October 8th, 2016

Немец и русский - братья навек!

События 3-4 октября 1993 года

Телекомпания НТВ
Компания "Телеформат"
ТО "Забытый полк"
представляют

- Вот это вещи, которые мне выдали в морге Боткинской больницы. Вещи в которых был одет мой сын, когда погиб 4 октября 1993 года.
И я их до сих пор храню. Это все что осталось от моего сына.

(Номер на пакете 1099)

(Время на часах возле Белого дома 7 часов 14 минут.)


Черный октябрь Белого дома.
Первая серия

Это голос Наташи Петуховой талантливой московской студентки. Она сочиняла стихи и песни. Снималась в кино. Увлекалась историей и спелеологией.
В августе 1991 Наташа приходила к Белому дому спасать молодую российскую демократию. Пришла и в октябре 1993. Ее убили возле Останкино.

Это школьный учебник, по которому наши дети изучают историю новой России. Она началась в октябре 1917, когда вся власть в стране перешла к Советам народных депутатов. Для этого понадобился всего лишь один выстрел из крейсера Аврора по Зимнему дворцу, где от революционных матросов пряталось испуганное правительство. Через 76 лет правительство, только уже другое сумело отобрать власть у Советов обратно. Тоже в октябре, но только вместо крейсера, стреляли танки. В России наступило торжество демократии. Правда об этом эпохальном событии в школьном учебнике по истории сказано ничтожно мало. Всего три абзаца.

(По Белому дому стреляют танки.)

Егор Гайдар, в 1993 г. советник Президента РФ по вопросам экономической политики: " Мы в 1993 году остановили в России фашистский переворот. Это надо очень хорошо понимать".

Олег Румянцев, в 1993 году народный депутат, член Верховного Совета РСФСР: "Многие победившие демократы и те силы, которые стояли за ними, к сожалению совершенно не думали ни о своем народе, ни о своем государстве, ни о его судьбах. Они думали прежде всего о собственном кармане."

Октябрь 1993 разделил общество на тех, кто пришел защищать Дом советов и на тех, кто пришел его расстреливать. Кто из них оказался больше прав пусть рассудит история. У каждого своя правда и каждый готов ее отстаивать. Ничего не скажут только те, кто погибнет.

(Огромная толпа протестующих.)

(На кладбище)

- Сыночки мои. Радости мои маленькие. Здравствуй мой сыночек. Скоро 10 лет. Моя радость. Мои сыночки, родные мои. Ангелы мои любимые.

Братья Пименовы прожили на свете 39 лет. Юрий родился через полтора года после Александра и погиб через полтора года после его смерти. Нина Петровна до сих пор корит себя за то, что посоветовала сыну поступить на службу в милицию. Радовалась, когда его перевели в охрану Дома Советов, но даже представить не могла что он может погибнуть в парламенте.

Нина Петровна, мать Юрия Пименова: "Галя позвонила - мама, посмотри что творится! Белый дом расстреливают. Я собралась и сразу туда уехала, в Москву. Я отпросилась. Там пошла к этому, Белому дому, хотела пройти через мост. Охрана. Все оцеплено было. Меня не пропустила милиция. Говорит - вы куда? Что Вы? Там снайперы стреляют. Вы куда пошли? Я говорю - у меня сын там."

Во время обстрела Юрий Пименов выводил людей из горящего Дома Советов. Об этом его родители узнали от женщины, которую спас их сын. Она посоветовала ему уходить, но Пименов ответил, что в доме остались раненые и вернулся. Больше его живым никто уже не видел.

- Пименов Юрий Александрович, награжден медалью "Защитнику свободной России". Президент Российской Федерации Борис Ельцин.

Внуку Пименова 4 года и он очень любит гулять в парке Победы. Больше всего Артему нравится лазить по танкам. Родители не говорят мальчику, что точно такой же танк стрелял по дому где служил его дед.

1993 был годом радикальных рыночных реформ. Шла приватизация государственной собственности. Страна разделилась на очень бедных и очень богатых, чего не было с 1917 года. Одни строили особняки, другие по полгода сидели без зарплаты. Это были признаки капиталистического строя, к которому люди, воспитанные в лучших традициях социальной справедливости, братства и равенства оказались не готовы.

Румянцев: " Истинной причиной кризиса 1993 года, это осень 1993 года, явился фактически не разрешенный вопрос о результатах реформы. Вопрос о смене строя."

Олег Румянцев был именно тем человеком, которому поручили создавать новую Конституцию, которая наделяла бы равным полномочиями, как парламент, так и президента. Задача конституционной реформы, как раз и состояла в том, чтобы обеспечить прозрачность власти, но я абсолютно убежден, что были силы, которым именно этого не хотелось."

Президентская сторона считала, что Верховный Совет тормозит экономические реформы. Ситуация усугублялась личной антипатией Ельцина и Хазбулатова.

Геннадий Бурбулис, в 1992 г. руководитель группы советников при Президенте РФ: "Хазбулатов вдург, понимая и зная слабости Ельцина и всей ситуации возомнил себя спасителем России. А Ельцин опять же понимая и зная слабости всей ситуации возомнял себя единственным таким как бы полномочным народным представителем."

Противостояние парламента и президента могло закончится отрешением Ельцина от власти на XX съезде Народных депутатов. Проведение его было назначено на 17 ноября 1993 года. Борис Николаевич не стал этого дожидаться и распустил парламент первым, издав Указ под номером 1400.

Людмила Пихоя, в 1993 г. руководитель группы советников при Президенте РФ: "Указ 1400 готовили, как уже знает история, тут уже нет никакого секрета, по предложению Бориса Николаевича совершенно конкретные люди. Вот Указ 1400 готовили первый помощник Виктор Васильевич Илюшин и помощник по правовым вопросам Батурин Юрий Михайлович. Они готовили вдвоем. Приносили варианты этого указа Борису Николаевичу. Компьютеры еще не были так широко распространены, они работали с дискетой. Дискету вводили только сами. Тексты показывали президенту. Все было достаточно хорошо в этом смысле организовано, но находящиеся не так далеко от них люди, скажем остальные помощники, догадывались о чем идет речь."

По действующей тогда Конституции распустить парламент мог только Съезд Народных депутатов, что и подтвердил Конституционный суд, в тот же день предложив отрешить Ельцина от должности Президента.

Руслан Хазбулатов, в 1993 г. Председатель Верховного Совета РФ: "Этот удар в спину, с этим Указом, так? Его расценила как предательство со стороны Ельцина, основная часть депутатов. Это было действительно предательство. Это была измена. И Конституции и Присяге. И всему человеческому и божескому..."

Многие не понимали, что теперь будет со страной, если не стало ни парламента, ни президента. В тот же день к Дому Советов стали приходить люди.

(Показывают толпу. У многих флажки и другие атрибуты с надписью СССР.)

Хазбулатов: "Мы изъявляли готовность и я прямо говорил о том, что готовы отменить все решения и Съезда и Верховного Совета, касающиеся непосредственно президента Ельцина, если будет отменен этот Указ! И давайте начнем, так сказать, с чистого листа - что нужно и чего добивается Кремль."

Бурбулис: "Все искренние усилия переговорщиков, они в конечном счете не приносят желанного результата относительно тех кто берет на себя какие-то обязательства. Как в той, так и в другой стороне. Вот, обреченность некоторая на предельный вариант, она накапливалась."

Церковь выступила посредником в переговорах. Встреча противостоящих сторон состоялась в Свято-Даниловском монастыре, но закончилась ничем.

Юрий Лужков: "Самый важный вопрос на первом этапе переговоров - это снизить потенциал вооруженного противостояния. Создать условия при которых не были возможны бы выстрелы. Не было бы возможно применение оружия, огнестрельного или иного."

? :"От имени Президиума Верховного Совета я сегодня потребую не начинать переговоров и сделать официальный перерыв до того, как нам разрешат выступить в прямом эфире. Спасибо."

Председатель Правительства Виктор Черномырдин объявил, что будет действовать по своему сценарию.

Вокруг Белого дома размотали спираль Бруно, запрещенную Лигой Наций и выставили вооруженное оцепление. По Москве прокатилась волна демонстраций. и стихийных митингов, которые разгоняли водометными машинами и слезоточивым газом.

(Показывают как ОМОН дубинками жестоко избивает и пинает лежащих на земле людей. Старушки отвечают ОМОНУ ударами зонтиков. Пожилому человек делают искусственное дыхание. Шеренга ОМОНА угрожает толпе пистолетами, но пока не стреляют.)

Один из демонстрантов: - Сегодня прорвалось терпение народа. Понимаете как? Ельцин все время говорил - какой у нас замечательный народ. Я повышаю цены, а они все терпят. Больше нет. Все.

Президенту важно было показать, что он контролирует ситуацию.

(Показывают как Ельцин выходит из кортежа и общается с прохожими.)

Ельцин: - Здравствуйте. Здравствуйте.

Голос журналистки: - Борис Николаевич, как? Ощущаете в себе уверенность довести начатое до конца?

Ельцин неуверенно: - Да. Да.

Журналистка: Ощущаете поддержку?

Ельцин неуверенно: - Да. Да. Ну... Я думаю... Вы поддерживаете?

Журналистка: - Да. Мы Вас выбирали.

Ельцин неуверенно: - Ну, вот видите! И таких много! Я думаю, что большинство! Тех кто поддерживает. Регионов, тоже самое - большинство. Тех кто поддерживает. Я сегодня, значит... И вчера и сегодня особенно поговорил со многими руководителями регионов. Они поддерживают.

