December 10th, 2016

Немец и русский - братья навек!

Приграничные мосты были разминированы?

Сериал "Вторая Мировая. День за днем." Виктора Правдюка.

Двадцать пятая серия.
22 июня 1941

На западных границах с первых минут немецкого наступления положение советских войск стало тяжелым.

05:31

Во-первых, целыми и невредимыми Вермахт захватил мосты через пограничные реки.

Они не были даже заминированы, что сильно удивило немцев.

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Группа армий Юг

Источник: Вермахт в России 1941-1945. (Выжженная земля) / The Wehrmacht in Russia 1941-1945 (Scorched Earth) 1999

Драматические события, происходившие на Восточном фронте в ходе титанической борьбы между Гитлером и Сталиным, достигли невероятного напряжения на южном участке фронта, где действовала группа армий Юг. Именно этот сектор увидел осаду Севастополя, катастрофу под Сталинградом, накал операций Цитадель и ужас Корсунь-Шевченковского котла. Не будет преувеличением сказать, что исход Второй Мировой войны решался здесь.

Когда Гитлер замыслил нападение на Советский Союз командование разработало план, предполагавший участие трех групп армий. Огромная концентрация войск общей численностью три с половиной миллиона человек, которых поддерживали 3 тысячи танков.

Группа армий Север должна была нанести удар по Прибалтике и выйти к Ленинграду. Группа армий Центр была нацелена на Москву. Группа Юг получила приказ ударить на южном направлении. Первоначальной целью наступления были Одесса и Крым. Однако стратегической целью был захват нефтяных месторождений Кавказа.

Группой армий Юг командовал генерал-фельдмаршал Гердт фон Рунштедт. В его распоряжении находились три армии. 6-ая армия под командованием фон Рейхенау, 11-ая под командованием фон Шоберта и 17-ая под командованием Штюльпнагеля. Их поддерживала Первая танковая группа под командованием фон Клейста. С воздуха группу армий Юг поддерживал Первый воздушный флот под командованием генерала Келлера.

Стефен Уолш, Королевская Военная Академия, Сэндхерст: "Генерал-фельдмаршал фон Рунштедт был известным и заслуженным военачальником. Он сыграл важную роль в захвате Франции в 1940 году. В 1914 году, в начале Первой мировой войны он в составе немецкой армии шел на Париж. Его уважали подчиненные командиры и войска. Правда он был очень сдержанным и чопорным, что вполне вписывалось в типичный образ немецкого военного и не делало его менее способным."

В отличие от двух других групп, группа армий Юг состояла не только из немецких дивизий. Значительная часть 11-ой армии состояла из румынских частей. Румынские солдаты будут сражаться храбро, но их подготовка и снаряжение сильно уступали Вермахту.

Включение в состав группы фон Рунштедта румынских частей объяснялось тесным взаимодействием с 3-ей и 4-ой румынскими армиями. Румыны действовали как союзники немцев в нападении на Советский Союз.

Внезапный удар назывался план Барбаросса. Он был приведен в действие 22 июня 1941 года.

Джон Эриксон, профессор Оборонных исследований, университета Эдинбурга: "В первой фазе нападения Германии на Советский Союз в операциях на юге румынские войска получили серьезные преимущества. В то время как фон Рунштедт сдерживал упорное сопротивление советских войск на северном фланге, на юге румыны прорвали советскую оборону и начали первый из фланговых маневров. Что касается продвижения на Восток на всем южном секторе, румыны были серьезным подкреплением для немецких сил."

Стефен Уолш: "Существует распространенная историческая тенденция винить румын во всех неудачах немецкой армии в ходе войны. По ироническому стечению обстоятельств, это факт, румынские части были официально приписаны к немецкой армии. Она испытывала серьезный недостаток резервов. Приходилось распылять силы по огромному протяженному фронту от Ленинграда на севере до Черного моря на юге. Говорят, и не без основания, что румынские части качественно уступали немецким. У них не было того снаряжения и подготовки, в частности в битве за Одессу, на ранних стадиях капании в 1941 году, румынские части не сумели отличиться. В основном, задачи, стоящие перед войсками, решали немцы."

С самого начала было ясно, что трудности впереди будут и не малые. В итоге группа армий Юг оказалась самой неудачливой из всех трех. Особенно на начальном этапе.

Группа армий Север и Центр докладывали о мощных ударах, сотнях пройденных километров. Группа армий Юг столкнулась с упорным сопротивлением юго-западного и южного фронтов.

Джон Эриксон: "Что случилось с группой армий Юг? В ходе первоначального наступления в июне и июле 1941 года ей пришлось столкнуться с ожесточенным сопротивлением советских войск, прежде всего Юго-Западного фронта. В Киеве даже был создан особый военный округ. Юго-Западный фронт пожалуй был самым сильным из советских фронтов. По предвоенным замыслам советских стратегов именно ему предстояло нанести контрудар по немцам. Так что по бронетанковым соединениям, авиации, живой силе и поддержке - это был самый серьезный противник. Фон Рунштедт сразу понял это и зафиксировал в своем военном дневнике. Его солдаты продвигались вперед очень медленно. Это подтверждает и дневник Верховного командования."

По меркам любой другой кампании, достижения группы армий Юг были впечатляющими. Но в сравнении с двумя другими группами прогресс был незначительным.

Стефен Уолш: "С 1940 года советское командование ожидало главный удар на юге. Ему было понятно стремление немцев оккупировать восток Украины с ее экономическими и сельскохозяйственными ресурсами. Поэтому свои лучшие силы - механизированные части, советское командование сконцентрировало на юге, где ожидался основной удар немцев. Даже в самые первые часы наступления группа армий Юг столкнулась с упорным сопротивлением, в отличие от двух других групп армий."

Но одна за одной намеченные цели постепенно покорялись атакующим. В июле, после ожесточенных боев группа Юг смогла доложить о первом значительном успехе - захват в плен 100 тысяч попавших в окружение советских солдат. Это случилось под Уманью. И их будет еще больше.

С помощью 2-ой танковой группы из группы армий Центр 1-ая танковая группа фон Клейста сумела окружить значительные советские силы под Киевом. Группа Юг одержала одну из своих самых важных побед. А вот попавшим в плен советским солдатам радоваться было нечему.

Джон Эриксон: "Настоящей проблемой стала то, что немцы были совершенно не готовы принять такое количество пленных, какое им удалось захватить. В итоге, операция под Киевом привела к тому, что в плен в 1941 году попало 650 тысяч советских военнослужащих. Основной проблемой для группы армий Юг было продвижение вперед с максимально возможной скоростью, захват как можно большей территории, прежде чем начнется зима и мобильность снизится сама собой. И с этой целью не вязалась транспортное прочее обеспечение огромного количества захваченных советских военнопленных. Кроме того, их где-то нужно было размещать. Таким образом группа армий Юг была не в состоянии реально заниматься устройством советских военнопленных.

Когда колонны пленных шли на сборные пункты, если кто-то из них заболевал, был ранен, падал от усталости - его просто пристреливали. С пленными азиатского происхождения обращались как со скотиной. Некоторых ошибочно принимали за евреев, хотя они ими не были. Можно сказать, что советские военнопленные из азиатских регионов особенно пострадали. Хотя с пленными красноармейцами вообще обращались очень жестоко.

То, что произошло под Киевом представляет определенный интерес, потому что было захвачено очень много пленных. Так вот - немцы отпустили значительную часть военнопленных, чтобы показать местному населению, что они вовсе не такие плохие, какими их изображали."

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Интервью, данное Суворовым Веллеру по телефону в прямом эфире "Радио России". Часть вторая.

8 января 2012 г. "Радио России".

Программа Михаила Веллера. На проводе Виктор Суворов.

У микрофона Михаил Веллер.

 - Добрый день дорогие радиослушатели. С наступившим Вас Новым Годом. И мы в соответствии со своим обещанием, зимние каникулы еще продолжаются, заканчиваем сегодня беседу с Виктором Суворовым. Он же Владимир Богданович Резун, знаменитым историком, офицером разведки, перебежчиком, э... мировой звездой, врагом народа, как он сам про себя часто шутит и так далее и так далее...

Ну, что же, день добрый.

Суворов: - День добрый

- Вопрос, который, как правило, задает простой обыватель – ну почему же, почему же, Сталин никак, не смотря на донесения разведки, не верил, что Германия нападет на Советский Союз, хотя вроде бы к войне готовились?

Суворов: - На этот вопрос у меня достаточно простой ответ. Если сейчас мы с тобой представим себя в кабинете товарища Сталина... Вот, мы сидим... ты, допустим, товарищ Берия, ну, а я возьму себе роль, вот трубка у меня в руках, и заходит начальник разведки генерал-лейтенант Голиков Филипп Иванович и говорит: «Товарищ Сталин! Вот Гитлер решил на нас напасть». Вот я, как товарищ Сталин, я скажу: "А зачем?" Действительно – а зачем? Ну, зачем, вот – это номер один. Номер два – способна ли Германия вести войну на два фронта? Откроем книгу, которая называется Майн Кампф. Вот она передо мной на русском языке, изданная перед войной по приказу товарища Сталина для высшего руководства и в момент Перестройки, крушения Советского Союза перепечатанная. Так вот Гитлер, говорит, что Германия воевать на два фронта не способна, не может. И вот, заходит начальник разведки и говорит: "Вот Германия воюет против Великобритании и не может ничего с ней сделать". В мае месяце потопили германский линкор Бисмарк. У Гитлера их два. Бисмарк и Тирпиц. Вот одного утопили, вот один остался и прячется во фьордах. И до конца войны будет там прятаться. Иногда только как мышка из норки будет оттуда появляться. Германия не способна защитить Берлин от британской бомбардировочной авиации. Бомбят Берлин уже.

Товарищ Молотов ездил к Гитлеру 13 ноября 1940 года. Сели они там беседовать, а Черчилль наносит бомбовый удар по Берлину! И Гитлер не может отразить этот удар.

В этой ситуации Гитлер будет еще воевать против Советского Союза!

Против Гитлера Югославия, которую невозможно покорить. Гитлеру нужно контролировать Францию, Польшу, Чехословакию, Бельгию, Голландию, Люксембург, Данию, Грецию. Господи! Он воюет в Северной Африке, в Атлантике, позади Великобритании находятся Соединенные Штаты Америки. Рано или поздно они вступят в войну.

И Гитлер еще готовит нападение на Советский Союз?!

Он что рехнулся или как?!

То есть, с точки зрения Сталина это был совершенно самоубийственный шаг. И Сталин прав! Это было самое настоящее самоубийство Гитлера. В самом прямом смысле.

Конечно Сталин в это не верил.

И я не верю до сих пор!

- Ну, одна из твоих книг об этом так прямо и называется "Самоубийство" с чудесным посвящением я его помню и сейчас. Книгу с таким названием друзьям не посвятишь - тогда врагам.

Суворов: - Именно так!

- Но у населения ответ простой - ну как же - сам писал открыто в Майн Кампф - они хотели захватить наши просторы, людей превратить в рабов, своих колонистов там поселить, население подвергнуть деградации и вымариванию. В Крыму устроить свои курорты. Вот поэтому они и напали, чтобы это сделать и решили, что все это они сделают быстро, что разобьют Красную Армию. Вот стандартная версия.

Суворов: - Так говорит только тот, кто Майн Кампф сам не читал. Дело в том, что у нас привыкли ссылаться вот на эту фразу в книге Майн Кампф. У меня есть друг в Израиле хороший... Полковник израильской полиции, наш соотечественник. Когда-то уехал в Израиль и поднялся до полковника израильской полиции. Вот он, взял и вычислил в тексте Майн Кампф сколько процентов текста посвящено вот этим завоеваниям жизненного пространства на Востоке. У него получилось что-то два с половиной процента всего текста...

Книга Майн Кампф - против Франции номер один!

Гитлер писал эту книгу когда Германия находилась под пятой французского совершенно жуткого Версальского договора. Версальский договор, навязанный Германии Францией и Великобританией душил Германию. Германия страдала от чудовищной инфляции, безработицы, бедности!

Германию беспощадно грабили!

Товарищ Ленин в 1920 году сказал, что мир, который стоит на Версальском договоре - это вулкан. Рано или поздно он взорвется! Найдется кто-то, кто поднимет борьбу против этого договора!

Товарищ Ленин не знал, что годом раньше кто-то уже нашелся! Звали его Адольф Гитлер и он эту борьбу уже начал и назвал ее Моя Борьба!

Книга Гитлера - против Франции! Сокрушить Францию и так далее.

И вот объявив в одной книге, что главным врагом Германии является Франция и ее следует сокрушить, кроме того добавив что еще жизненное пространство ему нужно, Гитлер уже сам себя поставил в ситуацию когда рано или поздно он будет воевать на два фронта. Вот этой книгой от показал товарищу Сталину - вот где ключ к нашей победе! Если Гитлер является врагом Франции нужно как-то сделать чтобы Гитлер пошел на Францию.

Если он пойдет на Францию - значит он пойдет и на Великобританию. А если пойдет против Великобритании, то значит станет врагом Соединенных Штатов Америки. Кроме того Гитлер объявил в этой книге, что главным врагом Германии является мировое еврейство. Вот против евреев - половина книги этой! Вот объявив все мировое еврейство своим врагом Гитлер уже загнал себя в полный тупик!

