сериалы отдаются за бесценок. Мотивация Кагаловского была иной, считает Малашенко: «Он хотел быть главным, чтобы его уважали как некоего медиамагната. Он вложил деньги в канал ради уважения и самореализации. Но так этого и не приобрел. В этом была главная причина, почему он начал разрабатывать план захвата канала».
К сентябрю 2009 года инвестиции Гусинского в общий бизнес составил $12 млн, а Кагаловского — $11,6 млн. К этому времени ТВi поднялся в рейтинге украинских телеканалов с 47-го на 14-е место.
Кагаловский забрал канал у партнера привычными методами — как он сам говорит, «по старинному российско-украинскому рецепту», который называется «дополнительная эмиссия». «Доля Гусинского с 50% уменьшилась до одного. Что вы, не слыхали, что в России это делается?» — с ласковой улыбкой говорит Кагаловский. В результате серии транзакций в сентябре 2009 года 99% ТВi стало принадлежать компаниям Aspida и Seragill, которые, в свою очередь, принадлежат компании Кагаловского Beta Trust.
Как следует из материалов нью-йоркского суда, в котором разбирался спор Гусинского и Кагаловского, вся операция обошлось Кагаловскому в $68 000. Чтобы Гусинский не заподозрил неладное, Кагаловский присылал ему письма, в которых говорил о важности сотрудничества. Спокойный и довольный Гусинский продолжал финансировать по сути уже чужой канал и перевел с сентября 2009-го по январь 2010 года более $3 млн структурам Кагаловского.
Узнав об изменениях в составе акционеров компании, Гусинский подал в арбитраж Нью-Йорка. Двухлетнее судебное разбирательство завершилось его полной победой (решение суда есть в распоряжении редакции Forbes). Кагаловский остался должен Гусинскому вместе с процентами и издержками около $36 млн (сейчас дело на апелляции).
Хотя дело и было проиграно в суде, в течение двух лет Кагаловский мог чувствовать себя полноценным медиамагнатом. Постепенно телеканал стал одним из влиятельных независимых медиаресурсов. Фильмы производства NMDC сначала заменили на более дешевые сериалы National Geographic, а позже этот жанр и вовсе исчез из эфира, который насыщался новостными программами и расследованиями.
В начале 2010 года Национальный совет по вопросам телерадиовещания наконец выделил ТВi частоту. Однако в феврале президентом Украины стал Виктор Янукович и освободил от должности и. о. главы Нацсовета, а лицензию ТВi не получил.
Следующей мишенью новой украинской власти стали владельцы телеканалов. С украинскими предпринимателями удалось сладить довольно быстро. И неожиданно ТВi оказался главным независимым и оппозиционным телеканалом в стране. По словам бывшего гендиректора ТВi, депутата Верховной рады Николая Княжицкого, канал стал главным общественным явлением Украины: «На него ориентировалась вся интеллигенция. Пика влияния канал достиг в мае 2012 года». В сентябре 2012 года, когда канал стали отключать в регионах, а на Княжицкого завели уголовное дело в связи с неуплатой налогов, в Киеве вышли на митинг более 10 000 человек. Когда Княжицкий объявил о сборе средств на телеканал, чтобы заплатить налоги, за несколько дней люди принесли сумму эквивалентную €400 000, рассказывает депутат.
Зачем Кагаловскому понадобилось становиться знаменосцем оппозиции в украинском телеэфире?
Он пожимает плечами: «Это ситуативно произошло. Но отступать в этой ситуации уже было западло».
Весной 2012 года ТВi был настолько популярен на Украине, что в рейтингах обогнал полноценный эфирный «5 канал». Однако с осени 2012-го начал постепенно терять аудиторию. Сказалось как отключение от региональных телеэфиров, так и промахи Кагаловского, который, по утверждению Княжицкого, лично участвовал в подборе программ, ведущих и тем. Депутат напоминает, что украинская аудитория с трудом восприняла новую программу Павла Шеремета, на кандидатуре которого настоял основной акционер. «Кагаловский просто захотел быть очень большим игроком и мнил себя великим, — убежден Княжицкий. — И это всех, с кем я разговаривал, раздражало».
Дальнейшая судьба этого телеканала в чем-то повторяет судьбу «старого» НТВ. 23 апреля 2013 года гендиректор ТВi Наталья Катеринчук пришла, как обычно, на работу, но в офис ее не пустили. Оказалось, что компания «Медиа инфо», которая владеет 100% «ТРК ТелеРадиоСвит» (владелец лицензии на вещание) провела собрание акционеров, на котором приняла решение об увольнении Катеринчук с поста гендиректора. От владельцев участвовал только генеральный директор «Медиа Инфо» и ее же миноритарий (1%) Олег Радченко. Бенефициаром «Медиа инфо» и владельцем канала объявил себя предприниматель Александр Альтман.
Буквально за несколько дней от менеджмента Кагаловского не осталось и следа. Часть журналистов уволилась с канала в знак протеста против рейдерского захвата, часть — осталась. Кагаловский называет операцию рейдерским захватом и утверждает, что ее курировал замсекретаря Совета безопасности Украины Владимир Сивкович (его представитель от комментариев отказался), а технически осуществлял Николай Княжицкий. Княжицкий от участия в судьбе канала открещивается, заявляя, что всего лишь хочет, чтобы канал продолжал дальше работать.
Кагаловский уехал в Лондон, откуда теперь уже сам пытается вернуть канал. Он подал иск в Высокий суд Англии, где сейчас неспешно разбирается это дело. Кагаловский говорит, что рассчитывает вернуть хотя бы часть вложений. Он не рассчитывал, что канал станет бельмом в глазу власти, — он всего лишь «хотел с помощью него заработать». Заработать у него как раз не получилось: по словам Княжицкого, даже на пике популярности доходы канала покрывали лишь половину его расходов (по оценке Княжицкого — $4 млн из $8 млн).
