July 8th, 2017

Немец и русский - братья навек!

Сериал "Вторая мировая. День за днем." Двенадцатая серия. Июнь 1940 года.

Вторая мировая. День за днем.


Двенадцатая серия


Виктор Правдюк: " Из истории хорошо известно, что главная задача Англии и англичан в начале любой войны, убедить своего врага в его слабости и в неспособности победить Великобританию. На первых этапах многих войн эта английская особенность нередко приводила англичан в очень тяжелое положение. Потому, что солдатами, воинами и моряками они были несравненно лучшими, чем пропагандистами. А вот когда Англии не удавалось убедить врага в своей имперской мощи, в демонической силе, англичане начинали не торопясь, а спешить им некуда - они ведь под защитой мощного флота, да и на острове, по настоящему готовится к войне. Но сначала они находили себе союзника, который готов был приносить жертвы и проливать кровь вместо них.

Эта вот особенность британских островитян нередко не учитывалась их континентальными союзниками, которые тщетно и часто ждали немедленной помощи от Великобритании. Но Англия немедленно действовать не любит. Ее часы работает в очень замедленном ритме.

На начальном этапе Второй мировой войны в этой британской особенности успели убедиться с болью и обливаясь кровью в Польше и Финляндии, в Норвегии и Голландии, в Бельгии и во Франции. Да, для того чтобы стать освободителями надо сначала позволить оккупировать своих союзников.

Летом 1940 года эта эгоистическая британская традиция вызывала во Франции всеобщее возмущение. Будь Гитлер большим дипломатом, более терпимым к побежденным, не исключено, что ему удалось бы сделать Францию злейшим врагом своего недавнего союзника. Но в дни величайших триумфов именно победители слепнут более других, часто напрочь теряя разум."

июнь 1940 года


Начало июня было для Великобритании периодом эвакуаций и бегства. К побережью Франции в район порта Дюнкерк двигались странные разношерстные флотилии. Все, что могло передвигаться по морю, передвигалось чтобы спасти английских солдат. Эсминцы и торговые суда. Моторные лодки и катера. Баркасы, парусные яхты. Речные трамвайчики с Темзы. Английский морской народ проснулся и двинулся на спасении армии, окруженной в Дюнкерке, прижатой к морю и отбивающей яростные атаки гитлеровских войск.

После нечаянного чуда, когда Гитлер остановил танковые дивизии и не дал им разгромить британские корпус, уже и один из главных творцов стоп-приказа генерал Рунштедт осознал его нелепость. Но было уже поздно - англичане уверенно оборонялись.

Над самим портом шли беспрерывные ожесточенные воздушные бои, которые подтвердили достаточно высокое техническое качество английской истребительной авиации и мастерство и мужество британских пилотов. Это был определенный звонок для Геринга. Но тучный и хвастливый командующий Люфтваффе его не услышал.

В ночь с 3 на 4 июня последние английские части покинули Дюнкерк. Было спасено 338 тысяч 226 солдат и офицеров, среди которых около 90 тысяч французов. Но все оснащение 9 английских дивизий - танки, артиллерию, минометы, автотранспорт, пулеметы и так далее пришлось бросить. Оставлены были также французские арьергардные части, до последнего часа в тяжелых боях прикрывавшие эвакуацию с Дюнкерка.

Это вызвало волну возмущения во Франции.

Но самое главное состояло в том, что Великобритания сохранила кадровые, хорошо обученные войска, уже приобретшие ценный боевой опыт. Других таких солдат и офицеров на острове тогда не было.

И само море оказалось на стороне англичан. Во все дни бегства из Дюнкерка море было зеркально гладким, что позволило даже самым мелким судам легко пересекать Ла-Манш.

Следующая эвакуация войск была проведена английским военно-морским флотом из Северной Норвегии.

Захватив в конце мая превосходящими силами порт Нарвик и основательно разрушив его, британцы должны были эвакуировать около 25 тысяч человек, во-первых из-за удаленности этого северного участка военных действий, а во-вторых в виду наращивания немцами своих войск и авиации. Удержание Нарвика полностью лишало бы Германию поставок шведской железной руды в зимние месяцы, когда замерзал Ботнический залив на Балтике.

Но Великобританию в начале июня волновала исключительно оборона собственного острова.

Виктор Правдюк: "Германское командование для облегчения положения своих войск, которые в окрестностях Нарвика в неравных боях держались с большим трудом, направила к берегам этого норвежского города два линейных корабля Шархос и Гнезенау. Поначалу 8 июня германские линкоры пустили на дно английский вспомогательный крейсер и танкер. Но вечером того же дня они встретили более весомую цель - английский авианосец Глориас, который шел в сопровождении всего двух эскадренных миноносцев. Орудия большого калибра германских рейдеров нанесли авианосцу огромный урон и он пошел на дно. Но эсминцы успели произвести торпедный залп и линкор Шархос получил повреждения. Это заставило немцев прекратить свой успешный рейд и вернуться в норвежский порт Транхейм.

Когда разыгрывались эти морские сражения, немцы еще не знали об эвакуации английских войск из Нарвика.

Уже 7 июня из самого северного норвежского порта Тромсе вышел английский крейсер Девоншир с норвежским королем Хаканом Седьмым на борту. В эти же дни английские транспорты успешно преодолели расстояние от Норвегии до Британских островов с войсками, которые сражались в районе Нарвика.

10 июня Норвегия объявила о своей капитуляции и немцы стали полными хозяевами в этой стране.

Цитаты.

4 июня премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выступил в парламенте с оценкой итогов эвакуации войск из Дюнкерка: "Нам нужно весьма остерегаться того, чтобы не приписывать этому избавлению атрибутов победы. Эвакуациями войны не выигрывают. Но в самом этом избавлении заключается победа, которую следует отметить. Она была завоевана военно-воздушными силами. Мы пойдем до конца, мы будем сражаться во Франции, мы будем сражаться на морях и на океанах. Мы будем сражаться с возрастающей уверенностью и растущей силой в воздухе. Мы будем оборонять наш остров чего бы это не стоило. Мы будем сражаться на побережье, мы будем сражаться в пунктах высадки, мы будем сражаться на полях и на улицах, мы будем сражаться на холмах. Мы не сдадимся никогда".


Виктор Правдюк: "Полемизировать с Черчиллем дело не легкое и сегодня. Британский премьер отличался редким умением использовать нужные ему весомые аргументы, но умел и замалчивать неприятную для него информацию. Бесспорно, что операция Динамо, как называлась эвакуация английских войск из северо-западной Франции была проведена блестяще. Но она планировалась и готовилась в те самые дни, когда Черчилль прилетая во Францию, убеждал французское правительство продолжать совместную борьбу на континенте против гитлеровской Германии. Неоднократно упоминает Черчилль и слабость и нерешительность французского командования, но не говорит о том, что тем же самым отличался и английский главнокомандующий на континенте лорд Джон Горд. Не случайно после Дюнкерка Джон Горд уже никогда не командовал крупными войсковыми соединениями. В дальнейшем Черчилль будет неоднократно удивлен тем, что французское правительство Виши проявляет враждебность по отношению к Великобритании, и будет неоднократно повторять, что Франция оставила Великобританию одну. Но кто кого бросил в начале июня 1940 года? Оставим этот вопрос в качестве риторического".

В первую декаду июня Франция еще сражалась, но без особого упорства и энтузиазма. Почти все действия французской армии опаздывали на час, на день, на век. На век - мы имеем в виду отставание в военной тактике и стратегии. Ведь численно французские вооруженные силы превосходили гитлеровский Вермахт и по числу танков и в артиллерии и в людях.

Неизвестно чем занимался в эти трагические дни мощный французский флот.

Только в воздухе немецкая авиация численно превосходила французскую.

После того как германская армия допустила Дюнкеркское чудо - спасение британских войск, начался второй этап битвы за Францию. Фронт образовался по рекам Сомма и Энна. А германские танковые дивизии были развернуты на юг, юго-запад и юго-восток - в тыл Линии Мажино.

Французское командование не располагало резервами для предотвращения германских прорывов фронта.

10 июня случилась долгожданное и исключительно подлое событие. Италия объявила войну агонизирующей Франции и попыталось воткнуть свой нож в полутруп, и то - неудачно. Итальянское наступление в Альпах было с большими потерями остановлено ослабленными французскими войсками. Это было худшее решение в политической карьере Муссолини, которого стали называть итальянской гиеной.

Итальянцы надолго застряли в Альпах и вынуждены были ожидать подхода немецких наступающих частей. Иначе, как победным конфузом вступление Италии во Вторую мировую войну не назовешь.

В начале июня возникла небольшая оперативная пауза во время которой 10 танковых дивизий Вермахта были пополнены танками и личным составом. Уже 5 июня немцы начали новое наступление и после двух дней упорных боев танковые корпуса сумели прорваться к городу Руану.

8 июня французский главнокомандующий Максим Вейган заявил, что битва за Сомму проиграна и рекомендовал правительству немедленно просить перемирия. Правительство Франции заседало 12 часов, никакого решения принять не смогло и 9 июня покинуло уже беззащитный Париж.

11 июня в надежде как-то приободрить правительство во Францию прилетел Черчилль. Генерал Вейган в своем докладе заявил, что война проиграна, в поражении обвинил Англию и Черчилль улетел на свой остро в весьма расстроенных чувствах и с пониманием, что катастрофа во Франции уже произошла.

Маршал Петен еще в дни пребывания Черчилля во Франции подготовил документ с просьбой о перемирии.

Кирилл Александров: "В результате сокрушительных ударов, которые нанес Вермахт союзникам в мае 1940 года к 1 июня союзники потеряли 9 британских, 30 французских дивизий и практически всю бельгийскую армию. К тому времени генерал Вейган говорил о том, что борьба, которая ведется французскими вооруженными силами, ведется только с целью сохранить честь французского оружия и обеспечить себе почетные условия капитуляции. К 11 июня трагическим дням в истории Франции из 66 дивизий, которыми располагало французское командование 25-27 были безвозвратно потеряны, а в составе истребительной авиации оставалось не более 150-180 машин.