То есть Советский Союз - это где-то там на пятнадцатом месте! Эти земли на Востоке - Гитлер говорит о них как о стратегической задаче на грядущие века!

А ближайшая задача - это разгром Франции.

Вот тут товарищ Сталин и искал ключ к победе во Второй мировой войне.

Гитлер - ледокол мировой революции!

Пусть Гитлер нанесет удар по Франции! Когда они сцепятся, когда они друг-друга обессилят - вот тогда товарищ Сталин бросит на чашу весов гирю, которая может перевесить.

Это сталинские слова. Я их цитирую почти дословно.

- Так! Вопрос, который у меня возник еще в студенческие времена. 1-го сентября германские войска перешли границу Польши. Это общеизвестно. Точно также читаешь в любом учебнике истории: 1-го сентября с нападения Германии на Польшу началась Вторая мировая война. Но позвольте! По логике вещей Вторая мировая война началась 3 сентября, когда Англия и Франция объявили войну Германии.

Вот тогда уже да. С точки зрения выполнения союзнического долга и всего благородного - это мы понимаем. Вопрос: для чего Англия и Франция все-таки объявили войну Германии, хотя казалось бы немцы могли бы успокоиться, если бы они получили Данциг, коридор, ну и еще в идеале колонии, которые у них были до 14-го года. Ну почему бы, черт с ней, не дать Германии реванш и устроить мировую справедливость.

Ведь фактически-то мировую войну все-таки начали они.

Зачем?

Суворов: - Дело в том, что Версальский договор, как справедливо сказал товарищ Ленин, повторяю сам себя, это была бомба, заложенная под Европу. То есть в Версале Германии навязали такие условия, которые просто толкали Германию к войне. Германия должна была однажды взбунтоваться против этих условий. И Германия понемногу бунтовала, собирала свои территории и вводила какие-то новые правила, делала какие-то действия, которые являлись нарушением Версаля. И Великобритании и Франции приходилось постоянно отступать от тех условий договора, который был навязан в Версале, то есть они отступают, отступают, отступают и тем самым теряют уважение во всем мире.

Им какой-то барьер был нужен, когда Великобритания 1-го марта 1939 года дала гарантии Польше. Сказали, что вот дальше этого мы не пойдем. Если Гитлер нападет на Польшу, то мы выступим. Иначе они не могли, от того что полностью бы потеряли доверие всех стран Европы.

И когда Великобритания дала такие гарантии Польше, товарищ Сталин потер руки. Товарищ Сталин сместил товарища Литвинова. Поставил товарища Молотова, потому что знал, что Гитлер с евреем разговаривать не будет. Поставил Молотова народным комиссаром иностранных дел, потому что уже тогда Сталин понял - вот мой шанс.

Если Германия вступит в Польшу, то Великобритания, которая дала официальные гарантии, кровь из носа, но должна будет объявить войну. Иначе Британия потеряет всякое уважение во всем мире. Не могла Британия уже ничего не делать, не могла она ничего не делать на то, что происходит. Ибо они отступали, отдали кусочек Чехословакии, Гитлер захватывает всю Чехословакию и так далее и так далее. То есть Великобритания и Франция больше терпеть не могли.

- Хорошо. Теперь если мы попробуем взглянуть на развитие ситуации глазами Черчилля, который... ну о роли его во Второй мировой войне говорить не приходится. Перед Первой мировой войны, в конце 19-го начале 20-го века в мире было две науки - мировая и германская. И две технических школы - мировая и германская.

И вот с приходом к власти Гитлера, техника и военная наука в первую очередь стала развиваться с бешеной скоростью. По логике вещей Германию нужно было бы притормозить, потому что научно-технический потенциал Германии был огромен совершенно. А уж когда она все-таки соединилась с Австрией, что им просто запретили в 18-ом году, то они просто стали расти еще быстрее. В связи с этим встает вопрос - будут ли когда-нибудь открыты все архивы или частично архивы уже уничтожены или не будут открыты никогда... Дело Гесса...

Что ты думаешь по поводу этого полета и отказа от сепаратного мира?

А почему собственно?

10 мая 1941 года.

Суворов: - Прежде всего к первой части твоего вопроса. Недавно в Великобритании изданы книги о германских проектах, на которые не хватило времени осуществить. И это что-то феноменальное! Это что-то необыкновенное! То есть Германию застали в такой момент когда она еще не разогналась. То есть мы застали ее когда артиллерия не перевооружена, авиация не перевооружена...

Вот некоторые говорят - вот нам бы еще годик подождать бы годик бы выиграть... Я говорю - ой! ой! не надо! Вы не представляете что там было в Германии! Приборы ночного видения для танка. Это не сам танк, это возможность для танка ночью воевать. Когда все слепые, а он один зрячий. Представляете! Это была бы совсем другая война.

Вернер фон Браун который создал самую большую ракету в истории человечества - это же немец, который работал на Гитлера!

Реактивные самолеты... Просто невозможно перечислить количество проектов, которые немцы создали и единственная страна, которая использовала реактивные самолеты в конце войны - это была Германия!

Так вот - видимо для Великобритании, для Соединенных Штатов Америки, Германия представляла угрозу именно вот с этой точки зрения. Военно-стратегическую, технологическую угрозу, что если Германию не остановить, то мы не знаем что будет дальше. Поэтому совершенно понятно стремление Соединенных Штатов Америки и Великобритании стравить Советский Союз и Германию.

Это совершенно понятно, совершенно логичное стремление и в моих последних книгах я привожу данные о том, что Америка оказывала давление дипломатическое, экономическое, технологическое на Советский Союз, чтобы Советский Союз развязал войну против Германии, нанес первый удар по Германии.

- Даже так? То есть Америка нам всячески помогала в военно-техническом, технологическом, материальном плане, желая чтобы мы по Германии ударили и с ней сцепились?

Суворов: - Да. Я привожу документы, которые были подписаны первым секретарем посольства Советского Союза в Вашингтоне. Фамилия этого секретаря - Громыко Андрей Андреевич. Впоследствии член Политбюро, министр иностранных дел Советского Союза и даже по-моему в конце жизни он занимал и более высокие посты в Советском Союзе...

Так вот этот Андрей Андреевич Громыко весной 1941 года докладывает товарищу Молотову о том, что Америка оказывает постоянное давление на Советский Союз чтобы Советский Союз выступил против Германии.

Суворов: - Чрезвычайно интересно! Так все-таки с Гессом...?

Суворов: - Возвращаемся к Гессу. С моей точки зрения полет Гесса был попыткой Германии установить мир с Великобританией. В книге Майн Кампф, на которую любят ссылаться наши историки говорится вот что - Германия может победить Советский Союз только в союзе с Великобританией. Это написано Адольфом Гитлером! "Мы можем победить Россию только в союзе". Но никакого союза не было с Великобританией! Мало того, не было никакого нейтралитета, была война против Великобритании, и, Гитлеру эта война была не нужна, потому как сразу же в 1940 году создалась патовая ситуация в войне против Великобритании.

Гитлер в 1940 году разгромил Францию. И все! Дальше - тупик. Смотри. У Гитлера нет такого флота, чтобы сокрушить Великобританию. Великобритания на островах - у нее колоссальный флот. Самый мощный в мире. В это время Япония и США бурно развиваются, но флот Британии в этот момент совершенно чудовищный. Флот. У Гитлера такого флота нет.

Тогда Гитлер пытается сокрушить Великобританию с воздуха. Начинается воздушная война против Великобритании и Великобритания отбивает это воздушное нападение! То есть с точки зрения авиации и флота Гитлер захватить не может! А танки ему помочь не могут потому как Великобритания защищена самым мощным противотанковым рвом под названием Ла-Манш.

А Великобритания не может сокрушить Германию на континенте. У Британии нет такой армии. То есть - патовая ситуация. И обе стороны искали выход из патовой ситуации. Выход только один - заключить мир. С этой целью Гесс летит в Великобританию. Это единственное что он мог сделать - сказать Британскому правительству - пожалуйста Вам это не нужно, нам это не нужно. Вы не можете нас победить. Мы не можем Вас победить. Давайте подпишем мир.

Однако я ничего не жду от того момента, когда секретные переговоры между Британским правительством и Гессом будут раскрыты. Их обещают раскрыть через 6 лет в 2017 году эти документы должны быть раскрыты! Я повторяю. Ничего, никаких сенсаций не жду и объясняю почему.

22 июня 1941 года, когда Гитлер напал на Советский Союз, Великобритания, устами Чёрчилля. Я произношу Чёрчилль, как англичане говорят, не Черчилль как у нас. Великобритания заявила, что она полностью будет на стороне Советского Союза и окажет всю политическую, дипломатическую, военную, любую, экономическую помощь Советскому Союзу. И Великобритания, в меру своих возможностей, Советскому Союзу оказывала на протяжении всей войны. То есть Британия с самого начала... нечего стесняться...

О чем были переговоры - я не знаю. Но то что Британия сразу же заявила что она будет на стороне Советского Союза - это исторический факт.

- Здесь вот какой вопрос остается висеть в воздухе. Вот прилетел Гесс предлагать мир... Эта версия давно считается генеральной. Вот Британия отказалась... Вот подошла к завершению Вторая мировая война и англичане на Нюрнбергском процессе имели полное право заявить - да, мы были самые первыми последовательными основными противниками фашизма и когда нам Германия предложила мир, мы отвергли мир с этим человеконенавистническим зверским ужасным государством, вот теперь мы торжествуем. И правильно.

Вместо этого Гессу практически было запрещено говорить на Нюрнбергском процессе, рот ему был заткнут, он стал косить под дурачка, а далее вся та удивительная история, что он сидел пожизненно, и, уже союзники, то есть Англия, США, Франция договорились что можно выпустить, но Советский Союз был против, а можно было по предварительному протоколу, если уж все вместе.

Как только Горбачев согласился - назавтра Гесса удушили!

Так вот! Что же мог предложить Гесс такого, что мешало Британии сказать - Да! Предлагал сепаратный мир, а мы с фашистами мира не заключаем!

Почему темнили?

Суворов: - Вот в этой ситуации, я считаю, что с этим вопросом должны разбираться британские историки. Я перед собой такую задачу не ставил, просто потому что сил у меня на разрешение этого вопроса нет. Я не знаю и спекуляций здесь не хотел бы допускать. Я не знаю. Откровенно говорю своим читателям и слушателям.

Я этого объяснить не могу. Всю жизнь я занимался Советской историей. И кто-то говорит что я работаю против своего народа. Я отвечаю, что историю мы должны знать в том виде в каком она была. История не может быть служанкой идеологии. Если британский народ не желает превратится в стадо обезьян, они должны из своей среды выдвинуть историка, который бы разобрался со всей грязью, которая существует в Британской истории.

Совершенно мне ясно, что здесь что-то грязное, что-то здесь темное, вот. Но я думаю, что они должны с этим разбираться. Если они с этим не хотят разбираться, если они встанут на путь провозглашения, что вот мы были всегда такими честными, хорошими и добрыми, то... ничего хорошего из этого выйти не может. Нация начинает себя прославлять - мы всегда были хорошими и так далее - это идет не на пользу нации.

Поэтому я считаю... верю, что когда-то найдется честный... и не только честность должна быть, тут должны быть и аналитические и другие способности... Они должны эту задачу разрешить!

- В связи с британской, да и американской... со всем этим лендлизом - помощью Советскому Союзу...

У нас пошла гулять, и давным-давно, та цифра, что объем всей помощи союзников составлял лишь 4%, то есть остальные 96% было отечественное производство, то есть легко могли выиграть и без союзников. Это все плоды холодной войны.

И вдруг оказывается, что были захвачены практически все пороховые заводы и мы остались первой военной зимой без взрывчатки и так далее и так далее и так далее. То есть поставляли то, без чего невозможно было воевать.

Что кроме взрывчатки нам было жизненно необходимо, без чего было нельзя?

Алюминий ты уже назвал.

Суворов: - Дело в том, что вот эти 3 или 4 процента, не помню точно сколько, впервые я разбирался откуда эти проценты идут... Однажды это сказал товарищ Вознесенский. Он написал труд об экономике в ходе войны. Товарищ Вознесенский потом оказался врагом народа. Его расстреляли. Вот.

Но эти проценты выдвинутые им с тех пор гуляют по нашей истории. Давай
с тобой возьмем часы и вытащим два, три или четыре процента шестеренок
и посмотрим что из этого получится. Дело в том, что если одну
шестеренку вытащить из часов, то они остановятся полностью.

Так вот - авиационный бензин. Номер один. У нас такого бензина не было. Наши самолеты летали на авиационном бензине, который поставлялся из Великобритании и в основном из Америки.

Номер два. Шины автомобильные.

Номер три. Автомобили. Вот что главное! Там список совершенно бездонный, бесконечный. Но вот фальсификация истории. Ставят наши товарищи на постамент машину залпового огня Катюшу, находят ЗИС-6 трехосный... Самые первые Катюши БМ-15 да были на ЗИС-6. Его очень трудно найти, но вот ставили. Но если мы посмотрим те снимки войны - это же Студебеккер! Это же американский Студебеккер! На нем стоит пакет направляющих, восемь этих металлических балок, которые похожи на рельсы. Сверху восемь, снизу восемь. Шестнадцать снарядов БМ-13. На парад Победы посмотрим. Идут американские Студебеккеры! Америка и Великобритания. В основном Америка передали Советскому Союзу безвозмездно четыреста тысяч лучших в мире автомобилей.