Говорить о размере своего состояния Кагаловский отказывается, намекая, впрочем, что денег хватит еще не на один проект. Во что он готов их вкладывать? Теперь только холодный расчет, все инвестиции под контролем супруги — финансиста Натальи Гурфинкель.
Увидит ли Россия человека, который в свое время изменил ее судьбу и породил первых долларовых миллиардеров? «Сейчас в России любая деятельность — это конкуренция. В любой конкуренции дружба и связь с Ходорковским будет использоваться против меня», — убежден Кагаловский. Разговор о политике в России плавно переходит на ситуацию в Камбодже. Там тоже недавно прошли выборы, партия власти умудрилась их провалить. Кагаловскому это очень интересно.
Посмертное свидетельство
Через несколько дней после таинственной смерти Бориса Березовского в марте 2013 года Константин Кагаловский неожиданно объявил, что покойный владел долей в «Сибнефти». За полгода до этого  Лондонский суд и судья Элизабет Глостер пришли к прямо противоположному выводу: доли в «Сибнефти» у Березовского не было.
Кагаловский рассказал Forbes, что документальных подтверждений у него не было. Однако интересно, что во время работы Кагаловского в «Менатепе» ЮКОС впервые предпринял попытку слияния с «Сибнефтью». В январе 1998 года ЮКОС и «Сибнефть» подписали протокол о намерении объединить свои управленческие и операционные структуры. Создаваемый холдинг ЮКСИ по доказанным запасам нефти и газа (3,2 млрд т) должен был занять первое место среди мировых нефтекомпаний, а по нефтедобыче (65 млн т) стать третьим после Shell и Exxon. Вскоре после сообщений о создании ЮКСИ появились слухи о скором развале этого холдинга. Кагаловский говорит, что в объединении компаний задействован не был, но правду насчет Березовского «знала каждая собака». Свидетельствовать об этом в суде Кагаловский не стал.
Эра «новых русских»: портреты первого десятилетия российского бизнеса | 23 фото >
Cмотреть фотогалерею >
Ключевые слова: залоговые аукционы, Константин Кагаловский, Приватизация, реформы 1990-х, реформы 1990-ых, ЮКОС
По теме
События
12.01.2011 Пять ошибок рыночных реформ в России >
События
24.01.2012 Расследование Forbes: Андрей Вавилов, проводник высших интересов >
Мнения
28.03.2013 Как Игорь Сечин пошел по стопам Михаила Ходорковского >
События
02.07.2013 Архипелаг Ходорковского: где фигуранты «дела ЮКОСа» встречают юбилей >
События
03.07.2013 Предупредите Фею: дело ЮКОСа глазами его участника >
Миллиардеры
25.09.2013 Каникулы Абрамовича: как миллиардер распорядился деньгами от продажи «Сибнефти» >
Реклама
Шуба из меха соболя 232 000 руб.
Новая коллекция SHUBA 2013/14.
Шуба из меха лисы 89 500 руб.
Посмотреть коллекцию!
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
Все комментарии (0)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Семибанкирщина

Приложение 3
08.05.2013 01:10
Илья Жегулев обозреватель Forbes
Кто разорил Бориса Березовского?
Фешенебельный лондонский отель Four Seasons на Парк-лейн — излюбленное место встреч богатых представителей русской эмиграции. Именно здесь в одном из ресторанов гостиницы 22 марта Борис Березовский назначил встречу журналисту Forbes. На встречу бизнесмен пришел с небольшим опозданием — без пальто,  лишь черный шарф поверх пиджака. «Давайте сменим столик», — с ходу предложил Березовский.
Позже журналист понял, что был последним, кто встречался с Березовским. Прямо со встречи бывший предприниматель поехал домой, где отпустил охранника и остался один. Утром Березовского нашли мертвым.
Встреча в Four Seasons не первое пересечение судеб Березовского и Forbes. Первый главный редактор журнала Пол Хлебников, погибший в 2004 году, был автором одной из самых известных книг о Борисе Березовском «Крестный отец Кремля». В 2003 году Березовский выиграл суд у Forbes в Лондонском суде из-за статьи Хлебникова с тем же названием — «Godfather of Kremlin?». Среди прочего он требовал опровергнуть информацию о том, что являлся владельцем акций «Сибнефти».
Спустя девять лет его показания на том процессе стали главными козырями адвокатов Романа Абрамовича в другом процессе — Березовский в Лондонском суде доказывал, что всегда был совладельцем «Сибнефти». И проиграл.
Как Березовский, продав почти все активы в России и пытаясь бороться с режимом из Лондона, умудрился промотать миллиардное состояние?
Если верить его противникам, Березовский был современным профессором Мориарти, человеком с математическим складом ума, мастером интриг и изощренных политических комбинаций. Где же произошел сбой?
(полностью эту статью читайте на сайте)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Семибанкирщина

Приложение 4
Оригинал этого материала
© "Ведомости", 29.09.2005
Компания недели: Путешествие “Сибнефти”
Татьяна Лысова
Компания “Сибнефть” фактически вернулась туда, откуда она 10 лет назад неожиданно сбежала, — в объятия государства. Правда, в данном случае оно выступает под прикрытием “Газпрома”, которому предстоит заплатить за возвращение беглянки $13 млрд ее нынешним хозяевам. Потратившим, кстати, в свое время на этот актив примерно в 100 раз меньше. Так заработать на своем государстве в истории новой России пока не удавалось никому. И объяснить этот феномен “Сибнефти” можно, в частности, тем, что обе сделки — и ее покупка, и нынешняя продажа — имеют политическую подоплеку. А на политических проектах у нас экономить не принято.