Неожиданно в разговор вступает министр обороны Грачев: - Ну, а что касается вооруженных сил, то вчера и сегодня я провел переговоры со своими командующими всех рангов. Они в свою очередь провели разговоры, встречи со всеми командирами, которые однозначно заявили полную поддержку своему Верховному главнокомандующему Президенту Борису Николаевичу и будут выполнять команды только министра обороны России Грачева."

В воскресенье 3 октября 1993 года здесь в Пьеоховском кафедральном соборе Патриарх Московский и Всея Руси отслужил молебен о гражданском примирении возле иконы Владимирской Божьей Матери. Ее по этому случаю вынесли из Государственной Третьяковской галереи. Русская Православная Церковь предал анафеме тех, кто первым прольет кровь братоубийственной брани. Но призыв церкви никто не услышал.

- Это Кириллу. А это Диме. Димочка, дорогие наши, ребята любимые, самые хорошие в жизни.

Каждые год их мамы приезжают к этому кресту чтобы поставить здесь две свечи. Одну за упокой Дениса Романова, другую за упокой Кирилла Матюхина. Все эти страшные 10 лет матери мальчиков держатся вместе. Потому что в одиночку не смогли бы пережить такое горе. Денис Романов увлекался историей, вел летопись своей страны. Старался быть свидетелем каждого значимого события. Был около Белого дома в августе 1991. Пришел сюда и октябре 1993. Последние слова, которые он сказал матери были - каждый должен видеть историю своими глазами. Он не успел записать ни строчки из того что увидел.

Татьяна Романова, мать Дениса Романова: - Я всегда здесь кладу цветы. Он здесь упал и закричал... По моему на четвертом этаже услышали страшный крик. И прибежал этот мужчина и вот он его тащил. Вот отсюда, вот так вот тащил и до того угла. Вот идемте я покажу. И вот здесь в него стреляли. Сейчас я Вам покажу дырки. вот они. Вот эти дырки. Это стреляли из Белого дома. Вот.

Почти час он умирал под балконом этого дома. Какая-то женщина все время выходила из подъезда и проверяла - живой или нет. Она перевязала Дениса и положила ему крестом на грудь две бумажные полосы. Но перевязка не помогла. Кровь обильно текла из большой раны и за несколько минут до приезда скорой мальчик умер.

Татьяна Романова: - Вот. Значит и подходит ко мне женщина и говорит - вот знаете я... Вот камешек, облитый кровью вашего сына.

Нина Матюхина почти ничего не знает о том, как погиб ее сын.

4 октября в институте, где учился Кирилл отменили занятия и студенты по призыву Гайдара отправились к Моссовету защищать демократию. Очень скоро им стало ясно, что никакие красно-коричневые штурмовать Моссовет не собираются и ребята пошли к Белому дому. На улице 1905-го года из остановило милицейское оцепление. Тогда Кирилл с приятелями поднялся на крышу дома № 6 по Стрельбищенскому переулку, чтобы сверху найти проход к метро.

Нина Андреевна до сих пор пытается выяснить что же было дальше.

(Заметив съемочную группу к подъезду подходит пожилая женщина.)

Татьяна Романова этой женщине: - А вы нам не можете ничего рассказать?

Женщина у подъезда: - Я говорю вот здесь.

Татьяна Романова: - Вот здесь они лежали?

Женщина у подъезда: - С крыши сбросили!

Татьяна Романова: - Их даже сбросили?! Их не вынесли?

Женщина у подъезда: - Сбросили с крыши их!

Нина Андреевна, волнуясь: - А потом когда они вытащили их или выбросили, вот не знаю... Вытащили... Одному ноги там перебили... Вторую ногу... Они уже здесь положили... Где-то здесь ему вторую ногу перебили... И сказали, что если Вы сейчас вообще будете орать... Они сказали, что мы студенты, мы вообще ничего не знаем. Тогда мы сейчас положим автомат и скажем, что Вы защитники Белого дома. Мои вещи отдали, потому что у него была это... огнестрельное оружие в затылке. Он был без шапки поэтому все те вещи из морга, которые мне надо было они отдали проволочек не было, а вот у тех людей, у которых были там ранения например живота, так те вещи никому не отдали. До сих пор их не отдали.

Татьяна Романова: - Нет. Мне отдали. Они хранятся дома.

Татьяна Романова у себя дома показывает вещи из морга: - На выходе, значит, такая дырка. А на входе должна быть маленькая. Это вот такая у него дырка была на теле. Только конечно больше еще. Мой сыночек! Это был долгожданный сын, которого я ждала 40 лет. И вот дождалась чтоб его убили. Я пережила войну. Мне немец дал буханку хлеба. А моего сына убил русский.

3 октября сторонникам Верховного Совета разрешили провести митинг на Октябрьской площади. Когда их собралось больше 10 тысяч ОМОНовцы начали избивать демонстрантов. Разъяренная толпа вступила в потасовку. Милицейское оцепление дрогнуло и расступилось. Колонна сторонников парламента двинулась к Белому Дому.

Владимир Енягин, зам. командира взвода "Софронской" бригады ВВ МВД: "В конце сентября месяца, где-то числа 28-29, нас уже готовили к штурму Белого дома. Мы понимали, что если мы пойдем на штурм Белого дома, то будут страшные жертвы. 3 октября в 15:30 прозвучали в эфир такие слова: Я командир Софринской бригады. Обращаюсь ко всем и заявляю, что Софронская бригада переходит на сторону Верховного Совета. На сторону народа. И предлагаю всем присоединится к нашему решению. Даю команду вперед." И вот, когда пошла вторая рота, то в спину солдат и офицеров стали стрелять с парапета от мэрии. После этого уже был дан приказ от защитников Белого дома штурмовать мэрию. То есть первые выстрелы прозвучали не со стороны Верховного Совета, а со стороны власти."

Хазбулатов с трибуны в мегафон, очень шумно: "Я призываю наших доблестных воинов привести сюда танки, для того чтобы штурмом взять Кремль с узурпатором, бывшим президентом, преступником Ельциным, который должен быть заключен в Матросскую тишину. Вся его продажная клика должна быть заключена...

Руцкой: - Молодежь, боеспособные мужчины. Строится в отряды. Сегодня штурмом надо взять мэрию и Останкино.

Леонид Прошкин, в 1993 г. старший следователь по особо важным делам Ген. прокуратуры РФ: "Макашов сопротивлялся этому решению Руцкого и сказал начальнику своей личной охраны Штукатурову, получив этот приказ: "Теперь нам конец." Причем сказал так, достаточно эмоционально, но мэрия была взята на удивление легко. Создается такое впечатление, что мэрию просто сдали и сдали сознательно. То есть там не было ни серьезной стрельбы, ни серьезного сопротивления. Мэрию захватили, можно сказать одним таким порывом, причем в мэрии оружие которое было у работников милиции и охраны и непонятно зачем там хранилось 70 новеньких пистолетов ПСМ, то есть это такие маленькие хлопушки."

- Мужики! Мужики! По машинам и сейчас на Останкино.

После стихийного штурма мэрии стали звучать призывы идти на Останкино.

Лидеры Верховного Совета требовали прямого эфира для обращения к нации, чтобы объяснить смысл происходящих в Москве событий. Поскольку движение городского транспорта было парализовано, сторонники парламента решили воспользоваться армейскими грузовиками выстроенными в колонну рядом с мэрией. Каждая машины была полностью заправлена бензином, а в замках торчал ключ зажигания.

(Ликующая толпа на улицах приветствует колонну грузовиков.)

(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

События 3-4 октября 1993 года

(продолжение)


Михаил Сергеевич, отец Виктора Каткова" Вот это все Викторовы инструменты. Пойдемте я Вам покажу его келью, как он называл, это моя келья. Это вот эта комната. Он ее называл - это моя келья. И он в ней спал, работал. Вот его инструмент вот здесь вот. По сей дом."

У него были золотые руки. Он пристроил к избе крыльца и терраску, сам сложил голландскую печь. И все же его главной любовью были гитары. Виктор начал играть в зрелом возрасте и за два года достиг такого совершенства, что стал преподавать в музыкальной школе. Звучание заводских инструментов ему не нравилось и он решил делать гитары сам.

Сергей, брат Виктора Каткова: "Это его камертон. Сейчас мы проверим ошибаюсь ли я... Да. Это регинский камертон, который... который... Вы знаете меня не покидает смутное ощущение что мой братец его сам и сделал."

Виктор всегда хотел улучшить звучание своих гитар и приблизить его к звучанию скрипки. Он долго экспериментировал с деревом, лаками и однажды сказал брату, что разгадал секрет Страдивари.

Сергей, брат Виктора Каткова: "Я с большим ужасом стал прижимать указательный палец к губам. Просить чтобы он ни в коем случае не говорил а вдруг я где-нибудь проболтаюсь по забывчивости. Мой брат обладал достаточно большим юмором... Он говорит, самые большие секреты, самые хорошие секреты - это те, которые, скажем, это те, которые всем можно рассказывать. Я говорю, да как же так, все же узнают. Он говорит, ну хорошо, ты узнал, ты что-нибудь можешь сделать? Я говорю, если честно, я даже не представляю как."

Он доверил свой секрет брату, словно боялся унести его с собой.

4 октября Виктор Катков узнал, что у Дома Советов идет стрельба и пошел туда. Он пытался вынести из под обстрела раненого, когда его самого настигла пуля.

Сергей, брат Виктора Каткова: "Ранним утром мой брат лежал на асфальте... Естественно глупо даже говорить о том, было ли у него оружие или нет. Оружия у него не было. И... И он был убит, был убит выстрелом с БТРа, как и многие другие, которые оказались там..."