(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Интервью, данное Суворовым Веллеру по телефону в прямом эфире "Радио России". Часть вторая.

(продолжение)

И я скажу тебе что-то, что ты до этого не слышал.

Басра - порт знаменитый, куда Синбад-мореход обычно возвращался...

В апреле 1941 года в Басре американцы стали строить сборочный завод для сборки Студебеккеров для Советского Союза!

- В апреле 41-го!?

Суворов: - В апреле 41-го!

- А вот это интересно!!!

Суворов: - Вот это интересно! Их собирали там и гнали через иранскую границу в Советский Союз. Четыреста тысяч автомобилей в том числе джипы, Студебеккеры, доджи и так далее. Вот самый классический набор. Это Студебеккер С. Без Студебеккера наша советская артиллерия не имела бы средств тяги.

Все наши пушки тягались Студебеккерами. Если чуть выше калибром это был Картенпеллер - трактор американский. Студебеккер - это подача боеприпасов. Без боеприпасов артиллерия... У нас лучшие пушки, у нас лучшие танки, однако - им нужно подавать топливо и боеприпасы. Это только Студебеккеры.

Мы ринулись вперед - нам нужно везти пехоту - это Студебеккеры. Нам нужно везти разведку - это Доджи. Наши командиры - всегда на джипах американских.

Без американских автомобилей выиграть войну в той ситуации, которая сложилась после 22 июня было невозможно. Посмотрите на летчика Покрышкина. Во что он одет. На нем британская куртка. Вот у меня такая куртка висит. Вот эти куртки дорого стоят. Такая уж хорошая!

Летные куртки модны до сих пор в Великобритании. Высший шик появиться. Вот наши летчики летали в этих британских куртках. Тот же Покрышкин. На чем он летал? Он летал на американском самолете на Аэро-Кобре. На американском бензине. Наши танки... Вот алюминий... Я уже говорил... Список совершенно чудовищный и бесконечный...

- Я встречался с цифрой, по лендлизу, союзники должны были поставлять нам, начиная с середины осени 1941 года, четыреста танков в месяц, что составляет, мы умножаем... получается малый процент от общего танкового производства, но если посмотреть сколько танков в месяц производил Третий Рейх и поставлял на Восточный фронт, то это получается в то время те самые четыреста машин в месяц.

Скажи пожалуйста не входило ли когда-нибудь в твои планы написать книгу о лендлизе? Потому что тема эта у нас одна из главных и по-прежнему волнующих по истории Великой Отечественной войны.

Суворов: - Дело в том, что над этой темой работают многие историки. Тема конечно очень и очень интересная... Однако, нельзя объять необъятного! Планы у меня просто грандиозные. Вот сейчас я сижу и пишу книгу, которая называется Сослагательная история. Нас с тобой учили, что у истории нет сослагательного наклонения.

И это повторяется всеми постоянно. Вот нет у истории сослагательного наклонения. Я говорю - правильно - вот сели мы с Мишей играть в шахматы. Я двинул пешку Е2-Е4. Все! История совершилась! Это вернуть назад нельзя. Я оторвал руку. Все! Однако! Кто же мешает после нашей партии. После того как я ее проиграю! Кто мешает сделать разбор. Или допустим летаем мы с тобой на самолетах... Ты допустим летаешь а я командир полка... Ты прилетел - а я тебя тут матюками встречаю! И это называется в авиации - разбор полетов. Кто мешает разобраться со всеми твоими ошибками?

Так вот - книга называется Сослагательная история. Я говорю - обождите! Вот случилось нам писать диктант. Я нагородил ошибок. Марья Ивановна вызывает меня и говорит - вот делай работу над ошибками. И я пишу - корова нельзя писать через букву Ё. Вот пишу как нужно писать слово корова...

Мы же делаем работу над ошибками? Почему после такой грандиозной войны не было работы над ошибками? Почему не было сделано разбора что нужно было делать? Почему мы говорим - нет у истории сослагательного наклонения?

Почему бы не сказать - а вот если бы поступили так были бы такие следствия?

Почему мы не хотим усваивать уроков войны, которая обошлась нашему народу такими чудовищными потерями, такими чудовищными жертвами?

- Сослагательная история... Да. В связи с этой книгой о новой книге, которая вот не так давно легла на прилавки в России - "Царь-бомба"... Какие-то вещи, ну, как из всех твоих книг, читатель узнает впервые. И вся история этих испытаний, и вся история Кубинского кризиса. Вот сейчас, вот в сослагательном наклонении допускаешь ли ты однако мысль, что всерьез вот тогда, осенью 1962-го могла разразиться ядерная война?

Суворов: - Прежде всего внесу поправочку... Ты по Фрейду тут допустил небольшую оговорочку - Царь-бомба...

- Т-а-а-к!

Суворов: - Потому что действительно бомба называлась Царь-бомба и сейчас ее называют от того, что это была такая же показуха как и Царь-колокол и Царь-танк Лебеденко, который не мог сдвинуться с места.

- Ты хочешь сказать, что я перепутал название книги?

Суворов: - Конечно! Книга называется Куськина-мать!

- Позор на мою голову! О, господи боже мой! Мне очень стыдно. Я приношу свои извинения радиослушателям!

Эта книга была мне дарена и прочитана дважды и... фотография Хрущева на обложке и она называется Куськина-мать... Простите великодушно!

Суворов: - Сэ-р-р-р, Вы п-р-р-рощены! В следующий р-р-раз разберемся при личной встрече!

Так вот... Куськина-мать... Я считаю что мир действительно стоял на грани войны от того что ситуация сложилась такая когда советники президента Кеннеди толкали его под локоть - нажми вот на эту красненькую кнопочку! Нажми!

Дело в том, что Советский Союз стоял на двух китах. Кит номер один - это тотальная секретность. Засекречено было все! Кит номер два - это показуха. И вот сочетание показухи с тотальной секретностью создавала совершенно искаженную картину даже у наших руководителей!

Они были дезориентированы относительно нашей мощи.

Экономической, политической, технологической и так далее и так далее... Они сами себя постоянно обманывали! Это признал даже товарищ Андропов. Однажды объявив, что мы не знаем страны, которой управляем. Действительно! Когда идет, я не хочу использовать здесь ненормативную лексику, но у нас была ситуация когда обманывали снизу до верху, к верху до низу, шли какие-то там нехорошие указания. Это звучит в русском языке гораздо более складно...

Так вот, с низу до верху шел обман, сами себя обманывали и обманывали весь мир.

И вот Америка, имея перед собой ситуацию, когда Советский Союз уже запустил первую межконтинентальную баллистическую ракету...

- А... 30-51

Суворов: - Одна только Америка поставила Сталину четыреста двадцать семь тысяч двести восемьдесят четыре армейских грузовика. Джипов - пятьдесят тысяч пятьсот один. Был поставлен целый флот - в составе пятьсот девяносто пять кораблей. Включая даже три ледокола. К ледоколам я особенно неравнодушен.

Было поставлено тринадцать тысяч триста три армейских мотоцикла. Бронетранспортеров - тринадцать тысяч триста три. Советский Союз бронетранспортеров не производил вообще ни одного. Путеукладчиков восемь тысяч восемьдесят девять. Представьте себе когда германские войска отходили и после себя ломали железнодорожную линию. 1981 локомотив. 11 155 железнодорожных вагонов. 136 000 тон взрывчатки. 3 820 906 тон продовольствия.

Почти 4 миллиона тон продовольствия!

Далее. 2 317 694 тоны стали, включая броневую. 50 000 тон кожи. Полтора миллиона пар кожаных армейских ботинок. Список бесконечный! 4 952 истребителя Аэро-Кобра. 2 410 ? Кобра. Бомбардировщики А-20, Б-25.

Представляете себе - четыреста тысяч телефонных аппаратов!

- Фактически насыщение связи именно американскими телефонными аппаратами. Да. В свое время в гарнизонах машины были трех типов. Это были Студебеккеры, это были доджи три четверти, это были виллисы. Потом Студебеккеры стали заменяться на ЗИЛ-151, виллисы на ГАЗ-67. Доджы бегали еще долго... Вот грузовиков Шевроле было меньше. Они реже попадались.

Скажи пожалуйста. Вот сейчас. Когда Суворов это уже брэнд, причем не тот, который Александр Васильевич, это отдельно, а тот, который Виктор, с которым мы сейчас разговариваем. Когда ты ездишь на международные исторические конференции... Вот есть ли отношение к тебе как к родоначальнику нового, и, который совершенно устоялся на мой взгляд как истинный... Э... Новое начало Второй мировой войны!

Суворов: - Это смотря в какую аудиторию попадаешь. Если я в Польше, то именно это отношение я встречаю. Если я в Болгарии, Венгрии, Румынии, именно так люди и относятся.

Если допустим мы берем наших родных историков, то я наймит британской разведки, вот, или же, сейчас пошло вот какое направление - А чего нового он сказал?

- Да-а-а?

Суворов: - А разве нам этого было раньше не известно... Я слушал недавно передачу где историки, используя мои аргументы, которые я раскопал, впервые использовал, говорят, вот смотрите, вот так, так и так, разве из этого не следует, что Сталин готовил нападение. Ха-ха-ха! Разве нам это было не понятно?

Ну пусть было бы так... Но те же люди, в той же передаче, сразу же начинают меня обвинять в фальсификации и в том, что я повторяю выдумки Геббельса! То есть когда они мои аргументы повторяют - это не Геббельс - это они сами мудрые, а когда я говорю, то это Геббельс!

Так что ничего нового под Луной не происходит. Отношение, повторяю, самое разное. Недавно я получил сообщение от моего издателя, которому я очень благодарен за то что он переслал мне отзыв читательницы, которая пишет, что вот будет такое время, когда льды нашей родной Арктики будет дробить ледокол по имени Виктор Суворов...

- Ха-ха-ха! Это интересно!

Суворов: - Я выражаю благодарность, потому что это самая высокая оценка, которую я когда-либо получал за свой каторжный труд. И когда мне говорят - стиль у меня не научный... Это не наука - потому что не научный стиль! На это я отвечаю, Миш, для кого мы пишем книги с тобой, а? Мы пишем для народа! Правильно?

- Ты знаешь, мне это глубоко знакомо! Вот у Льва Гумилева тоже был не научный стиль. Знаешь что я тебе скажу? У Платона был не научный стиль. А Сократ вообще говорил не научным языком!

Суворов: - Вот! Говорить научным языком ума большого не нужно. Вот передо мной шесть томов Хрущевской истории... Я всю жизнь искал человека, который бы прочитал вот эти шесть томов! Не видел я этого!

Мне супруга поднесла стакан воды. Спасибо. Потому как оратору иногда нужно выпить водички.

- Вне всякого сомнения!

Суворов: - Э-э-э... Никто этих томов никогда не читал! Я считаю, что писать языком простым - это очень, очень трудно! А вот тем языком, когда тебя никто не читает - работа простая! Очень!

Для того чтобы написать простым языком я не сплю ночами. Я пишу текст, я проговариваю его про себя. Я закрываю все окна и двери, я его стараюсь произнести. Я его прочитываю много, много раз, сокращая, обтачивая, шлифуя этот текст. Чтобы сделать его простым. И. Я по натуре скептик, циник, пессимист.

Ни в кого я не верю в этой жизни. Ни в какие сверхъестественные существа и субстанции. Но! У того который все-таки наверное над нами я в своих молитвах иногда прошу только одного - Дай мне ясности! Вот чего мне не хватает - ясности! Самому понятно, как собаке, а выразить этого не могу! И когда я добиваюсь этой ясности и когда мои книги читают миллионы людей я считаю, что моя работа сделана качественно.

- Это прекрасно! Это прекрасно! Поскольку время наше подошло... Это правильная нота!

Мы говорили с человеком, который наконец внес ясность в трагедию лета 1941 года! Виктор Суворов, Владимир Богданович Резун. Большое спасибо что откликнулись! Одни будут Вами восхищаться. Другие будут Вас продолжать ненавидеть, но знать надо все равно. Этим мы и занимаемся.

Спасибо большое и всего самого доброго!

Суворов: - Я обращаюсь к своим читателям. Я ни в коем случае не настаиваю на том, что все что я пишу - это истина в последней инстанции. Мне кажется, что мне удалось главное. Удалось разбудить интерес к истории Второй мировой войны. Потому как в Советском Союзе этот интерес стал пропадать. И те научные дискуссии, которые ведутся сейчас, я все-таки к этому делу приложил свою руку.

Поэтому желаю Всем счастливого года! Будьте счастливы! До свидания!

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Другая война Сталина

22 июня 1941 года. Этот ранний звонок поднял Сталина с постели. На проводе Жуков: "Немцы перешли государственную границу". Война. В 4:30 Жуков и нарком обороны Тимошенко уже входили в кабинет Сталина. Тот сидел за столом в состоянии близком к параличу. С бледным, неподвижным лицом. В руках трубка не набитая табаком.

- Не провокация ли это?

- Немцы бомбят наши города на Украине, Белоруссии, Прибалтике. Какая же это провокация?!

- Если нужно организовать провокацию, немецкие генералы бомбят и свои города. Я уверен, что Гитлер об этом наверняка ничего не знает.