Этой компании в принципе не должно было быть. Кто не верит, спросите у тогдашнего министра топлива и энергетики Юрия Шафраника и у премьера Виктора Черномырдина. “Сибнефть” единственную из крупных нефтяных компаний создали в обход обычных процедур, указом президента, и тут же выставили на аукцион.
Это поразительное мероприятие я помню в деталях. Помню бегающего по коридорам Госкомимущества Бориса Березовского, неожиданно объявленный многочасовой перерыв и лицо председателя совета директоров “Самеко” Сергея Калугина, когда ему объявили, что заявка его предприятия снята с конкурса по письму гендиректора “Самеко” (на что, как тот и сам мне признался, он не имел полномочий). Помню сумму заявки “Самеко” — $171 млн — и предложение победителя — $100,3 млн.
Все это безобразие устроили ради грядущих выборов: победу Ельцина должно было обеспечить ОРТ на деньги “Сибнефти”.

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Семибанкирщина

Приложение 5
"«После того как общественность переварила новости о консолидации с "Роснефтью" одной из крупнейших частных структур, все задались вопросом: на что акционеры - Михаил Фридман, Герман Хан, Алексей Кузьмичев, Виктор Вексельберг и Леонид Блаватник - потратят вырученные миллиарды? – задается вопросом Василий Тимирязев в №47 (732) журнала «Компания».
Жизнь после ТНК
17.12.2012
После того как общественность переварила новости о консолидации с "Роснефтью" одной из крупнейших частных структур, все задались вопросом: на что акционеры - Михаил Фридман, Герман Хан, Алексей Кузьмичев, Виктор Вексельберг и Леонид Блаватник - потратят вырученные миллиарды?
Яхты и молодость
В конце мая, когда между акционерами ТНК-BP (BP и AAR) разгорелся очередной этап войны, до сделки по покупке нефтекомпании было еще далеко. На тот момент российские акционеры уже больше года последовательно оказывали давление на BP после ее попытки создать стратегический альянс с "Роснефтью". Чего именно они добиваются, казалось, не было ясно даже им самим: получив выгодное предложение о продаже доли от BP и "Роснефти", AAR его отклонил и стал намекать, что это британской компании надо задуматься о выходе из ТНК-BP. "Роснефть" и BP в мае 2011 г. были готовы поменять долю российских акционеров на $32 млрд. Из них $17 млрд давал британский мейджор ($9 млрд собственными акциями и $8 млрд наличными), а $15 млрд - "Роснефть".
Тогда Михаил Фридман, основной акционер "Альфа-групп", которой принадлежит 25% нефтекомпании, дал пространное интервью "Коммерсанту". В нем он отметил, что "задачи непременно выйти из ТНК-BP у нас никогда не было". "Нам предлагали разные формы, но мы говорили, что менять свою долю на наличные не готовы. Наверное, просто еще не в том возрасте, мы все еще довольно энергичные люди. А главное - способны достигать результата. Зачем нужен кэш? Сидеть на берегу моря или плавать на яхте? Я не осуждаю плавание на яхте, это замечательное занятие, но не для меня", - говорил Михаил Фридман. Нефтяной компании у него больше нет, а яхты никогда не имелось. И пока она не появилась, говорят знакомые предпринимателя.
Тюменская нефтяная компания (ТНК), представителей которой за манеру ведения бизнеса прозвали "танкистами", была создана в 1995 г. В 1997 г. в ходе приватизации контроль над ней получили структуры "Альфа-групп", а также Виктора Вексельберга и Леонида Блаватника. Как рассказывают знакомые Вексельберга, он и Блаватник до последнего не могли решить, будут ли вместе с "Альфой" участвовать в аукционе по ТНК. Вексельберг позвонил Герману Хану буквально за час до начала торгов и подтвердил свое согласие. "Вексельберг и Блаватник с того момента, конечно, не раз сказали спасибо Фридману и Хану, без них вряд ли бы они смогли заработать столько, сколько им дала ТНК", - говорит знакомый двух предпринимателей.
Но все собеседники "Ко", близкие к бизнесам российских акционеров, сходятся в одном: Вексельберг и Блаватник где-то с середины 2000-х не были заинтересованы в сохранении присутствия в нефтяном секторе. Они поняли это через пару лет после того, как в 2003 г. была создана ТНК-BP, - за 50% ТНК британцы заплатили ее российским акционерам $8 млрд. Из них $4 млрд получила "Альфа-групп", а по $2 млрд - Вексельберг и Блаватник. В BP, которая сделала первую попытку зайти на отечественный нефтяной рынок в 1997 г., купив 10% акций СИДАНКО, а потом - фактически из-за действий Михаила Фридмана - все потеряла, эту инвестицию признают одной из самых удачных.
Неаварийный выход
ТНК-BP пережила один конфликт акционеров, но не пережила второго. Первое противостояние AAR и BP началось в 2008 г. Российским акционерам тогда не понравилось, как BP ведет бизнес: прикомандированные британской компанией сотрудники больше зарабатывали, им снимали дорогие квартиры в центре Москвы, оплачивали школы для детей. Уже тогда появились предположения о том, что давление, оказываемое на BP, должно подтолкнуть британцев к выкупу доли AAR. Считалось, что такие структуры, как "Альфа-групп", "Ренова" Вексельберга и "Аксесс Индастриз" Блаватника, - сугубо инвесторы, не заинтересованные в нефтяном бизнесе как таковом. И 2008 г. с учетом мировой цены на нефть, которая на тот момент была уже выше $100, - идеальное для них время для выхода из нефтекомпании.