Черчилль, посетивший в последний раз французское правительство 11 июня после его переезда из Парижа в район Орлеана пытался убедить маршала Петена в необходимости распустить французскую армию и перейти к партизанской войне. Однако в тот же самый день группа британских бомбардировщиков, которая пыталась взлететь с одного из аэродромов Южной Франции для выполнения боевого задания, не смогла этого сделать, потому что местное население перегородило взлетно-посадочные полосы баррикадами. Ни о какой партизанской войне в подобного рода социально-психологическом климате, охватившем все французское общество говорить было нельзя".

Никогда еще на дорогах не было такого ужаса. Дороги в зоне военных действий оказались запруженными потоками беженцев. Только из Парижа на юг бежало около 2 миллионов жителей. Гражданское население перемешалось в войсками, мешая им маневрировать вдоль фронта. Над дорогами на бреющем полете носились германские истребители и бомбардировщики. На этих дорогах войны, превратившихся в тупики и ловушки французская армия и население понесли пожалуй наибольшие неоправданные потери.

И не только от бомбежек и обстрелов врага и но и от жары, голода и жажды.

Париж и другие города были объявлены открытыми.

14 июня в 5 часов 30 минут утра первые подразделения 18-ой армии генерала Кюхлера начали входить в опустевший, притихший, ошеломленный Париж. Над Эйфелевой башней было поднято знамя со свастикой. Франция разгромлена. Миллионы солдат и офицеров сдались в плен. Но инерция войны продолжалась.

14:46

Сталин не забывает использовать свои шансы. Путем политического давления, смены правительств, заключения выгодных договоров об использовании военных баз в Прибалтике и последующего ввода войск, Советский Союз присоединяет Латвию, Литву и Эстонию к своей империи.

16 июня 1940 года в обстановке растерянности, разобщенности французского общества, не имея возможности продолжать войну, но и не желая капитулировать, французский премьер-министр Поль Рейно уходит в отставку. Французское правительство возглавил престарелый маршал Филипп Петен, который немедленно отправил Гитлеру просьбу о перемирии. Германия не возражала, но параллельно с подготовкой к перемирию ее войска продолжали интенсивное наступление в южном и юго-восточном направлении, стремясь захватить как можно больше французской территории.

Андрей Терещук: "Одни считают, что Петен был классическим предателем, коллаборационистом, военным преступником. Другие видят в нем национального героя и спасителя Франции. Разобраться в том, кем же он был на самом деле и какие реально процессы, процессы в обществе, процессы ментального свойства, стояли, так сказать, текли в этот период. Вот эта задача в высшей степени актуальная и благородная. Должен сказать, что сам Петен летом 1945 года, представ перед Верховным судом, заявил следующее: " Мне вручил власть французский народ представленный Национальным собранием. Вся моя жизнь прошла на службе Франции. С самый трагический день ее истории она вновь обратилась ко мне. Я ничего не просил, но меня молили прийти - и я пришел. И в наследство мне досталась катастрофа, в которой я был неповинен. Когда в согласии с военным командованием я просил перемирия, я совершал акт спасения. Перемирие спасло Францию и способствовало победе союзников". Обратим внимание на эти слова, ибо далее в своем выступлении на процессе Петен сказал следующее: "Пока генерал де Голль продолжал борьбу за рубежом, я подготовлял почву для освобождения, поддерживая жизнь Франции, хотя и полную страданий. "Какая польза? - вопрошал Петен. "Была бы в освобождении развалин и кладбищ". Согласитесь позиция более чем определенная".

История любит создавать символы и параллели. В тот же день, когда обнаружилась капитулянтская позиция нового главы французского правительства маршала Петена, на английский берег высаживается генерал де Голль. Он переправился для того, чтобы любыми средствами продолжать борьбу с гитлеровской Германией. На следующий день 18 июня в Лондоне создается комитет Свободная Франция во главе с Шарлем де Голлем. Интересно, что в этот день Гитлер тоже вспоминает в Мюнхене де Голля, говоря что внимательно читал его книгу. Гитлер хорошо знает французский язык и очень прилично говорит на нем. Книгу о характере современной войны и из нее почерпнул танковую стратегию прорывов. Фюрер говорит об этом на встрече с Муссолини в Мюнхене, где они обсуждали условия предстоящей капитуляции Франции.

Итальянские войска так и не смогли прорвать французскую оборону, но у Дуче обнаруживаются громадные аппетиты на французские земли на Ривьере и колонии в Африке. Гитлер вынужден терпеливо объяснять своему неудачливому союзнику, что Франция, хотя и побеждена, но не следует чрезмерно озлоблять ее, надо попытаться превратить Францию Петена в надежного соратника в борьбе с Великобританией. Муссолини нечем крыть и он уступает бесспорному триумфатору. Гитлер также отказывает Дуче в коллективном подписании капитуляции Франции. Германия ни с кем делить свою победу не будет. Италия подпишет мир с Францией в Риме и после Германии.

А теперь несколько слов о судьбе укреплений и неприступной Линии Мажино. В качестве оборонительной линии она практически использована не была. Фронт перевернулся и основная часть войск ушла из крепостных сооружений чтобы встретить наступающих с тыла немецких танкистов. Оборонять Линию Мажино уже не было никакого смысла и она бесславно была сдана. Так этот невиданный фортификационный монстр пал в борьбе с маневренной борьбой. Трудно себе представить, что в этот период танковые дивизии Гудериана практически наступали в обратном направлении - от Ла-Манша с запада на восток и почти достигли германо-французской границы в районе города Страсбурга. Кто бы мог предсказать такую необычную геометрию в этой молниеносной войне?

Гитлер прибыл во Францию с детально расписанными условиями капитуляции. Подписание перемирия началось в полдень 21 июня на той же самой поляне в Компьенском лесу и в том же самом вагоне, в котором 11 ноября 1918 года французский маршал Фош продиктовал представителям Германии условия перемирия. Теперь драматургия раскручивалась обратно посильнее, чем у Шекспира.

В прекрасный летний день в 3 часа 15 минут на Мерседесе прибыл Гитлер в сопровождении Геринга, Браухича, Кейтеля, Редера, Риббентропа и Гесса. Гитлер был вне себя от восторга. Вместе со свитой он вошел в исторический вагон. Французскую делегацию возглавлял генерал Шарль Хюнтцигер. Гальдер запишет в своем дневнике: "Французы не подозревали, что им придется вести переговоры в том самом месте, где проходили переговоры в 1918 году. Этот факт так подействовал на них, что они долго не могли прийти в себя".

После того как генерал Кейтель зачитал французам условия перемирия Гитлер и его свита покинули вагон, предоставив генералу ведение переговоров, но без какого-либо отступления от составленных лично фюрером статей. По предложению Германии военные действия прекращались как в метрополии так и во всех заморских владениях Франции. Оккупированная зона составляла две трети страны, а юго-восточная часть оставалась под управлением правительства Петена. Вооружения и военные материалы передавались Германии. Все немецкие эмигранты должны быть выданы нацистам. Французский флот должен быть постепенно интернирован. Французское правительство обязывалось не использовать оставшиеся у него вооруженные силы против Германии.

22 июня 1940 года в 6 часов 50 минут вечера Кейтель и Хюнцигер подписали соглашение о перемирии.

22:10

На следующий день после перемирия во Франции, нарком иностранных дел Советского Союза Молотов пригласил германского посла фон Шуленбурга и после поздравлений заявил ему о настойчивом желании СССР присоединить Бессарабию и Северную Буковину. После еще нескольких дней советского натиска министр иностранных дел Германии Риббентроп дал указания немецкому послу в Румынии посоветовать румынскому правительству уступить требованию Советского правительства.

После этого немецкого жеста Румыния уступила - и Советский Союз получил Бессарабию и Северную Буковину.

В конце июня Гитлер пригласил во Францию трех немецких архитекторов, в том числе своего любимца Альберта Шпеера и совершил с ними архитектурную экскурсию по Парижу. Фюрер, в котором никогда не умирали художественные наклонности, в эйфории победы взял на себя роль гида и вдохновенно говорил о здании Гранд-Опера, Доме инвалидов, Триумфальной арке и Пантеоне. Экскурсия длилась три часа, после чего уже в аэропорту Гитлер сказал Шпееру: "Увидеть Париж было мечтой моей жизни. Не могу выразить до чего я счастлив, что сегодня эта мечта сбылась". Правда это не помешает Гитлеру позднее размышлять о полном разрушении Парижа.

В июне германские подводники сумели нанести мощный удар по британскому судоходству в Северной Атлантике. Адмирал Дениц решил использовать благоприятный момент рассредоточения английского флота, выполнявшего сразу несколько оборонительных задач. Силами 20 подводных лодок были организованы нападения на британские конвои. 78 судов были потоплены, три немецкие подводные лодки были потеряны.

Черчилль в эти дни по его словам больше всего опасался высадки немецких танков на английском побережье. В Великобритании почти не было противотанковой полевой артиллерии. Она была потеряна при эвакуации с Дюнкерка. После инспекционного объезда побережья Черчиллем, он убедился, что немногочисленные пушки имеют всего по 6 снарядов на каждую. Такова тогда была готовность Великобритании к обороне. Оставалось только просить всевышнего чтобы он удержал Гитлера.

Но Гитлер в эти дни думал уже совсем о другом.

По свидетельству Альберта Шпеера в самом конце июня он сказал генералам Кейтелю и Йодлю: "Теперь мы показали на что мы способны. Поверьте моему слову, Кейтель, русский поход по сравнению с этим - всего лишь штабная игра".

Вот куда уже занесло Гитлера.

25:00

Секреты.

В заключение информация о решении Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 июня 1940 года. Постановление называлось "О производстве в 1940 году танка Т-34". Это значило, что в СССР началось серийное производство танка, которого ни у немцев, ни у любой другой страны в мире не было. Лучшего среднего танка Второй мировой войны.