До последних минут Сталин не верил, что Гитлер все-таки перейдет роковую черту. Сталин всегда умел держать удар, но сегодня был полностью выбит из колеи. В этот момент он не мог признаться даже самому себе - рухнул его многолетний план. План, который должен был в одночасье сделать его не только победителем фашистской Германии, но и Властелином всего мира.

22 июня 1941 года Сталин готовился совсем к другим событиям и ждал совсем других известий.

Другая война Сталина


Это солдатское письмо пришло в подмосковную деревню в марте 1941 года. То есть за три месяца до начала войны. Солдат писал из Белоруссии: "А сегодня нам выдали эбонитовые пеналы. Для чего они - спросите у Саши. Он воевал. Он знает." Военная цензура почему-то пропустила это письмо, хотя в нем содержалась в общем-то секретная информация.

Вот такие водонепроницаемые эбонитовые пеналы обычно выдавались перед тем, как военнослужащих направляли на передовую. Внутри, свернутая в рулон пергаментная бумажка, на которой фамилия, имя, отчество, воинское звание. Эти пеналы солдаты прозвали смертными медальонами.

Куда в середине марта 1941 года собирался Сталин бросать своих солдат на смерть?

Виктор Суворов: - В декабре 1940 года в Москве состоялось совещание высшего руководящего командного состава Красной Армии, и то, что говорил Жуков на этом совещании, то, что он думал тогда, как он представлял войну, это полностью соответствует сталинским планам. Это только наступление, наступление, наступление. И ничего кроме наступления.

Автор нашумевшей книги Ледокол Виктор Суворов считает, что вопреки официальной истории Второй мировой войны именно Сталин собирался первым напасть на фашистскую Германию и развязать войну. 22 июня Гитлер его просто опередил. Версия, которую много лет считали клеветнической, бросающей тень на великие жертвы понесенные в войне и на великую победу.

Общеизвестный факт - Советский Союз, как показали первые месяцы войны, оказался не готов к нападению фашистской Германии. Но почему, понимая, что рано или поздно Гитлер нападет на Советский Союз, Сталин так бездарно готовил страну к обороне?

Ответ на этот вопрос по мнению некоторых историков прост - потому что Сталин не собирался оборонятся. С самого начала он готовился к войне наступательной. К войне на чужой территории, молниеносным броскам далеко на Запад, внезапным бомбардировкам и высадке массового десанта.

Виктор Суворов: - Послушайте, какой же это блицкриг, если у нас 10-тимиллионная армия, но ресурс у нас 27 миллионов. Мобилизационный ресурс. И их призвали. О каком блицкриге можно говорить?

Известный факт - ни одна страна мира не имела такого количества подготовленных парашютистов. Проверить эти данные не трудно. Достаточно посчитать количество парашютных школ и авиа-клубов в 30-е годы. Их сотни. Буквально в каждом Парке культуры и отдыха стоят парашютные вышки. Висит реклама - комсомольцев на самолеты. Зачем стране понадобилось столько парашютистов, если она собирается держать оборону? Это не разумно.

Вот еще один факт, который с точки зрения здравого смысла объяснить невозможно. В январе 1940 года создано целое управление по производству военно-десантных планеров. Весной 1941 заводы, подчиненные этому управлению начинают массовый выпуск этих десантных машин. Зачем стране, которая ни на кого не собирается нападать, а готовится к оборонительной войне, столько десантных средств?

Нет ответа.

Все это выглядит преступным головотяпством или полной некомпетентностью. Однако, только на первый взгляд.

Стройность и смысл приобретают все эти факты, если предположить, что по приказу Сталина в час Икс сотни десантно-военных планеров поднимутся в воздух и через несколько часов на европейские города опустятся тысячи тем самых комсомольцев-парашютистов, которых Страна Советов готовила 10 лет. Это был бы мощный, внезапный и неотразимый удар.

Конечно, внезапный десант обречен на уничтожение без поддержки наземных сил. Однако, судя по всем, этот фактор учтен Сталиным с самого начала. К началу 40-ых годов на вооружении сухопутных войск появляются вот такие быстроходные колесные танки. Они способны сбрасывать гусеничные траки и передвигаться по шоссе со скоростью до 100 км/час. Но автобанов на территории СССР не было! Воевать на шоссейных танках по российскому бездорожью невозможно. А вот для европейских дорог такие боевые машины в самый раз.

Виктор Суворов: "В свое время когда-то я, опираясь на открытые источники, вычислил, что в Советском Союзе танков и самолетов было гораздо больше, чем в Германии. И мне не поверили. В настоящее время уже никто об этом не спорит. В Германии по самым, таким, щедрым расчетам было 5 тысяч танков, из которых 3 тысячи 410 было брошено против Советского Союза. Три тысячи четыреста десять. Советский Союз в это время располагал гораздо большим количеством танков. Вот книга - Михаил Мельтюхов "Упущенный шанс Сталина". Это мой официальный противник, который меня разоблачает - 24 тысячи 598. Это мой противник говорит. Человек, который нейтрален - Евгений Дрих вот он дает другую цифру, несколько большую. То есть расхождение не очень большое. 25 тясяч 932."

И так, 25 тысяч советских танков против трех с половиной тысяч, которые были у немцев.

Это ли не весомый аргумент в пользу решительного наступления?

Массированный десантный удар с воздуха, поддержанный внезапным броском советских танковых частей, которые, переодев гусеницы на границе, в считанные часы по хорошим европейским дорогам пройдут оккупированную Польшу и окажутся у стен Берлина.

Но и это еще не все.

Если такая операция действительно планировалась Сталиным, то довершить это блицкриг должны были бомбардировки немецких городов. Располагала ли Красная Армия такими возможностями?

Да, располагала.

К 1940 году в Советском Союзе в серийном производстве уже был бомбардировщик ТБ-39, способный с бомбовой нагрузкой в одну тону пролететь 3 тысячи 300 километров. Этого достаточно, чтобы нанести удар по объектам на территории Польши и Восточной Германии.

Однако и этого Сталину кажется мало и в январе 1939 года он ставит задачу перед конструкторами создать бомбардировщик с дальностью полета до 5 тысяч километров. Таким чудо-самолетом стал двухмоторный бомбардировщик ЕР-2, запущенный в производство на Воронежском авиазаводе. Этот самолет легко мог достать не только Берлин, но и Мюнхен, Гамбург, Британские острова, Ближний Восток.

Все теперь встает на свои места.

Сталинские просчеты в организации обороны границ на случай вероломного нападения гитлеровцев, напротив, оборачиваются блестящим стратегическим планом.

Точно выверенный удар - и вот она - победа! И Сталин на белом коне въезжает в поверженный Берлин через Бранденбургские ворота.

Разве не эту розовую мечту Сталина разрушил Гитлер вероломно напав на Советский Союз первым?

Сталин просчитал все до мелочей. Удар должен быть внезапным, сокрушительным и на 100 процентов гарантировавшим победу. Для такого удара нужно было только одно условие, именно над этим условием и работал Сталин целых 10 лет.

Что же это за условие, которое позволило бы Сталину отдать приказ своим маршалам ударить первыми?

Чтобы ответить на этот вопрос оправимся в начало 30-х годов. Долгое время официальная история старалась обходить стороной вопрос о том, что именно Советский Союз в те годы был самым мощным и последовательным союзником фашистской Германии.

Матиас Уль, научный сотрудник Германского института истории: "Не будем забывать, что Германия и Советский Союз были союзниками. Немецкий и русский военные всегда друг-друга понимали. Особенно тесное сотрудничество наметилось в 30-40-ые годы. Учились друг у друга, перенимали боевой опыт, торговали."

С Гитлером в то время активно торговали США. Немецкие солдаты ели ту же самую тушенку, что и наши позже получая ее по лендлизу. Но все же главным стратегическим партнером был Советский Союз. На середину 30-ых и начало 40-ых пришелся пик военного и экономического сотрудничества СССР и Германии. Стратегическое сырье, цветные металлы, сталь для производства вооружений и боеприпасов, зерно, хлопок, продукты питания, обмундирование. Все шло в Германию из Советского Союза.

Зачем Сталин так щедро кормил того с кем собирался воевать?

Андрей Синельников, историк разведки: "Знаменитый такой лозунг "Немецкий сапог топтал землю Европы", он совершенно неправильный. Землю Европы топтал сапог фабрики "Скороход". Потому что вся гитлеровская армия была одета в наши сапоги, пошитые на фабрике "Скороход".

Вот кадры, которые сегодня наверное составляют самую большую военную тайну Советской истории накануне начала Велико Отечественной войны.

Союзкиножурнал № 86 13 сентября 1938 г. Производство Московской студии кинохроники: "Руководители коммунистической партии и государства, а также рядовые агитаторы разъясняют народу, что гитлеровская партия все-таки рабочая."

Трудно поверить - всего за полтора года до войны Сталинская пропаганда не жалеет сил чтобы убедить советский народ в том, что фашистская Германия - наши исторический партнер.

Для немецких специалистов в эти годы в Советском Союзе открыты химические комбинаты, оборонные заводы и военные училища. Вот здесь - в Липецке, там, где сегодня базируется самый главный летный центр Российских ВВС в 30-ые годы в обстановке строжайшей секретности постигали азы летного мастерства будущие асы Люфтваффе. Только в январе 1941 года в Москве проходили подготовку 60 немецких военных летчиков. В Берлине, на главном аэродроме фашистской Германии передают свой летный опыт офицерам Люфтваффе советские летчики.

Иван Федоров попал в Германию накануне войны в составе военной делегации. Немцы и русские еще не противники. Похлопывают друг-друга по плечу, жмут руки и называют по именам. За работой русских пристально следят высокие гитлеровские начальники. Советские летчики облетают многие германские аэродромы.

Иван Федоров, летчик испытатель Горьковского авиазавода (1941 г.): "Когда сел, меня на руках... Сначала все выстроились и они строевым шагом ко мне подходят и жмут руку - это признают тебя уже. Геринг сорвал всю эту стену, свой гобелен, где его выткали, красиво, он с женой на лошади на охоте держит за заднюю ногу левую и за хвост лису и 22 собаки вот так - веером. Он подарил мне этот ковер."

Кстати говоря, еще не будучи репрессированным как немецкий шпион, видный советский военачальник Тухачевский был известным германофилом. Он старался продвигать опыт немецких генералов и во многом разделял их полководческие взгляды.

Андрей Синельников: "Мы единственные в мире, при жизни Гитлера, выпустили на другом языке, не на немецком, Майн кампф в библиотечке красного командира. Вот. И ни больше, ни меньше как. У нас выходили работы Манштейна, у нас выходили работы Гудериана. Тухачевский просто взахлеб говорил о том, какие великие военачальники Германии."

Именно в это время Вермахт идет победным маршем по Европе. Германия ликует. Легкие победы воспринимаются как должное. В то время Лотер Фольбрахт вместе с родителями жил в Берлине и хорошо помнит как немцы бурно рукоплескали своей армии.

Лотер Фольбрахт, житель Берлина: "До 1941 года у немецкой армии все шло хорошо. Были завоеваны Польша, Франция, Норвегия, Балканы. Еще была успешная операция в Африке. Германская армия все время шла вперед. Немецкому народу постоянно сообщали об успехах Вермахта, восхвалялись его победы над англичанами. "

Но точно такие же настроения были и в Москве. Анатолий Черняев в 1941 году студент МГУ вспоминает с каким пиететом Советская пропаганда преподносила успехи фашистской Германии.

Анатолий Черняев: "Всех восторгали эти... пикирующие бомбардировщики. Тогда это в новинку было как бы... Как они бомбили англичан и французов и все эти его прорывы танковые... Все это газеты наши очень обширно публиковали и напичкивали нас этим."

Для чего Сталину была нужна такая грандиозная мистификация? Почему порой даже мелкими вопросами советско-германского сотрудничества он предпочитал заниматься лично?

Владимир Мединский, депутат ГД, историк, писатель: "Дурили немцев мы, ну, где могли только. Понимаете? Мы, ну... ну, например... то есть там... мы... в рамках взаимных поставок обещали немцам поставлять железную руду обогащенную. Ну, поставляли, да... Только потом немцы выяснили что эта руда настолько не качественная, что делать из нее оружие и вообще механизмы нельзя!"

Разразился грандиозный скандал. В Москву приехала целая немецкая делегация во главе с заместителем министра промышленности Германии. Они собирались высказать свои претензии кому-нибудь из инженерно-технических работников тяжелой промышленности. Но какого было удивление, когда их пригласили в самый главный кабинет Кремля.

Владимир Мединский (захлебываясь от восторга): "Совершенно неожиданно их принимает Сталин. Это кстати гениальный психологический ход. Они были абсолютно не готовы к переговорам с первым лицом, который вообще добиться встречи с ним (закатывает глаза), это сами понимаете в те времена. И принимает их Сталин и начинает им на профессиональном... А Сталин перед этим накачался металлургической информацией... Причем он даже прочел несколько книг на эту тему. Подсобрал кучу справок. И он начинает им рассказывать про систему обогащения, вот, не качественной руды. И говорит, я знаю у Вас там-то, там-то, там-то есть заводы. На этих заводах можно нашу руду обогатить. Мы Вас кидать не собирались. Вообще мы предполагали, что эта руда пойдет на те заводы."