"Как таковых переговоров на этот счет не было, какие-то полунамеки, но BP на тот момент вариант выкупа партнеров не рассматривала", - рассказывает "Ко" топ-менеджер BP. Российские акционеры, даже если и рассчитывали на щедрое предложение, поняли, что подобной сделки ждать не стоит. Герман Хан и Михаил Фридман к концу конфликта, случившегося в начале 2009 г., стали активно подчеркивать, что видят себя в нефтяном бизнесе и хотят в нем оставаться. Вексельберг и Блаватник публично им не противоречили, но знакомым рассказывали: "ТНК-BP нам уже не нужна, она отнимает слишком много сил". С учетом манеры ведения бизнеса "Альфа-групп", суть которой - постоянное пребывание в конфликте, в это охотно верится. Источники "Ко", близкие к переговорам между акционерами ТНК-BP и "Роснефтью", отмечают, что именно от Вексельберга и Блаватника исходила инициатива по выходу AAR в пользу госкомпании.
За долю в ТНК-BP AAR получит $28 млрд. "Роснефть" договорилась с продавцами о том, что выплатит проценты на сумму сделки за каждый месяц. Договор купли-продажи стороны подписали на прошлой неделе. Закрыть сделку планируется в первом полугодии 2013 г.: "Роснефть" должна получить одобрение от всех отечественных регуляторов. Кроме того, компания еще не заключила с банками соглашения о привлечении денег на покупку, на это ей может потребоваться еще два-три месяца. При этом, по мнению собеседников "Ко", проблем в этот раз со сделкой не будет. "Никаких рисков нет", - констатирует один из них.
Таким образом, российские акционеры смогут дополнительно получить еще $612 млн. За отказ от иска в Стокгольмский арбитраж, в котором они судились с BP из-за нарушения акционерного соглашения, они получили от британской компании еще $325 млн. Следовательно, Вексельберг и Блаватник получат по $7 млрд. После этого, по оценке Bloomberg, владелец "Реновы" может стать самым богатым человеком России в рейтинге Forbes с состоянием около $18 млрд. Структура акционеров "Альфа-групп" и распределение прибыли до конца не ясны, но, по оценкам экспертов, Михаил Фридман сможет выручить от продажи ТНК-BP порядка $3 млрд, Герман Хан - около $1,5 млрд, Алексей Кузьмичев - примерно $1 млрд, Петр Авен - приблизительно $1 млрд.
Кому что
Первым яхту приобрел Леонид Блаватник, она больше всего соответствует его образу жизни. В США он перебрался еще в начале 2000-х. В России у него осталось несколько девелоперских проектов (например, до 2007 г. он владел 2,7 га в районе Каширского шоссе), доля в фирме "Автолокатор", специализирующейся на продаже спутниковых и радиопоисковых противоугонных систем, и даже таксокомпания GetTaxi. Блаватнику также принадлежал крупный пакет акций "Связьинвеста", выкупленный АФК "Система" в 2007 г. Через SUAL Partners вместе Вексельбергом бизнесмен владеет почти 16% "Русала".
Но самыми интересными активами 55-летнего Леонида Блаватника являются британское подразделение кинопрокатной компании Icon и знаменитая звукозаписывающая Warner Music Group. "Блаватник построил свой инвестфонд, его цель теперь - это портфельные, а не стратегические инвестиции, поэтому ТНК-BP со всеми ее разборками уже стала неинтересна. Он не любит приезжать в Москву, а ТНК-BP постоянно этого требовала", - рассказывает знакомый бизнесмена. "Конечно, она обеспечивала приличный доход, но Блаватник уже давно решил получить за нее один раз, но много", - поясняет собеседник "Ко". "Аксесс Индастриз" интересуют самые разные проекты, но желания идти в индустрию, в большой бизнес нет. Внимание будет уделено Интернету, области развлечений", - добавляет еще один из собеседников "Ко".
У Виктора Вексельберга ситуация несколько сложнее, отмечает его знакомый. Вексельберга устраивали высокие дивиденды ТНК-BP, но он понимал, что управлять компанией полноценно не может, а роль миноритария ему не слишком нравилась. "Тем более если бы партнером стала "Роснефть", как изначально планировалось", - подчеркивает знакомый бизнесмена. По его словам, за последние годы господину Вексельбергу надоела роль миноритария в крупном бизнесе. "Если бы он мог, то продал бы и долю в "Русале", но сейчас это сделать невозможно", - говорит собеседник "Ко".
Помимо акций ТНК-BP и "Русала", "Ренове" принадлежит ряд других активов. Это, например, КЭС-холдинг (его Вексельберг пока безуспешно пытается продать "Газпрому"), аэропорты Курумоч и Кольцово и ряд девелоперских проектов. "В этих бизнесах он принимает решения, такая схема проще и понятнее", - поясняет источник "Ко", близкий к "Ренове". Кроме того, много времени и средств у Вексельберга отнимает Сколково. В круг его интересов уже не входят нефтегазовые активы, говорит источник "Ко" в окружении бизнесмена. Но рассматриваются варианты инфраструктурного развития. "У нас уже есть опыт с аэропортами, не исключено дальнейшее расширение в транспортном бизнесе, в том числе железнодорожном", - отмечает собеседник "Ко".
У "Альфа-групп" гораздо больше капиталоемких бизнесов, "которые могут расширяться до бесконечности", подчеркивает близкий к компании источник "Ко". "Альфа-групп" контролирует Альфа-банк, Altimo (владеет почти 42% "Вымпелкома"), X5 Retail Group и ряд других активов. Фридману была интересна нефтяная отрасль, но прежде всего как источник стабильного дохода, поясняет знакомый бизнесмена. По его словам, "голубой мечтой" Фридмана является глобальный оператор. В этом бизнесе "Альфа-групп" уже давно, и она последовательно ведет войну за контроль над "Вымпелкомом", очень похожую на противостояние с BP за ТНК-BP.