конец двенадцатой серии


автор и ведущий
Виктор Правдюк

Над фильмом работали

режиссеры
Галина Ясногородская
Михаил Михеев

оператор
Антон Правдюк

монтаж
Галина Панюшкина
Сергей Правдюк

звукорежиссер
Михаил Козлов

музыкальные редактор
Ирина Кухта

директор
Наталья Обознова

Благодарим за помощь
в работе над фильмом

Константина Голощапова

Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи

ООО "Студия Надежда"
2005

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Битва за Ленинград была еще более кровавой, чем битва за Ржев?

Разведопрос: историк Вячеслав Мосунов про битву за Синявинские Высоты

2015-05-12

Ведущий — Баир Иринчеев.

- Добрый вечер, уважаемые зрители! Сегодня в студии у нас историк Вячеслав Мосунов и его новая книга, которая называется Битва за Синявинские высоты. Мгинская дуга 1941-1942 гг. Вячеслав, все мы знаем наверное песню Волховского фронта, где есть в том числе такие строки: "Наши штыки на высотах Синявина. Наши полки подо Мгой". Вот эти места упоминаются, но возможно не все наши зрители и слушатели понимают почему именно эти места, почему именно там развернулись эти события, что это были за события, сколько там было попыток прорыва блокады Ленинграда. То есть вкратце можно ли описать для начала обстановку под Ленинградом, ну, скажем, на 8 сентября 1941 года, когда немцы выходят к Шлиссельбургу?

- Да, песня Павла Шубина стала символом войны на северо-западе, войны под Ленинградом и надо сказать, что для Ленинграда боевые действия именно в районе Мги сыграли решающую роль в том, что город не был сдан врагу, не был взят штурмом, не был окружен полностью. Четыре из пяти попыток прорыва блокады Ленинграда пришлись именно на так называемый Мгинско-Шлиссельбургский выступ или Мгинско-Синявинский выступ кольца блокады, где кольцо блокады было самым узким - всего лишь около 15-16 километров и на 8 сентября 1941 года складывалась в общем-то парадоксальная ситуация, потому что с одной стороны наше командование понимало, что противник замкнув кольцо вокруг Ленинграда сразу же поставил Ленинград в критическое положение, с другой стороны немцы не собирались на этом ограничиваться, потому что для них стояло две задачи - это, создать вокруг Ленинграда третье кольцо блокады.

У нас говорят о двух кольцах, в реальности их предполагалось создать три и третье уже должно было проходить по правому берегу Невы, немцы должны были форсировать Неву, а также идти на соединение с финнами. И 8 сентября 1941 года в общем-то с этого момента можно вести отсчет не только блокады Ленинграда, но и попыток прорыва блокады, которые в основном происходили именно в этом районе. А почему именно в этом районе? А потому что именно здесь была самая доступная из всех железных дорог, самая доступная в том плане, что ее было сравнительно легко освободить от противника, тем самым создав возможности для снабжения города фактически напрямую. От Волхова через Мгу на железно-дорожный мост через Неву у Павлова и далее на вокзалы Ленинграда.

- Ясно. Но с другой стороны там же очень сложная местность - торфоразработки, болота, доминирующие Синявинские высоты над этим всем...

- Дело в том, что в районе Мги как раз местность относительно нормальная. Она в целом напоминает Карельский перешеек. Хвойный лес очень приятный. Не случайно уже после войны эти места стали тем в общем-то районом массового расселения дачников. А район болотистый, низменный, он начинается гораздо северней и там боевые действия в общем-то вести не предполагалось ни нашими войсками, ни немецкими. Так получилось, что именно Синявинские высоты стали одним из, ну, своеобразных ключей этой позиции, но это получилось уже в ходе самих боевых действий. И во многом из-за единственной дороги с твердым покрытием, которая там проходила.

- Вячеслав, но давай перенесемся в 1942 год. Весна 1942 года, то есть вот уже город пережил первую блокадную зиму, прошли первые попытки прорыва блокады уже. Уже они закончились для нашей стороны неудачей. Какие планы у нашей стороны, у Красной Армии у Ленинградского фронта и Волховского фронта на летнюю кампанию 1942 года и какие планы у немцев? То есть кто, что планирует на летнюю кампанию у нас на северо-западе?

- Что касается... советских войск. Основная задача Волховского фронта, точнее тогда волховской группы войск, а потом уже вновь воссозданного Волховского фронта, это вывод из окружения 2-ой Ударной армии. Идея новой попытки прорыва блокады возникает именно тогда - весной 1942 и предполагается перенести основные усилия именно на Мгинско-Шлиссельбургский вытуп. То есть на самое узкое место блокадного кольца, где есть железная дорога, где есть возможность быстро восстановить снабжение города. Потому что фактически Ленинград стоял не смотря на то, что снабжение поступало через Ладожское озеро, но это был один шаг до катастрофы.

Достаточно было случиться каким-то непредвиденным обстоятельствам, достаточно было противнику что-то серьезно на Ладоге сделать, чтобы город вновь оказался в условиях уже не шага от катастрофы, а в условиях полной катастрофы. Снова. Все висело на очень тонкой ниточке. Для немцев соответственно на кампанию 1942 года считается что основные усилия должны были они прилагать на юге, то есть это - Воронеж, Сталинград, Кавказ, но дело в том, что еще по февральским планам группа армий Север после окончания сражения на Волхове должна была приступить к операции против Ленинграда.

- А, Вячеслав, небольшое пояснение. Сражение на Волхове - это имеется в виду битва против 2-ой ударной армии.

- Да. Против Волховского фронта, не только против 2-ой ударной, там со стороны волховчан действовало три армии - 52-ая 2-ая ударная и 59-ая. Можно еще вспомнить Новгородскую армейскую группу из состава Северо-Западного фронта. Вот... И в этих условиях противник в общем-то планирует что после окончания Волховской битвы и проведения некоторого количества локальных операций под Ленинградом, часть этих операций была направлена против Ораниенбаумского плацдарма, еще одна операция - это ликвидация Погостьевского вклинения, забытая операция 54-ой армии марта 1942 года и, в рамках этих операций группа армий Север должна была получить усиление из Крыма, так как был взят Севастополь, это будет уже июль 1942 года, усиление в первую очередь артиллерией для борьбы с Красной горкой, но так получается, что в Ставке Гитлера вновь возрождается план наступления на Ленинград с использованием сил как раз 11-ой армии и командующий группой армий Север Кюхлер он ставится перед фактом, что его армия должна выполнить задачу решить вопросы Ленинграда. И известную роль в этом сыграла видимо и решение финнов о том, что если спланируются какие-то совместные финско-немецкие действия севернее Ленинграда как например перехват Мурманской железной дороги - операция Полярная лиса, если мне память не изменяет, то перед этим вам тоже нужно решать вопросы Ленинграда. То есть сделать то, что не было сделано осенью 1941 года.

- Каким образом в это все укладывается операция Ледяной удар, ведь это же апрель по-моему или конец апреля?

- Да. Дело в том, что на начало апреля противник рассчитывал, что после окружения ударной группировки 2-ой ударной армии с ней удастся быстро справится, но это не случилось в результате того, что наши смогли пробить коридор сквозь кольцо окружения и немцы вновь попали в достаточно сложное положение. Не смогли они этот коридор закрыть... достаточно быстро и вынуждены были несколько месяцев заниматься уничтожением полуокруженных наших войск. И смогли это сделать только в июне 1942 года. Флот их беспокоил, но беспокоил именно в том плане, что в случае возможного дальнейшего наступления при огне с закрытых позиций огневых, при относительно хорошей защищенности кораблей и наличию скорее всего... они считали, что есть боезапас на кораблях, главный калибр сможет доставить много проблем при постановке заградительного огня.

- То есть такая, можно сказать, предварительная подготовка к возможному летнему наступлению?

- Да. Да.

- Для зрителей поясню - операция Ледяной удар, по-немецки Айсштосс - это попытка немцев уничтожить наши корабли на Неве, стоящие в городе. То есть конец апреля и начало мая 1942 года немцы наносят серию авиаударов по нашим кораблям в городе, в Ленинграде самом. Плюс усиливают артиллерийские обстрелы, как раз вот района Невы, Васильевского острова. Как раз тогда вот 9 мая 1942 на прогулке гибнет группа детского сада на Васильевском острове вот в рамках этих обстрелов и всем горожанам, всем ленинградцам тоже вот весна запомнилась именно усилением бомбежек и обстрелов. То есть немцы уже думают, что возможно нужно будет брать Ленинград и нужно заранее нейтрализовать артиллерию тяжелую Краснознаменного Балтийского флота. Это у них не получается.

- Да, это у них не получается, тем не менее, когда в июле 1942 года речь заходит о новом плане наступления, этот план разрабатывается, разрабатывается еще до директивы... 23-ей директивы АКХ. Первые наметки этого плана появляются потому что эта задача ставится еще до 23 июля 1942 года. 23 июля закрепляет задачу наступления на Ленинград перед 18-ой армией, в течение примерно месяца идут подготовительные работы, переброска сил, переброска боеприпасов и расчеты и анализ возможных планов наступления. В общем немцы решили полностью почти воспроизвести свой план наступления 1941 года за некоторым исключением, что планировалось форсирование Невы не как предполагалось в 1941 году у железно-дорожного моста, а чуть западнее. И эти планы должен был осуществлять командующий 11-ой армией Эрих фон Манштейн, который должен был...

- То есть фактически они должны были форсировать Неву еще ближе к Ленинграду, да? То есть настолько... То есть вот это фактически осуществление приказов немецких осенью 1941 года взять город в максимально плотное блокадное кольцо. То есть его полностью запечатать?

- Да. Выход на правый берег Невы. Соединение с финнами. С нашей стороны отлично понимали, что если наступает оперативная пауза, как можно быстрее нужно готовить активные действия, потому что отдавать инициативу в руки противника нельзя. И, то, что должно было готовится немецкое наступление наши об этом может быть догадывались, но прямо об этом не знали. Однако анализ ситуации показывал, что нужно самим приступать к активным действиям. Как можно быстрее.