Расчет Сталина оказался верен - скандал замяли. Немецкие инженеры и чиновники были настолько сбиты с толку разговором Сталиным, что потом еще несколько месяцев пытались из нашей не качественной руды получить сталь. У Сталина был свой план. И им он делится не собирался ни с кем.

Андрей Синельников: "Ну, как расценить? Можно расценить что подталкивал, значит. Если готовить танкистов в танковых школах, в которой учился кстати самый известный из бронетанковых маршалов Германии Гудариан, он учился у нас в Советском Союзе, вот. Если считать, что подготовка летчиков в наших авиа-училищах, что подготовка военно-морских офицеров, особенно подводников в наших училищах... Если... вообще считать, что военный меч Германии куется в наших кузницах - это подталкивание к войне, то да - это совершенно верно. Он их подталкивал к войне."

Всеми силами Сталин пытался стравить Гитлера и Черчилля. И в этом заключался его многолетний план. Сталин понимал, что сцепившись с Гитлером в одиночку, он немедленно подставит спину для удара. А то, что удар будет нанесен сомнений не было. Сталин хорошо запомнил слова Ленина, о том, что исторически главным врагом России всегда была Британия. И именно Британия устами Черчилля призывала мир к Крестовому походу против СССР.

Не дать Гитлеру договориться с Черчиллем. Ради этой цели Сталин был готов на все.

Олег Матвейчев, историк: "Гитлеру вообще все прощалось, что двигалось на Восток. Когда Сталин увидел, что это совершенно очевидно, что Гитлера подталкивают к этой войне, он сделал практически тоже самое, что делала Англия в отношении него - он наоборот стал подталкивать Гитлера к вторжению в Англию. Он заключил с ним Пакт... Договор... Экономические отношения выстроил. Военно-техническое сотрудничество. И тем самым как-бы сказал ему: "Адольф Алоизыч! Ты сюда не ходи. Туда ходи! Снег башка попадет! (Цитата из известного комедийного фильма "Джентльмены удачи")."

Именно этими соображениями и были продиктованы последующие события.

Мало кто знает, 25 августа 1939 года Гитлер готовит своего ближайшего соратника Геринга к секретной поездке в Лондон для заключения Британско-Германского пакта, направленного против Советского Союза. Сталин понимает, что Черчилль не откажется от такого соблазнительного предложения. Уничтожить Советский Союз - его стратегическая задача! И тут Сталину удается почти невозможное! Он переигрывает Черчилля и буквально за два дня до уже намеченной поездки Геринга в Лондон сам заключает с Гитлером мирный договор!

Нарком иностранных дел Молотов и министр иностранных дел фашистской Германии Иоахим фон Риббентроп в присутствии Сталина подписывают Пакт о ненападении. Говорят выпивали в Кремле до утра. Тогда в стенах Кремля в первый и последний раз раздался выкрик "Хайль Гитлер!" Это крикнул Риббентроп вытянув в нацистском приветствии руку. Последовало минутное неловкое молчание. Недоразумение замяли. Торжество продолжилось. Казалось до разгрома Англии рукой подать.

Олег Матвейчев, историк: "Этот Пакт является величайшей победой советской дипломатии поскольку он разрушил некие планы Англии. У англичан и в значительной степени у американцев, которые находились в так называемой Великой депрессии, экономика была в стагнации, и так далее, и они помнили, что Первая мировая война помогла им когда-то выйти из депрессии, что на войне, которая идет на континенте всегда можно нажиться среди европейских держав."

План Сталина удался! Уже через 10 дней после попойки в Кремле Германия входит в состояние войны с Британией. Англия сотрясается от ударов Люфтваффе. Полностью разрушен Мидлтон, центр военной промышленности.

Матиас Уль: "Бомбежки были настолько частыми, что жители Лондона не дожидаясь воя сирен заранее направлялись ночевать в подземку. Показателен текст секретной телеграммы, которую отправил в те дни Рузвельту посол США в Лондоне Кеннеди: "Господин президент, Англия кончена".

Со дня на день ожидается высадка десанта на Британские острова.

Однако Сталин понимает - расслабляться нельзя.

Англия и Франция с начала Второй мировой войны имели абсолютное преимущество над Германией в живой силе и технике, но боевые действия велись вяло, как бы нехотя...

17 апреля 1940 года выступая на совещании Высшего комсостава Красной Армии Сталин так высказался в адрес Англичан и Французов: "Воевать-то они там воюют, но война какая-то слабая... То ли воюют, то ли в карты играют. Вдруг они возьмут и помирятся? Что не исключено".

(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Другая война Сталина

(продолжение)

Именно в те дни советская разведка докладывает - по плану разработанному в Берлине нападение на Советский Союз назначено на сентябрь 1941 года.

А 22 июня 1941 года Гитлер должен был нанести сокрушительный удар по Британии.

Так вот каких известий ждал Сталин хмурым утром 22 июня!

Вот почему он так долго не хотел верить в то, что Гитлер внезапно нарушил собственный план.

Карл-Герман Клауберг, в 1941 г. лейтенант 16-ой моторизованной дивизии Вермахта: "Генеральный штаб Вермахта довольно обстоятельно разрабатывал план войны против Британии по двум направлениям. Удар по островам и одновременно захват Ирака, который был нефтеносной жилой Лондона. Гитлеру нужна была нефть, чтобы производить топливо. А она была только на Советском Кавказе и в Ираке. Гитлер поставил задачу своим инженерам выяснить какая нефть лучше. Те сделали заключение - Иракская. С этого момента Гитлер начал подготовку к походу в Ирак."

Итак, захватив Ирак, Гитлер становится хозяином Ближневосточной нефти и одновременно сокрушает экономическую мощь Британии. Кажется выбор сделан - Гитлер идет на Ближний Восток.

Вторжение немецких войск на Ближний Восток было и прогнозируемым и ожидаемым.

С 20 мая по 2 июня 1941 года немецким командованием была проведена Критская воздушно-десантная операция. Захвачен остров Крит и другие острова в Эгейском море. В Северной Африке весной 1941 года высаживается корпус Роммеля и рвется все туда же - на Ближний Восток.

Евгений Торсуков, преподаватель Высшей школы перевода МГУ им. М.В.Ломоносава: "Эти операции, одна планировалась в отношении Греции, и он ее потом провел, а вторая Зоненблюме, это подсолнух в переводе, по вторжению в страны Африки. Он ее тоже провел."

Гитлер последовательно движется к своей цели. Весной 1941 года фашистская Германия осуществила агрессию на Балканах. 2 марта вступила в Болгарию. К 29 апреля оккупирована материковая часть Греции. К Германии присоединены Румыния, Венгрия Болгария. Направление в котором движется Гитлер не оставляет сомнения - он идет на Ирак.

Евгений Понасенков, историк, писатель: "Сначала надо лишить Льва поддержки экономической. Да? И было понятно, что первая цель Гитлера - это Ирак, это нефть".

Теперь остается только оккупировать Турцию. Тогда путь на Ирак открыт. Но Турция - союзник Германии еще с Первой мировой войны. С ней решено договориться.

Матиас Уль: "Согласно архивным материалам, в середине мая 1941 года Германия прекращает разработку плана по захвату Турции. Начальник штаба сухопутных войск Вермахта Франц Гальдер, совершивший тайную поездку в Турцию по возвращению докладывает Гитлеру, что турецкий режим гарантирует немецким войскам беспрепятственный выход к Ираку."

Итак, для начала Иракской кампании все готово. Уже весной 1941 года немецкая военная разведка завершает мероприятия по проведению государственного переворота. Шеф немецкой разведки адмирал Канарис лично руководит операцией. Вернувшись, Канарис доложил фюреру - иракцы поддержат нацистскую Германию.

Фюрер подписывает секретную директиву № 30, в которой говорится: "Арабское освободительное движение на Среднем Востоке является нашим естественным союзником, поэтому я решил поддержать Ирак."

Для Сталина наступает решительный и долгожданный момент - до реализации его мечты остается последний дюйм. Чтобы не спугнуть удачу, Москва немедленно признает прогерманское правительство Ирака. Со дня на день по Багдаду пойдут немецкие танки.

Как только Гитлер увязнет на Ближнем Востоке - у Сталина будут развязаны руки...

И тут Гитлер совершает совершенно нелогичный поступок - готовясь к броску на Багдад он одновременно начинает стягивать войска к границе Советского Союза...

Сталина это не пугает - по секретному каналу связи Гитлер объясняет - это необходимо для дезориентации Британии. Однако, в результате, к концу июня 1941 года, уже никто не мог понять куда пойдет Гитлер.

Евгений Понасенков: "Сама дислокация войск Гитлера... гитлеровской Германии на границе с СССР она предполагала равно, как возможность вторжения в Советский Союз, так и поход через Турцию... насквозь через Турцию в Ирак."

Был ли смысл Гитлеру атаковать Ирак прежде чем нападать на СССР?

Несомненно!

Германия в состоянии войны с Англией. СССР связан Пактом о ненападении. Война с Англией доведена до такой стадии когда о примирении не может идти и речи. Ведь с августа 1940 года потоплена треть тоннажа торгового флота Британии и англичане ожесточены до крайности.

Первоначально для участия в Анатолийской операции было запланировано 15 дивизий. Англичане дрались бы насмерть. Погибая, Англия бы стала звать на помощь всех!

Если бы Гитлер нанес удар по Ираку, немецкие войска растянулись бы в линию от Балтики до Персидского залива. На Ближнем Востоке мясорубка, которая перемолотит лучшие дивизии Вермахта. Беспомощная Англия агонизирует, и вот тогда-то, Советские войска могучим потоком врываются в Европу, которая встречает своих освободителей с ликованием. Прогрессивное человечество свергает ненавистные и прогнившие буржуазные режимы, и Сталин вошел бы в Европу не агрессором, не завоевателем, но освободителем!

Виктор Суворов: " Сталин должен был или захватить всю Европу - или Советский Союз рухнет. Сталин был прав. Советский Союз не захватил всю Европу, поэтому Советский Союз рухнул! Мы говорим - Победа. Да Победа. Но покажите мне то великое государство, которое одержало Победу! Где Германия? Вон Германия! Где Великобритания? Вот она! Где Польша? Вот я вернулся из Польши! Где Венгрия? Вот она Венгрия! А где Великий Победоносный Советский Союз? Его нет! Он победил и рассыпался!"

Именно поэтому победить только Германию Сталину было не достаточно. Ему нужна была победа как минимум во всей Европе. Если бы Гитлер напал на Британию, тогда Сталин ударил бы ему в спину. Все остальное было бы делом техники.

В случае победы народам Европы и Ближнего Востока ничего не останется делать, как самим избрать путь социализма и присоединится к Союзу Социалистических Республик. Ради этой цели Сталин готовил армию к наступательной войне.

Казалось час этот близок.

Тем временем наступило 21 июня.

Красной Армии отдан строгий приказ, так называемая директива номер один: "Возможны вооруженные нападения со стороны немцев и провокации. Но это не означает начала войны".

Сталин пригрозил личной ответственностью каждому командиру в случае вооруженного отпора агрессии.

Сталин уже не сомневался - Гитлер идет на Ближний Восток!

Но этого своего убеждения Сталин не озвучивал, чем вызвал недоумение у самых высоких военных чинов, включая Жукова.

Андрей Синельников: "Два огромных просчета, которые вообще не объяснимы и не понятны ни кем. Первый - это демонтирование старой границы, старой линии обороны. Это загадка, которая вообще не поддается никакому объяснению, учитывая тем, что у нас укрепрайонами командовал такой известный человек, как генерал Карбышев, который прекрасно знал что это такое. И второй просчет, если это можно назвать просчетом, стягивание практически всей боеспособной армии на 30-тикилометровую линию границы."

Только командующему Черноморским флотом передан особый приказ заранее привести флот в боевую готовность. Если все пойдет по плану, то в ближайшее время корабли в районе Дарданелл будут играть решающую роль. Для Сталина, когда он приступит к разгрому немецких войск в Европе, нельзя будет допустить беспрепятственного возвращение немецких солдат с Ближнего Востока.

Одновременно следует исключить английский контроль над Босфором.

Андрей Синельников: "Говорить о том, что это делали с точки зрения стартового броска и поэтому произошла ошибка, то почему военно-морской флот не вывел себя на стартовый бросок? Почему военно-морской флот подготовил все средства ПВО? Почему военно-морской флот увел всех в укрытие? Почему не было списано и не отпущено в преддверии выходных дней ни одного матроса с корабля? Почему выполнилась полностью директива № 1? То есть быть в полной боевой готовности. Отсюда итог. Не пострадал ни один военно-морской порт. Все воздушные атаки на военно-морские порты - Севастополь, Одесса, Мурманск, Калининград, Рига, Таллин были отбиты моментально. Все военно-морские силы были приведены в состояние боевой готовности моментально. То есть вот те ошибки, которые, ну, я не знаю, некоторые расцениваются как предательство."

И все-таки ранним утром 22 июня 1941 года Гитлер отдал приказ ударить по Советскому Союзу. Приказ оказался неожиданным не только для Сталина... Не поверили в этот приказ даже немецкие офицеры из частей расквартированных у Советской границы!

Карл-Герман Клауберг: "Было воскресное утро. Кто-то постучал в дверь. Это был хозяин квартиры. Только что объявили. Мы в состоянии войны с Советским Союзом".

