November 4th, 2017

Немец и русский - братья навек!

Черчилль - это английский Ельцин, разваливший Британскую Империю?

Примечания
(черновик)

Как это не парадоксально звучит, но главным врагом Британской Империи являлись США, а не Германия.

Начиная со знаменитого Бостонского чаепития, правящие США иудо-масоны вели подрывную деятельность по развалу Британской Империи, последней империи мира.

Таким образом они расчищали место под будущую свою Всемирную Империю со столицей в Иерусалиме.

Вот говорят - ленд лиз, ленд лиз!

А вот что такое ленд? Ленд - это земля. Вот как раз своими заморскими территориями и расплачивалась Британия за помощь США во Второй мировой войне, то есть за этот самый лиз.

Причем она платила таким образом не только за свою помощь, но и за помощь США СССР!

Кроме того, пока Британия отвлекалась на совершенно не нужную ей войну в Европе, колонии почувствовали слабину и воспряли.

Не нужную потому, что Гитлер и Гесс были горячими поклонниками Британской Империи. Они, как патриоты всего германского, а англо-саксы как известно тоже германская нация, считали Британскую Империю наивысшим достижением германского духа и были готовы предоставить Британской Империи гарантии неприкосновенности.

Единственного, чего они желали от Британии, так это того, чтобы она прекратила совать свой нос в европейские дела...

Причины, толкнувшие Черчилля на войну на уничтожение с Германией, кроме его масонства, следует, возможно, поискать и в его происхождении.

Создается впечатление, что в конце XIX - начале XX века высшие эшелоны британской аристократии вдруг, и возможно не случайно, охватило острое желание женится на безродных американках. Так, кроме Эдуарда Восьмого, на американке был женат и герцог Мальборо - папа Черчилля...

В дальнейшем в ход пошли родственные связи. Как известно, на поддержку Черчилля выступила его знатная и влиятельная родня по отцовской линии.

Британии еще повезло в том, что нашлась другая страна дураков, готовая, вместо того чтобы заключить сепаратный мир с Германией, воевать за ее интересы буквально до последнего своего солдата.

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Сериал "Вторая мировая. День за днем." Двадцать четвертая серия. 1 - 21 июня 1941 года.

Вторая мировая. День за днем.

Двадцать четвертая серия

Виктор Правдюк: "Каждый раз заново переживать события этого месяца тяжело. Но так будет всегда, пока живут русские люди и русский язык. Иногда единственное что защищает нас от всех бед. О чем бы мы не говорили, о каких версиях не спорили бы, как не оценивали бы содержание первого летнего месяца 1941 года главным будет тревога. Тревожное ощущение перед катастрофой и надежды на несбывшиеся возможности достойного для нас начала большой войны. Даже через много много лет, я например, и мои одноклассники, делим людей на три поколения: на родившихся до войны, родившихся в войну и родившихся после войны. И нам кажется, что это совершенно разные люди. От чего же перед появлением Восточного фронта Второй мировой войны так чрезмерны переживания и страшно и больно всего лишь при одной мысли, что она вот-вот начнется и для Советской России.

Может быть прежде всего потому, что предстоящее противостояние на востоке выходит за рамки привычных представлений о войне, о поведении человека на войне и о тяжести войны, которую способен нести на своих плечах человек. Дело даже не в невиданных людских потерях, реки крови на Восточном фронте будут пролиты не только в упорнейших сражениях, но слишком часто в итоге преступлений и преступного ведения войны.

Преступная государственность - так коротко и ясно сформулирует Карл Ясперс, когда Центральная и Восточная Европа будут лежать в развалинах. Ужас и безысходность свершившегося заключается еще и в том, что преступления проявились не спонтанно, не в результате ярости борьбы, они задумывались заранее, они планировались и поощрялись, они были итогом идейных преобразовательных опытов над человеком в нацистской Германии и в большевистском Советском Союзе."


1-21 июня 1941


На Брюнерском перевале 2 июня Гитлер встретился с Муссолини. Диктаторам надо было обсудить конфуз с полетом Гесса в Англию, гибель линкора Бисмарк, проблемы военных действий в Северной Африке и Средиземноморье. Муссолни убеждал Гитлера использовать десантников генерала Курта Штудента для захвата Мальты, но фюрер воспротивился, сославшись на большие потери элитных войск в битве за остров Крит.

03:16

Интересно, что о походе в Советскую Россию, деле уже решенном, Гитлер не сказал Дуче ни одного слова.

Большим доверием пользовался у Гитлера японский посол в Берлине Хироси Ашима. В беседе с ним 3 июня Гитлер сообщил о предстоящем нападении на Советский Союз.

12 июня Гитлер, встретившись с Антонеску откровенно обсудил совместные с Румынией планы войны на южном фланге будущего советско-германского фронта. Антонеску пообещал выставить 12 румынских дивизий и в случае победы Румыния должна была получить территорию Молдавии и Украины до Днепра включительно.

6 июня Гитлер принимал хорватского лидера Анте Повелича, одобрил расширение Хорватии за счет Сербии и Боснии и дал Повеличу дружеский совет – в течении 50 лет проводить политику национальной нетерпимости и погромов по отношению к сербам. Павелича подстегивать было делом излишним. Хорватские зверства превзошли все турецкие деяния на Балканах за несколько веков османского владычества.

Досье.

В начале июня 1941 года фельдмаршал Кейтель, начальник штаба Верховного командования Вермахта подписал директиву по обращению с политическими комиссарами. Комиссары не признавались в качестве солдат и должны были немедленно уничтожаться.

В первую неделю июня младшие офицеры германских сухопутных войск сдавали экзамен-минимум по знанию русского языка. Прошли консультации финских и германских военных по возможной координации совместных действий против Советского Союза.

Сталин в начале июня нервничал, нередко срывал свой гнев на военных, не хотел принимать на веру очевидную информацию о предстоящей грозе. Нарком обороны маршал Тимошенко и начальник генерального штаба Жуков оказались между молотом Гитлера и наковальней Сталина.

3 июня в газетах было опубликовано постановление Совнаркома о выпуске государственного займа 4-го года третьей пятилетки на сумму 9 миллиардов 500 миллионов рублей. "Ни одного трудящегося без облигаций нового займа!", - призывала советская печать. Большевистская власть продолжала грабить своих граждан.

6 июня НКГБ представил Сталину данные о сосредоточении немецкой армии численностью в 4 миллиона на советско-германской границе. Еще через 5 дней Сталину доложили о том, что немецкое посольство в Москве получило из Берлина распоряжение подготовится к эвакуации, а в подвалах посольства уже сжигаются архивные документы.

Чего же боле?

На все эти в геометрической прогрессии умножающиеся признаки будущего пожара надо было как-то реагировать.

06:18

Андрей Терещук: "13 июня 1941 года в 21:30 нарком иностранных дел Советского Союза Молотов пригласил в свой кабинет германского посла Шуленбурга и вручил ему текст заявления ТАСС, которое на следующий день 14 июня было опубликовано в советской печати. В этом документе в частности говорилось о том, что в британской и вообще в иностранной прессе в последнее время стали муссироваться слухи о близящейся войне между Германией и Советским Союзом. ТАСС был уполномочен заявить, я цитирую, что "эти слухи являются неуклюже состряпанной пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расширении и развязывании войны". И далее, "слухи о намерении Германии порвать Пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы". Так говорилось в этом документе. И современники тех событий и их потомки, не единожды задавались вопросом о том, что это было? Какую цель преследовал Сталин этим заявлением? Сегодня, опираясь на исторические документы, на многочисленные документальные свидетельства, можно с достаточной определенностью утверждать, что это был зондаж. Зондаж в отношении намерений Германии, зондаж несвоевременный и неуклюжий".

Июнь 1941 года был отмечен активностью британских войск на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

10 июня британские войска разгромили итальянцев в районе Красного моря.

15 июня англичане начали наступление в Северной Африке против итало-германской группировки. Операция Секира предполагала снятие блокады с осажденного города-порта Тобрук и разгром противника в Ливийской пустыне. У британцев в наступлении было задействовано около 150 танков, но генерал Роммель распорядился выставить против них зенитные 88-мимиллимитровые орудия. Эффект был потрясающим - англичане потеряли около сотни танков. Роммель как всегда не только оборонялся, но и постоянно переходил подвижными средствами в контратаки. В его распоряжении кроме 5-ой моторизованной теперь находилась и 15-ая танковая дивизия, полностью сосредоточившая все свои подразделения в Северной Африке. Уже 18 июня английский главнокомандующий генерал Уэйвел отправил Черчиллю телеграмму: "С сожалением докладываю о неудаче операции Секира".

Уэйвела немедленно отстранили от командования и заменили его генералом Оккенлеком.

09:11

Днем ранее произошло несколько событий, оказавших влияние на дальнейший ход Второй мировой. Президент Франклин Рузвельт распорядился закрыть дипломатические консульства Германии и Японии по всей территории Соединенных Штатов.

Руководители Финляндии согласились с предложением Германии принять участие в нападении на СССР.

И наконец в этот же день 17 июня Гитлер отдал приказ начать выполнение плана Барбаросса ранним утром 22 июня.

Андрей Терещук: "Среди множества вопросов, которые с неизбежностью возникают в связи с начало Великой Отечественной войны, есть вопрос, который для некоторых и по сей день остается риторическим. Это вопрос о том, имелась ли, какая-либо, хотя бы гипотетическая, возможность предотвратить германскую агрессию в последнюю неделю, которая предшествовала 22 июня 1941 года?

Отвечая на этот вопрос можно опираться на разные факты. Можно анализировать разные события, которые выстраиваются в весьма любопытную и трагическую по своей сути цепочку, но ответ будет определенным - такой возможности в принципе не было.