- Делать быстрее шаг.

- Да. Делать первый шаг.

- Делать первый шаг, нанести первый удар чтобы противник уже сам отбивался и реагировал на него, забыв о своих планах.

- Да. Да.

- Еще Вячеслав небольшая ремарка для наших уважаемых зрителей. Все говорят, что вот немцы должны пойти на север соединяться с финнами. Самый интересный момент, что только недавно появились статьи в Вестнике финского военно-исторического общества, это ежегодное очень уважаемое издание на финском языке, о том, что финны не планировали сидеть к северу от Ленинграда напротив основного рубежа обороны Карельского укрепленного района, это можно сказать советская вот оборонительная долговременная линия... У финнов был тоже разработан план штурма Карельского укрепленного района и наступления на соединение с немцами. По этим планам финны должны были перейти в наступление в районе Никуляс, это тоже болотистый район, где сооружений бетонных немного, вот они должны были там прорвать советскую оборону и двигаться на юго-запад на Лемболово и дальше на Токсово, вот на соединение с немцами, то есть это должен был быть совместный удар. Причем это то, отчего финны в 1941 году отказывались. Они в 1941 году не решились на штурм Карельского укрепленного района. Но вернемся к нашим планам. Советская сторона опять же, планируется наше наступление, как я понимаю к Ленинградскому фронту, то есть к внутреннему кольцу блокады отводилась достаточно пассивная роль в этом изначально.

- Вспомогательный удар. Более того, судя по тому, что сейчас известно о планах, срок наступления несколько раз переносился, и считать, что операция известная как Синявинская операция 1942 года началась 19 августа 1942 года, мы не можем.

- 19 августа, если я правильно помню, то удар в Ивановском, удар изнутри блокадного кольца.

- Да, Усть-Стосно. Потому что по всем признакам Усть-Стосненская операция, которая привела к захвату Ивановского плацдарма - это локальная операция Ленинградского фронта. Хотя судя по известным данным первоначальный переход в наступление Волхвоского фронта планировался где-то на 13-15 августа. Но не успели к этому времени сосредоточить достаточно сил. На то, что 19 августа - это начало локальной операции указывают и документы Балтийского флота, краснознаменного, который осуществлял именно перевозку десанта и высадку его. И самый лучший на данный момент краткий очерк о Синявинской операции, который был опубликован в книге, посвященной боевым действиям артиллерии советской армии во время наступательных операций в первой половине войны.

Эта книга была долгое время под грифом ДСП, она была доступна только офицерам советской армии. В 60-ые годы гриф сняли, но доступность ее очень низкая, потому что ни в одной крупной библиотеке этой книги нет.

- Если мы посмотрим на 1942 год, что вот январь, то есть с января по июнь, что август-сентябрь, получается, что основной удар наносится снаружи блокадного кольца и вот этого одновременного удара фактически нет. Да?

- Да.

- То есть и как я понимаю то что Ленинградский фронт тогда в начале 1942 года не мог, просто не имел ресурсов для того чтобы нанести удар изнутри собственно это и обрекло на долгую и мучительную гибель 2-ую ударную армию. Да? То есть, что немцы признавали, что если бы был еще удар нанесен со стороны Ленинграда, изнутри блокадного кольца, то им было бы нечем его парировать.

- Ну... Тут скорее вопрос стоял немножко иначе. Потому что именно зимой 1941-1942 года решающее значение имела координация действий между Волховским фронтом и 54-ой армией. Однако командующий Ленинградским фронтом Хозин потребовал оставить 54-ую армию в составе Ленинградского фронта. И не только ее, а еще и 8-ую армию, которую перебросили также как раз на участок Унги. И это сыграло очень негативную роль при координации действий. Хозин хотел стать тоже освободителем Ленинграда от блокады.

- Опять же для зрителей 54, 8-ая армии они находятся вне блокадного кольца, а Хозин сидит внутри блокадного кольца.

- Да. Да.

- И поэтому вот с точки зрения современного управления это нонсенс получается...

- Однако Хозин имел очень много амбиций. Это был крайне амбициозный человек и крайне жестокий. Он был готов пойти на любые жертвы для того чтобы добиться каких-то личных, своих целей.

- Итак, лето 1942 года. Немцы в конце июля отдают приказ на проведение своей операции, в это время Волховский фронт накапливает силы для проведения своей операции.

- Да. Накапливает силы и самое трудное - это было перегруппировку совершить. Потому что основная часть сил Волховского фронта находится гораздо южнее и им нужно было к южному приладожью по минимальному количеству как грунтовых, так и железных дорог перебросить несколько дивизий стрелковых, перебросить большое количество пополнения, снабжения, боеприпасов, в общем всего того, без чего войска воевать просто физически не могут. Фронт не успевал это сделать.

- Это именно просто неразвитая дорожная сеть?

- Да.

- Поэтому сосредоточение идет медленно.

- Очень медленно. Более того, часть войск получает пополнение прямо перед наступлением.

- Пополнение необученное? Обученное?

- Минимальное военное обучение, которое проводилось в военных лагерях. То есть это полтора-два месяца. Три месяца в лучшем случае. Наиболее существенно это влияет конечно на качество пулеметчиков, минометчиков, то есть вех тех, кто воюет с техникой. Удается ли Мерецкову - командующему Волховским фронтом создать численное превосходство над противником к тому моменту, когда операция началась.

- Да. Формально это численное превосходство создается. Но, если у немцев грубо говоря две пехотных дивизии, то с нашей стороны на эти две пехотные дивизии, усиленные пехотные дивизии, но все равно, наступают шесть пехотных дивизий.

- На тот момент количество солдат в немецкой пехотной дивизии и в советской стрелковой дивизии оно уже начинает сильно разнится?

- У немцев основная проблема в том, что значительная часть их пехоты выбита в ходе Волховского сражения. Вот например, в Бутылочном горле занимает оборону 227-ая пехотная дивизия. Она во время боев под Погостьем... отдала под Погостьем 90% своей пехоты и потеряла там 70% пехоты. То есть к моменту начала Волховского... к моменту начала Синявинской операции она восстановилась примерно на 60%-70% и в общем-то на ключевых направлениях плотности обороны у нее серьезной не было.

Но!

Тут надо понимать еще одну вещь - немецкая пехотная дивизия, закопавшаяся в полевую оборону, даже в полевую, не в долговременную, без бетонных сооружений, для наших частей в 1942 году тоже можно считать, что это непреодолимая вещь... ее оборону... потому что количество автоматического оружия, количество артиллерии и количество боеприпасов, накопленных давало возможность отвивать любые атаки. С нашей же стороны при том уровне подготовки, а здесь к сожалению надо сказать, что подготовка была недостаточная, при то уровне взаимодействия с артиллерией, потому что вся более менее мощная артиллерия она сосредотачивалась в руках где-то на уровне армии начальника артиллерии и не могла действовать для поддержки самих стрелковых дивизий.

Все это становилось почти непреодолимой.

Ну, для сравнения. Даже, если брать количество станковых пулеметов и ручных пулеметов немецкой пехотной дивизии - она могла в 1942 году превосходить наш стрелковый корпус. Гвардейский стрелковый корпус - по идее ударную часть. По количеству станковых и ручных пулеметов. Как Вы понимаете, если фронт обороны например там, ну просто для примера вот, фронт, полк с двумя батальонами занимает оборону на фронте примерно два километра. На два километра они имеет около ста пулеметов, которые многослойным огнем прикрывают все возможные подступы. подавить эти пулеметы во время артиллерийской подготовки не-воз-мож-но. Все.

- Их слишком много.

- Их слишком много и вдобавок не все из них будут вести огонь. Вы не знаете где они стоят. Задача решается самоходной артиллерией, танковой поддержкой, но опять таки все зависит от того насколько Вы увяжете действия танкистов и артиллеристов с пехотой. А здесь были случаи когда дивизия, занимавшая оборону и передававшая участок... наша дивизия, передававшая участок той части, которой предстоит наступать на этом участке, не давала никаких данных разведки о том, что из себя представляет немецкая оборона. То есть - ноль. Люди приходили на пустое место и вынуждены были за день до начала наступления вот открывать для себя, что называется дивный новый мир.

- То есть фактически наступать вслепую.

- Да. Да.

- И ничего с этим поделать было...

- Да. Да.

- Ну просто они не успевали провести разведку получается... Ну да, если на два километра порядка ста пулеметов, то да, даже если они там часть не задействовали, часть направили в резерв, все равно это очень высокая плотность огня, плюс, насколько я понимаю немцы очень эффективно использовали минометы калибра 81... 82... ну 81 по-моему у них был, что они буквально за пять минут уже могли накрыть нашу наступающую пехоту минометным огнем...

- Да. Потому что все данные были рассчитаны.

Опять же подготовка немецкого солдата была на очень высоком уровне. Надо понимать, что это были профессионалы и специалисты.

- И так в 1942 году их еще не всех выбили получается.

- Да.

- То есть качество немецкой пехоты, как я понимаю, начинает падать очень сильно с 1944 года.

- Да. Да. А под Ленинградом к сожалению надо признать, что качество немецкой пехоты оставалось очень высоким и до 1944 года и даже через 1944, когда уже фронт подвинули.

- То есть и 1943 и 1944 год они вот... военные профессионалы.

- Да.

- Что наши могут этому противопоставить? Все таки у нас артиллерия - бог войны, да, то есть в чем проблема? то есть недостаточная плотность огня, недостаточное количество боеприпасов? Недостаточно мощные калибры? Потому что по идее полевая оборона - она же разрушается большими калибрами.

- Да, разрушается. Только проблема в том, что эти калибры должны получить достаточное количество снарядов. А здесь так получилось, что даже к моменту начала операции, когда Мерецков больше не мог переносить срок наступления, а он уже понял, что, если он перенесет еще чуть-чуть или его из Ставки сильно пнут или что-то еще произойдет нехорошее. Выяснилось, что на первый день для именно тяжелой артиллерии мягко говоря не хватает боеприпасов. Из того количества, которое было нужно не подвезли даже половины.