Все свои гитары Виктор раздал людям. После его гибели у родителей не осталось ни одного инструмента, сделанного руками сына. Только через полгода им удалось разыскать его первую гитару.

Михаил Сергеевич, отец Виктора Каткова: "Мы ее с большим трудом... Где-то мы встречались с этим товарищем... Одним из его товарищей. Это метро Кировское раньше было. А сейчас я не знаю Чистые пруды по-моему там... Да, вот там около Сергея Мироновича Кирова нам отдавали эту гитару. А была уже непогода. Уже зима. Она завернутая так бережно, как ребенок. Вы представляете, да?"

Виктор мечтал переводить духовную музыку на современный нотный стан. Специально для этого изучил старославянскую клинопись. Каждую пятницу он приезжал на всеношную в храм в Петушках и пел на клиросе.

Юрий Еремеев, друг Виктора Каткова: "Меня в нем поражала его способность находить людей и создавать из них хоры. Я сам видел как буквально за 10 минут на берегу озера Вселук, на Валдае, он буквально из случайных людей, которые были с нами вместе в данный момент, он создал хор и за 10 минут буквально над озерной гладью разнеслось Богородица, дева радуйся. Это было все потрясающе, конечно. Он умел это все сделать, он из людей доставал голоса и создавал из них. Он говорил, что голос это лучше чем гитарная струна."

(Толпа кричит Ура. Генерал Макашев.)

В те октябрьские дни телецентр был пожалуй самым охраняемым объектом в Москве. После Кремля конечно. Еще задолго до трагического штурма Останкино, сюда, к Идеологическому шприцу, как называли телебашню депутаты, начали стягивать вооруженных до зубов спецназовцев и милиционеров.

Правда к вечеру 3 октября атаковать Останкино уже не имело смысла. Многие аппаратные здесь были обесточены, а новости государственного канала выходили из резервной студии. Но об этом никто не знал. Ни те, кто пришел брать Останкино, ни те, кто его защищал.

У телецентра - Ура героям!

Дмитрий Изотов, капитан милиции в отставке: "Во время переговоров, Макашев требовал сдачи объекта. После отказа нашими командирами Макашев сказал, что начнем штурм и пеняйте на себя - пленных брать не будем. Это были слова Макашева, могу их подтвердить не один раз. Сдаваться мы конечно не собирались, потому что еще до этого мы видели съемки в мэрии, что они творили. Съемки есть, как они милицию избивали. Сдаваться у нас, во-первых и резону не было из-за этого. И во-вторых команды все-таки нет. Чисто внутреннее состояние у нас, скажем так по психологии, любая загнанная зверюшка в угол, будет огрызаться."

(Кадры штурма Останкино. Вспышки от выстрелов вперемешку со вспышками фотокамер журналистов.)

Александр Асмолов, капитан: "Вот это место, куда был сделан первый выстрел из гранатомета со стороны нападающих. С этого момента в принципе и началось. То есть до этого стрельбы не было и это был первый выстрел, который естественно спровоцировал ответный огонь."

Сергей Лысюк, в 1993 г. командир отряда специального назначения "Витязь" :"И в это момент раздался оглушительный взрыв. Посыпались стекла. И буквально где-то через полторы-две секунды, через секунду может быть, раздался повторный взрыв. Это разрыв кумулятивного выстрела, который влетел в помещение. Это был выстрел из гранатомета, кумулятивная струя прошла стенку, а осколки от гранаты полетели в разные стороны и одним из осколков был убит рядовой Ситников. Я спрашиваю кто? Они говорят, Ситников. Я говорю, ко мне его. Значит двое бойцов взяли под руки Колю и в лифтовый холл туда. Ну, я хотел убедится - может быть медицинская помощь, но было очевидно, что Коля был мертв. Вот шлем, который в этот день был на Николае. Как раз осколок перебил ему сонную артерию и руку."

Леонид Прошкин, в 1993 г. следователь по особо важным делам Ген. прокуратуры РФ: "Нами проведена была экспертиза, которая объективно, то есть не по показаниям свидетелей, не по показаниям заинтересованных людей с одной или с другой стороны, объективно было доказано, что граната в здание телецентра не попадала. Вот выстрела такого не было. Вместе с тем, Ситников погиб не от пули, Ситников погиб от какого-то взрыва и экспертиза, которую мы проводили она не смогла сказать что же там взорвалось, потому что были следы взрыва и не было следов взрывчатки. То есть что же взорвалось? В комиссии, которая проводила экспертизу, был включен сотрудник института спецтехники МВД России, который нам сказал, что там взорвалось какое-то спецсредство, которых у Витязей было навалом тем более в связи с их частыми поездками в горячие точки и что институт спецтехники делает, а МВД располагает такими спецсредствами, которые не оставляют следов."

(Перевязывают раненых у телецентра. Бронетраспортер Витязей и Сергей Лысюк.)

Сергей Лысюк: "Я не знал чтобы делать, если бы толпа просто прорвалась туда. Допустим толпа порядка там несколько сотен человек. Нас просто сломили бы и прочее. Если б с ихней стороны огонь не применялся... Мы в принципе ничего сделать не могли. Поэтому обстановка таким образом разрядилась сама по себе ценой жизни Коли Ситникова была остановлена большая бойня по всей стране.

(Бойня возле телецентра. Шквальный огонь.)

Леонид Прошкин: "Стреляла-то в основном одна сторона. С другой стороны были редкие выстрелы, которые довольно быстро просто прекратились. И когда смотришь по телевизору, когда видишь там какой-то пьяный мужик едет на велосипеде - его расстреливают. Или когда стреляют по санитарам, когда добивают раненых, в том числе журналистов... Ну, о какой перестрелке может идти речь? А все это ведь на видеозаписях очень здорово видно... В общей сложности у Останкино за ночь погибло свыше 40 человек, причем последний человек погиб уже 4-го числа утром, когда уже все там события закончились. Это был таркторист, который на тракторе убирал там что-то не услышал команды и не захотел подчиниться военнослужащим и он по существу был там расстрелян."

Дмитрий Изотов: "Формировались группы человек по 10 по 20 вот за этими елочками и выводились через эти ворота. Для того чтобы не было видно как их выводят были вырублены все фонари. То есть они горели, но из автоматов из пистолетов все лампочки были перебиты. Полностью была темная улица. И людей выводили по этой улице налево, на станцию. На платформу Останкино. Потому что справа шело бой. Но, бой шел справа, но кому-то это показалось мало, будем так говорить и по гражданским людям велся прицельный снайперский огонь. Вот пожалуйста. Явное доказательство этому. (Показывает дырку в заборе.) Чтобы Вы убедились что были не случайные пули это, вставляем направляющую огня и она нам указывает прямо на здание (???) (Указывает на крышу близлежащего здания). А стреляли чисто по гражданским людям. Стреляли на поражение.

Юрий Попов, в 1993 г. оператор "АСАХИ-ТВ": "Вот приблизительно из тех кустов выскочил... Ну, в темноте я даже не понял сначала что, но потом увидел, что это БТР. Башня БТРа, когда он выехал приблизительно на середину улицы, стала вращаться на 360 градусов и он начал палить. То есть пули летели во все стороны. Рикошетили от асфальта. И, конечно, тут, я так думаю, погибло очень много людей."

В толпе возле Останкино было много провокаторов. Они призывали к решительным действиям. Останавливали троллейбусы, высаживали оттуда пассажиров. Кто-то видимо был заинтересован в том, чтобы на этой улице собралось как можно больше людей. Поэтому пули достались женщинам, подросткам, случайным прохожим и журналистам, выполнявшим свой профессиональный долг. По всем телевизионным каналам в ту ночь передали, что возле Останкино уже несколько часов идет бой.

Следствие потом установит, что это был не бой.

Это был расстрел.

Алеша Кузьмин: "Я один у мамы сын, нет у мамы дочки. Как же маме не помочь. Как стереть проточки. Мыло пенится в корыте. Я стираю - посмотрите."

Алеша Кузьмин никогда не видел старшего брата. Сергей погиб за шесть лет до его рождения. 3 октября 1993 он поехал к Останкино и там был убит очередью из бронетранспортера. Последний раз Светлана Ивановна видела сына по телевизору - его лицо промелькнуло в толпе. Сначала она даже не поверила, что это Сергей. Не поверила, что ее ребенок может быть там где стреляют. Не верила и тогда, когда Сергей не вернулся домой.

(Показывают фото Сергея Кузьмина, ребенка лет тринадцати.)

Светлана Ивановна, мать Сергея Кузьмина: "Я ему оставляла здесь стакан чая, а потом шоколадку и как только я приходила из школы... После школы мы ездили по моргам... Мы нашли его только на пятый день... Приходила после этих... Быстрей бежала на кухню, смотрела - стакан чая не тронутый, шоколадка не съедена. Значит не было его. У меня был один единственный ребенок. Жить не хотелось. Хотела цианистым калием - не дали. Потом хотела на 16-ый этаж, хотела выброситься с шестнадцатого этажа. На станцию ходила несколько раз, хотела броситься под поезд. Потом были у меня пять лет выкидыши."

Светлана Ивановна очень хотела второго ребенка, но смерть сына сильно подорвала ее здоровье. Когда надежды уже совсем не оставалось женщина пошла в Госдуму. Она решила, что государство, забравшее у нее первого сына обязано помочь ей с рождением второго.

Светлана Ивановна: "Нас приглашала Проханкина в свой кабинет, несколько женщин у которых погибли дети, спросила у нее можно ли мне помочь по поводу рождения ребенка. Дать денег на... Ну... Через пробирку... Она сказала, что таких денег нет. Но врача мне нашли через Госдуму. Но врач этот не понадобился - я смогла своими силами обойтиться."