Но силы, способной изменить ситуацию так, как это сделала "Роснефть", в телекомунникационной отрасли нет. "Вряд ли кто-то из глобальных мировых операторов после истории с BP захочет работать с "Альфой-групп", - рассуждает аналитик ИФД "КапиталЪ" Виталий Крюков. Но у компании сейчас имеется реальная возможность получить полный контроль над "Вымпелкомом": крупнейший на данный момент акционер компании, норвежский холдинг Altimo, согласен на продажу своей доли, оцениваемой в $6-7 млрд. В "Альфа-групп" говорят, что сейчас этот вариант прорабатывается "с учетом средств, вырученных от продажи ТНК-BP". Господин Фридман после продажи своей доли сможет войти в тройку самых богатых людей России, по версии Forbes, с состоянием в $15,5 млрд.
При этом все источники "Ко" сходятся во мнении, что повторить успех инвестиций, сравнимый с "профитом" от ТНК-BP, у российских акционеров вряд ли получится. Тяжелее всего решение о продаже далось Герману Хану - именно он в "Альфа-групп" с середины 1990-х курировал нефтяное направление. За это время он не раз признавался, что считает себя профессиональным нефтяником. Коллеги господина Хана подтверждают: его интересует только этот бизнес, в другие направления деятельности "Альфы" он практически не вникает.
По словам одного из источников "Ко", Хан настаивает, чтобы компания продолжила инвестировать в нефтяной сектор. Игорь Сечин предлагал ему высокую должность в "Роснефти" после того, как она поглотит ТНК-BP, но Хан отказался. "Он не будет подчиненным", - утверждает его знакомый. У AAR был опыт самостоятельных нефтегазовых разработок: компания одно время владела геологоразведочным проектом в Афганистане.
Полгода назад стать инвесторами ряда месторождений в Колумбии российским акционерам предлагал Максим Барский, который с 2008 г. по 2010 г. трудился в ТНК-BP в должности зампреда правления. За этот период у него успели сложиться хорошие отношения с Ханом. Сейчас он возглавляет независимую компанию Matra, совладельцем которой является. По словам источников "Ко", Герман Хан всерьез рассматривает возможность совместного бизнеса - покупки ряда небольших активов в России, Латинской Америке и Африке.
"В целом для выхода на нефтяной рынок сейчас возможность есть, тем более с учетом опыта Германа Хана, - рассуждает аналитик Sberbank Investment Research Валерий Нестеров. - Но крупных активов в России не осталось, а работа за рубежом потребует совсем другого объема инвестиций. Было бы желание". Состояние Германа Хана после продажи доли может увеличиться с $8,5 до $9,9 млрд, что позволит ему обогнать в списке Forbes, например, Геннадия Тимченко и Олега Дерипаску.
Впрочем, не исключено, что акционеры могут собраться для совместного бизнеса вновь. Источники "Ко" в правительстве знают, что "некоторые из российских акционеров ТНК-BP" обсуждали с рядом "топ-чиновников" возможное участие в приватизации госкомпаний. О таких планах не раз заявлял премьер Дмитрий Медведев, в список предприятий входит несколько десятков различных компаний, в том числе "Роснефть", "Газпром", РЖД. Источник "Ко" в администрации президента также знает, что "на самом высшем уровне" российским акционерам была гарантирована поддержка в приобретении интересующих их активов после того, как они согласились продать свою долю в ТНК-BP "Роснефти".
Впрочем, касательно участия в приватизации в той же "Альфа-групп" пока не пришли к единому мнению: на продажу будут выставляться слишком маленькие пакеты, которые вряд ли позволят участвовать в управлении бизнесом. В недавнем прошлом в отечественном бизнесе столь крупная сделка не фиксировалась. В последний раз государство приобрело частный бизнес в 2005 г.: тогда "Газпром" купил у Романа Абрамовича его "Сибнефть" за $13,1 млрд. Часть средств он вложил в компанию Evraz. Но бывший топ-менеджер "Сибнефти" отмечает, что продать нефтекомпанию "было страстным желанием Абрамовича". "Он тогда последовательно продавал активы в России, понимал, что это отличное время для продажи и нефтекомпании - можно выручить солидные деньги и не иметь лишних проблем с государством", - вспоминает он.
В 2006 г. "Ростехнологии" приобрели титанового монополиста - компанию "ВСМПО-Ависма", акционеры которой, Вячеслав Брешт и Владислав Тетюхин, находились в конфикте с миноритарием Виктором Вексельбергом. Правда, недавно большую часть доли в "ВСМПО-Ависма" купили Газпромбанк и топ-менеджер "Ростехнологий" Михаил Шелков. В течение года государственная ОСК получала контроль над судостроительными активами бизнесмена Сергея Пугачева. На это она потратила около 13 млрд руб.
В конце 2010 г. PepsiCo договорилась о приобретении "Вимм-Билль-Данн", компании, основанной Сергеем Пластининым и Давидом Якобашвили в 1992 г. За принадлежащие ему 10,5% господин Якобашвили получил около $605 млн. По мнению бизнесмена, сделка по продаже российскими акционерами доли в ТНК-BP "Роснефти" "очень удачная". "Они получили за свою долю хорошую цену, теперь смогут заниматься другими бизнесами - проектов у них много, и условия для работы сейчас есть, - резюмирует Давид Якобашвили. - Большой бизнес - это большие проблемы, большая головная боль. В конце концов просто наступает тот момент, когда ты понимаешь, что лучше выйти, переключиться".