Даже если Сталин в последние дни перед началом германского нападения предпринял бы какие-либо беспрецедентные меры, направленные на то, чтобы остановить Гитлера, остановить германский Вермахт, ну, например, рассредоточить авиацию и тем спасти ее от возможных штурмовок и бомбовых ударов. Выдвинуть войска второго эшелона к границе. Привести в реальную боеготовность бронетехнику. По-крайней мере ту, которая на майские, на июньские дни 1941 года сохраняла свою боеспособность и была исправной, то все равно мне думается, вряд ли эти, либо какие-либо иные подобные меры могли бы поколебать решимость Гитлера".

11:25

Накануне открытия еще одного фронта гитлеровской Германии сопутствовал дипломатический успех. 18 июня был подписан договор о дружбе и ненападении между Турцией и Германией. Творцом этого достижения был германский посол в Турции Франц фон Папен. Германия тем самым гарантировала себе безопасность южного фланга.

Британские самолеты начали регулярное патрулирование над Бискайским заливом, через который немецкие субмарины выходили на Атлантические коммуникации противника. Вскоре англичане получат американские самолеты Либерейтер и смогут начать воздушное патрулирование в Атлантическом океана от Исландии до Британских островов. Это заставит германские подводные лодки большую часть боевого похода находится в подводном положении, что существенно ограничит их подвижность.

Адмирал Дениц в июне располагал всего 20 подготовленными к дальним походам подводными лодками. С 1 по 18 июня немцы потопили в Центральной Атлантике 24 судна и все они находились в одиночном плавании, а не в составе хорошо охраняемых конвоев. Успешнее были действия германских подводников у берегов Африки, где им удалось пустить на дно еще 38 судов.

Черчилль в июне чаще всего говорил о единстве европейских народов в борьбе с нацистской угрозой. Английский премьер-министр убеждал своих слушателей, что постепенно в Европе возникнет прочный и постоянный анти-германский фронт.

12:59

Кирилл Александров: "Судьба маленького человека всегда интересна. Из многочисленных мемуарных свидетельств о последних мирных днях июня 1941 года остановимся на двух.

Студентка третьего курса математического факультета Ленинградского университета Вера Пирожкова приехала к своим родителям во Псков. Она была поражена тем, что в псковских магазинах совершенно неожиданно, буквально чуть ли не в первый раз за все предшествующие годы в огромном количестве появилось, прекрасное, отлично приготовленное масло. Причем его можно было брать не по 100 грамм, и даже не по килограмму на душу, а столько сколько пожелаешь. Она купила это масло и рассказала дома об этой истории. А знакомый железнодорожник ее отца пояснил, что почему-то, совершенно неожиданно составы с продовольствием, которые отправлялись в Германию, были остановлены на станции Псков и поскольку не было рефрижераторов, то масло, ибо оно было скоропортящимся продуктом было выброшено в псковские магазины".

В середине июня в Германии в типографиях начали печатать миллионные тиражи листовок. Для сохранения секретности их содержания типографские рабочие и упаковщики были задержаны на рабочих местах и под охраной полиции перешли на казарменное положение. Текст листовок был направлен против большевистской России и разъяснял германскому народу причины, по которым необходимо начать войну на востоке.

Цитаты.

17 июня министр пропаганды гитлеровской Германии Йозеф Геббельс записывает в дневнике: "Относительно России циркулирует невероятное количество разнообразных слухов - от будто бы заключенного мирного договора, до уже начавшихся военных действий. Все это вполне в русле наших интересов и поэтому всемерно поддерживается. Слухи - наш хлеб насущный. Мы противопоставляем им глухое молчание".

Виктор Правдюк: "Реконструировать подлинную обстановку первых трех недель 1941 года вряд ли когда-либо удастся и потому чисто научный подход к этому прологу трагедий обречен на провал. Кто же тогда должен выйти на авансцену вместо историков, аналитиков, политологов или психологов? Судьи или желающие быть судьями? Но помните в Библии сказано: "В те годы, когда правили судьи случился страшный голод на Земле. Да и кого судить? Вместо агрессора того, кто не подготовился к агрессии? Привычные философемы приводят нас к Сталину, не сумевшему понять, что опасность уже на пороге, а не в будущем году? К руководству наркомата обороны и Генерального штаба, то есть к Тимошенко, Жукову и Шапошникову и другим, недооценившим гитлеровский Вермахт, его прекрасно подготовленных солдат и офицеров? К тем, кто с тупым величием мечтал о наступательной войне и контрударах?

Да, виноваты. Но и обстановка накануне 22 июня была сложнее, запутаннее чем мы себе сегодня представляем.

Да, громадные тома можно составить из предупреждений, донесений, секретной информации, записей радио-переговоров и анализа тех или иных фактов. Но во-первых, руководству Советского Союза очень хотелось отложить войну хотя бы на полгода. Во-вторых донесения разведки были очень противоречивы. Из них создана, кстати, обширная мифология. Например о том, что Рихард Зорге из Токио сообщил точную дату нападения Германии. На самом деле никаких точных дат Зорге не сообщал. Он писал о близкой войне, как о стратегической неизбежности. А вот ложную точную дату неоднократно доводили до сведения Сталина.

И как ему было реагировать, если война назначалась на 15 мая, потом на 22 мая, 25 мая, 12 и 15 июня. Но каждый раз нападения не происходило. Может быть войну в СССР уже устали ждать? И половину этих ложных дат подбрасывала сама немецкая разведка в качестве дезинформации? Мне кажется, что главная вина руководства Советского Союза и Красной Армии состоит не столько в том, что они не смогли предсказать дату удара Вермахта, сколько в том, что они не поняли характер этого удара. Не поняли опыта войны в Западной Европе и на Балканах и потому пренебрегли единственно необходимой тогда тактикой, не остановились на методе стратегической обороны на первом этапе войны. Обороны не на границах, а в глубине. За 100-150 километров от границы".

Не все конечно советские маршалы и генералы полагали, что воевать придется только на чужих территориях. Народный комиссар советского военно-морского флота адмирал Кузнецов с первых дней июня настойчиво добивался перевода Балтийского, Черноморского и Северного флотов на режим боевой готовности номер два. Это было делом опасным. Легко можно было заполучить ярлык паникера и труса.

17:57

19 июня адмирал наконец-то добился желаемого. С этого дня советский флот отменил отпуска личного состава, перешел на ночное затемнение военно-морских баз. Каждый военный корабль готовился к близкой войне.

Портрет.

Нарком военно-морского флота Николай Герасимович Кузнецов. Официальная дата рождения 1902 год. На самом деле будущий адмирал родился в 1904 году, а прибавил себе два года для того, чтобы быстрее уйти служить на флот из Архангельской глубинки. Прошел все стадии флотской службы. Командовал крейсером на Черном море. В 1938 году с должности командующего Тихоокеанским флотом был назначен народным комиссаром ВМФ. Кузнецов был сторонником развития сбалансированного флота, в котором надводные корабли, подводные лодки и морская авиация взаимодействовали друг с другом. Последние, предвоенные тревожные месяцы именно благодаря предусмотрительности Кузнецова советский флот не был застигнут врасплох. Его пример - это исторический урок тем соратникам Сталина, которые через много лет стремились свалить всю ответственность но голову вождя, которому будто бы нельзя было возражать, и с которым невозможно было спорить.

19:21

20 июня в Самарканде началось вскрытие гробницы склепа Гур-Эмир, в котором был похоронен завоеватель и полководец Тимур. В раскопках, кроме археологов активное участие принимал сотрудники НКГБ. Когда была отодвинута крышка гроба и обнаружен скелет, одна нога которого была короче, сомнений что это были останки Тимура не осталось - хромота его была известна из достоверных источников.

Древнее же пророчество утверждало, что вскрытие склепа Тимура приводит к началу войны

21 июня в субботу в Большом театре прошла последняя репетиция оперы Гуно Ромео и Джульета. Партию Ромео пел Сергей Лемешев, Джульетты - Валерия Барсова. Премьера была назначена на воскресенье 22 июня.

Последний мирный день в Советской России был не таким уж и мирным. На западных границах группы немецких диверсантов вырезали линии проводной связи между штабами частей Красной Армии, убивали советских связистов. Люфтваффе получили приказ сбить рейсовый самолет Дуглас, вылетевший по маршруту Берлин-Москва. Ни одного немецкого пассажира на этом рейсе уже не было. Но истребители Геринга не смогли вечером обнаружить рейсовый Дуглас.

Весь субботний день множились признаки приближающейся войны. Появились перебежчики, германские солдаты с информацией о начале наступления Вермахта. До полуночи их было уже двое. После нуля часов перебежали еще два немца в военной форме.

В кабинете Сталина в Кремле около 7 часов вечера в присутствии членов Политбюро нарком обороны маршал Тимошенко сообщил об очевидных признаках близкой войны и на вопрос Сталина Что делать?, ответил, что надо немедленно дать директиву всем приграничным округам привести войска в полную боевую готовность. Слово "полную" Сталину не понравилось. Оно могло по его мнению спровоцировать немцев. Тимошенко добавил, что Генштаб уже составил проект такой директивы.

Через полчаса начальник Генерального штаба генерал армии Жуков зачитал проект этой директивы для войска западных военных округов.