- То есть артподготовка получается они в три раза... в четыре раза слабее, чем должна вообще-то быть.

- Она может быть очень мощная. Но эта мощная артподготовка будет значить, что выпущено все, что есть. В первый же день. И дальше, контрбатарейная борьба сразу отменяется, потому что нечем будет давить вражескую артиллерию, дальнобойные орудия могут расходовать на это по одному-два снаряда в день. И сопровождение огнем тоже отменяется.

Именно поэтому сопровождение огнем просто не планировалось во время этой операции.

Во-первых, боеприпасов нет. Во-вторых, артиллерийские полки, которые приходили на Волховский фронт, они приходили без собственно своих тяговых средств.

- Их привезли, они встали и дальше они двигаться фактически не могут уже?

- Да. Да.

- И все... И радиус действий орудий тоже вот ограничен и поэтому...

- А нужно было, соответственно, увязывать корректировочную сеть, выдвигать корректировщиков на передовые позиции. Все это требовало большой работы и времени, чего уже не было.

- То есть получается фактически, что вот эту вот заранее подготовленную полевую немецкую оборону нужно брать только пехотой и... танками. По танкам у нас было какое-то превосходство? Танков много Мерецков сумел подтянуть к моменту начала операции?

- Основные силы танковые, которые были к началу операции - это сформированные сравнительно недавно отдельные огнеметно-танковые батальоны. Это танки Т-34 и КВ. Так же предполагалось подтянуть несколько танковых бригад, но все это требовало времени. Часть танковых бригад не успевала прибыть к самому началу операции. Поэтому, основная задача поддержки пехоты возлагалась именно на огнеметные танки. Местность сложная. Нашим следовало форсировать речку Черная. Без саперов этого сделать было крайне сложно. А так и сделали. Проблема была только в том, что много танков просто-напросто застряло.

- Когда Мерецков, какого числа переходит в наступление?

- 27 августа 1942 года. К этому моменту не сосредоточен ни второй, ни третий эшелон, он еще на колесах едет. К этому моменту большей части боеприпасов нет. Но он вынужден это сделать, потому что... он понимает, что и немцы скорее всего уже поняли, что скоро состоится наступление, и это действительно было так, и Ставка требует как можно быстрейшего перехода в наступление. Ленинградский фронт предполагал, что нанесет удар, когда Волхвоский фронт выйдет в район Синявино и южнее Синявино. вот тогда 55-ая армия Ленинградского фронта нанесет удар со стороны Усть-Тосно, вот туда, в тыл немецкой группировки у Мги. Вспомогательный удар двумя дивизиями. Вот... И первый день наступления 27 августа приводит к крайне тяжелым боям, однако немецкую оборону прорвать удается. При том самое интересное, что удается ее прорвать на том участке, на котором немцы не предполагали использование бронетехники вообще.

- Но наши танкисты сумели пройти?

- Да.

- Тогда не удивительно вообще, что...

- Да. Обычный сюрприз. Немецкие танкисты специально этот участок изучали, смотрели где их танки могут пройти, где не могут пройти. И вот такой сюрприз. Наши танки огнеметные прорываются на одном из самых сложных, заболоченных участках и идут вперед, а за ними идет пехота. Никто этого не ожидал. Для немцев это был шок.

- То есть, первоначальный успех есть?

- Да. Но, проблема в том, что на флангах этого успеха все идет не очень хорошо. Начинается борьба за очень сильный немецкий опорный пункт Роща Круглая. И, самое неприятное, это то, что неуспех был южнее железной дороги Мга-Лоховстрой. Около двух крупных немецких опорных пунктов. Самый из них мощный - это так называемое Вороново. Вот за Вороново дерутся почти четыре дня. И после этого дивизия, которая штурмовала Вороново - она становится небоеспособной.

- Вот еще раз. Наша стрелковая дивизия на вот тот момент, на август 1942 года, это примерно сколько человек?

- Это... в среднем не более 7 тысяч человек. Это примерно 150 максимум ручных и станковых пулеметов, несколько десятков минометов и очень слабая артиллерия. Просто для сравнения, немецкая пехотная дивизия, боевой состав ее будет составлять, только боевой состав, это около 4 тысяч, до 4 тысяч. То есть это только пехота и частично расчеты тяжелого пехотного оружия. Без артполка.

- Дивизия или полк? Немецкий. 4 тысячи человек?

- Это, это боевой состав. А общая численность до 12 тысяч. Это по штату до 450 пулеметов ручных и примерно 100 с лишним станковых. Это до сотни с лишним минометов. Это полностью гаубичный артиллерийский полк дивизии, плюс специальные части разведывательные и саперный батальон, который также... особенно разведывательный батальон, представляющий собой очень грозную силу, потому что это полностью моторизованное соединение, которое способно быстро оказаться в любом месте. И плюс истребительно-танковый дивизион, который тоже полностью моторизован, и, что самое неприятное, эта часть имеет дополнительно большое количество автоматического оружия. У нас такого не было к сожалению.

- Ну да, то есть я так понимаю, что промышленность наша военная начала производить достаточное количество вооружения вот только где-то к 1944 году, плюс подтягивается лендлиз потихоньку... Да? То есть тогда уже примерно выравниваются силы.

- 1943 переломный был.

- 1943. Да.

- Итак, вот прорыв в районе там, где немцы нас не ждали. Охват Рощи Круглая, как я понимаю, этот островок среди болот, через который идет дорога. Что происходит дальше? То есть почему не удается развить этот успех?

(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Битва за Ленинград была еще более кровавой, чем битва за Ржев?

(продолжение)

- Причина была в том, что немцы, понимая чем это им может грозить, начинают перебрасывать резервы. А их резервы были только одни - те (три?) дивизии, которые прибывали под Ленинград из Крыма. Они прибывали с колес. Состояние этих дивизий было разным. Были случаи, когда в бой бросали людей без винтовок. С немецкой стороны.

- Э-э-э... А с чем?

- Просто. Забирайте оружие у раненых.

- Прямо на поле боя? То есть оружие добудете в бою?

- Да.

- То есть это дивизии, которые брали Севастополь до этого? Да?

- Да. Вот они приехали, вот как они во Мге выгрузились - так и пошли.

- И это реально описано в немецких вот этих вот дивизионных историях и в их документах...

- В документах это есть. Конечно в дивизионных историях этого нет.

- Угу. Пояснения для зрителей. После окончания Великой Отечественной войны в ФРГ, в Западной Германии все эти ветераны немецкие собрались, все друг с другом списались, образовали свои дивизионные там и полковые братства, там, организации ветеранские и написали каждая дивизия фактически свою историю официальную. Которая, ну, не очень сильно отличалась по уровню объективности вот с советской такой пропагандистской литературой 80-ых годов. То есть там, если там взять любую немецкую дивизию и их официальную историю в 60-70-ые годы написанную, вообще непонятно как они войну проиграли. Да? То есть у них одни победы. Вот. До мая 1945 года.

- Да. Мелкие, большие удачи 1941-1942 года и мелкие неприятности 1945-го.

- Ну, да. Вот такая вот история. То есть в официальных документах действительно у них у немцев написано вот как показано в фильме "Враг у ворот" голливудском, что оружие добудете в бою, бегите...

- Был один батальон, который прислали 70% солдат без винтовок.

- Но, поскольку ситуация кризисная, немцы их сразу бросили в бой.

- Да. Их как раз довооружили чем было и направили в болото, грубо говоря, воевать. Такой эпизод был. Но проблема в том, что немецкая артиллерия не подавлена. Наши наступают под ее непрерывным воздействием. Плюс у немцев более выгодная позиция. Они хоть и отошли, но отошли, начали отходить на отсечные позиции свои, которые заранее подготовили. И наибольший успех нашими развивается чуть севернее Мги. Вдоль так называемой большой высоковольтной линии. Эта высоковольтная линия шла от гидро-электорстанции около Волхова, на Волхове, и до Ленинграда. Это было относительно сухое, возвышенное место.

- И расчищенное при этом.

- Да. И расчищенное.

- То есть коридор такой вот в лесу, как у нас сейчас линии ЛЭП.

- Даже больше там. Побольше был коридор. Вот. Вдоль этого коридора. В принципе можно сказать, что решающими днями операции, если 27 август это начало, решающие дни - это с 30 августа по 6 сентября. почему? потому что 30 августа наши окончательно выходят на ближние подступы к самим Синявинским высотам, даже несколько раз врываются в Синявино. Хотя известно это стало только из немецких документов. Что наши туда врывались.

- То есть все, кто туда ворвался погибли?

- Да.

- Или попали в плен?

- Да. Вдобавок идет крайне ожесточенная борьба у Рощи Круглой. Наши действуют очень умело. Не смотря на крайне ограниченные средства, они Рощу Круглую несколько раз окружили, но немцы смогли прорвать это кольцо окружения. И с этими боями связан эпизод, когда появляется рассказ о 20 гвардейцах 3-ей стрелковой дивизии, которые держали дорогу снабжения и все погибли в неравном бою. И были представлены к званию Героя Советского Союза, но этого звания не получили, потому что операция оказалась неудачной.

- Имеется в виду вся, общая операция.

- Да. Но решающие события связаны вот с чем. Военным советом Волховского фронта принимается решение о вводе в бой второго эшелона - 4-го гвардейского стрелкового корпуса Николая Александровича Гагина. Гагин - это человек, который воюет под Ленинградом уже с осени 1941 года, он бывший командир 3-ей гвардейской стрелковой дивизии. То есть человек, прошедший огонь и воду в Белоруссии и Ельницкого сражения. Человек опытный. Немец по национальности. Человек, на которого была возложена оборона Волохова в самые критические дни декабря 1941 года - Волховская оперативная группа, так называемая. То есть человек непростой. Человек со сложной судьбой, но очень опытный. Но его корпус, а это очень... достаточно грозная сила. Это несколько стрелковых бригад и 259-ая стрелковая дивизия. Локальное превосходство они могли создать очень большое и могли решить исход операции. Но, командование Волховского фронта вводит в бой корпус крайне неорганизованно. Делает практически все, чтобы он потерпел неудачу.