И вот война, в которую не верил Сталин, началась. Война, которую он всеми силами стремился предотвратить на своей территории и направить в иное русло. Враг продолжает бомбить наши города, сминает боевые порядки, а директива № 1 все еще действует. Сталин продолжает настаивать - это всего лишь конфликт, демонстрация силы. Отвлекающий маневр, который призван замаскировать удар по Британии.

Что же произошло? Почему Сталин так жестоко ошибся?

Вечером 10 мая 1941 года над северо-восточным побережьем Англии был обнаружен неизвестный самолет. На его перехват вылетели два английских истребителя, но сбить нарушителя им не удалось - самолет летел слишком быстро. Через час в Шотландии упал немецкий Мессершмидт-110. Местный фермер задержал парашютиста. Захваченный немецкий летчик назвался Альфредом Хорном, но на самом деле это был Рудольф Гесс - заместитель Гитлера по партии или как его еще называли - Наци № 2. Его доставили в имение лорда Гамильтона. Там Гесс потребовал встречи с членами королевской семьи и, в частности, с герцогом Винздорским.

Матиас Уль: "Дело в том, что еще в 1936 году герцог и его жена миссис Симпсон посетили Германию с частным визитом. Так вот, в 1940 глава нацистской разведки получил распоряжением Гитлера 5 миллионов швейцарских франков на то, чтобы посадить на Британский трон герцога, если Британия выступит на стороне Гитлера против Советского Союза."

Принято считать - полет Гесса был его самостоятельным решением. Гитлер двумя днями позже даже подписывает обращение к немецкому народу, в котором объявляет Гесса сумасшедшим. Однако трудно предположить, что в стране, которая полностью находилась под колпаком Гестапо, второй человек Германии мог так легко совершить побег.

Есть косвенные свидетельства того, что Гесс совершил свой рискованный перелет с ведома Гитлера и быть может даже по его приказу.

Михаил Мягков, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: "Как бы можно предположить что у них был разговор как раз именно об этом полете. Всего 5 дней осталось. Ну, что доказывает этот разговор? Они могли обсуждать и возможности и замирения через какие-то другие каналы, через какие-то нейтральные страны. Гесс мог настаивать что... Ну, другими словами эта версия она как бы не подтверждается целиком из вот этой беседы."

С какими предложениями полетел в Британию самый верный друг и соратник Гитлера неизвестно. Но факт остается фактом. Гитлер внезапно меняет свои планы и вместо удара по Британии обрушивает всю мощь Вермахта на Советский Союз. Возможно это совпадение, но тогда почему до сих пор не рассекречен ни один документ, который имеет отношение к переговорам Гесса с британскими высокопоставленными лицами.

На Нюрнбергском процессе стенограммой зафиксирован примечательный факт. На одном заседании Гесс пожелал сообщить о своей миссии в Англии, но едва он успел произнести "весной 1941 года", как его прервал председатель трибунала англичанин Лоуренс. После этого Рудольф Гесс отказался отвечать на вопросы судей и, как видно из этих кадров кинохроники, начал внезапно изображать невменяемого.

Что он хотел сообщить и почему его прервали?

И самое главное. Тайна смерти Гесса в 1987 году. Накануне своего освобождения 92-хлетник узник Шпандау неожиданно решает покончить жизнь самоубийством. Так звучала официальная версия. Любопытно, что именно в этот день Гесса охраняли сотрудники британской миссии.

Расследование гибели Гесса привело к однозначному выводу - последний хранитель секретных переговоров между Гитлером и Черчиллем был убит.

Тагир Чекушин, лечащий врач Гесса в 1977-80 г.г.: " Есть несколько моментов. Первое. Если бы человек просто наложил на себя руки, то есть суицид. Так? У него бы не были переломаны ребра. Насколько мне известно у него несколько ребер на вскрытии переломаны. Значит, кто-то наносил какие-то травмы, которые привели к переломам. Второе. Были ссадины на лице, на туловище - синяки. Тоже говорит о том, что было какое-то физическое воздействие. Третье. Я думаю, что это физическое воздействие было, когда у него еще функционировала нормально сердечная деятельность, был хороший кровоток. Постольку, поскольку синяки у мертвого человека не образуются. А только у живого. вот эти факторы говорят о том, что все ж таки у него была насильственная смерть."

Институт судебной медицины в Мюнене при повторном обследовании тела устанавливает - Рудольфа Гесса душили. И душили дважды. Значит все-таки убийство.

Если бы отец вышел из тюрьмы, как утверждает его сын Вольф Рудигер, то у англичан возникли бы проблемы. Молчать отец не собирался. Гесс знал, что покинет стены Шпандау и как-то заявил своему охраннику, что скоро сделает заявление от которого содрогнется весь мир.

Виталий Коротков, полковник службы внешней разведки: "Гесс мог пойти... Выступить с какими-то заявлениями, разоблачающими англичан. Раскрывающими суть тех переговоров, которые он вел, находясь в Англии и что могло послужить естественно серьезным ударом престижу Англии. И единственный кто мог быть заинтересован в удалении Гесса после десятилетий его пребывания в Шпандау - это только англичане."

Похороны Гесса обернулись большим политическим скандалом. Когда версия убийства стала слишком очевидной Генеральный прокурор Великобритании Алан Грин распорядился прекратить расследование без объяснения причин.

Какой же силы компромат был в руках у Гесса против англичан, если даже спустя полвека он стоил последнему узнику Шпандау жизни?

Историки сегодня уверены - Гесс возил план сепаратного мира между Британией и Германией. И именно этот план сработал, внезапно развернув военную мощь фашистской Германии в сторону СССР.

Елена Сьянова, историк, писатель: "У Гесса было три плана мирных переговоров - жесткий, средний и мягкий. О том, как велись эти переговоры с представителями правящих кругов мы не знаем и знать не будем до того момента когда надеюсь в 2017 году как обещано будет вскрыто досье Гесса. Мы можем только домысливать. Вероятно самый жесткий план представлял из себя объединение Англии и Германии против Советской России."

Итак, план Сталина направить удар Гитлера на Британию провалился. Кажется все шло так как задумывалось и противник демонстрировал нужную нам логику и последовательность действий. Вероятно, все так бы и произошло. И 22 июня 1941 года фюрер двинул бы свои силы на Ближний Восток, если бы в этих событиях участвовали только Сталин и Гитлер. Но игроков было гораздо больше, каждый со своими интересами и планами в отношении друг друга. Будь по другому, ход истории мог бы получить совсем другое развитие. Сталин это понял, но было уже поздно.

Владимир Мединский: "Он проиграл. Жесточайше проиграл в июне 1941 года. А расплачиваться за это пришлось нам 27-ю миллионами жизней."

Июнь 1945 года. Жуков на белом коне принимает парад Победы. Советский Союз вышел победителем из кровавой схватки с фашистской Германией ценой невероятных жертв и потерь. Великая Отечественная война закончилась, но кажется Сталин не рад победе. Он стоит мрачный на трибуне, потому что в душе понимает - в этой победе было и его личное поражение.
Авторская группа
Мариана Кочиева
Илья Богданов

Шеф-редактор
Алексей Перевощиков

Режиссер
Федор Калугин

Оператор
Вадим Короткий
Евгений Давиденко
Павел Мануков
Антон Вдовенко

Видеоинженеры
Максим Барбашов
Игорь Горбунов

Осветители
Юрий Кислов
Михаил Гребенников

Звукорежиссер
Дмитрий Скрябин

Музыкальный редактор
Альвина Захарова

Текст читал
Александр Клюквин

Ассистент режиссера
Илья Андрашников

Ассистенты по архиву
Ирина Рувимова
Александра Лысянская

Директор
Евгений Цвимадзе

Администратор
Владимир Данилин

Координаторы проекта
Алина Тюрина
Алексей Помазков

Режиссер-постановщик проекта
Федор Калугин

Исполнительные продюсеры
Наталья Бернякова
Евгения Прокопенко

"Производство ООО "Телекомпания ФОРМАТ ТВ ПЛЮС"
по заказу ООО "Телеканал ТВ3"

ООО "Телеканал ТВ3" 2011 г."

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Чудеса и аномалии Великой войны

Мы отмечаем очередную годовщину Победы Советского Союза над Гитлеровской Германией. Но я предлагаю задаться вопросом: а были ли вообще шансы у немцев на итоговый успех?

Ответ во многом зависит от того что считать Победой. Если полную оккупацию страны, то шансов у Германии разумеется не было. Однако возможны и другие понимания Победы.

Например, победить - значит повесить свой флаг на самом большом здании во вражеской столице. Шансы немцев на такой исход были вполне реальны. Большинство историков признает - не задержись Гитлер с нападением на СССР из-за ожесточенного сопротивления сербов весной 1941 года - немецким войскам не пришлось бы сражаться с осенней распутицей и ранними морозами. И Москву они бы взяли.

Напомним, что и советское командование всерьез рассматривало возможность сдачи столицы. На это указывает в частности минирование в ноябре 1941 крупнейших московских зданий, включая Большой театр.

Один из величайших стратегов мировой истории Карл Клаузевиц еще в XIX веке выдал чеканную формулу: "Цель войны - это мир наиболее комфортный для победителя". Пожалуй, исходя из такого понимания, победа Гитлера над Советским Союзом стало бы заключение выгодного для Германии мирного договора - своего рода Брест-Литовского мира-2.

3 сентября 1939 года - день когда Англия и Франция объявили войну Германии, стал поворотным моментом в жизни главы Третьего Рейха Адольфа Гитлера. Если раньше он планировал свои действия в соответствии со своими желаниями, то с этого дня все его ключевые решения жестко диктовались суровой необходимостью.

Оккупация Норвегии - для сохранения доступа Германии к основному источнику железной руды. Завоевание Люксембурга и Бельгии - для нанесения удара по Франции в обход линии Мажино. Захват Голландии - с целью лишения англосаксов плацдарма для высадки войск в Северо-Западной Европе.

Все это были действия необходимые для выживания Германии в сложившейся обстановке. Но к лету 1940 года, одержав целый ряд блистательных военных побед, Гитлер оказался в сложнейшей ситуации.

С одной стороны Германия находилась в состоянии войны с Великобританией, поэтому естественным направлением военных усилий Третьего Рейха должен был стать разгром англичан. С другой - на Востоке с каждым месяцем увеличивал свою военную мощь Советский Союз. И Гитлер не сомневался, что стоит ему увязнуть в войне с Британией, как Сталин нападет на Германию, не взирая на мирный договор.

Расклад был ясен - у Третьего Рейха два врага - Британия и СССР. Германия из-за нехватки ресурсов может вести только молниеносные войны, но блицкриг с высадкой на Британские острова - невозможен даже теоретически. Остается один возможный блицкриг - против Советского Союза. Разумеется не с целью оккупации гигантской страны, а с целью принуждения Сталина к заключению нового мирного договора. Это сделает невозможным нападение Советов на Третий Рейх и обеспечит Германии доступ к природным богатствам России.

Для этого необходимо - во-первых, разгромить основные силы Красной Армии в приграничном сражении; во-вторых - оккупировать основные промышленные и сельскохозяйственные районы на Украине, Центральном и Северо-Западном районах СССР. Занять или разрушить Ленинград, где концентрировалось около половины советской тяжелой промышленности. И прорваться к нефтяным месторождениям Кавказа. И, наконец, в-третьих - перекрыть каналы поставок в Советский Союз военной помощи и стратегических материалов из США и Англии через Мурманск и Иран, то есть пробиться к Белому морю, в идеале к Архангельску и к Волге, желательно захватив Астрахань.

Оставшись без армии, без важнейших объектов промышленности, без главной хлебной житницы и без англо-американской помощи, Сталин скорее всего согласится заключить с Германией новый позорный мир, наподобие Брест-Литовского.

Конечно мир этот будет недолговечным, но Гитлеру-то и надо 2-3 года чтобы задушить морской блокадой и бомбардировками Британию и добиться от нее мирного договора. А потом можно будет объединить все силы мобилизованной Европы для удержания Русского Медведя на рубеже Уральских гор.

Спустя два месяца после победы над Францией Гитлер отдал распоряжение командованию Вермахта, подготовить расчет сил и средств для реализации этого плана. Однако, в ходе работы военных план перетерпел существенные изменения. Появилась еще одна главная цель - захват Москвы. Основной аргумент немецких генштабистов в пользу взятия советской столицы заключался в том, что для ее защиты Красная Армия вынуждена будет собрать все свои резервы. Соответственно у Вермахта будет возможность разгромить последние силы русских в одном решающем сражении. Кроме того, захват Москвы - крупнейшего в СССР транспортного узла, значительно осложнит переброску сил Красной Армии.

Логика в этом соображении была. Однако фактически, гитлеровскую концепцию войны с экономическими целями военные пытались свести к классической войне на сокрушение. Шансы Германии на успех при такой стратегии были существенно ниже, учитывая ресурсный потенциал Советского Союза. В результате, Гитлер выбрал компромисс. План наступления на СССР был разделен на два этапа. А вопрос атаки на Москву ставился в зависимости от успеха первой фазы наступления.