Алеша появился на свет 19 января 1999, через 22 года после Сергея.

Я работаю в школе. Веду первоклашек и у меня в классе дети моих учеников, которые вместе с Сережей учились. То есть я учу уже детей, то у моего сына уже бы были такие дети. Был бы уже мой внук.

Алеша очень похож на старшего брата. Он пьет чай из его кружки. Точно так же обожает сладкое. Иногда мама, забывшись называет его Сережей.

"Сережа всегда с нами. Его дух, его душа витает в этой квартире. Из этой квартиры он никогда, никуда не улетал."

Когда Алеша подрастет, родители разрешат ему жить в комнате Сергея, которая тоже ждет возвращения младшего Кузьмина, но вот уже 10 лет туда никто не поднимался.

Конец первой серии.
Производство компании "Телеформат"
ТО "Забытый полк"
по заказу телекомпании НТВ
телекомпания НТВ 2003 г.

Содержание

Немец и русский - братья навек!

События 3-4 октября 1993 года

Ирина Шалимова: "Когда выдавали свидетельство о смерти, я еще удивилась, что в свидетельстве написано - место гибели - Белый дом. Прямо так и написано Белый дом. С большой буквы."

Черный октябрь Белого дома.
Вторая серия.

(Исполняетя песня.)

Дай хоть на секунду испытать святую милость.
Снег вчера упавший расспросить про небеса.
Чтобы не пропало, не погибло, не случилось.
Слышать доносящиеся с неба голоса.
И догнать бредущую в беспамятстве дорогу.
И вернуть на место землю как заведено.
Покажите чудо чтобы видно было многим.
Как перевоплощается в кровь твое вино.

Расстрел Дома Советов был назначен на четвертое число. Дата казни непокорного парламента в завуалированной форме прозвучало на совещании у министра печати. Ее тут же обнародовала программа Александра Невзорова 600 секунд.

Невзоров, в программе 600 секунд: "Вот такая информация нами перехваченная, серьезная и неприятная. Так... 30.06.93 года во второй половине дня в помещении ТАСС состоялось совещание СМИ и редакторов газет под руководством Полторанина М.Н. и Медведева М.П.. Нужны положительные отклики на политику проводимую президентом. Необходимо помнить, что эта работа проводится в особых условиях. Имеется в виду, что кроме свободы слова есть еще вещи более важные. Поэтому прошу Вас очень спокойно принять события, которые произойдут 4.10.93 года."

Все ждали с кем будет армия. Генералы колебались, не зная кого выгоднее поддержать - Ельцина или Руцкого.

Полная растерянность была и в Кремле.

Егор Гайдар, : "Вспомните конец 80-х годов. Сколько раз армию ввязывали в политику, а потом подставляли? Сколько раз мы говорили, что армия не должна ввязываться в политику? Вспомните 91-ый год. У всего высшего генералитета было страшное желание уйти от ответственности. Это было понятно, что Вы попадаете в ту ситуацию, когда у всех не работают телефоны. Все больны. Все оказались в отъезде. Связи нет. Никто не хочет брать на себя ответственность. Это вполне понятная история. И они бы никогда не взяли на себя ответственность, если бы не развитие событий вечером и ночью 3-4 числа."

Александр Коржаков, в 1993 руководитель службы безопасности Президента РФ: "Ельцин у Колесникова спросил - у нас есть 10 танков? Колесников ответил - нет Борис Николаевич. Как нет?! Танки есть, а вести некому. Как вести некому?! Да все "на картошке". Вы что, 10 танков на всю Москву не можете найти?! Немедленно. Даю Вам 15 минут. Ну, действительно, Колесников выскочил, минут через 10 приходит - все, есть, к 7 часам утра будет 10 танков. Нашел. Но вместо танкистов посадили офицеров, я имею в виду вместо рядовых и вот тогда Ельцин сказал - ну, давайте, вы эти детали сами рассматривайте, а я пошел, мне еще надо в Кремле разбираться. Ему еще предстояла встреча с Альфой.

И тут Грачев ему как бы вдогонку бросил - Борис Николаевич я не буду выполнять, если у меня не будет письменного распоряжения Вашего. Приказ. Тот на него так оглянулся, посмотрел очень сурово, очень не добрым взглядом и сказал - я пришлю Вам нарочного с приказом. И все, и ушел. И вот это его как бы выражение и слова я понял так, что после путча Грачева снимут."

Виктор Алкснис, в 1993 зам. председателя Фронта национального спасения: "Чтобы сюда не пришла Таманская дивизия или Кантимировская надо было идти туда, а не пытаться... Вот мой товарищ Николай Александрович Павлов, депутат РСФСР, человек, ну, патриот, который ночью в половине четвертого бросился останавливать полки Таманской и Кантемировской дивизии, стоял на Кутузовском проспекте, на МКАДе пытался их остановить. Прет колонна на 60 км и он пытается, депутат там, остановить колонну. Это уже было поздно."

(В Белом доме при свечах поют песни под гитару.)

Невзоров: "Стороны друг друга стоили. Там самыми светлыми во всей этой истории конечно были те безнадежные романтики, те русские мальчики, которые не имея с этого ничего, ничего кроме возможности на полчаса или на час стать героями, были в это втянуты, и которые, по сути дела, работали пушечным мясом. И у Ачалова и у Ельцина и у Хазбулатова и у Гайдара и с той и с другой стороны были, скажем так, был произведен рекрутский набор самых храбрых, самых отпетых чудесных романтиков, которых по сути дела там на этажах и положили."

Ирина Шалимова: "Недели за две до вот этого до октября он проснулся и говорит, послушай, мне такой сон гадкий снился. Я говорю какой? Что я стою у стены в военной форме и меня расстреливают."

На свое 30-тие Юрий Шалимов собрал всех друзей, словно чувствовал, что это последний день рождения в его жизни. Он погиб через полгода на баррикадах около Дома Советов, когда пытался поджечь бронетранспортер бутылкой с зажигательной смесью.

Ирина Шалимова: "Знаете, бывают сны, когда ощущения вот 100% явь. Открываю глаза, солнечно, все... И слышу кто-то на кухне... Вот я до сих пор помню как я думаю, господи, это же надо мне приснилось, что он погиб. Я так вылетела! То есть я залетела на кухню вот уверена на 100% - это он. И вот я помню, что я впервые в жизни я так ревела я просто поняла, что все четко что это абсолютно все как бы переместилось в голове. У меня тогда был такой шок. Я думаю, что неужели все-таки он пытается вернутся что ли?"

Юрий днем работал в автосервисе, а ночами дежурил на баррикадах. А говорил жене, что ходит после работы играть в рулетку. Ирина даже не догадывалась что ее муж зачислен в добровольческий отряд защитников Дома Советов.

Ирина Шалимова: "Гошка проснулся дико крича где-то часов в 7 утра. И я проснулась, его успокоила и когда пошла, думаю господи Юрца что-то нет, а у него честно говоря была такая привычка - он мог пойти в казино. Думаю - ну, опять! вот ни мысли, вообще ничего этого не было абсолютно. И потом выяснилось, что как раз в 7-7:15 это произошло..."

Игорьку тогда было всего полтора годика. По мере того как подрастал мальчик он все чаще задавал маме трудные вопросы. Ирина не знала как объяснить сыну за что погиб его отец.

Ирина Шалимова: "Вот в автобусе он тогда спросил - мама, а это что правда, прямо Ельцин папу и убил? Я там - тихо! Мы сейчас выйдем и я тебе все расскажу. Мне сказали - он прямо с белой крыши стрелял!"

Ирина Шалимова: "Из оцепления люди подходили к ним. Подходили и буквально за час там или ночью говорили, что лучше уходите, что начнется действительно что-то жуткое и страшное. И одна из женщин сказала, мы встали, взялись за руки и произнесли фразу, что пусть мы ляжем костьми но Россия возродится. вот все, как она только это сказала я поняла, что больше ничего не надо было. Вот для Юрки это было настолько как бы вот... Россия возродится - все, он бы уже туда пошел 100%..."

Ирина Шалимова с сыном: "Я не знаю, где здесь было оцепление, честно тебе скажу... Вот сейчас может быть кто-то в часовне скажет. И вот там вот через оцепление вот туда через те ворота вот там прошел."

Ирина никогда не приезжала к Белому дому вместе с сыном. Боялась травмировать психику ребенка. Спустя 10 лет она впервые решилась привести сюда Игоря чтобы показать ему место гибели отца.

Ирина Шалимова с сыном: "Представь - вот люди сидят у костров... Они как бы знают, что должно что-то начаться. Но ни ж не верят настолько что это вот прямо начнется... Ну, то есть они не ожидали этого. Они не думали что свои же пойдут бить своих, расстреливать."

Игорек: "Это свои были?"

Ирина Шалимова: "А кто!? Русские же."

Утром 4 октября, когда войска уже начинали входить в Москву Ельцин вызвал к себе командиров спецподразделений Альфы и Вымпела.

Геннадий Зайцев, в 1993 г. командир группы "А": "Вот в Белом доме, значит там, эти засели бандиты и так далее... Надо с ними разобраться и так далее... Восстановить законную власть. Ну, после его выступления, она и так была тишина полнейшая, а здесь уже, я подчеркиваю, установилась мертвая тишина. Он сориентировался, человек видимо опытный в этих вопросах, прямо обратился: "Вы будете выполнять приказ Президента?" Тишина. Спустя наверное минуту он говорит: "Тогда я поставлю вопрос по другому. А Вы не будете выполнять приказ Президента?" Опять тишина. После чего он встал и ушел. Но уходя, он бросил, что командир Альфы Зайцев, я приказываю, приказ Президента выполнить."