- Вот, Вячеслав, ты упомянул, что Гагин был немец по национальности... Весной же 1942 года была кампания по тому чтобы... кампания убирания из армии командиров и красноармейцев немецкой и финской национальности. Каким образом Гагину это удалось избежать? Ты не знаешь?

- Нет.

- Потому что вот с фамилией Штарк, с фамилией Каттонен там, Тойвонен и так далее, всех отправляли в труд-армию на Урал валить лес. То есть Гагена ты эту историю не знаешь?

- Э-э-э... Можно сказать четко, что Гаген в этот момент активно воевал и видимо до него это просто не докатилось. Потому что его 4-ый гвардейский стрелковый корпус как раз действовал в составе 54-ой армии. Вот...

- Понятно. А какие ошибки сделало командование Волховского фронта, когда вводило такую мощную силу, которая действительно могла стать той гирей, брошенной на чашу весов, которая решила бы исход сражения. То есть как это было сделано? Что было... Какие были допущены ошибки?

- Во-первых, корпус вводился в бой с колес, грубо говоря. То есть 259-ая стрелковая дивизия, бойцы... часть бойцов пошла в бой например без гранат. Им их не выдали. Так как он вводился в бой в буквальном смысле с колес, то ни о какой увязки действий с артиллерией, еще с кем-то, речи не шло. Куда пошли, туда пошли.

- То есть опять же оказывается - тяжелое вооружение не задействуется?

- Да.

- То есть опять все сводится к обычной пехотной атаке?

- Да. И даже те силы, которые могли выделить - они не были выделены. Связь. Нужно тянуть новые линии связи. Сколько? Сколько наблюдательных пунктов передовых, сколько командных пунктов - все это требует сети связи. Эта связь не протянута.

- То есть тогда у нас основная связь была все-таки телефонная и делегатская?

- Да. При том телефонной иногда даже боялись. Считали, что ее тоже пеленгуют как радиосвязь. Хотя немцы великолепно пользовались телефонной связью и в общем-то особых проблем из-за этого у них не возникало. Вот... Соответственно, связи нет. И самого Гагина связи нет со своими частями, потому что связь эту если протянули, то она рвется постоянно под огнем артиллерии и ударами авиации. Немцы понимают, что появились новые русские силы, но сделать пока ничего не могут, потому что у них перед 4-ым гвардейским стрелковым корпусом - два батальона всего. Заслон. Но. Как раз в этот момент из Крыма приезжает 28-ая егерская дивизия, на которую в общем...

- Она более-менее целая?

- Нет.

- То есть тоже потрепанная?

- Они все были очень потрепанные, но тем не менее ее собирают около Мги и бросают часть сил к Синявино, а часть сил парировать удар корпуса Гагина у так называемого озера Синявинского. Получается следующая ситуация - наши прорываются сквозь слабый немецкий заслон, выходят из болота, перерезают...

- То есть заслон уничтожен фактически? Или рассеян?

- Рассеян. На некоторое время. Перерезают сначала одну дорогу снабжения, потом выходят ко второй дороге, что означает для немцев возможное окружение всех их сил севернее Мги.

- То есть, наши срезают этот выступ?

- Могли срезать.

- То есть близки к тому, чтобы осуществить вот этот вот план окружения немцев...

- Да. Проблема только в том, что сами не понимают какого успеха добились. И в этот момент на них обрушивается град снарядов, в буквальном смысле слова. Что быстро делают немцы? Они создают две ударные группировки - одна не севере у Синявинских высот, вторая - южнее, около озера Синявинского. И бьют по флангам гвардейского корпуса. Ударной группировки. И отрезают ее к вечеру 4 сентября. Это было первое окружение в ходе Синявинской операции. Ни в одной отечественной книге, до последнего времени об этом окружении не говорилось ни слова. Ударная группировка соответствнно срезана,

уничтожена, рассеяна, то, что осталось в гвардейском стрелковом корпусе через 10 дней после его ввода в бой - это были в общем-то жалкие его остатки.

- Какой примерно процент потерь, можно сказать, был вот у этой ударной группировки нашего 4-го гвардейского стрелкового корпуса?

- Ну, если вот брать 259-ую стрелковую дивизию, которая как раз на этом участке наступала - один полк уничтожен почти полностью, два остальных понесли большие потери.

- Удалось ли кому-то вырваться из окружения?

- Отдельные группы вырвались, но сравнительно немного. Более того, несколько групп продержалось в окружении в течение 10 и более дней. И вышло... ну это было связано с тем, что там все-таки район достаточно сильно покрыт лесом, и в этом районе немцы не контролировали всю территорию. Поэтому для них было шоком иногда обнаружить буквально в 300 метрах в густом лесу блиндажный городок, занятый красноармейцами. А такие случаи были.

- Немцы сумели парировать наш удар, то есть срезали нашу группировку. Что происходит дальше? Вот, продвинулись наши, прорвали немецкую оборону, ввели второй эшелон, второй эшелон потерпел неудачу. Как развивались события после этого? Остались ли еще у Мерецкова силы продолжить наступление или уже можно... сворачиваться?

- Сил у него не осталось. Потому что третий эшелон 2-ая ударная армия - это две стрелковые бригады и одна стрелковая дивизия. Все. Сил больше нет. Но. Мерецков не мог доложить в Москву, что операция проиграна. Ему требовалось добиться успеха любой ценой. Именно поэтому он ничего не сообщает ни командованию Волховоского... ни командованию Ленинградского фронта. Потому что Ленинградский фронт как раз в эти дни наносит вспомогательный свой удар, который оканчивается очень неудачно, большими потерями.

- Но в это время вот создается Невский пятачок?

- Нет. Нет. Сначала 55-ая армия наступает.

- А. То есть...

- Да. Два дня. Вот. При том очень интересный момент - Говоров - артиллерист. Это можно сказать его вторая крупная операция под Ленинградом. Но, план артиллерийской подготовки планируется так, что фактически дает немцам возможность вылезти из своих укрытий и практически... и накрыть огнем не только артиллерии, но и пехотного оружия наступающие части 55-ой армии.

- То есть опять у Усть-Тосно у нас, если я правильно понимаю?

- Да. Да.

- Это вторая Усть-Тосненская уже операция?

- Да. Это уже... Она не вторая, она уже десятая наверное по счету. Но это сейчас не так важно. И потом Говоров вынужден перенести удар на вспомогательные направления. То есть на Московскую дубровку.

- Правильно ли я понимаю, что в тот момент... ну, первое, что Говоров и Мерецков они... в общем-то особо не общались. Это первое, а второе, что Мерецков просто молчал?

- Мерецков, Мерецков более того он послал Говорову офицера, сказав, что все - можно начинать. Не сказав ни о каких серьезных затруднениях. А когда удар провалился - он не сообщил от этом. И в результате Ленинградский фронт начинает первую операцию Невского пятачка как раз 8-10 сентября, которая окончилась очень неудачно. А к этому моменту - 10 сентября в принципе от Волховского фронта осталось очень мало. То есть там средние потери в стрелковых соединениях от 30 до 40 процентов. Они почти все остались без артиллерии, без тяжелого пехотного вооружения и когда штаб 2-ой ударной армии принимает участок, даже по тем данным которые наши имели, сравнить с немецкой обороной, с теми данными о количестве вооружений и количестве сил противника и с нашими, если сравнить с реальными немецкими данными, получается, что задача стояла уже просто невыполнимая.

- Можно ли сказать, что повторяется ситуация со 2-ой ударной армией с января 1942 года вот уже теперь в августе-сентябре, то есть что вообще-то надо выводить остатки наших частей, спасать то, что есть, сворачивать операцию, вставать снова в оборону? Но Мерецков опять же, опасаясь реакции Ставки, он продолжает операцию, хотя наверное, как профессиональный военный он понимает, что надо бы уже заканчивать?

- Да. Зеркально повторяется. Более того, здесь на сцене у немцев появляется Манштейн. У Манштейна нет своих идей. Он не знает участка, но он использует те наработки, которые до него сделали в штабе командующие 18-ой армии. И он решает ударить по флангам. вот для Мерецкова это первый серьезный звонок - 10 сентября. Первый немецкий удар по флангам, которые проваливается.

- То есть наши его все-таки отбивают?

- Наши его отбивают, более того с очень тяжелыми для немцев потерями. У них реально потери были до тысячи человек во врем этого неудачного наступления. В общем-то никаких серьезных успехов они не добились. И более того, часть этого наступления была в общем-то немцами отменена, закончившись только небольшим вклинением в советскую оборону у рощи Круглая.

- Что происходит дальше? То есть немцы начинают проявлять все большую и большую активность?

- Да.

- Мерецков, он продолжает вот в это вклинение гнать остатки войск и наши продолжают наступление дальше в сторону Синявино и в сторону Ленинграда?

- Да.

- То есть точно также что было и во 2-ой ударной армии под Мясным Бором?

- Да. Продолжается наступление, наступление необеспеченное, немцы его отбивают и в течение времени с 11 по 21 сентября строятся планы по взятию Синявино, планы нереальные, наступление не идет. Несколько раз наши добиваются определенных успехов и один из этих успехов, что самое поразительное, работаешь с нашими документами по существу и не понять что вообще происходит, а их немецких документов вдруг выясняется, что были эпизоды, когда нашим бойцам удавалось достичь серьезных тактических успехов, при том, если брать весь ход боевых действий за например декаду они были самыми серьезными, ну, в наших документах они вообще не отражены.

- В работе над этой книгой ты сравнивал и наши документы из Центрального архива министерства обороны и немецкие документы, которые американцы у немцев реквизировали? Вывезли все архивы к себе соответственно в национальный архив в Америке?

- Они их вернули уже, но микрофильмированные копии там сейчас хранятся.