Кирилл Александров: "Директива, переданная поздним вечером 21 июня 1941 года Тимошенко и Жуковым в штабы западных военных округов, которые уже по сути становились фронтами, носила безусловно странный характер. У нас складывается такое впечатление, что эта директива была вынужденной уступкой Сталина руководству народного комиссариата обороны, потому что войска, которые вот-вот должны были пасть жертвой нацистской агрессии ориентировались не на активную оборону, а призывались не поддаваться ни на какие провокации, которые могли бы вызвать крупные международные осложнения. Такое впечатление, будто бы Сталин знал, что такого рода провокации могут иметь место и своему источнику Сталин доверял гораздо больше нежели чем всем источникам разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии. Что это мог быть за источник? Здесь опять приходит на ум знаменитый майский полет Ю-52 в Москву. С какой целью он был совершен? И вот тут мы подходим вплотную уже к границе домыслов и фантазий.

Как бы там ни было, но директива Тимошенко и Жукова сыграла преступную роль. Войска оказались застигнуты врасплох немецким нападением, а можно только представить себе чтобы могло быть с теми представителями командно-начальствующего состава Красной Армии, которые все-таки рискнули бы привести свои войска с состояние повышенной боевой готовности, ориентировать их на активную оборону и тем самым поддасться на провокации.

Вот, таким образом нельзя не упомянуть еще об одном трагическом эпизоде, связанным с 21 июня. В этот день показатель 1941 года бывший командующий Ленинградским военным округом, герой советско-финляндской войны генерал Кирилл Афанасьевич Мерецков был арестован в поезде Ленинград-Москва. Меркуловские следователи Шварцман, Родос и Иванов привезли его в Сухановскую тюрьму. Там Мерецков был сфотографирован в анфас и профиль, с него сорвали знаки различия, сняли сапоги, а затем до полусмерти избили резиновыми дубинками, и, наконец, для того, чтобы видимо у него не оставалось никаких иллюзий по поводу своей грядущей судьбы всей следовательской бригадой помочились ему на голову, оставив лежать несчастного генерала в луже следовательской мочи до утра. Действительно, начиналась совершенно новая, другая, еще ни разу не изведанная Россией война, которой никто не мог себе представить меру человеческих
страданий".

21 июня вечером Гитлер продиктовал обращение к германскому народу, которое на следующий день будет доведено до сведения немцев. фюрер писал о заговоре против Германии, обвинял Москву в вероломстве, подготовке к нападению. Задача этого фронта уже не защита отдельных стран, утверждал Гитлер, а обеспечение самого существования Европы, что означает спасение всех. Да поможет нам Господь в этой борьбе. Поздним вечером Гитлер скажет своему адьютанту: "Это будет самая тяжелая битва для нашего солдата в этой войне".

В кремлевском же кабинете Сталина до 23 часов задержались Молотов, Ворошилов и Берия. Берия пытался пошутить на прощание, сказав, что Гитлер, наверное, не умеет плавать и потому никак не решится атаковать Англию. Через 15 минут Сталин уже ехал отдыхать на ближнюю дачу в Кунцево. В ящике рабочего стола Генерального секретаря лежал доклад военного атташе советского посольства во французском Виши, в котором сообщалось, что по достоверным данным нападение гитлеровской Германии на Советский Союз начнется ранним утром 22 июня. Сталин успел прочесть доклад и написал резолюцию на полях: "Эта информация является английской провокацией. Разузнайте кто автор этой провокации и накажите его". По этому делу наказать кажется никого не успели.

конец двадцать четвертой серии


автор и ведущий
Виктор Правдюк

Над фильмом работали

Галина Ясногородская
Михаил Михеев
Антон Правдюк
Сергей Правдюк
Константин Стафеев
Михаил Козлов
Ирина Кухта
Наталья Обознова

Благодарим за помощь в работе над фильмом

Константина Голощапова


ООО "Студия Надежда"
2005

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Загадки 22 июня 1941 года. Версия Осокина А.Н.

Андрей Светенко. Вопросы истории на Вести ФМ. 22 июня 2014 года.


22 июня 1941 года – незаживающая рана истории


- У микрофона Андрей Светенко, здравствуйте. Рядом со мной моя коллега Виктория Шеина.

- Добрый вечер.

- И наш гость писатель-документалист, историк, автор трилогии посвященной 22 июня "Тайна одного дня", если можно так сказать совокупно, Александр Николаевич Осокин. Александр Николаевич, приветствую Вас.

- Добрый день.

- Добрый день.

- Ну, действительно сегодня 22 июня. В 1941 году в этот день началась Великая Отечественная война. Это рубеж в истории. Это незаживающая рана и это кроме всего прочего для всех кто интересуется прошлым и профессионально и любительски и вообще абы как даже это по прежнему тема, которая привлекает к себе, манит и... вот мне лично кажется Александр Николаевич чем больше вот я лично в эту тему погружаюсь, да? Тем больше...

- Тем больше вопросов.

- ... вопросов...

- Да.

- ... истории, чем ответов. Вам не кажется? Вот я просто, значит, нужно чтобы наши слушатели поняли о чем мы сегодня будем говорить, и у нас в гостях опять-таки не абы кто, а человек у которого есть своя собственная версия интерпретации этих событий. Может быть кому-то она покажется фантастической и неожиданной, вызовет шок. Но в любом случае звоните нам по телефону 232-15-59, код Москвы 495, смс-сообщения 5533 плюс слово Вести в любой транскрипции и любой вопрос об этом дне Александр Николаевич готов на него ответить. Итак, итак, значит, правильно утверждать, что вот существуют 3, так, совокупных версии, объясняющей так или иначе события 22 июня 1941: сталинская с модификациями, суворовская... Ну, кто в курсе, а я понимаю так что это фамилия тоже на слуху, Резун, да? Значит, исследователь. И вот третья - Александр Николаевич Осокин получается у нас.

- Ну, а что так пугаться? Это вполне...

- А я не пугаюсь...

- Мы интригуем.

- Мы интригуем.

- Я понимаю. Значит, Вы очень правильно сказали, что до сих пор... вот именно, что до сих пор больше было вопросов, чем ответов. То есть, люди описывали... очевидцы описывали ужасные всякие события. Историки писали и задавали вопросы - так почему этого не было, почему этот был там. Я рискнул, потому что я понял, что наступило время, когда уже стыдно не говорить о том, так что же произошло в этот день. Вот разводим все руками дружно, вот, что-то непонятное, да? Вот. Это невозможно. И я попытался из всего, что есть составить какой-то вариант что бы это значило. Вот, когда особенно начались публикации, вот, после, так сказать э... 90-х годов, когда пошли... стали издаваться книги, ранее неиздаваемые, когда стали издаваться зарубежные, описания войны немцами, когда появился материал документальный, когда вышла мощная вещь 1941 год, который издали Яковлевский фонд, под его руководством, то...

- Документальные, архивные источники. Дело не в фамилиях, конечно.

- В дело были введены, вброшены, как говорится документальные, архивные источники. Вот все это вместе, меня это толкнуло на то, чтобы - а как все это связать? И вся моя работа, я... книга, которая называется "Великая тайна Великой Отечественной" она состоит из трех томов. Так вот в первом томе была только попытка все это связать и выработать какую-то гипотезу, вот, нанизать, что, как можно объяснить все эти события одним. Это книга первая. Вторая книга, это я уцелевшими, оставшимися на сегодня с кем мне вот бог дал свидетельства, участниками войны, в том числе многие первого дня, вот я подчеркиваю. Уже второй день - это уже другое дело. 22 июня это особое дело. Знаете, как есть песня У меня есть песня, у песни тайна а у тайны... Вот так и здесь. 22 июня - это тайна всей Великой Отечественной войны. Потому что это как первый удар во время бокса. Если нокдаун, то уже встает человек в нокдауне. Это был нокаут. И то, что наша страна после такого страшного нокаута поднялась и разгромила противника только усиливает этот подвиг. Совсем дело не в том, что а вот зачем описывать плохой день. Его надо описывать. Чтобы такие дни никогда больше не повторялись.

- Ну, так или иначе, никто не оспаривает невероятный, неожиданный и непредвиденный разгром, вот, мощных сил Красной Армии, которые были сосредоточены на западных границах. Не уточняем на самой ли границе, Александр Николаевич уточнит, очень важно, кстати говоря, да? Три миллиона восемьсот тысяч пленных только за 1941 год. Это... это... практически... несоизмеримо...

- То есть это был...

- Да. Но объяснений тому, такое устойчивое на протяжении десятилетий - мы были не готовы, это было неожиданно. Вот что было.

- Не знали, не догадывались.

- Да вот.

- Первое, что я узнал, вот, работая над первой книгой, всегда считалось, что превосходящими... официальная версия, она со времен Сталина идет, видоизменяется, но основа всегда та же, что на мирно работающую нашу страну, в полях все колосилось это дело и так далее, люди работали и вдруг напали. Мирно работали. И вдруг на нее напали, напали, значит, неожиданно, напали вероломно. Вот это слово мне очень подозрительным показалось. Что значит вероломно? Это кому была вера? Гитлеру? Да, оказалось была вера Гитлеру. Так вот, вероломно, действительно они говорили напали. Напали превосходящими силами с лучшей техникой и, собрав, так сказать всю Европу. Вот основные постулаты официальной версии.

Выяснилось, что танков у нас было в четыре раза больше, самолетов в четыре, некоторые даже указывают даже больше цифру, больше. Как-то все оказалось
не то. Цифра, статистика отбила это все. Оказалось, что по всем... а к этому я добавляю, что в Германии армии не было в 1919 года, ну, с 1918, когда
война кончилась. И до 1935 года, объявил Гитлер мобилизацию в 1935 году. Значит, армия, которой не было, ее только-только создали, за четыре года
они начали войну уже в Польше.

- И ведь неплохо создали? Согласитесь.