За два дня до штурма из всех зданий, окружавших Дом Советов в принудительном порядке эвакуировали жильцов. То ли власти опасались, что при обстреле пострадает гражданское население, то ли заранее избавлялись от нежелательных свидетелей. На крышах и чердаках пустующих домов тут же обосновались таинственные снайперы, державшие под контролем все пространство вокруг Белого дома. Все улицы и переулки.

Ирина Рыжова: "Когда мы вернулись пятого числа то рядом с моим подъездом вот я помню один труп лежал. Все стекла в этом доме, в том числе в моей квартире - они все были разбиты. В моей школе, единственное что, убили одну девочку. Ее убил снайпер."

Александр Коржаков: "С нашей стороны были снайпера только от Альфы. Больше не было вообще снайперов. Мы их и не готовили. С службе охраны Президента не было снайперов. Тогда. Сейчас есть. Это уже после тех событий мы решили, что обязательно должна быть группа снайперов. Или в каждом отделении должно быть обязательно не меньше двух снайперов."

Геннадий Зайцев: "Нет, разобраться тогда в этой ситуации практически было невозможно. По одной простой причине, что позиции их были... Одна из позиций даже была обнаружена нашими сотрудниками... Это фактически почти на самых высоких точках высотного дома на площади Восстания, ныне Кудринская площадь и достать его оттуда кроме прицельной стрельбы нельзя было."

Павел Поповских, в 1993 г. начальник разведки ВДВ: "Но я полагаю, что какие-то провокации планировались... И для того чтобы поднять боевой дух или, скажем так, разжечь страсти, разозлить личный состав."

Журналист: "А Вы допускаете вот, что существовала некая третья сила?"

Павел Поповских: "Я допускаю. Я допускаю это. По-крайней мере информация у меня после этих событий такая была. Приходили из разных источников, что была какая-то третья сила, которая провоцировала эти беспорядки и обстрелы. И более того, насколько мне известно первый обстрел Нарофоминского полка был не со стороны Белого дома."

Александр Руцкой, в 1993 г. Вице-Президент РФ: " В материале следствия есть медицинские экспертизы по убитым. Так вот все убитые офицеры, сержанты, милиция, вооруженных сил, внутренних войск - пуля снайперской винтовки. И помните один момент, когда постоянно говорили - снайпера Верховного Совета и все прочее? Так вот, на вооружении Верховного совета не находились снайперские винтовки. Когда прокуратура вошла в Рушпарк, две снайперские винтовки, но совершенно другого калибра, находились в Рушпарке опечатаны и в масле."

Штурм Дома Советов начался на рассвете без предупреждения. Бронетранспортеры пошли в атаку на хлипкие баррикады за которыми находились безоружные люди. Транспарант, на котором было написано "Армия, спаси свой народ!" был сразу расстрелян из пулеметов.

Михаил Гарымов, защитник Дома Советов: "Вот здесь была баррикада вот дальше. Ее бэтэр разнес. В разные стороны разбегались люди, которые дежурили на баррикаде. Он прямо по ним в упор ударил из пулемета. Но это было страшное зрелище, поскольку у СКПВТ раненых не бывает. Люди рванулись на ту сторону, там был бетонный забор, в надежде перемахнуть через него. Но это никому не удалось. Он развернул башню и по ним прямо в упор еще очередь. На пути у него встал мальчишка с магнитофоном, играла музыка, как я помню, метнул бутылку с бензином, она разбилась о бэтэр и бензин почему-то не загорелся. В следующую секунду его бэтэр раздавил и поехал дальше. А магнитофон остался играть. И он еще долго играл."

Артем Шейнин, ветеран-"афганец": "Я понял, что фактически, ну наверное Гражданская война. Я достал камуфляж, бушлат, ботинки свои армейские, там все это... Все это дело напялил и пошел. Вышел как раз из дома, окна дома вот туда смотрят, короче вот за этой церковью. И смотрю у нас там угол дома такой есть и там два солдатика лежат. В бушлатиках тоже таких. Ну и че-то лежат там с автоматиками и во дворе слышно - тю-тю..."

Михаил Гарымов: "Бэтэр встал и он стоял какое-то время и вдруг я почувствовал животный страх, которых исходил оттуда. То есть вот те, кто там сидели, вооруженные до зубов, они боялись, они жутко боялись. Потом со скрипом раскрылись двери и они начали выползать оттуда в масках и тут я увидел, что колеса у бэтэра - они были в крови. Меня охватила какая-то злоба, ненависть... Сволочи! И вместо того чтобы выстрелить в них из пистолета, из Макаров, который у меня был я почему-то схватился за шумовую гранату и швырнул в них... А потом вторую."

Артем Шейнин: " И значит этот второй солдатик говорит... Отсюда не видно, но оттуда видно было, уже листва была не такая... Там дом стоит, как раз где такая часовенка сейчас, там дом стоит... И тот ему говорит: "Смотри, там что-то кто-то в окне вошкается!" И ты прикинь, я просто офигел, он раз туда в оптику - да чего-то типа кто-то вошкается... Тумс туда! Уже не вошкается! Понимаешь? И это при том, это при том, что я на тот момент и в общем почти до конца, я в общем был за этих. Ну потому что ВДВ, десантники, ну и вроде как вот эти вот, вот все что я здесь ночью видел, ну, не понимал я этих людей. Понимаешь?

Если ты берешь в руки оружие и начинаешь стрелять в милицию, даже если эта милиция не самая лучшая в мире. Ты все равно себя к чему-то... Ну в общем я был как-бы за этих. Но вот это я увидел, понимаешь, я просто офигел. То есть, ну чего-то, кто-то там вошкается? Бамс! Не знаю, за это вот говорить не могу... Потом уже, когда все закончилось дня чрез два, через три, много же писали кто, где погиб и как раз писали что вот женщина, какой-то так Шмитовский проезд, девочка подошла к окну... Вот я никогда этого не узнаю..."

Владимир Курышев, отец Марины Курышевой: "Я как сердцем чувствовал... Звонит Настя... Оно уже в это время произошло... Уж ее снайперы или эти милиция, ОМОНовцы, кто они такие, в форме, которые были... Кто? Ее видимо уже в шею ранили... Ребенок лежал 40 минут - ни скорой, никто, ничего... Я подогнал машину к подъезду, остановил... Здесь много было людей, всяких неизвестных личностей, которые находились здесь... Перебегали... Я конечно был в шоке и бежал... Марину... Мне говорил не до вас у меня убили ребенка... Ранили... Мне сказали ранили... Марина ваша была ранена... Я естественно тут бегом забежал до 105-ой квартиры. Мне открыли..."

Бабушка Марины: "Не прошло 15 минут, как Марина лежит мертвая вот тут на кухне. Вот на кухне..."

Владимир Курышев: " Я зашел в кухню и увидел - дочка лежит. Она лежала так вот... У нее разбросаны руки были в разные стороны. Мне казалось - она немножко... жива... Лужа крови... Страшная обстановка... Конечно я был в шоке... В шоке я не знал что делать... Это было все мгновенно. Я знал, что надо дочь спасать... Я быстренько схватил раму, дернул, крикнул: "Подонки, вы убили моего ребенка!" Они мгновенно, они, сколько их тут стояло, наверное человек 10, я не знаю, и они начали стрелять по мне... Побили все стекла! Рикошет жуткий. Пули и туда залетали и здесь... Я уже забился вот в этот угол мгновенно, сразу...

Я понял, что тут, ну полнейшая безответственность людей, что они творят. Я сразу схватил ребенка. Попросил помочь хозяина Володю. Мы вытащили на лестницу. Но он уже дальше не поехал... Я один ее... У меня еще и грудь болела... Один ее донес до Жигулей. По лестнице... Лифт не работал и повез ее в Боткинскую, в больницу. Для того чтобы может быть в надежде, я думал что ее хотя бы спасут... Хоть что-то может быть помогут ей... Вот такой роковой дом... Здесь много людей было... Много они по окнам... Практически все были спрятаны... Из под углов, из под дверей... Так вот закончилась судьба здесь дочки..."

(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

События 3-4 октября 1993 года

(продолжение)


Борис Поляков, командир Кантемировской танковой дивизии: "Было сделано всего 13 выстрелов, но только один снаряд попал в межоконные перекрытия, остальные вошли в окна - мы берегли стены Белого дома."

Геннадий Зайцев: "Раненый солдат, он очень стонал, кричал, решили помочь, спешились с БТРа и Геннадий наклонился над ним. И в это время получил пулю в спину. Я до сих пор убежден, что поражен он был не из Белого дома - это естественно, я подчеркиваю. Поражен он был извне и поражен он был с определенной целью. Чтобы в какой-то степени озлобить личный состав. Но этого не произошло. Все-таки начали думать как надо все-таки подойти к тому что б выполнить приказ Президента, но вместе с тем не допустить кровопролития."

Вот таких стен, побитых пулями вокруг Белого дома очень много. В те дни журналисты, особенно фото-корреспонденты и операторы рисковали пожалуй больше остальных. Потому что объективы их камер в яркую солнечную погоду давали блики, похожие на снайперскую оптику. Саша Сидельников, известный кинорежиссер Леннаучфильма, лауреат премии Ника, недалеко от этого места кинулся у убитому человеку, чтобы помочь и поплатился за это жизнью.

"Слушай, тут ребята какого-то оператора с науч-попа шмякнули?"

"Что?"

"С науч-попа кого-то подбили."

"А?"

"С Леннаучфильма. Сказал же нам милиционер."