- Итак, чем все заканчивается, да? То есть повторяется зеркально ситуация начала 1942 года. То есть, первоначальный успех, вклинение, немцы наносят мощные парирующие удары. Серьезный перевес в артиллерии и господство в воздухе у немцев, как я понимаю, было. Чем все заканчивается?

- Вот... Второй серьезный звонок для Мерецкова - это то, что немцы отбивают очень важный в тактическом отношении пункт, так называемый Первый эстонский поселок. После этого дорого снабжения Волховского фронта, ударной группировки, она простреливаться начинает прямой наводкой. Но, опять таки никакого серьезного беспокойства это не вызывает. А когда немцы окончательно считают, что подготовились к большому наступлению, это 21 сентября, вообще возникает парадоксальная ситуация - обе стороны строят планы на наступление. План по взятию Синявино у нас и очередной план наступления у немцев.

- План наступления вот именно... закрытия коридора?

- Да. Да. По флангам. С севера от Рощи Круглой. С юга через Тортолово, так называемое. Тортолово - это один из населенных пунктов на так называемой речке Черной. небольшая деревушка, но она была очень выгодно расположена. Там цепь высоток, которые позволяют контролировать все вокруг. А вокруг болота. И дорога. Через Тортолово ведущая на север.

- Что происходит? Вот, запланировано наступление обеими сторонами.

- Ну, наши переходят в наступление первыми. Соответственно терпят неудачу. А немцы наносят свой удар. Утром 21 сентября они на северном участке от Рощи Круглой прорывают нашу оборону, о чем наше командование в общем-то... видимо оно не оценило того что произошло, они достаточно быстро в течение двух-трех дней продвигаются на юг и выходят к деревне Гайтолово. Гайтолово - это населенный пункт, который расположен на нескольких высотках. Через него идет как раз высоковольтная линия. И через него идет одна из дорог вдоль высоковольтной линии. Очень важная.

- Важная по снабжению?

- Да. Дорога снабжения. Что самое неприятное - Гайтолово уже год как было нашим. Немцы захватили его 24 сентября 1942 года, а за год до этого 24 сентября 1941 оно было отбито у немцев. И, в районе Гайтолово - настоящий наш блиндажный городок, потому что район готовился к обороне в течение нескольких месяцев. И вот они занимают эти укрепления наши, садятся на них и начинают отбивать атаки. С юга у немцев все пошло гораздо труднее. Потому что нашу оборону они вынуждены в буквальном смысле прогрызать. При том - в пехотном бою. Когда Манштейн пишет: "Мы захлопнули котел и уничтожили противника артиллерийским огнем". Это неправда.

- То есть теперь снаряды кончаются уже у немцев? Или же они не могут организовать нормальное сопровождение?

- Это лесной бой.

- А. То есть там никто ничего не видит?

- Никто ничего не видит. Бой пехотных подразделений. Бой крайне ожесточенный. Крайне кровопролитный. Немецкая пехота несет очень большие потери. И в принципе вот на южном участке наши части - они выигрывают время для того чтобы дать шанс на какой-то более менее благополучный успех. Мерецков это не использует. Более того, даже в тот момент, когда становится ясно, что вот-вот немцы подойдут к Гайтолово, он, во время разговора со Ставкой сообщает о том, что у них готов новый план наступления в сторону Невы, просит, соответственно, организовать удар со стороны Ленинградского фронта и выделить дополнительные силы для будущего наступления. Именно поэтому возникает Невский пятачок второй.

- То есть Мерецков в Москву докладывает вообще совсем не то?

- Да. Более того, вот этот документ он был впервые опубликован, кстати, в закрытом сборнике документов Ставки Верховного главнокомандования. Мы все знаем эту большую красную серию издательства Терра "Русский архив". Но эта серия, можно сказать кастрированная, потому что самых интересных документов там нет. А в закрытом издании - они есть. И материал этих переговоров там как раз есть.

- Мерецков - он сознательно вводит Ставку в заблуждение...

- Да.

- ... говорит, что у нас все хорошо...

- Да.

- Мы сейчас прорвем кольцо блокады и так далее, хотя опять его войска попадают в окружение.

- Да.

- Но насколько я понимаю все-таки потом части наших войск удалось вырваться и более успешно нежели чем за три месяца до того.

- Там получается следующее... Дело в том, что немцы долгое время не могли толком схлопнуть кольцо окружения. Когда схлопнули, оно все-таки оставалось достаточно жидким. Немецкая пехота села в оборону, но шанс на прорыв был. И когда наконец-таки становится ясным, что все - приехали, пора выходить, и Ставка, кстати, узнала об окружении.

- А откуда Ставка-то узнала?

- Мерецков все-таки, все-таки со... все-таки ей доложил!

- А. Наконец Мерецков сказал, что мы были готовы наступать на Неву, но тут немцы...

- Да.

- ... нанесли два удара...

- Да.

- ... и поэтому ничего не будет...

- Да. Пока... Только Ставка перед этим прислала ему грозное... достаточно грозную такую директиву о том, что сообщить наконец что у Вас вообще происходит. Ерунда какая-то. Вот... Что Вы там вообще делаете?

- То есть Сталин понял, что Мерецков немного темнит?

- Ну... В Генеральном штабе тоже это поняли, потому что доклады были какие-то уж слишком приглаженные, судя по всему. И в итоге получается так, что как раз выход наших частей организует Николай Александрович Гагин. Основная группировка, которой удалось вырваться - это как раз части под его командованием. Они пробивают коридор в немецкой обороне, в кольце окружения и выходят из окружения. Всего вышло из окружения несколько тысяч человек. Точная цифра есть в докладе Мерецкова, есть доклад командующего 2-ой ударной армии, но это в принципе не так принципиально, потому что там цифры все равно приглаженные. Как и цифры тех... как и официальные цифры потерь в этой операции. Вот... Так же вырывается группировка 24-ой гвардейской стрелковой дивизии, которой командует будущий маршал Кошевой. Вот Кошевой уже в послевоенное время, он воспользовался своим служебным положением, и он был единственным крупным советским мемуаристом, который в своих мемуарах рассказал об окружении в ходе Синявинской операции.

- Итак, вот она Синявинская операция, да? И... вот они "наши штыки на болотах Синявино, наши полки подо Мгой"... Как обе стороны расценили эту операцию? Ну понятно, что немцы написали, что это очередная победа, группировка разгромлена и так далее... Что Мерецков? Как он выкрутился из этой ситуации? Как он это все изобразил?

- Ну.. и... он выкрутился достаточно своеобразно, сообщив, что они предотвратили очередной штурм Ленинграда. Это его возможно, частично спасло. Хотя не спасло от прибытия Льва Захаровича Мехлиса в качестве члена Военного Совета.

- Мехлис - такая черная метка в общем-то да? Что у Вас что-то не так? Поэтому приезжает Мехлис и начинает железной рукой наводить порядок?

- Да. Вот...

- Какие потери понесли немцы? То есть мог ли, был ли Мерецков совсем лукав в своих словах, когда сказал, что сорвал немцам штрум Ленинграда? То есть, была ли немецкая ударная группировка дополнительно обескровлена? Вот приехавшая из Крыма, Севастополя, да? И почему немцы отказались от штурма Ленинграда? Вот они парировали советский удар, парировали удар Волховского фронта... Все, можно начинать! Осуществлять их план июльский. Почему они этого не сделали?

- Ну... Скорее Мерецков его отодвинул во времени. Потому что планы все равно строились и последние планы на наступление они датированы ноябрем 1942 года. Но, общее советское наступление, контрнаступление 1942 года, ноября, оно поставило на этих планах жирный крест. Потому что силы раздергались.

- Да. То есть давайте вспомним, что ноябрь 1942 года, 19 число - это у нас сейчас День артиллерии и ракетных войск. Это начало контрнаступления под Сталинградом. Так же начинается наше контрнаступление подо Ржевом и на юге, на Ростов. И, фактически получается такая ситуация, что за всей этой битвой в общем-то в это время формируются новые части, накапливаются резервы, промышленность советская, военная работает круглые сутки, день и ночь наши вот предки - женщины, дети, старики стоят у станков, производят танки, снаряды, самолеты... И вот вся эта масса, накопленная к ноябрю 1942 года обрушивается на немцев в трех местах и становится понятным... немцам становится понятным, что они в одном из этих трех мест, они терпят катастрофу. То есть им не хватит сил чтобы во всех трех местах парировать этот вот удар. Поэтому - уже никакого штурма Ленинграда, нужно спасать то, что есть.

- Да... Вот... И достаточно симптоматично, показательно - куда, кто уехал. 11-ая армия - это Велики Луки, 30-ый армейский корпус из 11-ой армии - уже под Ворошиловград. 12-ая танковая дивизия из состава группы армий Север уезжает воевать подо Ржев. В общем достаточно показательная такая статистика. Другое дело что потери противника были действительно велики. И та цифра, которая известна сейчас, то есть - это примерно 26 тысяч человек - цифра сильно заниженная.

- С немецкой стороны?

- С немецкой стороны, да. По моим оценкам... ну... минимум 30 тысяч! Это точно. Более того, некоторые дивизии, приехавшие из Крыма они за неделю боев могли потерять здесь столько же сколько теряли за месяц под Севастополем. Во время штурма Севастополя. Всего штурма.

- Ясно... Но и вот наверное в завершение нашего сегодняшнего э... э... рассказа, беседы об этой операции можно ли действительно сказать, что она была забыта после войны и что вот эта твоя книга над которой ты работал несколько лет, она закрывает вот этот пробел и в общем-то возвращает в память тех наших предков, опять же людей, которые клали жизни вот в этом болоте, на просеке, на высотах, в лесу... Насколько о ней вообще говорили в советское время или же предпочитали вообще о ней промолчамть. Вот эти 20 гвардейцев... Никто же... Я от тебя впервые об этом услышал, что был такой случай.