- А вы знаете? Я тоже понял почему. У них, начиная с командира батальона все были участники Первой Мировой войны, в то время как у нас большинство участников Гражданской войны были расстреляны в 1937 году. Так что вот тут, да, правильно Вы говорите.

- 75% из командного состава меньше года...

- Там, значит, кадровая армия Рейхсвера была, она развернулась, а костяк ее офицерский...

- Да, они сумели сохранить Генштаб. Это очень важно. И они сумели сохранить, как выяснилось, это новое было, сотрудничество. Им запретили иметь оружие - и танки, и подводные лодки и все, а оказывается они все это имели сотрудничая с другими странами, в первую очередь с Советским Союзом. Вот это интересный и важный факт. Вот это, как называется, фашистский меч ковался, значит....

- Вы знаете, а Вы... в общем никогда... это... ну, тут невозможно было что-то замолчать и перефразировать, хотя вот вероломно - это проговорка, мне тоже с детства она запомнилась. Значит была какая-то вера, надежда и прочее? Я просто подброшу одну детальку. Вот тут недавно открылась выставка, посвященная истории Юрия Владимировича Андропова, значит, день рождения... И там, значит, одно из его донесений в бытность, значит, председателем КГБ, о том, что вот, значит, в Англии собираются издать мемуары Жукова. 1968 год еще. Они вышли в 1969 и эта, значит, утечка произошла, там, значит, по недосмотру Агентства печати Новости, потому что там человек сорок работали, в общем, над редактурой, да? Но самое
интересное, что я видел подлинник этой рукописи, редакции, машинопись, которая не вышла, вот в Политиздате естественно это вырезали. Когда вот Жуков добивается, значит, Сталина, а ему говорят, значит, Сталин спит, отдыхает, связи нет, а уже идет война, то первое

- ..... ?

- Нет, нет, это 22 июня... То первое, что якобы говорит Сталин Жукову, он говорит: "Звоните Гитлеру. Не может быть, чтобы немцы напали".

- Это Вы читали?

- Да.

- Замечательно. Это, спасибо Вам за такую поддержку. Это замечательная поддержка.

- Это вот хранится в архиве...

- Так вот в этом вся и штука. Восемь часов, когда шло избиение наших войск в полном смысле слова. Сейчас сказу почему избиение. А никто не объявлял стране, что началась война, и наоборот утром передавали последние известия Сели, встали, сели встали и что английские войска ведут борьбу с германскими войсками и терпят там то-то, то-то... Понимаете?


- Ну потом обращение Молотова было...

- Ну, в 12 часов дня...

- В восемь часов.

- А это в восемь часов, да.

- Никто не говорил. Шло обычное радио. Понимаете? То есть... что... А почему это было? Все искали Сталина. Потому что Сталин дал накануне команду. Я Вам приведу доводы. Первое. Он взял на себя должность Председателя Совнаркома, 5 мая. 4 мая он взял, а пятого об этом известили. А шестого вышло в газете. Значит, что это такое? Он все взял в свои руки. Только он один, никто не имеет права его заменить. Только с его разрешения может все это двигаться. Это первое. И вот поэтому... А как это можно отменить? Дальше. Немцы наши союзники и самое страшное вот нахождение немцев. Вот у меня один есть довод, вот он на мой взгляд убийственный, я удивляюсь когда люди какие-то другие вещи говорят. Находятся возле советских границ 170 вооруженных до зубов немецких дивизий. А началось, там, с 72, потом они наращивали, наращивали, наращивали, наращивали...

- С середины мая они очень активно, да, наращивали.

- Ему все время докладывали, докладывали вот этому человеку. Новобранец, который в информационном отделе... может быть Вы слышали?

- Конечно.

- Он докладывал, даже есть книга, сейчас вышла новобранца, а ему говорили... все время срезали количество дивизий...

- Да.

- Чтобы Сталина как бы не пугать. Это было не потому что пугать, шло наращивание дивизий с согласия с ним. И вот это второй вопрос, который надо понять. А для чего? Вот представьте себе: Вы выглядываете в глазок, у Вас сорок человек с топорами и с битами, выглядываете: Вы чего ребята? Мы курим. Примерно так. 170 дивизий и они отдыхают.

- Так вот было же объяснение тому во время визита Молотова в Берлин в ноябре 1940 года, когда он, значит, спрашивал Гитлера почему же вот сосредотачиваются войска на границе. Они выводятся на отдых...

- Это другое время. Во время визита Молотова они еще не сосредотачивались. Началось это позже.

- Вот. Немножко позже. Но сути моей ремарки это не меняет, а в ответ на это, значит, наши говорят а... а... в ответ на такой же вопрос: почему сосредотачивается Красная Армия в выступах на западной границе? Ну, вообще переброска... А для того, чтобы обеспечить мирный отдых германской армии.

- Вопрос и ответ достойный.

- Это все к тому, что дипломатические игры и дипломатический зондаж - это все конечно ясно, что имело место, да? Но может быть, значит, был Сталин все-таки не готов и не смирится с мыслью, что Гитлер все-таки рискнет. Для него наверное это казалось авантюрой нападать...

- Ладно. Не с того я начал. Надо начинать с сути. В итоге, когда я все это выстроил, получилась сумасшедшая гипотеза. Какая? Сталин не готовился к войне с Гитлером. Почему? Потому что войска были расположены, наши войска, которых было очень много, это, кстати, заметил Суворов, он в этом прав. Пять огромных армий сюда перебросили. Зачем? Куда? Их не просто так же перебрасывали. Нет не просто так. Значит понимали что к чему-то готовились. К чему? Так вот готовились не к той войне. Вся тайна 22 июня и всей трагедии и всего разгрома, а готовились к другой войне. А войне какой? А с кем? Давайте посмотрим должен дружить Сталин. Идет война. Англичане и немцы. Он все равно должен вступить на чьей-то стороне неизбежно. Он выбирает. Не слаще редьки абсолютно, потому что с Англией, она относилась к нашей стране ужасно и она никаких вот даже заводов не строила Англия, строили американцы, строили французы, вот во время, когда вот шла подготовка....

- Индустриализация.

- Индустриализация. Так вот. А с Англией отношения были ужасные. Теперь смотрите дальше. С кем договор - с Англией или с Германией? С Германией!

- Чей посол уезжает?

- Чей посол покидает шестого...

- Пытались же наладить с Англией отношения. 1939 год.

- Английский посол улетает.

- Темная история насчет этого...

- Тогда ведь все и оборвалось в 1939 году.

- Я знаю реальные факты. По всем внешним фактам - дружба с Германией. С 1922 года непрерывной дружбы после Рапальского договора. Они у нас в трех местах работают, готовят танкистов, летчиков и химиков. Не буду называть это известно...

- Казань, Липецк.

- Казань, Липецк и Томка. Вот. Поэтому... и, значит, кто? С кем? Вот давайте, посмотрите. Посол уезжает.

- Посол английский, чтобы было понятно о чем...

- Вы сказали уже о нем. То есть ясно совершенно что дружить больше не с Англией, так вот тогда почему не может быть, что они с кем дружат с тем и готовят начать войну. Ну, появилась эта идея, что а вдруг он... И дальше начал ее искать. То есть первая книга ушла вся на идею. Вторая книга я уже искал идеи, которые помнят, которые могут рассказать, первые документы у меня появились. Я должен определить насколько эта идея соответствует действительности. Она на первый взгляд невероятна.

- Давайте почетче обозначим. СССР готовился к войне с Англией?

- Значит, я утверждаю, что СССР не готовился к войне с Англией. А он готовился под флагом готовящейся войны с Англией, что Гитлер перебросит советские войска на берег Ла-Манша.

- Вот вся фантастика-то.

- Вот вся игра в этом и была заключена. Гитлеру, ему говорят, да ударим... Гитлер с кем воюет? С Англией. Кого бомбит? Англию. Взять ее у него сил не хватало.

- Посмотрите, я переведу это на язык, так сказать, вот пьесы вот когда там Сталин с его выражением говорит: А если мы с Вами союзники, вот давайте мы поможем Вам победить Вашего врага, так сказать.

- И тут началась заманка.

- И что? Он как кошка с мышкой пытался играть? Да?

- Это так.

- А в результате его перехитрили. Я все готовлю, вот хочу зачитать одну...

- Немножко другое. Тут он готовится... он... Сталин предложил сделать так, чтобы у Гитлера были очень сильные лобби против того, чтобы воевать с Англией. Это англосакс. Они как бы родные... ветви одной так сказать нации.

- Да, уж да. Геббельса если вспомнить, он тогда писал: "Это историческая ошибка что мы воюем с англичанами...".

- Да, да. Очень сильное лобби, очень сильное. И вдруг появляется вариант, Сталин говорит так как Вы сказали. Он восточный человек. Он понимает, что самое страшное - это только одно - месть. Месть. Вот если англичане повоюют с немцами, то они долго будут не любить и будет месть. Если мы пойдем... казалось бы... мне вот все пишут, критиканы, которыми я критикую, они говорят: Почему не наоборот? Зачем? Ведь они до чего договорились, что Гитлер проводит войска Сталина, которые как раз на границе были, вывозит на берег Ла-Манша для участия...

- Александр Николаевич, но у нас ведь...

- Дайте я скажу. Это я должен досказать. Они выводят их туда для участия, а взамен Сталин немецкие войска провозит через Советский Союз к Ираку.

- На Ближний Восток где-то.

- А в Аль-Галайне было восстание антибританское и вот на помощь ему туда везут... Вот обмен такой. Вот идея. Вот это и была точно сталинская идея.

- Это объясняет наличие якобы вот этих вот десантов, которых не было фактически, а какие-то в тылу наших войск обнаружились в первые дни. Я уже просто, так сказать, знаю, прочитав Ваши все книги, да. Да, да.