В директиве по сосредоточению войск - план Барбаросса, значилось:

"Группа армий Центр осуществляет прорыв в направлении Смоленска. Поворачивает затем танковые войска на Север и совместно с группой армий Север уничтожает советские войска, находящиеся в Прибалтике. Затем войска группы армий Север и подвижные войска группы армий Центр совместно с финской армией и подброшенными для этого из Норвегии немецкими войсками окончательно лишают противника последних оборонительных возможностей в северной части России. В случае внезапного и полного разгрома русских сил на Севере России поворот войск на Север отпадает и может встать вопрос о немедленном ударе на Москву."

С этого момента во всех планах германского командования центральное направление стало считаться основным. Именно здесь сконцентрировались основные силы германской армии в ущерб периферийным направлениям - в первую очередь северному. Задачи немецких войск, которым предстояло действовать на Кольском полуострове - это армия Норвегия, формулировались так:

"Совместно с финскими войсками продвинуться к Мурманской железной дороге, чтобы нарушить снабжение Мурманской области по сухопутным коммуникациям."

Против таких метаморфоз резко выступил начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии Вильгельм Кейтель. Он объяснял коллегам:

"Мурманску, как главному опорному пункту русских в летнее время, особенно в связи с вероятным англо-русским сотрудничеством, необходимо предавать куда большее значение. Важно не только нарушить его сухопутные коммуникации, но и овладеть этим опорным пунктом."

Однако, не обращая внимания на эти разумные доводы начальник Генерального штаба сухопутных войск Франц Гальдер и командующий группы армий Центр фон Бок с увлечением принялись планировать захват Москвы.

Гитлер в спор своих военачальников не вмешивался, рассчитывая, что ход войны в период первой фазы операции Барбаросса покажет кто из них прав.

Директива по сосредоточению войск по плану Барбаросса была подписана Гитлером 15 февраля 1941 года. А 23 марта разведуправление Красной Армии в сводке для руководства страны доложила:

"По сообщению заслуживающего доверия источника из наиболее вероятных военных действий, намеченных против СССР заслуживают внимания следующие: По данным по на февраль 1941 года для наступления на СССР создаются три армейские группы. Первая группа под командованием генерала-фельдмаршала Лейба наносит удар в направлении Ленинграда. Вторая группа под командованием генерал-фельдмаршала Бока в направлении Москвы. Третья группа под командованием генерал-фельдмаршала Рундштедта в направлении Киева."

Заслуживающим доверия источником была Ильза Штобе, агентурный псевдоним Альфа, сотрудница германского МИДа, которая регулярно передавала Москве первоклассную внешне-политическую информацию. В частности, она же первой в декабре 1940 года сообщила о подготовке Гитлером плана нападения на Советский Союз.

В исторической и около исторической литературе постоянно идут дебаты о том, почему советское командование не угадало дату нападения. В качестве объяснения упоминается тот факт, что по подсчетам некоторых историков разведка называла Сталину 14 сроков нападения на Советский Союз и естественно он не мог знать какая дата верна. Однако направления главных ударов - гораздо более важная информация. Она позволяет планировать не только непосредственную реакцию на агрессию, но и весь ход войны.

В сообщениях разных агентурных источников говорилось одно и тоже - немцы планируют нанести три главных удара - на Ленинград, на Москву и на Киев. Все они советским руководством игнорировались. По свидетельству начальника разведуправления генштаба Филиппа Голикова даже 21 июня 1941 года Лаврентий Берия так говорил Сталину: " Я вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Доканозова, который по-прежнему бомбардирует меня дэзой о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР. Он сообщил, что это нападение начнется завтра. То же радировал и генерал-майор Тупиков, военный атташе в Берлине. Этот тупой генерал, ссылаясь на берлинскую агентуру, утверждает, что три группы армии Вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев".

Столь эмоциональная реакция Лаврентия Павловича объяснялась просто - страхом. Дело в том, что осенью 1939 года по предложению Берия резидентом советской разведки в Германии был назначен Амаяк Кобулов, псевдоним Захар, брат бериевского заместителя Богдана Кобулова. Немецкого языка Захар не знал, но ему повезло - в начале августа он познакомился в Берлине с латвийским журналистом Орестом Берлингсом, который, как сообщил Кобулов в Москву, трезво оценивает установление Советской власти в Прибалтике и готов делится полученной в кругах германского МИДа информацией. Вскоре новый источник начал сообщать, что главные интересы Германии - война с Англией и оккупация Ирана и Ирака. А наращивание Рейхом вооруженных сил у советских границ преследует цель оказать политическое давление на Москву дабы получить право участия в эксплуатации Бакинских нефтепромыслов и возможность прохода через советскую территорию немецких войск в Иран.

На самом деле Берлингс был агентом Гестапо и скармливал Кобулову дезинформацию, сфабрикованную в главном управлении Имперской безопасности Германии. Кобулов передавал дезу непосредственно Берии, а тот докладывал Сталину. Признать, что несколько месяцев дезинформировал вождя по ключевому вопросу, Лаврентий Павлович просто не мог. Он лучше всех знал, чем это может закончиться.

Между тем 22 июня сведения Доканозова и Тупикова о нападении Германии на Советский Союз полностью подтвердились. Нужно было сделать вывод, что и вторая часть их информации - о направлении главных ударов гитлеровской армии тоже окажется правдивой. Тем не менее вечером 22 июня 1941 года нарком обороны маршал Тимошенко направил командованию западных фронтов директиву номер три, в которой самый мощный удар немцев по Минску и Смоленску вообще не упоминал. А то, что упоминается как вспомогательные удары в направлении Кильзит-Шауляй на самом деле было стратегическим наступлением на Ленинград.

Зато, исходя из предвоенных планов Советского командования эта директива предписывала Красной Армии к 24 июня захватить польские города Люблин и Сувалки. Дальше события на всех советских фронтах развивались по одной схеме. Сначала попытка действовать в соответствии с директивой номер три и предвоенными сценариями. Всеобщая растерянность, когда выяснилось, что реальность ситуации не имеет ничего общего с командованием. Затем импровизированные контр-атаки на наступающих немцев разрозненными советским частями - без поддержки авиации и тыловых служб, без разведки и связи с соседями. Результат - огромные потери в живой силе и технике, поражение, упадок, морального духа, беспорядочное отступление, паника. Итог - развал фронтов и многочисленные окружения, в которых оказались сотни тысяч советских солдат и офицеров.

На Украине, где части Красной Армии по численности в 5-7 раз превосходили немецкие войска, этот процесс затянулся до осени и обошлось без окружений. В Белоруссии и Прибалтике все решилось за несколько дней. Здесь советские войска были вытянуты в нитку вдоль границы. Что позволило немцам сконцентрировать силы на направлениях главных ударов, создать 6-7 кратные превосходство в численности войск. Противостоять прорывам было невозможно. Проломив оборону в нескольких местах немецкие танки устремились к Москве и Ленинграду, оставляя окруженные и деморализованные части Красной Армии в своем тылу.

Единственным направлением, на котором немцам не удалось добиться намеченных целей стало Мурманское. Здесь в ходе операции Сребристые леса планировалось силами армии "Норвегия" прорваться через реку Титовку, захватить полуострова Средний и Рыбачий, а затем города Полярный, где располагалась главная база Северного флота, и наконец Мурманск. Наступление началось на рассвете 29 июня и к вечеру этого дня после тяжелого, кровопролитного боя наша 14-я стрелковая дивизия, оборонявшая переправу через Титовку была разбита. Остатки дивизии группами отходили к укрепрайону на полуострове Рыбачий.

Всего в полусотне километров перед фашистскими войсками лежал Мурманск - абсолютно не прикрытый с суши войсками. И тут случилось чудо. Вместо стремительного наступления на восток к Мурманску немцы повернули на север и начали прорывать укрепрайоны расположенные на Рыбачьем и Среднем. Командующий армией "Норвегия" Эдуард фон Дитель вероятно до самой своей смерти в 1944 году проклинал себя за эту ошибку, ставшую роковой для всей немецкой армии. Пока немцы сражались с укрепрайонами 54-я стрелковая дивизия закрыла путь на Полярный и Мурманск.

Об оборону этой дивизии гитлеровским войскам предстояло безуспешно биться больше двух месяцев. 19 сентября обескровленные части армии "Норвегия" были вынуждены отойти обратно за Титовку. А еще через три дня Гитлер распорядился прекратить наступление на Мурманск. После этого немцы перенесли попытки наступления южнее - на Кандалакское направление с целью перерезать мурманскую железную дорогу. Но и здесь все их атаки были отбиты. В результате 10 октября 1941 года фюрер вынужден был издать новую директиву номер 37, в которой признавалось:

"Для того чтобы до наступления зимы занять Мурманск или же перерезать Мурманскую железную дорогу в Центральной Карелии боевая численность и наступательная способность имеющихся там в нашем распоряжении войск недостаточна. К тому же упущено подходящее время года."

Атака на Мурманск переносилась на следующее лето. О выходе к Архангельску Гитлер теперь даже не упоминал. Между тем 1 октября между СССР и США и Великобританией было подписано соглашение о взаимных поставках, согласно которому Англия и США взяли на себя обязательства присылать Советскому Союзу ежемесячно с 10 октября 1941 по 30 июня 1942 года включительно 400 самолетов, 100 бомбардировщиков, и 300 истребителей, 500 танков. 1000 тон броневых листов для танков, а так же порох, авиационный бензин, алюминий, свинец, олово, молибден и другие виды сырья, вооружения и военных материалов. 6 октября Черчилль направил Сталину личное послание:

"Мы намерены обеспечить непрерывный цикл конвоев, которые будут отправляться с промежутками в 10 дней. Следующие грузы уже находятся в пути и будут 12 октября. 20 тяжелых танков и 193 истребителя. Следующие грузы отправляются 12 октября и намечены к доставке 29. 140 тяжелых танков, 100 самолетов типа Харикейн, 200 транспортеров для пулеметов типа Брен, 200 противотанковых ружей с патронами. 50 пушек калибра 45 мм со снарядами. Следующие грузы отправляются 22. 200 истребителей и 120 тяжелых танков."

Всего за время войны в Мурманск и Архангельск пришли 78 конвоев. В общей сложности 1400 судов и более 5 млн. тон стратегических грузов. Северный коридор оставался главным каналом поставки союзнической помощи СССР до конца 1943 года, когда американцы построили новую трансиранскую железную дорогу. Через Иран Сталин стал получать до миллиона тон стратегических грузов ежемесячно.

4 августа 1941 года Гитлер прилетел в Борисов - штаб армий группы Центр. Главным на совещании фюрера с военачальниками был вопрос - где сосредоточить основное усилие на наступлении на Москву или на взятии Киева:

"Я рассчитывал, что группа армий Центр достигнув рубежа Днепр-Западная Двина, временно перейдет здесь к обороне. Однако обстановка складывается так благоприятно, что нужно ее быстро осмыслить и принять новые решения. На втором после Ленинграда месте по важности для противника стоит юг России. В частности Донецкий бассейн, начиная от района Харькова. Там расположена вся база русской экономики. Овладение этим районом неизбежно привело бы к краху всей экономики русских. Поэтому операция на Юго-Восточном направлении мне кажется первоочередной. А что касается действий строго на Восток, то здесь лучше временно перейти обороне."

(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Чудеса и аномалии Великой войны

(продолжение)

Таким образом Гитлер собирался вернуться к концепции войны с экономическими целями.

Военные опять воспротивились.

Фон Бок заявил:

"Наступление на Восток в направлении Москвы будет предпринято против основных сил противника. Разгром этих сил решил бы исход войны."

И все же окончательное решение Гитлера было экономическим:

"Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донецк и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа. На севере такой задачей является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками."

В связи с этим фюрер приказал повернуть Вторую армию и Вторую танковую группу с московского направления на украинское в помощь группе армий Юг. Это вызвало неоднозначные оценки среди немецкого командования.

Командующий третьей танковой группой Герман Гот принял сторону Гитлера:

"Против продолжения наступления на Москву был один веский аргумент оперативного значения - если в центре разгром находившихся в Белоруссии войск противника удался неожиданно быстро и полно, то на других направлениях успехи были не столь велики. Например, не удалось отбросить на юг противника, действовавшего южнее Припяти и Западнее Днепра. Попытка сбросить Прибалтийскую группировку в море также не увенчалась успехом. Таким образом оба фланга группы армий Центр при продвижении на Москву подверглись опасности оказаться под ударами. На юге эта опасность уже давала о себе знать."

Командующий Второй танковой группой Гейнц Гудериан, которому предстоял 400-соткилометровый марш-бросок с Московского направления на Киевское, был против:

"Бои за Киев несомненно означали крупный тактический успех. Однако вопрос о том - имел ли этот тактический успех также и крупный стратегическое значение остается под сомнением. Теперь все зависело от того удастся ли добиться решающих результатов еще до наступления зимы. Пожалуй даже еще до наступления периода осенней распутицы."

Практика подтвердила правоту Гитлера. Удар группы Гудериана во фланг и тыл Юго-Западного фронта привел к окончательному разгрому советских войск на Украине и открыл немцам путь в Крым и на Кавказ. И тут фюрер на свою беду решил немного потрафить военачальникам. 6 сентября 1941 года Гитлер подписал директиву номер 35 санкционирующую наступление на Москву.

Обрадованный фон Бок 16 сентября отдал войскам группы армий Центр приказ о подготовке операции по захвату советской столицы под кодовым названием "Тайфун". 30 сентября наступление началось.