- Вот... Случай был и более того, в единственном путеводителе по местам боевой славы в Ленинградской области, который был издан в 1963 году, этот случай упоминается. Но. Очень интересная вещь с исторической памятью. Дело в том, что решение о создании мемориальной зоны на этой территории было принято позже всего. То есть уже был создан Зеленый пояс славы... Но. Только 1979 год всерьез обратили внимание на эту территорию. И только после того как в Ленинграде группа общественников под руководством Бориса Владимировича Нереновского, чей отец воевал и погиб здесь - она в буквальном смысле заставила власть обратить внимание не только на Невский пятачок, не только на другие районы Зеленого пояса славы, а на, грубо говоря, Синявинские болота.

- На внешнее кольцо блокады получается?

- Да. Да. Грубо говоря. Более того, если взять советскую историческую литературу, нельзя скакать, что эту операцию полностью вычеркнули, но в 90% литературы, вышедшей в советское время, информации об этой операции примерно столько же сколько в статье из Энциклопедии Великая Отечественная война.

- Два абзаца. Или один абзац?

- Не один абзац, но качество информации примерно такое же.

- Была такая операция локальная, началась тогда-то, закончилась тогда-то. И версия Мерецкова, да? Что сорвало немецкое наступление?

- Да. Да. С потерями соответственно завышенными немецкими, как это обычно бывает. Без наших потерь, которые сильно занижены даже в современном издании по потерям Красной Армии в годы войны. Ситуация переломила в какой-то мере Изольда Анатольевна Иванова, издавшая сборник воспоминаний. Она сделала ту работу, которую не сделал ни один петербургский историк до нашего времени. К сожалению. И надо сказать, что если какая-то информация об этой операции и была в советское время, то ее нужно было искать только в региональных изданиях. Только в изданиях о боевом пути дивизий Волховского фронта, которые формировались в Казахстане, на Урале, в Сибири, вот - только там. Там были подробности. В других изданиях, ленинградских ли, московских ли подробностей не было никаких. Или их вымарывала жесточайшая цензура, если человек не мог отстоять свою рукопись. Или - предпочитали не говорить. Ну, могу сказать, что в тех делах Центрального архива Минобороны с которыми я работал - в большинстве из них не стоит в листах пользования автографов большинства российских историков, которые занимались историей Великой Отечественной войны.

- Ясно. Так что дорогие зрители. Вот книга. Чтение этой книги подразумевает достаточно большие интеллектуальные усилия. Да? То есть это не какое-то криминальное чтиво - это не легкое чтиво, это серьезный исторический анализ. Лучше сидеть над этой книгой с картой, отмечать где, что происходит, кто куда наступает, но это серьезная работа, работа нескольких лет и эта работа Вячеслава открывает для нас еще одну неизвестную страницу битвы за Ленинград. Так что настоятельно рекомендую эту книгу. Вячеслав, спасибо тебе огромное за твою работу. Вот... Ну, будем надеяться, что будет и переиздание, будет переиздание первой твоей книги о 1941 годе и что мы от тебя дождемся книги об операции Искра на, скажем так, на основе вновь открывшихся документов. Так что - спасибо Вам дорогие читатели, будем надеяться, что Вячеслав многое нам расскажет нового и интересного и важного о битве за Ленинград. Самая продолжительная битва Великой Отечественной войны - два с половиной года - это наша Ленинградская битва. Спасибо и всего доброго.

- Спасибо за внимание.

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Битва за Ленинград была еще более кровавой, чем битва за Ржев?

http://www.ozon.ru/context/detail/id/32844580/?utm_source=livelibru&utm_medium=partner

Битва за Синявинские высоты. Мгинская дуга 1941-1942 гг.

Цифровая книга 149 руб.

Букинист. издание 188 руб.

Нет в продаже

1 издание

Автор Вячеслав Мосунов

Формат издания 130х200 мм (средний формат)

Количество страниц 320

Год выпуска 2015

ISBN 978-5-906716-38-5

Тираж 1200

Издательство Яуза-каталог

Серия Война и мы

Переплет Твердый переплет

Язык издания Русский

Тип издания Отдельное издание

Вес в упаковке, г 290

Описание

От издателя

НОВАЯ книга от автора бестселлера "Битва за Ленинград". Вся правда о кровавых штурмах Синявинских высот и грандиозном сражении на Мгинской дуге, которые по ожесточению и уровню потерь не уступают ни Сталинграду, ни Ржевской мясорубке. "Будут навеки в преданьях прославлены Под пулеметной пургой Наши штыки на высотах Синявина, Наши полки подо Мгой!"

Четыре из пяти попыток прорыва Блокады Ленинграда предпринимались на узкой полоске земли южнее Ладожского озера, прозванной немцами "Бутылочным горлом" (Flaschenhals). В 1941-1942 гг. район Синявино и Мги стал ареной ожесточенных схваток, в ходе которых решалась судьба второй столицы СССР. Это была настоящая мясорубка в лесах и болотах, при подавляющем превосходстве Вермахта, особенно в автоматическом оружии, средствах связи и артиллерии.

Как Красной Армии удалось сорвать планы немцев по наступлению навстречу финским войскам? Был ли шанс пробить Блокаду еще в сентябре 41-го? Почему провалились первые попытки боевого применения "Тигров"?

Какую цену пришлось заплатить за неудачу Синявинской операции 1942 года, которую ленинградцы окрестили "кровавой", а бойцы вспоминали "как кошмарный сон"?

И правда ли, что "Синявинская бойня" стала самым кровопролитным сражением не только Второй мировой, но и во всей истории человечества?

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Битва за Ленинград была еще более кровавой, чем битва за Ржев?

Ленинградская бойня. Страшная правда о Блокаде

Владимир Васильевич Бешанов

Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ
Глава 1 РАЗГРОМ РККА В ПРИБАЛТИКЕ (июнь — август 1941 года)
Глава 2 ТАЛЛИНСКИЙ ПРОРЫВ КБФ (август 1941 года)
Глава 3 БОИ НА ПОДСТУПАХ К ЛЕНИНГРАДУ (август — начало сентября 1941 года)
Глава 4 ШТУРМ ЛЕНИНГРАДА (9—25 сентября 1941 года)
Глава 5 БЛОКАДА И КОНТРБЛОКАДА (октябрь — декабрь 1941 года)
Глава 6 ЭВАКУАЦИЯ ХАНКО (ноябрь 1941 года)
Глава 7 ЗИМНЕЕ НАСТУПЛЕНИЕ РККА (январь — февраль 1942 года)
Глава 8 ЛЮБАНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ (февраль — июль 1942 года)
Глава 9 УСТЬ-ТОСНО-СИНЯВИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ (июль — октябрь 1942 года)
Глава 10 БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ В 1942 ГОДУ
Глава 11 ОПЕРАЦИЯ «ИСКРА» (12–25 января 1943 года)
Глава 12 ПРОДОЛЖЕНИЕ ОПЕРАЦИИ «ИСКРА» (февраль — апрель 1943 года)
Глава 13 МГИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ (июль — август 1943 года)
В ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

К 30 января советские войска прорвали оборону противника на фронте от Финского залива до озера Ильмень, нанеся поражение 18-й германской армии. На южном направлении противник был отброшен от Ленинграда на 100 км, на западном — на 80. Армия Линдемана распалась на две изолированные группировки: главную, отходившую к Луге, и западную, отступавшую к Нарве. 27 января в честь полного снятия блокады над Невой прогремел победный салют. И это была самая успешная фаза операции.

Дальше немцы опять стали действовать «не по плану». В результате войска Волховского фронта не сумели в установленные сроки овладеть Лугой, и это позволило противнику организованно отвести свои силы из мгинского выступа, из районов Чудово и Любани. Не смогли окружить супостата в районе Тосно и Павловска войска Ленинградского фронта. Весь февраль шли тяжелейшие бои севернее и восточнее Луги, немцев просто и незатейливо вытесняли с оккупированных территорий, они планомерно отступили на запад и закрепились на линии «Пантера». Нарву, Псков, Остров освободить не получилось, прорваться в Прибалтику — тем паче.

1 марта 1944 года наступление пришлось прекратить. В итоге полностью оказались уничтоженными 3 авиаполевые дивизии, 17 дивизий противника — разгромлены. Но и советские потери превзошли все предыдущие «показатели» — 314 тысяч человек. Полное освобождение Ленинградской области произошло лишь в июне — июле 1944 года, когда в ходе Выборгско-Петрозаводской операции Ленинградский и Карельский фронты нанесли поражение финской армии, потеряв при этом 91 тысячу солдат и офицеров. Красная Армия по-прежнему воевала большой кровью, по-иному она не могла.

Война за Ленинград закончилась.

Общие потери в ней Северного, Северо-Западного, Ленинградского, Карельского, Волховского фронтов и Балтийского флота с июля 1941 года, когда начинались первые бои на Лужском рубеже, по август 1944-го, принесший Л. Говорову звание маршала, составили около 3 миллионов бойцов и командиров, в том числе почти миллион — безвозвратные.

По сей день Невский «пятачок», Синявино, Гайтолово, Тортолово, Мишкино, Вороново, Поречье, Корбусель, Погостье, Кириши, Мясной Бор и многие другие места и сметенные с лица земли деревни, повторяя слова «волховчанина» Д.К. Жеребова, представляют собой гигантское ожерелье кладбищ, охватывающих Санкт-Петербург с востока в радиусе шестидесяти-ста километров».

«Мы помним вал из трупов почти в человеческий рост, который приходилось преодолевать, бросаясь в атаку на Синявинские высоты. Мы помним болото перед деревней Гайтолово, забитое мертвыми телами. По ним, как по гати, бежали атакующие. Мы помним «Круглую» рощу, знаменитую когда-то на Волховском фронте: около нее полегли дивизии 2-й ударной армии… Мы помним дом отдыха в селе Вороново, высоту «Лесную» — «высоту смерти», как ее называли солдаты… Можно было бы долго перечислять названия высот и опорных пунктов. Потери около каждого из них превышали, к примеру, жертвы Бородинского сражения… Трупы, трупы! Сколько их осталось на нашем пути!»

Мы должны были проиграть эту войну, но мы были правы, а они нет.