- Так вот оказалось что вот оказалось...

- Самолеты с красными звездами немецкие это тоже прекрасно объясняет.

- Да. Самолеты с красными.... вот пишет наш э... маршал Голованов, они летят...

- Отвлекающий маневр, значит...

- ... ТБ и вдруг на встречу им летят самолеты с красными звездами. Они думают, ну наконец у нас прикрытие, и вдруг эти ударяют по ним. Что это такое? А это?

- ....?

- Да. А оказывается игра была...

- А там взятые в плен в первый день войны немецкие летчики были в форме не Люфтваффе военной, а в форме...

- Польской по моему.

- ... гражданской. Нет, в гражданской. Польши не было уже к тому времени. Что ее вспоминать? Знаете Александр Николаевич? Вот, ну время-то идет, в том смысле, что эпоха меняется. И наше время и историческое время... Вы знаете вопросы-то вот спрашивают наверное люди молодые. Вот такой вот наивный и детский вопрос. Это правда, что Сталин знал о нападении как минимум за неделю?

- Я Вам отвечу...

- А не был ли он агентом, там, Абвера, да?

- Нет, нет. Не был он агентом Англии, он свои интересы абсолютно... Вопросы агента просто... ну, не разговаривают... даже не разговор. А вот я
Вам скажу другую вещь. Дело в том, что Сталин План Барбаросса имел.

- До еще до Нового года.

- Об этом сказал м... Махмут Ахметович Гареев. Он сказал об этом... напечатал об этом...

- Да, я читала.

- То есть он его читал. Второе. Всюду пишут, что План появился у Сталина через десять дней после его подписания Гитлером. Осознайте? План весь, не то что там какой-то, что нападут, а план, весь полностью. Так вот Ваш покорный слуга перебрав все варианты нашел точку, где Гитлер Сталину передал этот план.

- Ну это....

- Не сам лично - через посла. Послали нового посла Деканозова, которого сменили в тот день когда... Еще один интересный факт для подхода к этой гипотезе. В ноябре. Ну, в начале про приезд Риббентропа говорить не будем, он широко освещен и ясно все почти, кроме там некоторых деталей. А вот про поездку Молотова с ответным визитом в ноябре 1940 года умалчивают. Два дня, визит, там, неудачный. Я нашел состав. Я нашел в МИДе состав делегации.

- Да там вся техническая, военная, инженерная элита тогда была.

- Там все руководство с элитой собрали.

- Переодетые, там....

- И не переодетые. Ведь нашли еще и фотографии. У меня огромное количество - более 600 фотографий.

- В одном из изданий все, так сказать, идентификация идет.

- И начинаешь понимать кто это стоит рядом. Боже мой! Кто стоит рядом с Мюллером? Да это рядом с ним стоит Деканозов. Не Деканозов, я оговорился, наш Меркулов.

- Это в ноябре 1940 Вы имеете в виду?

- Да. Это в ноябре. Они банкеты и так далее...
(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Загадки 22 июня 1941 года. Версия Осокина А.Н.

(продолжение)

- А Вы знаете, если уж о Плане Барбаросса, я вспомнил. Значит, генерал по фамилии Маркс, легко запомнить, да? Артиллерийский генерал, совершенно не знаменитый, он составлял. Все это было сделано достаточно быстро и на коленке и носило характер вот такой вот осознанной дезинформации или для отвода глаз вот. И, я просто помню, Гудериан в своих воспоминаниях солдата, он, значит, пишет, я когда ознакомился с этим планом, я понял, что, если бы это капитан писал учебную работу в Генштабе - его надо было оттуда выгнать, потому что наступать по расходящимся направлениям, в три разные стороны, без концентрации сил - это все, так сказать, ну, такая вот... уши в общем лезут на каждом шагу.

- Там, чтобы успеть объяснить тему, вот сказать - что произошло с этим? Тоже не маловажный факт. Был Молотов в Берлине, где на высшем уровне это был... Я бы назвал главу об этом... я ее не назвал, но можно было ее назвать, выездное заседание Совнаркома в Берлин. Вот на каком уровне шли у них совещания и там прочие вещи. Это был на высшем уровне. Так вот, когда он уезжал, ему дали, ради чего все и было, никто не может объяснить зачем он ездил, зондировать, разведывать? Нет. Его уговаривали, мы прочитали все, я прочитал все факты, которые документы вышли, переговоры с Гитлером, переговоры с Че... с Ге... с этим... с Герингом. Переговоры с Риббентропом Молотова. Есть подлинники, все нашли, они есть, опубликованы или есть в архиве. Так вот, по этим переговорам следует, что его вызвали с одной единственной целью - они твердили все кто с ним беседовали и повторяли: Англия разбита и надо делить английское наследство и Вы должны принять в ней участие и даже указывал куда. Россия не имеет выходов к океану, они говорят, ну вот Вам выход к океану - Индийский океан, вот где собирается Жириновский все ботинки помыть, а тут в этом и начались, что вот Вам выход к океану, отдаем Вам. И он уехал в кармане имея план присоединения СССР...

- Ну, да. К Пакту.

- ... к пакту трех держав - Рим-Берлин-Токио. Ну это все как бы...

- Открытый вопрос оставался в этом смысле, потому что ответа, так сказать, окончательного нет...

- А вот я хочу немножечко его приоткрыть...

- ... переменили...

- А хочу призакрыть. А вот никто не знает другого, что вот здесь опубликовано. Что 25-го... значит, он уехал 14 декабря... э... 14 ноября из Берлина 1940 года. А 25 ноября - через 10 дней после его возвращения, он, уже в качестве Председателя Совнаркома, вызывает к себе посла Германии Шуленбурга и вручает ему этот Пакт с нашим согласием вступить в него и с тремя... с условиями принятия дополнительных трех секретных протоколов.

- Каких?

- Каких? Первый протокол по Финляндии. Что немедленно немцы выводят из Финляндии все войска. Второй протокол по Болгарии, что заключается договор с Болгарией... Ну, это...

- И Буковина, там где моя историческая родина.

- Нет, нет. Это не в этом месяце, это в другом. Два. И третий протокол, что Южный Сахалин Япония нам возвращает. Вот, три дополнительных протокола, которые потребовал включить Молотов. Что происходит дальше?

- Было согласие по этому поводу?

- Вот слушайте. Вот я... я.... интригу-то можно сделать?

- А можно знаете еще какую интригу еще похлеще? Сейчас у нас новости начнутся!

- Ну, да. Я как раз к этому.

- Выезжает... тут же сменяют посла. Послом становится Деканозов, зам. министра иностранных дел, наркома, он выезжает с этим документом в Берлин и вдруг сидит, его ждут.

- Александр Николаевич, это не шутка. Сейчас будут новости. Потом мы вернемся.

- Мы заинтриговали, потом вернемся, конечно.

- Да, у микрофона Андрей Светенко. Мы сегодня говорим о тайнах одного дня - 22 июня 1941 года. У нас в гостях писатель, историк Александр Осокин и вот... Ну, тут пишут разное нам... В том числе и такое: По моему Ваш гость говорит ерунду. Вот давайте слово против слова, я позволю себе цитату, значит.

"Труд Осокина - это научный подвиг, который совершен нашим соотечественником в особых условиях. С одной стороны, нарастает интерес российского общества к национальной истории, нарастает готовность самостоятельно и трезво оценивать и принимать историческую правду какой-бы она не была. И в тоже время налицо попытки исказить и оболгать нашу историю, как со стороны исследователей именующих гитлеровскую агрессию превентивным ударом, рассуждающих о неприемлемой цене победы, уравнивающих германский фашизм и советский социализм, так и со стороны псевдо-патриотов, находящих причины наших военных неудач в чем угодно, только не в преступных стратегических ошибках самого Сталина, не в созданной им системе тотального государственного террора и страха. По сути проведено журналистское и научное расследование тщательно скрываемого государственного преступления национального масштаба. Убежден, Осокин совершил историческое открытие, доказав, что катастрофа 22 июня 1941 года - это в первую очередь поражение Сталина в предвоенной, тайной политической игре. Личное поражение, за которое армия и страна расплатились миллионами жизней. Этот факт тщательно скрывался от общества десятки лет. Прикрывавшая его официальная ложь стала основой государственной идеологии послевоенного времени".

Цитата. Конец цитаты. Генерал-майор Александр Владимиров, президент коллегии военных экспертов России, член Совета по национальной стратегии, кандидат политических наук.

- Спасибо большое.

- Вот я Вас как бы и поругал и защитил, значит.

- Спасибо.

- Это вот рецензия на книгу?

- Слово против слова. Да, это рецензия, это как раз на...

- Это рецензия на трилогию.

- На трилогию, да, в Московском комсомольце...

- Он написал и предисловие к моей книге, он написал, вот и заключение.

- Это в общем понятно, что от Александра Николаевича вот ждать такой... такого варианта защиты и аргументации...

- Спасибо Вам большое. Спасибо Вам и Владимиру.

- Мы здесь немножко, так сказать, помогли, да.

- Я хочу сказать знаете что? Что большим элементом защиты является сам человек с его мозгом. Когда в него что-то вот бросаешь и если это он находит подтверждение, я только на это и надеюсь. Что я думаю, что вся трагедия моя лично в чем? Что у меня так сказать еще только отдельные люди признали, а остальные считают - да это бред. Англия? Какая чушь! Только из-за того, что они не могли прочитать... Профессиональная ошибка, что я слишком большой написал труд. Вот это я серьезно говорю. Так вот я хочу выделить из него... я продолжу то о чем мы говорили...

- Да, конечно.