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Семибанкирщина

Приложение 6
Чего хотят «Роснефть», «Альфа» и BP
Драма под названием «Сделка с ТНК-ВР», основные роли в которой играют AAР, ВР и «Роснефть», близится к кульминации. Но до развязки, которая устроила бы всех участников, похоже, еще далеко
22.10.2012
Ведомости
Ирина Мокроусова,  Тимофей Дзядко
Поглотив ТНК-ВР, "Роснефть" станет крупнейшей нефтянной компание в мире
M.Metzel / AP
ВР и «Альфа»: история партнерства. 1997–2001 гг.
Брак по банкротству. «К моменту сделки [по созданию ТНК-ВР] мы имели определенный опыт взаимодействия с ВР через «Сиданко», и, хотя этот опыт был, мягко говоря, неоднозначным, он давал ВР представление о нас, а нам – о них», – рассказывал в интервью «Ведомостям» в январе 2010 г. исполнительный директор ТНК-ВР Герман Хан. Знакомство ВР и «Альфы» началось с конфликта. Он был связан с компанией «Сиданко». В 1997 г. «Альфа-эко» и группа «Интеррос» Владимира Потанина купили эту компанию в складчину, но оформить договоренности не успели. «Альфа» заплатила свою часть, а Потанин, получив «Сиданко», решил потом вернуть «Альфе» деньги – около $100 млн за треть компании.
Спустя пару месяцев он продал 10% «Сиданко» BP гораздо дороже – почти за $600 млн. Скоро «Альфе» предоставилась возможность взять реванш: в 1998 г. была начата процедура банкротства «Сиданко» и ее «дочек», в ходе которого компания и ее основные добывающие активы перешли под контроль принадлежащей «Альфе» и ее партнерам ТНК. После этого финансовое положение «Сиданко» стало улучшаться и процедура банкротства была прекращена. К 2001 г. ТНК поглотила «Сиданко», в которой ВР была миноритарным акционером. А в 2003 г. Михаил Фридман договорился с президентом ВР лордом Джоном Брауном о создании ТНК-ВР. За свою долю ВР только деньгами выложила $2,4 млрд. Лорд Браун был доволен и называл Фридмана не иначе как «мой друг Майкл».
2008 г.
Нежелательные иностранцы. В мае 2005 г. тогдашний президент ТНК-ВР Роберт Дадли в интервью «Ведомостям» признался, что между акционерами компании существуют серьезные разногласия. ВР хотела развивать российский бизнес, а российские акционеры настаивали на международной экспансии. «С моей точки зрения, компания должна концентрироваться на разведке и разработке месторождений, нефтепереработке прежде всего в России. К инвестициям в международные проекты нужно подходить очень выборочно», – говорил Дадли. ВР сознательно ограничивает развитие российского совместного предприятия, чтобы оно не конкурировало с ним на других рынках, возмущались в кулуарах российские акционеры ТНК-ВР.
Публично они стали протестовать против того, что ТНК-ВР тратит гигантские деньги на менеджеров из-за рубежа (из ВР). Весной 2008 г. ТНК-ВР приостановила трудовые отношения со 148 сотрудниками BP, откомандированными для работы в ТНК-ВР. Это объяснили тем, что по новым нормам миграционного законодательства все они не имеют права на работу в России. Разрешения на работу сотрудникам ВР выдавала ТНК-ВР – другое юрлицо. Нарушение было обнаружено Федеральной миграционной службой. Затем миноритарий «ТНК-ВР холдинга» – компания «Тетлис» решила оспорить договор между ТНК-BP и BP, по которому менеджеры британской нефтяной компании могли работать в российской и получать там вознаграждение. История закончилась тем, что иностранному менеджеру Дадли пришлось уйти из компании.
2011 г.
Сорванная сделка. ВР и «Роснефть» договорились вместе разрабатывать арктический шельф и обменяться акциями на $7–8 млрд: «Роснефть» получила бы 5% акций ВР, а ВР в дополнение к уже имеющимся 1,25% акций «Роснефти» получила бы еще 9,53% российской нефтяной компании. В январе 2011 г. «Роснефть» и ВР скрепили сотрудничество в присутствии Владимира Путина. Но AAР не побоялся выступить против этой сделки, указав, что она нарушает его права, предусмотренные акционерным соглашением ТНК-ВР. По соглашению ВР должна была все российские проекты сначала предложить ТНК-ВР. Обратившись в лондонский арбитраж и стокгольмский трибунал, AAР заблокировал сделку ВР и «Роснефти». В итоге на шельф с «Роснефтью» пошла Exxon и другие компании.
В ходе этого конфликта стороны в какой-то момент договорились, что ВР с «Роснефтью» выкупят долю ААР в ТНК-ВР за $32 млрд (около $9 млрд – акциями BP, 6,7%) Но AAР отказался от сделки. Источник, близкий к AAР, объясняет, что в тот момент, когда все было согласовано, покупатель выставил условие: до выкупа AAР должен согласиться на сделку ВР и «Роснефти» по шельфу и обмену акциями. «Мы, естественно, настаивали на том, чтобы все происходило одновременно. Потому что если бы мы дали свое согласие на их сделку, то у нас не было бы гарантий, что сделка с нами будет завершена, – объясняет собеседник «Ведомостей». – В ответ нам предлагали довериться, поверить на слово».