13 октября гитлеровцы овладели Калугой. А еще спустя два дня танковая группа Эрика Хепнера прорвалась через московскую линию обороны. В журнале боевых действий группы появляется запись: "Падение Москвы кажется близким."

Однако советское командование усилило войска частями из Сибири и с Дальнего Востока. В результате к концу ноября немецкое наступление полностью выдохлось, а 5 декабря Красная Армия перешла в контрнаступление силами трех фронтов - Калининского, Западного и Юго-Западного. Оно развивалось настолько успешно, что 16 декабря Гитлер вынужден был отдать стоп-приказ, запрещавший отход крупных соединений сухопутной армии на больших пространствах. Группе армий Центр ставилась задача, стянув все резервы, ликвидировать прорывы и удерживать линию обороны.

Через несколько дней своих постов лишились главные противники войны с экономическими целями - главнокомандующий сухопутными частями Вальтер фон Браухич, командующий группой армий Центр фон Бок и командующий второй танковой армией Гудериан. Но было уже слишком поздно.

Разгром немцев под Москвой стал возможен только благодаря тому, что советское командование перебросило дивизии с Дальнего Востока. Это факт, с которым никто не спорит. В свою очередь такой маневр стал возможен благодаря надежным данным разведки о том, что Япония не планирует нападать на СССР. Само же решение японцев воздержаться от войны против Советского Союза было в значительной мере следствием чистой случайности. Ну или если хотите чуда.

В начале 1941 года поездом Москва-Владивосток в столицу СССР ехал новый спецкор японской газеты Майнике Синбун Эму Ватанабе, талантливый филолог, знаток русского языка, фанатичный поклонник русской литературы. Он смотрел из окна на Сибирские просторы и замирал от восторга. Его восхищение Россией выросло еще больше, когда среди пассажиров этого поезда он увидел Наташу - студентку Московского пушного института, возвращавшуюся в столицу с каникул. Они познакомились. Именно эта случайное знакомство во многом предопределило исход московской битвы.

Дело в том, что после приезда в Москву Эму и Наташа продолжали встречаться. И эта дружба не прошла мимо внимания компетентных органов. Наташу пригласили на Лубянку и попросили познакомить Ватанабу с сотрудником НКВД. Отказаться она конечно же не могла и вскоре представила японскому другу дядю Мишу - брата отца. Ватанаба прекрасно знал реалии советской жизни и сразу понял, что перспектива его встреч с Наташей прямо зависит от дружбы с дядей Мишей и стал одним из ценнейших агентов советской разведки.

Уже в марте Ватанабе, который сам выбрал себе агентурный псевдоним Тотекацу - то есть боец, передал бесценную информацию - В Берлине немцы и японцы обсуждают возможность одновременного нападения на СССР летом 1941 года.

Через несколько дней посол Японии в СССР Мацуока был приглашен на беседу к наркому иностранных дел Вячеславу Молотову. К удивлению японского дипломата к этой беседе присоединился и начальник Генерального штаба Георгий Жуков, которого японцы хорошо знали по Халхин-Голу. Молотов и Жуков без обиняков обвинили Японию в тайном сговоре с Гитлером, с целью агрессии против Советского Союза. Судя по всему в ходе беседы у Мацуоки сложилось впечатление, что во-первых Советская разведка посвящена во все секреты Гитлера, во-вторых Красная Армия готова принять превентивные меры - устроить японцам второй Халхин-Гол. Прямым результатом этого стало подписание 13 апреля 1941 года советско-японского договора о ненападении - основного фактора, удержавшего Японию от вступления в войну.

10 октября 1941 года резидент советской разведки в стране Восходящего солнца Рихард Зорге, под псевдонимом Рамзай сообщил, что Япония не вступит в войну против СССР, а будет воевать на Тихом океане против США. Сталин Рамзаю не доверял. Поэтому проверить поступившую от Зорге информацию попросил Ватанабе. Через несколько дней Тотекацу подтвердил информацию Рамзая - Япония собирается напасть на США, я японская Квантунская армия не планирует никаких активных действий против СССР. И Советское командование решилось на переброску сибирских дивизий под Москву.

В 1946 году Ватанабе вернулся в Токио, где продолжил работу в Майнике Синбун, но за одно стал резидентом советской разведки в Японии, вместо погибшего Рихарда Зорге. В 1954 году офицер КГБ Юрий Растворов, сбежавший в США выдал "Бойца" американцам, а те сообщили о нем японской контрразведке. Ватанабе был арестован, предстал перед судом, но был оправдан. Судьи признали, что передаваемые Советскому Союзу информация наносила вред Соединенным Штатам, но не Японии. Сам "Боец" заявил на суде, что таким образом мстил американцам за бомбардировки Хиросимы и Нагасаки.

Впрочем для нас важнее два принципиальных момента. Эму Ватанабе очень поспособствовал во-первых заключению советско-японского договора о ненападении, во-вторых - переброске сибирским дивизий под Москву.

Но ведь Наташа могла бы сесть и в другой поезд.

5 января 1942 года на заседании Ставки Сталин заявил: " Немцы в растерянности после поражения под Москвой. Они плохо подготовились к зиме. Сейчас самый подходящий момент для перехода в общее наступление. Наша задача не дать немцам этой передышки. Гнать их на Запад без остановки. Заставить их израсходовать свои резервы еще до весны."

7 января 1942 года штабы фронтов получили директивное письмо Ставки верховного главнокомандования:

"Учитывая успешный ход подмосковного контрнаступления, целью общего наступления поставить разгром противника на всех фронтах - от Ладожского озера до Черного моря."

На подготовку всеобщего наступления войскам дали всего неделю. Оно началось 15 января и вскоре провалилось, не смотря на то, что Сталин ввел в бой стратегические резервы Ставки - 20-ю и 10-ю армии, Первую ударную армию, другие части усиления и всю авиацию. Красной Армии так и не удалось прорвать оборону немцев ни на одном участке.

Начальник Генштаба Александр Василевский в своих мемуарах о затее Сталина отозвался коротко:

"В ходе общего наступления 1942 года советские войска истратили все с таким трудом созданные осенью и в начале зимы резервы. поставленной задачи решить не удалось. На советско-германском фронте установилось стратегическое равновесие. Обе стороны истратили свои резервы и не имели ресурсов для активных действий.

Гитлеру было ясно, что блицкриг провалился и война переходит в затяжную стадию к чему Германия не готова экономически. Советский Союз в свою очередь понес колоссальные потери в людях, в военной технике, экономическом потенциале и перспективы восстановления всего этого представлялись весьма туманными. Лучшим выходом для обеих сторон в этой ситуации могло бы стать длительное перемирие и можно не сомневаться, что выступи одна из сторон с этой инициативой вторая бы ухватилась за эту возможность с радостью. Но инициативы никто не проявил.

Гитлер решил сделать еще один шаг в игре.

В июне немецкая армия развернула генеральное наступление на Юге и прорвалась на Кавказ и к Волге. Беспримерные по жестокости бои за Сталинград историки оценивают как бессмысленные с военной точки зрения.

Пытались найти объяснение упорству обеих сторон в Сталинградской битве - символическим значением города, но это ошибка. Для Красной Армии падение Сталинграда означала одно вернуться на Западный берег Волги будет почти невозможно. Для Гитлера же взятие Сталинграда могло бы стать решающим козырем для начала переговоров о перемирии. У Германии иссякали ресурсы для продолжения войны. В первую очередь людские. Фюрер даже вынужден был обратиться к своим союзникам с просьбой прислать войска на подмогу и поставить итальянские, румынские, венгерские дивизии в первую линию. Хотя все понимали, что они не в состоянии выдержать более или менее серьезного удара советских войск. Так оно в конце-концов и случилось.

У Красной Армии дела были не на много лучше. Знаменитый сталинский приказ номер 227 "Ни шагу назад." от 28 июля 1942 года был отчаянным призывом командования к умам и душам бойцов - братцы, хватит драпать, и демонстрировал всю сложность ситуации в советских войсках.

Однако долгосрочные перспективы у русских были очевидно лучше, чем у немцев. Разница ресурсных потенциалов да еще с учетом поступающей в СССР помощи союзников ощущалось уже весьма отчетливо.

Не зря, по свидетельству германского министра вооружения Альберта Шпеера, осенью 1942 года еще до начала советского наступления под Сталинградом, второй человек в Рейхе Герман Геринг в частной беседе сказал ему - Германии очень повезет, если она сможет сохранить свои границы 1933 года.

В этот период, когда оба противника балансировали на лезвии ножа, невозможно было точно предсказать кто же окажется в выигрыше. У Гитлера был реальный шанс добиться перемирия и таким образом позволить Германии выйти из войны достойно.

Стараясь получить главный козырь - Сталинград, фюрер этот шанс упустил.

А в январе 1943 года на конференции в Касабланке США и Великобритания приняли требование о безоговорочной капитуляции Германии и более или менее почетный мир для немцев стал невозможен.

Так Третий Рейх был обречен на разгром.

Автор текста: Максим Рубченко
Автор проекта: Петр Скоробогатый
Режиссер: Роман Карапетян
Монтажер: Сергей Орлов
Графика: Павел Гранкин, Кирилл Павлов

Эксперт-ТВ, 2012 г.

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Вяземский котел

2-12 октября войска Западного, Брянского и Резервного фронтов потерпели тяжелое поражение под Вязьмой. Прекратили существование пять советских армий, немцы захватили в "котле" 660 тысяч пленных, 1242 танка, 5412 орудий, и продвинулись к Москве на 120 километров.

Руководство СССР узнало о германском ударе 4 октября из выступления Гитлера по радио.

В 2:30 8 октября Георгий Жуков, посланный Ставкой выяснить обстановку, доложил Сталину: "Бронетанковые войска противника могут внезапно появиться под Москвой".

14 октября пал Калинин (ныне Тверь), спустя сутки Можайск.

Немец и русский - братья навек!

Сепаратный мир между СССР и Германией был?

(черновик)

Неужели сепаратный мир между СССР и Германией, о котором с таким злорадством намекал тов. Сталин в своем знаменитом тосте "За здоровье русского народа" (см. http://fuchik2.livejournal.com/24842.html) действительно был заключен?!

Судите сами.

В фильме 2002 года студии "Пегасус" (PEGASUS) английского режиссера Майкла Кемпбелла (Michael Campbell) "Ваффен СС: элитные войска Гитлера" (The Waffen SS: Hitler's Elite Fighting Force) на 36:48 от начала содержатся такие фразы:

"К октябрю создалось впечатление, что рискованная партия будет выиграна.
(By october it appeared just possible that the breathtaking gamble might succeed.)

.........................

Гитлер с триумфом поспешил заявить, что русский медведь уже умер в своей берлоге.
(Hitler triumphantly declared the Russian Bear is dead at merely refuses to lie den.)

Он объявил о демобилизации и сокращении выпуска вооружений.
(He ordered demobilization and cut back the immunization production.)"

Так вот кто остановил наступление немецких войск под Москвой?!

Если это действительно так, то в первую очередь возникают два предположения:

1) Гитлер был агентом иудо-масонов и на самом деле вредил Германии;

2) Гитлер был круглым дураком.

Хотя и это возможно (особенно первое предположение), но более вероятным все-таки кажется предположение, что в октября месяце (скорее всего 16 октября) между СССР и Германией был заключен сепаратный мир, который руководство СССР вероломно нарушило, после подхода свежих и хорошо обученных, сибирских дивизий с Дальнего Востока.

В пользу версии сепаратного мира могут говорить следующие факты:

1) Внезапно возникшая 16 октября в Москве паника (см. http://fuchik2.livejournal.com/91737.html) так же внезапно и прекратилась. По официальной версии паника прекратилась после того как стало известно, что Сталин не покидает Москвы. Но так же и возможно, что паника прекратилась после объявления о сепаратном мире.

2) В Москве образовались очереди в женские парикмахерские (см. http://fuchik2.livejournal.com/92666.html). "В женских парикмахерских не хватало места для клиенток, «дамы» выстраивали очередь на тротуарах." По версии Млечина - "Немцы идут — надо прически делать", что согласитесь довольно странно. Неужели москвички были готовы флиртовать с вражескими офицерами? Но если было объявлено о сепаратном мире, то это совсем другое дело - немецкие офицеры в Москве должны были появиться уже не как враги.

3) За период примерно с 16 октября по 15 ноября и возможно даже и позже, вплоть до перехода в наступления Красной Армии под Москвой 5 декабря, никаких существенных боевых действий на Восточном фронте не велось.

Факт об объявлении Гитлером демобилизации на Восточном фронте и сокращении вооружений нигде больше не приводится, но ведь и, например, такой факт как приказ 30 Гитлера от 25 мая 1941 года (см. http://fuchik2.livejournal.com/86880.html ) тоже не указан ни в одном историческом исследовании. и знанием о нем мы обязаны не историкам, а трепетному отношению евреев к Холокосту. Вот бы и русским так относится к Красному Террору!

Времена Второй мировой войны до сих пор остаются самым фальсифицированным периодом истории, так что несомненно еще долго будут всплывать самые неожиданные факты.

Иудо-масоны тщательно скрывают всякие следы своей подрывной деятельности, чтобы не дать нам учится на своих ошибках допущенных в прошлом, для того чтобы принимать правильные решения в будущем.

Содержание