- Интригу. Вдруг снимают посла Шкварцева. В этот же день, когда принимают, ну, вот Шуленбурга, посла Германии. Едет уже в качестве посла зам. министра Деканозов, бывший начальник внешней разведки, кстати, одно время он был. Он едет туда, приезжает, и сидит, его не принимают, он сидит, он даже есть письмо, где он пишет: "Да что ж такое? Может мне уехать?" И только 19 декабря, приехал он 28 ноября, только 19 декабря Гитлер его примет. Я долго ломал голову - почему? Почему, когда приехал Шкварцев какой-то вообще текстильного института директор вдруг стал послом. Его приняли, там, через несколько часов, когда он прибыл. А здесь... Это в 1939 году... А здесь такой важный момент - он не понимает... Так вот оказалось что! Даты работают. 18 декабря Гитлер подписал план Барбаросса. А 19-го, только когда план подписал, он принял Деканозова, Тут-то я и задумался - а почему бы он ждал бедный 18 дней? Такое неуважение указывало. А он не мог ничего дать - план закончили только к 19-му числу и они обменялись. Этот привез ему согласие вступить в Пакт трех держав...

- Александр Николаевич, у нас есть звонок. Я напомню, наш телефон 232-15-59, код Москвы 495 и мы слушаем нашего... слушателя. Да? Добрый вечер.

- Алло, здравствуйте.

- Добрый вечер.


- Представьтесь пожалуйста.

- Валерий Михайлович звонит. Вот я хочу задать вопрос Вашему гостю вот какой. Скажите пожалуйста, а как он прокомментирует переговоры, которые вела комиссия, которую возглавлял Ворошилов, между Англией и Советским Союзом о размещении войск на западной границе Польши. Он в курсе дела?

- Да, он в курсе дела.

- Вот. Потому что вот то, что он говорит, вот эти вот истории, Вы знаете, я могу также сказать, что между Берлином и Москвой был проложен туннель, по которому общалось наше правительство с германским.

- Так о чем про туннель говорить? Там все открыто. Это тонны документов и в фотодокументах есть. Ну и что? Если только этого не знать и не видеть например вот этот знаменитый наш секретный танк КВ, да? Клим Ворошилов, кстати, проброс к настоящему Ворошилову. Вот, есть фотография в книге Осокина. Она опубликована. Когда немецкие специалисты его осматривают еще до начала войны. Значит, это просто иллюстрация того каков был уровень военно-технического сотрудничества. Они нам свои Мессершмитты поставляли для того, чтобы мы их усовершенствовали, там, Таубин, вот, знаменитая драматическая история этого изобретателя-конструктора и наоборот. Ну, отвечаем на вопрос, который прозвучал про комиссию Ворошилова, размещение войск на границе с Польшей с Англией, да?

- Значит, если речь идет о... Это Вы говорите о каком годе? О каком годе? 1939-м? О переговорах, которые велись...

- Давайте ответим и на 1939 и на май 1941.

- Я уточнить хочу. Вы говорите вот это... переговоры шли в 1939 году?

- Ну, нет его. Он уже бросил трубку и слушает, что Вы ответите.

- В общем я могу сказать только одно - если это идет речь о переговорах 1939 года, то английская делегация, которая приехала на переговоры, закончилась за два дня до приезда немецкой делегации. На мой взгляд была просто цель оттянуть как можно дольше и не подписать никаких соглашений с ними. Чтобы соглашения было все-таки подписано с немцами, как это ни странно. Вот моя точка зрения. А... Вот все что я хотел сказать.

- Ну что же... А... На чем у нас звонок оборвал?

- На каком месте... Сейчас вспомню.

- Ну, утвердили План Барбаросса.

- Барбаросса только утвердили в декабре. Да.

- А. Так вот, План Барбаросса утвердил... Сегодня... вот товарищ сейчас выражал сомнения... Вчера только подписали Барбаросса, а на следующий день приняли нашего посла. И вот в результате Удвореев видел этот план, будучи зам. начальника Генштаба видел этот план и утверждает, что его видел Сталин. Вот.

- Знаете, вот когда аргументы через документы, да, идут, а документ может быть подложный. Документ может быть составлен для отвода глаз. И он тоже не перестает от этого быть документом и на то есть такая наука - источниковедение...

- Да.

- ... которая в этом и разбирается.

- Так вот я хочу на счет этого документа...

- Природа любого документа должна быть исследована и даже если он и ложный и лживый и, так сказать, дезинформирующий - это не значит, что тут не о чем говорить.

- Можно представить, так сказать, с какими словами вручили это дело Деканозову? "Этот документ мы передали Черчиллю, чтобы Черчилль думал, что мы готовимся воевать с Вами. А сами будем готовить нашу операцию". И Сталину этот документ попал с комментариями, что этот документ у Черчилля. И именно раскручивая этот документ, Черчилль был, когда понял что этот вариант вполне резонен... У него было две мечты в тот момент - включить в войну Советский Союз. Ну, естественно, на своей стороне.

- Сейчас это уже секрет полишинеля. Значит, ну вообще, когда вот началась такая вот линия в нашем историческом сознании культивироваться, что все наши проблемы - это англичанин гадит, то тут очень легко... Вот Черчилль. "Это все придумал Черчилли в восемнадцатом году", как пел Высоцкий...

- Так вот самое интересное, что это все придумал Черчилль, только не в восемнадцатом, а в 1941 году.

- У нас еще звонок.

- Я должен несколько фактов, вот, подряд сказать важных. Из которых все выстраивается. Значит, подписал ли Гитлер договор со сталинскими тремя предложениями новыми - неизвестно. Это теряется, как река в песках пустыни, этот вопрос. Неизвестно, исчез. Нет ни да, ни нет. ничего никто не знает. А вот вопрос другой. Что Черчилль начал думать над тем, что готовится вот этот...

- И как бы стравить Германию с Советским Союзом.

- И когда до него дошла информация о том, что готовится на самом деле высадка, он немедленно предпринял... Это моя версия. Никуда Гесс не летал. Гесса выкрали. По заданию. С тем, чтобы он оказался в Англии. И вот, Сталин сидит в Москве и понимает, что в Англии оказался первый друг Гитлера, первый его заместитель, лицо второе, имеющее право подписи в Германии. Больше никто такого права подписи не имел.

- Носитель секретов и...

- Мало того! Он имеет право подписать любой документ.

- А тут мало разницы - улетел сам, выкрали. Главное, что это ситуацию ломает.

- Главное, что он оказался там.

- Второй факт, который многие не знают. Гессу разрешили из гуманных соображений общаться с женой. Может больна она была, он же не знает. Через день летал фельдегерь и возил письма от жены, родной его жены. Так вот он этими письмами немедленно мог предложить... Черчилль. "Давайте покончим с Советским Союзом, с этими большевиками, я с 1919 года твержу об этом. Давайте кончим воевать между собой, ударим по ним, а потом разберемся". И Гесс через вот эти поездки мог договорится и они договорились о совместном ударе.

- У нас слушатели проснулись, звонят. Давайте им дадим возможность высказаться. Да, добрый вечер, мы Вас слушаем.

- Алло. Это Альберт звонит.

- Добрый вечер Альберт.

- Добрый вечер. Как относится вот к тому, что... у меня близкий знакомый Фоменко, академик, математик... Может быть он знает?

- Да знаем мы.

- Историк, там. Что надо читать только воспоминания Черчилля, Эйзенхауэра, де Голля, у меня книжка 1990 года вышла, или Нюрнбергский эпилог(?). Все остальное - американцы вложили миллиард долларов и подделали все наши архивы - ничему верить нельзя. Только вот этим президентам.

- Лишаете работы целую армию историков-архивистов. Конечно, да.

- Вот я на это отвечу. Может быть все то что сказали так оно и есть, я конечно с большим сомнением к этому отношусь, но самое главное надеяться на то что и работы, логика... как вот Шерлок Холмс, он ведь работал-то ничего он не получал, а он по каким-то умозрительно... Умозрение - это самый сильный элемент.

- Господа, ну еще раз говорю. Есть такая наука источниковедение. Я вот сам источниковед, даже и не историк, и в этом разбираться - ну, подделано, не подделано, с какой целью создано и в этом смысле и то, что имеет статус подлинного документа тоже какими-то...

- У меня только один вопрос к тем, кто задает мне вопросы. Вот возьмите любую, так сказать, версию другую, и окажется обязательно куча вопросов, на которые нет ответа. Я готов...

- Александр Николаевич создал внутренне логическую и непротиворечивую версию...

- Да.

- ... в которую трудно поверить. Она, как знаете, стадия - этого не может быть, потому что не может быть никогда, вот она сейчас переходит во вторую стадию - в этом что-то есть. А сейчас у нас будут новости опять.

- Продолжаем программу. Наши телефоны 232-15-59. У нас есть звонок. Не будем тратить время на... Добрый вечер, мы Вас слушаем.

- Добрый вечер, господа.

- Добрый вечер.

- Алло?

- Да, да.

- Слушаем Вас.

- Вы знаете, ну нет смысла ковыряться во всех архивах, потому что все лежит на поверхности. Еще есть такой документ 1916 года, февралем. Когда группа банкиров влиятельных решила план уничтожения монархии в России и все силы объединить для этого, и Англии, и Америки, всех банкиров, чтобы уничтожить императора, государя Николая Второго и уничтожить Россию. И он выполнился прекрасно. И Вы еще знаете Джорджа Кеннона (?), да? Потому что агент госдепа ...