Александр приехал тогда в Москву, чтобы снять молебен о гражданском примирении. Он не верил, что в России может повториться и что русские снова будут убивать русских. Он хотел сделать об этом фильм. Когда у Дома Советов началась стрельба, Александр отправился туда и снял собственную смерть.

"Вот на этом месте, примерно на этом месте погиб Саша Сидельников. МЫ уже шли от высотного здания, перебежками. Шла уже стрельба. Она то начиналась, то прекращалась. Пошли вот по Дружинниковской улице, завернули за угол. Саша осмотрелся и пошел снимать дальше. Саша вышел на проезжую часть и стал снимать. И длилось это очень долго и нам казалось что это происходит невыносимо долго. И я стал кричать - Саша уходи, потому что ты в зоне обстрела. Саша уходи. И раздался выстрел..."

"Мы подхватили этого корреспондента и затащили его вон туда во двор. Это была работа снайпера. У него его очень точная, аккуратная дырочка была прямо вот здесь вот в середине горла. практически по всем крышам, здесь и вот там, и на крышах вот тех домов сидели снайперы. Снайперы, которые целенаправленно отстреливали, как мы потом поняли, почему-то гражданских людей. И вот в нашей добровольной спасательной команде, которая так стихийно ложилась было 5 человек. В начале. С самого начала. Но вот остался только я один в живых."

Валентина Гуркаленко: "Вы знаете, я не понимаю, как может правительство руководить страной из расстрелянного Белого дома. Просто не понимаю. Это не возможно! Потому что Россия мистическая страна. И наверное эта Красная Пресня, на которой кровь льется не впервые, не место для руководства страны. И вообще с ним что-то надо делать. Оно должно... Его надо каким-то образом, я не знаю, освящать, исцелять, потому что это может повториться сколько угодно раз.

И конечно, знаете, меня поражает опять же с точки зрения мистики как там из 89, уже не помню сколько их было этих секретарей в обкоме партии, главой государства стал именно человек, который взял на себя уничтожение вот этого Ипатьевского дома. Я просто думаю о его даже не детях, о его внуках. Меня когда-то поразила судьба детей Бориса Годунова. Было время, когда его всячески старались оправдать. И, дескать, Пушкин ошибся. Но судьба детей говорит о том, что нельзя его оправдать. И вот я не понимаю, как люди этого не боятся."

Сын режиссера Иван Сидельников появился на свет в день Конституции 7 октября и похоронил отца в день своего 14-тилетия.

Иван, сын Александра Сидельникова: "И отец и мама в равной степени воспитали эту любовь к своей земле, чтобы она не делилась на промзону, жилзону, просто зону или на территорию и идти от земли. Других сейчас никто не придумал. У нас вышибли вот эту вот... я думаю намеренно вышибли, эту идеологическую прослойку - любовь к своей земле. Ее заменили какими-то временными... переменными. Я думаю что это скоро выветреется и вот последняя моя поездка на Дальний Восток, я был на Чукотке, на Сахалине, в Приморье, на БАМе и вернулся буквально пару недель назад. И она показывает, что люди возвращаются, потому что нет базы другой кроме своей земли. И нет другого чувства кроме как воспитывать и проявлять любовь к ней. Тогда она отвечает тебе зависимостью. Если ты ее начинаешь насиловать, как не раз было в нашей истории, получаются вот такие вот катастрофы, одна из которых привела к гибели отца."

У Ивана Сидельникова диплом географа, но он решил стать кинорежиссером, чтобы доснять то, что не успел снять его отец.

"Не стреляйте! Не стреляйте!"

(Задержание защитников Белого дома.)

Александр Коржаков: "У меня было действительно личное указание Ельцина - в случае сопротивления застрелить и Руцкого и Хазбулатова. Такое указание у меня было. У меня был свой пистолет. Патроны в патроннике. Но там такого не было. Сопротивления не было. После того как мы сдали все следователю в Лефортово то встретились - ну что? Обмоем? Приезжаем в Кремль, а там уже "гудят" наверное с середины дня. Народ уже весь... Филатов пьяный в задницу там, Грачев веселенький - он же победитель, грудь стала еще больше, он нацелился на вторую звезду. Ельцин говорит - налейте им по полной. Ну официанты тут же по фужеру "нарзана" 250 грамм наливает. Ну вот, за победу. Тихо мы закончили, но уже настроение было поганое."

Игорь Жданов, защитник Дома Советов: "Эта мрачная, квадратная арка иногда снится мне во сне. Через нее я выходил как из врат ада после расстрела Белого дома. Это уже было ночью с 4 на 5 октября. Вот здесь, по этим стенам все было привалено... трупы. Видно их с баррикад на Раздельской еще за светло отнесли, первых погибших днем. Ночью они лежали здесь, потом их куда-то конечно вывезли. Вот мы все пытались найти где-то выход. В этот угловой подъезд нырнули из него выглядывали. И смотрим оттуда идет Бабурин. И вот из-за этой будки вылазят два громадных в "скафандрах" спецназовца. На нас - стоять, Бабурин - сюда. Мы все равно к Бабурину, одиночным выстрелили над головой у меня. У меня потом дня три наверное в ушах звенело."

Бабурин, в 1993 г. народный депутат, председатель Комитета ВС по судебной реформе: "В том небольшом подсобном помещении собственно потом и был дальнейший разговор. А основную массу выводили наружу. И есть даже видеозапись снятая вашими коллегами телевизионщиками моего последнего интервью в этом подсобном помещении. Когда это интервью я закончил, то меня и поставили к стенке. И скорее присутствие журналистов, которые видели что я без оружия, не совершаю каких-либо действий против спецназовцев этих. Я думаю это тоже сыграло свою роль в том, что выстрелы не последовали немедленно. А был затеян спор между двумя спецназовцами за право расстреливать Бабурина.

Вот это, к сожалению и есть та стена, где я стоял. А с момента того как меня поставили к стенке прошло, сказали, что вот Бабурина хотят расстрелять. Мне на помощь бросился Владимир Борисович Исаков, который попытался войти в это помещение со словами - что вы делаете, как вы смеете. И ему сказали - а ты кто такой? И когда он сказал, что я - народный депутат, ему сказали, ах ты сука еще и депутат? И с него начали избиение всей колонны, которая находилась уже внутри. И вот из того подъезда жилого дома, который имеет сквозной выход и во внутренний дом и наружу с той стороны несколько человек и были расстреляны."

Ольга Сурская, вдова защитника Белого дома: "Мы приехали и нам вывезли уже вот мужа, трупом... Картина была жуткая. Я увидела, что стреляли в упор, потому что оба виска были вот в этой копоти огнестрельной. 4 октября 1993 года в 10 часов утра муж совершенно был живым. Он выходил из Белого дома живым."

Весь день 4 октября по этой лестнице добровольные спасатели несли раненых и убитых от Белого дома. Точное количество жертв никто не посчитывал. Однако уже к вечеру их было столько что оказались переполнены все близлежащие больницы и морги. Но в милицейские сводки тех дней имена погибших так и не попали. Их словно хотели вычеркнуть из жизни, из памяти, из истории.

"Убитые прямо. Прямо. Нет. Труп. Так. У тебя? Труп. Вторая отбой. Отбой. И носилки убирайте."

"Ну о чем собственно говорить-то? Приехали мы двумя машинами из Института трансплантологии и искусственных органов. Ну и здесь вместе в Первым медицинским институтом, докторами организовали полевой госпиталь, будем так говорить. Больше нечего говорить собственно."

Егор Гайдар: "На мой взгляд была достаточно прилично проведенная операция. При которой число жертв было минимальным. Когда говорят о расстреле парламента, как правило забывают, что ни один из парламентариев не был ни убит, ни ранен. От выпущенных десяти болванок по Белому дому, две из которых оказались зажигательными, была колоссальная паника среди баркашевцев-макашевцев (???)."

Евгений Кириченко
автор и ведущий

Мария Визитей
режиссер-постановщик

Аркадий Бабченко
Ульяна Кириченко
редакторы
производство компани "Телеформат"
ТО "Забытый полк"
по заказу телекомпании НТВ
телекомпания НТВ 2003 г.

Содержание

Немец и русский - братья навек!

События 3-4 октября 1993 года

4 октября 2008 года "Радио России".
Программа "Очная ставка". Совместный проект с Общественным движением против коррупции.
Ведущий Олег Вакуловский.

Ведущий: Гость которого мы сегодня заранее пригласили и с которым мы сегодня будем говорить про коррупцию, про деньги, про памятные даты 3-4 октября, профессор Мусин - тот самый автор компьютерной программы "Ариадна", которая позволяла отслеживать нарко-деньги и разного рода другие грязные деньги, которые становятся основой для мафии и коррупции. Но сегодня мы будем говорить не об этом. Начнем с главного информационного повода этой недели. Наконец вчера президент Медведев передал в Думу анти-коррупционный пакет законов, о необходимости которого мы говорили все три года, которые существует эта программа. Вы испытываете оптимизм по этому поводу Марат?

Мусин: Я бы сказал, что испытываю чувство серьезного беспокойства в связи с тем масштабным кризисом, которые экономисты предсказывали еще несколько лет назад. Причем называли четко даты - конец 2007 - начало 2008. И коррупция, как одна из ключевых точек, которые необходимо нам решить чтобы спасти страну и выйти из этой тяжелой ситуации. Поэтому настало время поговорить о том, что те угрозы и риски которые влечет падение пирамиды. Если мы не найдем их истоки. Не только западные проблемы, потому что сегодня ругают Америку, которая всех обманула. Как она обманула, давно механизм рассказан, вскрыт, и было понятно какие меры превентивно российское правительство должно было принимать. Но и некоторые проблемы, которые делают недопустимо высокими риски того, что мы не справимся с этой сложной ситуацией, чисто внутри-российские. Если мы не найдем куда они уходят корнями, а именно - 3-4 октября 1993 года.
Это как раз и есть тот поворотный момент откуда мы все эти проблемы и получили.