Цена Фридмана
Я уверен, что, какую бы цену нам ни предложили сегодня, она не соответствует тому, сколько может стоить компания в перспективе. Ведомости июнь 2008
На прошлой неделе стало ясно, что у ТНК-ВР может смениться не один акционер, а сразу оба. Совет директоров британской BP, заседавший в пятницу, единогласно одобрил план по продаже 50% ТНК-BP «Роснефти», сообщила The Wall Street Journal (WSJ) со ссылкой на человека, знакомого с ситуацией. Взамен британская компания получит от 16 до 20% «Роснефти» ($11,7–14,7 млрд) и $11–14 млрд деньгами, общая сумма сделки составит до $27 млрд. Окончательная цифра может быть и выше – до $28 млрд, уточняет The Sunday Telegraph. BP также может получить доступ к другим проектам в России.
Но сторонам сделки необходимо согласовать еще несколько моментов, подчеркивают собеседники WSJ и Telegraph. В частности, BP хотела бы получить два места в совете директоров «Роснефти», хотя у нее больше шансов на одно кресло. К тому же британская компания рассчитывает, что «Роснефть» гарантирует ей компенсацию в случае судебного преследования со стороны второго акционера ТНК-BP – консорциума ААР, который в прошлом году заблокировал их первую попытку создать альянс. Эти детали планировалось обсудить на выходных, но переговоры могут занять еще несколько дней. А ААР, не сумевший на этот раз помешать договориться BP с «Роснефтью», вступил с госкомпанией в переговоры о продаже своих 50% ТНК-BP. Сделка может быть завершена в течение одного или двух месяцев, говорит близкий к одной из сторон источник. В истории российско-британской компании было столько перипетий, что они заслонили главное – чего же добиваются участники этой сделки.
«Роснефть» хочет стать мировым лидером
«Роснефть» намерена достичь глобального лидерства в добыче нефти за счет новых месторождений – как шельфовых, так и континентальных, – вовлечения в разработку трудноизвлекаемых запасов, геологоразведки и международных проектов, рассказывал в июне президент «Роснефти» Игорь Сечин президенту России Владимиру Путину.
С помощью Сечина «Роснефть» уже проделала большую часть пути к лидерству. Еще восемь лет назад она занимала среди крупных российских нефтяных компаний одно из последних мест и готовилась быть съеденной «Газпромом». Но с приходом влиятельного чиновника Сечина на пост председателя совета директоров в 2004 г. «Роснефть» стала преображаться. Менее чем за полгода она отбилась от сделки с «Газпромом». Затем в результате операции по разгрому ЮКОСа получила его активы, что сделало ее крупнейшей в России. Покупка 100% ТНК-ВР выводит «Роснефть» на первое место уже в мире – и по запасам, и по добыче (среди публичных компаний; см. рисунки на стр. 16).
Для разработки сложных континентальных, а тем более шельфовых месторождений «Роснефти» нужен партнер, который умеет это делать. Таким партнером «Роснефть» видит ВР. В 2011 г. компании даже договорились о сделке (обмен акциями плюс совместная работа на шельфе), но эту сделку сорвал второй акционер ТНК-ВР – консорциум AAР, который напомнил через суды, что все российские проекты BP обязана сначала предложить ТНК-ВР. Таким образом, сделка с ТНК-ВР удовлетворяет обоим запросам «Роснефти» – делает ее глобальным лидером и дает технологического партнера.
Хватит ли «Роснефти» средств, чтобы заключить эту сделку? «Нынешнее положение «Роснефти» позволяет ей делать крупные приобретения, она может тратить на это казначейские акции (12,5%), выпускать новые акции, занимать деньги, предлагать ВР долю в своих проектах – шельфовых, например», – рассуждает источник, близкий к совету директоров нефтяной компании. «Роснефть» еще c середины сентября ведет переговоры с банками о привлечении до $15 млрд и, по данным Loan Radar, уже договаривается о более выгодных для себя условиях – из-за большого спроса со стороны банков.
К тому же сегодня компания планирует открыть книгу заявок на рублевые облигации общим объемом 20 млрд руб. ($650 млн). Аналитики говорят, что «Роснефти» под силу выкупить 100% ТНК-ВР даже без допэмиссии – только за имеющиеся у нее казначейские акции и деньги. «Роснефть» оценила ТНК-ВР в $56 млрд. 12,5% казначейских акций дают около $9 млрд. Занять надо $47 млрд. Расчет аналитиков UBS показывает, что в этом случае в 2013 г. совокупный чистый долг новой компании «Роснефть» – ТНК-ВР (с учетом текущих долгов этих компаний) составит астрономическую сумму – $77 млрд. Но это всего 2,2 EBITDA объединенной компании. «Роснефть» – надежный заемщик. Даже если обремененность будет выше 2 EBITDA, компания сможет спокойно обслуживать долг, ведь у «Роснефти» появится ТНК-ВР, которая генерирует огромный денежный поток», – рассуждает партнер фонда Greenwich Capital Лев Сныков.
Правда, в правительстве категорически против, чтобы «Роснефть» покупала ТНК-ВР только за живые деньги, рассказывает чиновник Белого дома. Возможен вариант, когда «Роснефть» проведет допэмиссию, снизив пакет «Роснефтегаза» до 51%, тогда ААР и ВР получат блокпакет в госкомпании, а «Роснефть» – «грамотных частных акционеров, которые разбираются в корпоративной культуре». Впрочем, чтобы достичь своих целей, «Роснефти» было необязательно покупать ТНК-ВР целиком. Достаточно было бы выкупить 50% ААР и стать партнером ВР в ТНК-ВР. И занимать меньше. И ВР это было бы лучше: она сохранила бы возможность консолидировать показатели российской компании в своей отчетности.