- Кеннона? Спасибо. Но Вы знаете у нас гость - Александр Николаевич не по этой теме и не хотелось бы, так сказать, до предела эту гармошку истории растягивать, тем более что тут вот вообще на самом деле, как же писатель Осокин ненавидит Россию. Вот, вот понимаете, если что-то критически Лева пишет нам, значит, вот не любит, а как же вот товарищ по имени Влад любит Россию, что вот... вот, как легко и просто все стало. Вот любишь Россию, значит это в чем выражается в том, что...

- Товарищу Владу... Можно я отвечу?

- Конечно.

- Вот, понимаете, я сын военного и видел как в воинских частях висят воинский путь части. И он всегда начинался с запада, в смысле с востока и шел на запад. Оказывается политработники выкинули первую часть нашего воинского пути. Понимаете?

- С запада на восток... Я просто хочу сказать Александр Николаевич 1941 года рождения, сын...

- Я 1939-го...

- Ну, два года, значит... Вас упрекает человек, который наверняка не отступал с Красной Армией в июне 1941 года, как Вы, будучи ребенком.

- Да. Уезжал вместе с матерью в эшелоне из Каунаса, где служил мой отец в те годы. И мы были под бомбежками. Так что всю жизнь прожил среди военных. Но дело не в этом, дело в другом. Знаете как говорить? Любить Россию можно только одно. Желать ей добра, а добро России дает только правда. Никогда вранье не дает добра. И поэтому скрывать... Вот когда скрывают... Этот вот товарищ очень настойчиво выделил самое главное во всем этом. Когда вскрываются причины плохого, трудностей наших и то, что Россия победила... Это я не люблю Россию, когда я говорю, главный мой постулат, что если после такого поражения, которое было в 1941 году разгромить противника - да это самое нас защищает это наше ужасное поражение в начале. Почему? Потому что весь Запад понимает - Россия - это особая страна, если даже после такого поражения она побеждает, так с ней лучше не связываться никогда. Вот в чем мой патриотизм.

- Кроме всего прочего, вот, если не извлекать трезво, не взирая на ошибки, там, и так далее, уроки из прошлого, это прошлое будет повторяться.

- Это самое главное. Вот то, что Вы сказали - это самое главное.

- У нас есть еще один звонок.

- Добрый вечер, мы Вас слушаем.

- Здравствуйте, уважаемый ведущий, меня зовут Александр. Я бы хотел уточнить такой вот вопрос, вот, по окончании Великой Отечественной войны вот в плане технологии и в плане материальных ценностей, которые мы забрали из Германии, вот соотношение какое, по сравнению с американцами или с Англией? Спасибо.

- Давайте я отвечу. Потому что Александр Николаевич у нас в 22 июня.

- Нет, ну у меня есть...

- Там понимаете? Сравнивать трудно, потому что устаревшие технологии, значит, американцы не брали, они брали умы, они брали Вернеров фон Браунов условно, так сказать, ракетчиков, которые, значит, там на работу был принят, а вот Советский Союз действительно через репарации, через вывоз и демонтаж, значит промышленного комплекса Германии 30-х годов, уцелевший, значит, очень многое мы сюда перевезли и в этом смысле это было очень показательно для того какая экономика и какие подходы. Инновационные, креативные, через интеллектуальные составляющие и вот производственные. Ответил я на вопрос, Александр Николаевич?

- Этот вопрос не имеет отношения к теме нашей сегодняшней беседы.

- Ну, да, мы сегодня немножко о другом.

- Можно я докончу несколько фактов.

- Конечно.

- Потом, там, меня, там, кидают, бросают, но я все-таки назову факты. Я рассчитываю, что это сильнее чем что-либо. Итак. Черчилль узнает, что готовится эта операция. Он понимает, что надо немедленно что делать? Поссорить. Выкрадывают. 10 мая выкрадывают Гесса, договариваются с Гитлером, 22 июня... А что происходит дальше? Сталин в шоке. Что делать с операцией. 24 мая у Сталина собирается совещание в котором было 22 участника, ни один из них не только не написал...

- Это не дальше, это до того было. Смотрите, 24 мая...

- Я про май и говорю. Именно май. О котором никто не только не написал, ни разу не упомянул, что он участвовал. А там были самые большие люди - командующие всех округов и командующие...

- Журнал посещений кабинета Сталина, да.

- Это да, это журнал... Так вот, оказалось что? Никто... А что это было? Это решали что делать. В связи с тем, что это дело... Гесс у них. Как? Продолжаем операцию с Гитлером или Гитлер враг? Если его заместитель сидит в Лондоне? Так чтобы сделать это дело... м... продвинуть вперед свою идею на что идут англичане и немцы? 20-го числа выбрасывается десант на остров Крит. Это как провозвестник высадки десанта на... Видите, как мы можем, какие десанты кидать? Опа! Воюют! Захватили остров Крит. 24 мая топится ведущий корабль крейсер Хут английский с 1400 экипажем и в этот же день происходит это совещание у Сталина. Это Сталину предъявили - мы воюем. Через три дня потопят Бисмарк, 27-го числа. Я называю это размен двух ладей у этих игроков - у Черчилля и Гитлера. Но Сталин видит - они воюют. И он утверждает. Не тот лепет, что вот он испугался, поверил... Ему доказали! Жестокой ценой. Выброской десанта на Крит, потоплением двух самых крупных кораблей. Немецкий и английский. Они воюют. Все. И он дает команду - операция остается в силе. Что начинается? Начинаются перебрасываться войска сюда, наши перебрасываются. А это, причем это идут войска...

- Сюда - это на западную границу.

- ... на запад. При чем, пять армий. Причем это армии, которые не будут ехать в Англию. Нет. Они заменят те армии, которые уедут в Англию. Тех
специально экипируют. Им делают определенную одежду.

- Дьявол в деталях. Вот эти вот треугольнички на петличках - это действительно, никто не разгадал. А это масса документальных...

- Это масса, да. Что это то...

- Условный знак для этого...

- ... условный знак участия в экспедиции.

- ... условного экспедиционного корпуса.

- Это смена нижнего белья о котором так много смеялись, с кальсонами. Да, нижнее белье выдали другое, тем, кто едет. Как объяснили им? Зачем они едут на запад? На учения. И все люди, которые, так сказать, оставляют свои воспоминания, говорят - мы ехали на учения. Вот и все.

- Сообщения разведки, которые поступали к Сталину.

- Сообщения разведки были абсолютно точными. Абсолютно правильными. Ну, приведу самое яркое из них. 17-го, ну, до этого мы еще не дошли, но я скажу, 17 июня...

- А мы и не дойдем, у нас три минуты осталось.


- У нас три минуты? 17 июня Сталин и Меркулов, нарком безопасности....

- А он там, матом ему написал...

- Да, я читала.

- Это он написал матерную резолюцию. Он не мог каждому объяснять, что он задумал. Самое главное - 22 июня первая бомбежка была на час раньше в Севастополе. И все, кто об этом писали, и Жуков, и Кузнецов, написали, что бомбили неизвестные самолеты. Ночью увидели на расстоянии около ста километров - это мог сделать только радар. И я нашел, что радиолокационная станция 15 июня начала работать на крейсере Молотов. Значит, наши видели откуда летели и видели, что это не немцы, они летели со стороны Турции. Значит первая бомбежка была организована англичанами.

- Тем более она не привела ни к каким повреждениям и разрушениям. Она была такая очень... учебно-показательная.

- Второе утверждение Кузнецова, что они бросали не бомбы, они ставили мины. И не простые мины, которые утром можно протралить, а донные. И не просто донные, а на какой-то счет. На десятый проход или там на двадцатый они реагируют.

- Но все-таки, если пытаться суммировать то, что мы сумели озвучить сегодня, хотя вот правильно Александр Николаевич сказал, читать вдумчиво, анализировать, не на готовые ответы, не на сложившиеся, так сказать, представления. Да. Потому что теперь кто же читает книги? Но все-таки суммируя. Очевидная вещь. Это была шахматная игра, вот, до поры до времени. Причем вот на такой виртуальной доске, где было, ну, как минимум сколько? Три-четыре...

- Еще одну минуту можно?

- Еще одну минуту Вам даем. Повелитель времени.

- Вот спасибо большое. Я хотел сказать вот о чем. Что, все, вот в этот день, в первый день войны Сталин не выступил. Потому что началась не та война которая была. Но самое потрясающее, что Гитлер не выступил! Потому что началась не та война. Зачитывал его текст Геббельс. То есть началась для обоих сторон не та война. Почему не та война для Гитлера? Он ждал, что вступит Англия! А в 9 часов вечера выступил единственный лидер государства, который выступил в этот день - это был Черчилль! Он сказал: Мы будем драться, поддерживать Советский Союз. Где бы немцы не были...

- Да. "Я готов породнится с дьяволом, там...

- Нет, это в другой раз он сказал.

- В другой раз, да.

- Ну, тем не менее вот именно и для Гитлера это был шок, когда он узнал, что его надули. Знаете вот как мальчики прыгают в воду, договорились, разбежались, а только один полетел в воду.

- То есть очень интересные, неожиданные выводы, которые вот, не то что не допускал в свое сознание, мысль о том, что англичане-безобразники все время нам гадят, но это была действительно шахматная игра в которой вот задача Англии была поссорить Германию с Советским Союзом и этот
конфликт...

- Еще одно слово. Я только....

- Еще одну минуту даю Вам.


- Таким образом 22 июня полным проигрышем закончилась тайная игра, которую вел Сталин в тайне от своего народа и от командования. И в этот день наш
народ начал свою Великую Отечественную войну, которую закончил победой, после которой вряд ли кто еще когда-нибудь захочет...