Ведущий: Вы можете вкратце обозначить причем здесь 3-4 октября 1993 года? Потому что это достаточно неожиданный поворот. Для меня по крайней мере.

Мусин: Вот у Вас лежит Московский комсомолец с интервью посвященном этим событиям.

Ведущий: Тайны двадцатого века.

Мусин: Я был генеральным подрядчиком по безопасности Верховного Совета... Для нас было невероятно, что эта газета - верный рупор режима Бориса Николаевича Ельцина, неожиданно вышла на нас. Мы сказали, что, либо Вы будете нести политически ангажированную чушь, которую Вы несли все 15 лет, либо ответим на главный вопрос - что же все-таки произошло в 1993 году и в чем экономическая подоплека этих событий.

Ведущий: До сих пор это событие с этой точки зрения никогда не оценивалось. Об экономике никто не говорил.

Мусин: Нет, парламент говорил. Это было очевидно, но теперь это стало очевидно и другим. Дело в том, что, если мы не будем об этом говорить - мы не найдем пути решения сегодняшней ситуации. Политическая ангажированность понятна. Победил Ельцин и соответственно все медийные ресурсы, которые были под ним, отрабатывали логику объяснений...

Ведущий: Я очень не хочу сейчас переходить на политические оценки этих событий. Это не страшно, что мы с Вами станем по разные стороны баррикад... Мое мнение, что таким образом все-таки удалось избежать гражданской войны.

Мусин: Да это такое расхожее мнение было - лишь бы не было войны. Сейчас эта шелуха политически ангажированных впечатлений исчезнет по одной простой причине. Если мы с Вами четко разберем экономическую подоплеку событий. 15 лет назад наше общество содрогнулось от той нечеловеческой жестокости, которая была проявлена Кремлем для того чтобы получить неограниченную власть.

Ведущий: А когда Останкино штурмовали ребята из Белого дома - это не была нечеловеческая жестокость?

Мусин: Дело в том, что мы его не штурмовали, потому что там было всего 18 человек с оружием.
А против демонстрантов подошла колонна 23 БТРа с 600 автоматчиков. И вот ко мне, например, приезжал фотокорреспондент Нью-Йорк Таймс... Он был тяжело ранен... Потом телевидение показывало как там лопатой соскребали кровь. Вот там был парнишка лет 17-ти и автоматчики его добивали, он еще дергался, одну руку, потом на вторую переходили... Убивали санитаров, расстреливали машины скорой помощи. Неоказание помощи, расстрел. Десять тысяч демонстрантов дошло и никто не верил что можно расстрелять демонстрантов из пулеметов.

Ведущий: Я сейчас поскользнулся, заговорил о политике. Марат, к экономике. Большая просьба.

Мусин: Общество ужаснулось. И гибель этих людей она спасла страну от того, что брат пойдет на брата. Исходя из чисто корыстных интересов. Вот и МК рассказывает, что расстрелян был госпиталь.

Ведущий: К экономике пожалуйста.

Мусин: К экономике. Давайте вспомним главное. И мы и Китай, Китай на шесть лет раньше, сделали ставку на модернизацию. Китай, в котором не было богатых природных ресурсов, как в России - богатейшей стране мира, не было научно-технических школ, которые до сих пор всю Европу и Штаты снабжают мозгами. Что произошло? Мы для решения одной и той же проблемы выбрали диаметрально противоположные решения. Китай сделал ставку на собственные силы, а мы на иностранную помощь. Концепция, что нас все любят, и будут помогать. А теперь мы говорим, как нас всех обманули. В чем юмор? Все опубликовано было. Правительство до сих пор нас не слышит.
Финансовый блок правительства предлагает руководству страны решения совершенно противоположные, которые несут угрозу национальной безопасности. Давайте судить по факту.
Всю шелуху, политическую трескотню, убираем. Горбачев - лучший немец. Все отлично.
Рушит Варшавский блок...
Но.
Почему не подписали договор, что не повернут оружие в нашу сторону?
Они - все в НАТО!
Инфраструктура НАТО подошло к нашим границам. И что нас ждет впереди. Иллюзий питать после Ирака и Югославии не надо.
Теперь Борис Николаевич...
Я честно признаюсь, что не очень люблю коммунистов, особенно секретарей обкомов... Но что произошло?
Когда мы в середине девяностых по рецептам МВФ стали печатать денег, больше чем за предыдущие тридцать лет за один год...
Инфляционная конфискация Егора Тимуровича Гайдара.
Пенсионеры вымерли как мамонты.
Далее...
Мы в аварийном порядке пытались ввести защиту от чеченских фальшивых АВИЗО. Те два-три триллиона, на которые потом чеченская война шла. Я руководил этими работами в ЦБ. Сейчас у меня нет времени на подробности. У нас остановились расчеты в стране.

Ведущий. Время конечно нет говорить об этом. Но тема АВИЗО так и не была закрыта. Ни расследования, ни виновных найдено не было... Стартовая точка.

Мусин: Криминализации экономики. Работники ЦБ в этом участвовали. По два-три месяца шли деньги на зарплату. Предприятия встали. ИТР все потеряли работу. Семьи кормить было нечем. У нас же был демократически избранный парламент...

Ведущий: Да. Один только Руслан Имраныч чего стоил... Шутка.

Мусин: Кстати Хазбулатов, как экономист, понимал, что реформы провалились.
Чудовищная криминализация экономики. Социальные волнения нарастали. Ситуация созрела. Было уже понятно, что рецепты МВФ привели к катастрофическим последствиям. Мы должны были в конце осени, в принципе, изменить экономический курс, по образцу Китая. Вопрос был не в том, плохой Ельцин или хороший. Вопрос был в экономике.
Я, кстати, от Академии Наук отвечал за подготовку именной приватизации.
Узкая группа лиц доблестно разобрала по карманам все предприятия.
Почему?
Потому что, если тебе дают ваучер - это издевка. Китайцы еще пятьсот лет назад все эти уловки мошеннические прописали. Приватизация - это стратигема, описанная китайцами номер один. Называется – «Обмануть императора, чтобы он переплыл море».
Любой китайский школьник, если бы ему предложили эту форму приватизации, сказал - у нас это в книжке "36 мошеннических стратигем" описано. Стратигема номер один.
А у нас это экономисты обосновывали на деньги западных грантов.
Обратите внимание - лучший немец Горбачев, лучший министр иностранных дел, ездил в Штаты...

Ведущий: Напоминаю, что мнение программы не всегда совпадает с мнением ее гостей.

Мусин: Вот смотрите - в этот момент что происходит странное? Запад поддержал... То есть Америка...

Они поддержали не Горбачева!
Они поддержали Бориса Николаевича!
Вот это было странно!

Вот управляемая провокация с ГКЧП. Там очень много странного. Войдет в историю серьезных операций.

Ведущий: Чьих только. Вот в чем вопрос.

Мусин: И Борис Николаевич, и, кажется, Хазбулатов...
Они же поддержку просили в американском посольстве!
Им там не просто поддержку дали. Им сказали - ребята мы вас поддерживаем...
Я никогда не поверю, что такие сделки проходят в одностороннем порядке!
Наверное что-то попросили.
Я сужу по факту.
Что у нас в декабре произошло?
У нас мартовский референдум что сказал? Что у нас страна неделима.
В декабре мы доблестно на 16 кусков ее разбили!
Дальнейшее расчленение.

Ведущий: Я попрошу одеть наушники. Все-таки так нельзя. Надо отвечать на звонки.

Звонок: Если бы Хазбулатов, Руцкой и Макашев взяли верх? Чтобы было? Чтобы было?

Ведущий: Я от себя добавлю. Не приведи господи!

Мусин: Я думаю, что сейчас бы лидером модернизации был бы не Китай, с его скудными ресурсами, а богатейшая страна мира - Российская Федерация. И сегодня бы мы с Вами не расхлебывали бы проблему коррупции, а я Вам просто скажу...

Ведущий: Это Макашев бы вместе с Хазбулатовым?!

Мусин: Макашев бы никаким руководителем страны не был бы. Речь шла о демократии, о парламенте. Кстати, парламент принял решение о самороспуске одновременно с уходом Бориса Николаевича. И мы бы решали вопросы прямых выборов. Но не это главное. Вопрос стоял о смене экономического курса. Сейчас мы получаем ситуацию, что все равно менять надо, но мы потеряли 15 лет. Сегодня уже неизвестно, сможем ли мы догнать Китай. Вот вышел МК. Понятно, что никогда они не будут писать позитивные материалы о тех кто погиб...
Ну, не расстреливают в конце двадцатого века парламент!

Ведущий: Без политики пожалуйста!

Мусин: Произошло то, что вместо смены экономического курса, мы стали вассалом Америки.

Ведущий: К Вам профессор звонки.

Звонок: Вашему гостю вопрос. Извините, не знаю отчества. Марат, Ваше отношение к изъятию денег из нашей экономики и вкладыванию их в американскую экономику и экономику других стран. Эти сказки про то, что это поднимет экономику... Ну, доколе можно одурачивать народ. И потом, как экономист не могу понять, если мы, наша экономика, не может переварить средства, то почему мы просим с протянутой рукой инвестиций западных?