ВР хочет развиваться в России
Российская ТНК-ВР стала для британской ВР удачной инвестицией. В отчете за прошлый год ВР сообщила, что на совместную компанию пришлось 27% ее запасов, 29% добычи, 8% выручки и 16% чистой прибыли. С 2003 г. ТНК-ВР выплатила более $37 млрд дивидендов, половина пришлась на британцев. Зачем ВР продавать такое чудо? Тем более что в деньгах, как говорит источник в ВР, она не нуждается: после аварии в Мексиканском заливе, за которую BP пришлось ответить, компания анонсировала программу распродажи активов на $38 млрд, но к настоящему моменту эта программа выполнена на $35 млрд (состоявшиеся и запланированные сделки).
Возможную причину продажи назвал гендиректор ВР Роберт Дадли, представляя результаты компании в июле этого года. Он фактически приравнял по значимости конфликт с российским акционером ТНК-ВР – ААР (см. врез) к аварии в Мексиканском заливе. До тех пор пока BP не решит одну или обе эти проблемы, констатировал Дадли, будет сохраняться высокий уровень неопределенности относительно будущего компании (как раз накануне AAР заблокировал выплату дивидендов ТНК-BP). Несмотря на все усилия, BP не удается восстановить отношения c партнерами, система корпоративного управления ТНК-BP полностью нарушена, компания постоянно вовлечена в суды, добавляет источник, близкий к ВР. На урегулирование «российского вопроса» у топ-менеджмента уходит огромное количество времени, хотя компания работает в десятках стран. Похоже, терпение иссякло, мы решили попробовать эту ситуацию развернуть, к тому же появились претенденты на нашу долю, заключает собеседник «Ведомостей».
Еще одну причину для ВР поменять партнера в России называют эксперты. «ТНК-ВР работала как машина, производящая деньги, во многом благодаря тому, что с участием ВР удалось вдохнуть жизнь в стареющие месторождения в Западной Cибири», – объясняет аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров. У ТНК-ВР сложная ресурсная база, отмечает он, запасы большие, но трудноизвлекаемые, а легкоизвлекаемые истощены. Чтобы добывать трудноизвлекаемую нефть, нужно обладать не только финансовым, но и административным ресурсом – без льгот эти проекты не будут рентабельными.
Понятно, что у государственной «Роснефти» этот ресурс по определению больше, чем у частного AAР. Государственная «Роснефть» имеет еще одно преимущество: она допущена к российскому шельфу, в разработке которого – будущее российской нефтегазовой отрасли. «Пообщавшись с менеджерами британской компании, я понял, что менеджмент ВР думает о том, что будет после них, через 30–50 лет, – рассказывает о своих впечатлениях бывший глава «ТНК-авиа» Сергей Колтович. – В российском бизнесе я с такими горизонтами планирования не сталкивался».
Таким образом, закончив неспокойные отношения с AAР и начав их с «Роснефтью», ВР меняет кэш-машину на обладающую административным ресурсом государственную компанию, которая стараниями Сечина продолжит расти. Если приобретения ВР от сделки с «Роснефтью» несомненны, то ее потери могут оказаться меньше, чем принято считать. Эксперты говорят, что при определенных условиях ВР сможет учитывать показатели «Роснефти», в том числе запасы и добычу, по методу долевого участия в своей отчетности.
Все будет зависеть от условий соглашения о приобретении акций, отмечает партнер ФБК Аскольд Бирин, причем количественный критерий не является единственным, большое значение имеет возможность влиять на решения «Роснефти» (например, участвовать в совете директоров). Формальный порог для учета запасов и добычи (а также чистой прибыли и чистых активов) по методу долевого участия – 20%, говорит аналитик Номос-банка Денис Борисов. Но возможны нюансы. Так, ConocoPhillips в 2004 г. заключила соглашение о стратегическом партнерстве с «Лукойлом» и начала отражать долю в его запасах и добыче еще до того, как увеличила долю в компании до 20%.
ААР хочет долю в ВР или хотя бы деньги
В консорциум ААР, которому принадлежит 50% ТНК-ВР, входят «Альфа-групп» Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева, Access Industries Леонарда Блаватника и «Ренова» Виктора Вексельберга (когда-то они вместе участвовали в приватизации Тюменской нефтяной компании, ТНК). «Альфа» – старший партнер.
Источник в AAР говорит, что консорциум давно рассматривает совместное предприятие как «временную конструкцию, по определению являющуюся неустойчивой». «Эволюция этой конструкции», обсуждавшаяся в 2008 г., предполагала, что 100% ТНК-ВР отходят британским партнерам, а AAР в обмен на свои 50% получает деньги и акции ВР. «Мы предлагали растянуть сделку на 5–7 лет, но так, чтобы был понятен выход из конструкции совместного предприятия», – рассказывает собеседник «Ведомостей». Но стороны разошлись в цифрах: AAР хотел получить 10% ВР (с которыми консорциум, учитывая структуру капитала британской компании, становился ее мажоритарным акционером), а британцы соглашались дать только 2%. Сделка не состоялась.
Хотя ничего невероятного в ней не было: стратегию обмена российских активов на долю в крупной международной компании «Альфа-групп» провозгласила и удачно реализовала в телекоммуникациях, превратив российский «Вымпелком» в Vimpelcom Ltd, который работает в 18 странах мира. В нефти «Альфе» тоже нужны не деньги, а глобальные активы. Весной 2011 г. AAР предлагали за половину ТНК-ВР $32 млрд, но консорциум отказался. При нынешнем раскладе ААР приходится выбирать: либо оставаться в полугосударственной «Роснефть» – ТНК-ВР, либо продавать свою долю в ней «Роснефти». И основная торговля будет уже за то, чтобы получить плату за пакет деньгами, а не акциями крупнейшей в мире публичной нефтяной компании.

Содержание