Мусин: Вы совершенно правильно подводите к тому вопросу, на который мы должны себе ответить.
Что мы должны делать в условиях кризиса.
Изменение стратегии, ставка на внутренние ресурсы, как Китай.
Если у нас прозападный курс пошел, то и кадры такие пошли. Сегодня они будут тормозить.
Мы курс должны менять, а люди, которые должны менять пришли на ситуации, на волне беззакония. Я боролся с преступностью и в меня стреляли люди, которые со мной по подложным АВИЗО работали.

Ведущий: В каком смысле с Вами по подложным АВИЗО работали?

Мусин: Работники ЦБ.

Ведущий: Я думал - Вы в друг друга стреляли...

Мусин: Мы не стреляли. Это прокуратура доказала. Невозможно стрелять, когда на тебя бегут свои же солдаты. Пусть и пьяные. С рязанскими мордами.

Ведущий: А Вам нужно чтобы на Вас с американскими мордами бежали?

Мусин: С американскими мордами, если на моей территории, я обязан стрелять. Не будем рассказывать откуда велся огонь... Но!

Ведущий: Времени мало...

Мусин: Тема очень простая. Вот мы взяли проамериканский курс. Вот у нас еще один лучший в мире министр иностранных дел Козырев... Вот Бакатин, прекрасно разваливший спецслужбы...
Но самое главное, что мы потеряли суверенитет финансовой системы. Привязались к этому мыльному пузырю...
Что на Западе происходит?
Все это в книжках описано. Сейчас времени нет. То есть это кризис доверия к доллару, как к резервной валюте. Они сдувают финансовую пирамиду. Что самое смешное - их реальный сектор экономики защищен законами. В отличие от Европы и России.
И когда мы с теми кадрами, которые проводили эту политику в экономике вассала Америки, сегодня говорят, что мы должны сделать слабый рубль, я говорю - ребята чтобы капитал и труд верили правительству надо чтобы не было инфляции, гарантировать покупательную способность рубля.
Для этого мы должны убрать в цепочке между производителем и потребителем всех паразитов.
А это две вещи.
Это коррупция...
22 сентября 1993 года демократический парламент перед своим расстрелом, он сказал в своем постановлении главное.
Он сказал, что в стране произошел государственный переворот, установлен режим личной власти Ельцина, а на деле власти мафиозных кланов и его проворовавшегося окружения!
Поэтому сегодня мы просто....

Ведущий: Если бы светлые личности Верховного Совета не вызывали бы никаких сомнений... Но там и с той и с другой стороны...

Мусин: Олег! Выборы бы были!

Ведущий: Но ведь и Ельцин предлагал... Так! Опять ушли в политику! И были предложения - параллельные выборы, и там и там, но это политика, а мы без нее. Времени очень мало. А нам сейчас нужно бороться не только с кризисом, но и с коррупцией.
И про пакет этих документов Вы ничего не сказали, который был внесен вчера...

Мусин: Ну, во-первых, там уже исчезло вроде...
Ну... - что я танцую, то я и имею...
Что, если я опекал какой-то частный сектор, то я два года не имею права там работать...

Ведущий: Нет... По-моему не исчезло...

Мусин: Не исчезло? Ну, все равно.
Я говорю - ребята, Вы кого защищать собираетесь?
Вы куда триллион бросаете?
В фондовый рынок?
Это причина кризиса!
Вы в топку собираетесь деньги бросать!
Нужна адресная помощь реальному сектору, чтобы обеспечить высокую покупательную способность рубля. Иначе труд и капитал перестанет верить, а мозги побегут за рубеж.
Понятно, что нужно делать.
Нужна политическая воля.
Дай - я паразитов уберу, коррупционеров и чиновников, иначе сейчас сдохнет корова, которая молоко дает.
Нет времени!
Вот Америка защитила свой реальный сектор. Там запрещено было размещать деньги... Они прекрасно понимают, что такое виртуальный этот пузырь - фондовый рынок и что такое реальный сектор.
У них запрещено оборотные средства промышленных предприятий и прибыль размещать на свободные депозиты.
У них лизинг был запрещен до 63-го года. Банкам запрещен. Поэтому у них лизинговые компании - дочки производителей.
У них четко спекулятивный сектор отделен от....

Ведущий: Это у них все. Нам-то что?

Мусин: Но, но... Логика мирового кризиса известна. Нам надо отцеплять этот вагончик со спекулянтами и применять методы жесткого государственного регулирования.
Другого выхода нет.
Деньги надо тратить на поддержку государственного сектора.
Надо национализировать.
Рузвельт все это сделал в Великую Депрессию - мы будем национализировать, останется 20% банков.
Все в книжках описано.
Но если мы в системе нашей не будем ставить на оперативный контроль эти триллионы...
Помните - дефолт был?
Как говорят американцы, пять миллиардов долларов исчезли за одну ночь. Представьте, что вот - человек сидел и 15 лет тягал из кармана государства большие суммы...
И тут такое счастье! Сами дали деньги сверху!
А потом скажут вот у нас коммерческие банки рухнули и денежки исчезли. Тю-тю... Соблазн есть?
Просто взять и вот... - большой хапок!
Вот приватизация была... Если систему государственного контроля не поставят... Когда министр финансов говорит, что нам нужен не крепкий, а слабый рубль! Извините!
Это просто наше правительство говорит, что мы будем спасать не нашу Россию, а Америку! Не рубль, а доллар!

Ведущий: Мнение наших гостей не всегда совпадает с мнением нашей программы... Марат, осталось пара минут и мне хотелось задать вот какой вопрос, а у Вас есть возможность обратится к слушателям самых разных рангов в том числе и высокопоставленных. Вы автор той самой программы Ариадна, которая какое-то время работала. Да, в опытном режиме, не будем сейчас уточнять где и как чтобы опять не вдаваться в политику, тем не менее, насколько я понимаю, вот эта уникальная компьютерная программа, которая позволяет отслеживать не только нарко-деньги, но и грязные деньги вообще. Речь идет о миллиардах. Речь идет об уводимых деньгах. Речь идет о том самой коррупционной основе. Ваша программа сейчас не востребована никакими учреждениями?

Мусин: Дело в том, что мы ждали осени, и тогда спецслужба была бы полностью вооружена. Но сегодня 90% генералов выведено за штат и судьба проекта мне не известна.

Ведущий: У нас много спецслужб...

Мусин: Ну... Хорошая спецслужба.

Ведущий: Я не требую чтобы Вы ее назвали... То есть сейчас - программа не работает?

Мусин: Я не знаю, может быть и работает. Ко мне не обращаются.
Мы их вооружили полностью по тому функционалу, с которым они работали, они ловили.
Мы Владимиру Владимировичу доложили - какие ИНН сколько украли.
У него это на столе...
То есть мы сделали...
Мы сегодня можем предоставить специалистам решения. То есть по коррупции я более-менее спокоен.
Почему?
Нет вопроса проконтролировать как деньги идут.
Вопрос на что их кидают. То есть вопрос очень простой - если у нас лучший в мире министр финансов - это титул, это пропуск, это если сегодня все завалится, я сажусь в самолет и высаживаюсь в Лондоне!
Путин не может туда высадиться, и Медведев не может.
Но когда они озвучивают вещи, которые придется через несколько дней дезавуировать, это говорит о том, что финансовый блок правительства ведет опасную стратегию, предлагает противоположный тому, что надо реально делать. Что делают американцы. Что будет делать Европа. Это совершенно очевидно!

Ведущий: База данных, которая получилась в результате работы Вашей программы, она где-то существует?

Мусин: Я повторяю. Мы вооружили одну спецслужбу полностью. Предложения нами были сделаны. Как уж они будут? Мы сегодня готовы помочь государству контролировать...

Ведущий: Товарищи генералы! Внимание! Программа есть! Она называется Ариадна. Автор программы профессор Марат Мусин, который сегодня у нас на Очной ставке, которая заканчивается, но я абсолютно уверен, что если наша программа будет и дальше выходить в эфир (это была одна из последних передач), то Марат Мусин в ближайшее время гость Очной ставки. Спасибо за внимание.

Мусин: Олег, одно слово!

Ведущий: Одно!

Мусин: Паразит главный, который должен убираться, не только коррупция, это проблема вертикальной интеграции. Специалисты в стране есть прекрасные, но их человек десять. Надо высаживать... Это уже...

Ведущий: Спасибо Вам профессор большое!

Содержание

Немец и русский - братья навек!

События 3-4 октября 1993 года

Источник: Вечер с Владимиром Соловьевым. Эфир от 28.02.2015

Зюганов: - Володя, поэтому я утром и предлагал, в том числе друзьям Немцова, памятуя его светлую память, откажитесь завтра от этого проведения. Правильно говорят... и Жириновский... Там достаточно пяти бойких ребят чтобы организовали еще одну давку, потасовку, а потом будем разбираться. Я знаю 1993, когда мы шли колонной 50 тысяч человек, потом привезли ребят спортивных в куртках с сумками, а потом у них оказались булыжники, и они из-за спины милиции бросали в толпу, заводя ее. А потом еще приехал Свердловский ОМОН, который устроил такую рубку! И все - понеслось! И еще одну фразу.


Я видел у Вас Руцкого. Я ночью приходил, он с Хазбулатовым сидел. И сказал, я хорошо знаю всех военных, Москву курировал, сидит спецназ в Останкино на бронетехнике, с полным боекомплектом и с приказом стрелять на поражение. Воздержитесь. Завтра в 12:00 собираемся в Свято-Даниловском монастыре и решим вопрос миром. Уже намечена программа досрочных выборов и так далее. Не послушали, а потом обвиняли оппозицию в том, что они спровоцировали.

Содержание