- А вот действительно Александр Николаевич вот то, что никто не мог так сказать до конца объяснить, начиная с генерала армии, там, Павлова, и кончая последним солдатом, что происходит. Потому что все говорит о том, что немцы, вот, собираются наступать, что у нас какие-то мероприятия, снимают там заграждения на границе, эшелоны при этом идут. Да? Вот. При этом не реагировать на провокации, вот, как заклинание, не поддаваться на провокации и получается, что есть какой-то свой план и вот особенности сталинского руководства - он действительно никого не посвящал в этот тайный замысел и по своему, наверное, был прав.

- Отсюда все домыслы, да?

- И отсюда рецессия... Отсюда рецессия недельная, когда он приходил в себя и готовился.

- А Сталин был заворожен этой идеей. За так его выносят на берег Ла-Манша, а там он скажет Черчиллю...

- А он поворачивает оружие против...

- ... кончай войну, кончай свою... как она называлась война?

- Великая она...

- Нет, нет. Черчилль вел войну с Германией. Странную. Кончай странную войну и начинаем вместе.

- Вот нам приходится заканчивать наш, не скажу что странный, но удивительный эфир вопросов истории. Его подготовили Виктория Шеина и Андрей Светенко. У нас в гостях был писатель-документалист-историк Александр Осокин. Всего доброго. Слушайте...

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Загадки 22 июня 1941 года. Версия Осокина А.Н.

Приложение


http://www.radiorus.ru/brand/audio/id/57258/

"Радио России" 28 февраля 2015 г. 18:10

Сегодняшний выпуск программы "Истории из историй" мы посвящаем памяти нашего друга, писателя и историка Александра Осокина.

В эфире прозвучит повтор передачи, в которой писатель рассказал о своей гипотезе начала Великой Отечественной войны.

"Истории из историй". Программа Андрея Светенко.

- В эфире очередная история из истории. У микрофона Андрей Светенко. Сегодня мы будем говорить о 1941 годе. Начале Великой Отечественной войны. И для разговора об этом мы пригласили знатока темы, специалиста, писателя, историка войны Александра Осокина. Александр Николаевич приветствую Вас!

Осокин: - Добрый день.

- Говорено много на протяжении уже семидесяти с лишним лет. И говорено по разному. Но в общем и целом складывается впечатление, что полной картины о событиях начала войны, драматических, тяжелых и так далее, но тем не менее кажется, что разговор неисчерпаем, будет продолжаться, будут открываться что-то новое, пересматриваться... Многих, кстати говоря, это раздражает. Что-то привычное у каждого в голове, грубо говоря устаканилось и он новой информации принимать не хочет. Вы, кстати, согласны с тем, что еще не все известно о июне, июле 1941 года?

О: - Конечно! Мало того! Того, что на самом деле было страшно неизвестно. И только добывание крупиц того, что было в те дни - это уже большая, серьезная историческая работа. Но, мое мнение такое, что то, что говорят: "Вот! Архивы закрыты! Их не открыть!". Вы знаете, я работал два года, вот, не вылезал из архивов...

- Ну, да! Как бы принято говорить, что не все документы еще обнародованы... Еще не известно, что...

О: - Вот я имею право... Вот когда у меня первых две книги моих были написаны, я еще не мог сказать - я в архивах так не работал. А вот третья книга - это уже по результатам работы в архивах. Я могу сказать, что на мой взгляд позиция другая - того, что уже сейчас открыто... Открыто почти все! Да, конечно, в архиве президента лежать какие-то ударные вещи, которые еще не передали в ГАСПИ, куда уже передали все остальное...

- Но, то есть в такие архивы, которыми можно пользоваться исследователям и открыты для...

О: - Можно пользоваться даже рядовым людям!

- Так мысль-то в чем? Что...

О: - Мысль состоит в том, что уже вот эта позиция, что пока не откроют архивы, пока мы не сможем сказать и поэтому давайте каждый говорите то, что хотите. Вы знаете, как в сказке этой были - крестики поставила она на всех домах... В сказке Андерсена - и все, ничего это не результат. Нет! Это не результат! Результат историка он должен - да, на этом уровне, да, на сегодняшний день, на уровне того, что удалось открыть. Всем! Не только ему лично. Он должен делать, но он должен...

- Ну, Вы знаете...

О: - ...он может и должен делать вывод!

- Мне вот лично и как историку и как просто человеку интересующемуся историей и имеющему право на собственные убеждения. Мне кажется все ясным в этом июне-июле 1941 года.

О: - Тогда давайте сегодня мы поменяемся местами! И буду задавать вопросы я! А Вы будете отвечать.

- Конечно при условии...

О: - А я буду комментировать. И говорить насколько совпадает с Вашей точкой зрения.

- Хорошо! У меня кстати говоря есть свежий пример. Я очень впечатлен вот недавно вышедшей, опубликованной книгой ветерана войны "Война глазами лейтенанта". Это Валентин Максимович Иванов. Уважаемый человек. И... Прочтя его книгу, я вообще бы брался за его мемуары, не имея в виду, что я что-то новое там узнаю. Там в общем-то действительно описана его конкретная судьба участника событий лета 1941 года.

О: - Ну, это та точка...

- Но это все настолько убедительно и логично ложится в понимание того почему мы проигрывали войну...

О: - Правильно...

- Один пример. Бой 23, там, июня идет. Он артиллерист. У него два этих самых орудия - 45-тки. А батальон получил приказ взять деревню, в которой немцы. Лейтенант говорит - вот открытые огневые точки. А на не подавленные огневые точки наступать нельзя. Командиры поднимают солдат в бой. И их косит этот пулемет немецкий. Давайте, говорит лейтенант, я выстрелю из пушки. Я ее уже засек эту цель, я в нее попаду. Он кстати выпускник артиллерийской академии был. Ему говорят - нет! Приказ из пушек стрелять только по танкам. А танк немецкий не подъехал, там просто пулеметное гнездо!

О: - Это Вы сейчас привели пример того...

- Вот! Отсюда и потери. И отсюда...

О: - Нет. Я предлагаю обсуждать сегодня другое. Что случилось, что в России произошла катастрофа, которой не было никогда?

- Хорошо!

О: - Хотя Россия была в три раза более готовой. Танков было в три раза больше. Если...

- То, что я сейчас процитировал - картинка начала войны. Не умели воевать. Готовились к другой войне...

О: - Это одно из пяти тысяч объяснений.

- Почему из пяти тысяч?!

О: - А потому! Есть другие. Говорят - посадили генералов - поэтому. Да таких вариантов сейчас уже...

- Да не только! Мы цепочку нанизываем.

О: - Нет! Надо найти главное. И вот моя задача была, я этим занимался, я написал три тома уже. Три тома. Это вещь, которая называется "Великая тайна. Великой Отечественной". Задача была - понять главную... То, что Вы говорите, это суть войны, из чего она складывается. Ее молекулы. А вот то, что вот я искал, именно ответ, настоящий, большой - что же произошло? Чудо! Русские, которые никогда не проигрывали, не просто проиграли - в плен попало три и восемь десятых миллиона человек! Вы вообще осознайте! Вся Советская Армия на 1939 год была три с половиной миллиона.

- А откуда же тогда эта цифра? Она липовая получается!

О: - Нет, не липовая! Когда началось вторжение вот в Западные районы... освобождение... известное под названием освобождение Западной Украины и Белоруссии, армия была увеличена до пяти и двух десятых миллиона. Так что там было оставаться чему. Так вот я хочу сказать - если вся армия была пять и два - в плен за полгода 1941 года попало три и восемь десятых миллиона. Если хотите - вся армия! Ну, это может кто-то объяснить? Нет! И объяснения отдельных солдат, которые говорят, что хотел выстрелить из пушки, а мне не разрешили... Да! Из этого тоже, но в первый день было другое.

Было вообще запрещено стрелять! 14-го июня вышло в газете "Правда", во всех других газетах, сообщение ТАСС, в котором говорилось о том, что все разговоры о намечающейся войне - это англичане...

- Известный документ, подписанный лично Сталиным...

О: - Так что же это такое?! Это было руководство к действию. Кто говорит о войне - это враг! Чтоб Вы знали, те кто 22-го...

- А есть трактовка и другая...

О: - Какая?

- Сталин зондировал почву. Сталин давал сигнал скрытый Гитлеру...

О: - Ну, зондировал! И я Вам говорю про зондирование... Это же не знали, те кто читал...

- Он остался не замеченным, да?

О: - Да, да, да! Для всех, вот, он остался не замеченным!

- А на самом-то деле нашим вроде бы... Мы знали и готовились к своей войне.

О: - Это для историков... А давайте теперь говорить о том солдате, который хотел подавить пушку. Он прочитал, что никакой войны не будет. Что все это вранье! И поэтому ни в коем случае... Это уже солдат 23-го числа.

- Это уже солдат, когда идет война...

О: - А мы сегодня с Вами говорим о 22-ом.

- Хорошо.

О: - Так я утверждаю, что 22-го произошло невероятное. Во-первых стрелять запретили... У меня был случай, когда я свою гипотезу рассказывал в издательстве, очень известному историку Рою Медведеву. И Жоресу. Оба брата пришли. Редактор говорит, вот расскажите им свою гипотезу. Я им рассказал гипотезу. И когда все это кончилось меня потряс Рой, он сказал: "Вот Вы говорите что в первый день снаряды и патроны были выданы только героям-пограничникам и они все сражались и все погибли. Все это так. Но только маленькое но - им было запрещено отвечать огнем!"

Вы только вдумайтесь! Пограничникам, которым за два дня до начала войны все было выдано и которые действительно имели и снаряды, им было запрещено. Мой отец в первый день войны, залез на дерево и увидел стреляющую батарею. Через границу. Он стоял на границе. Артиллерийский его дивизион стоял. И по телефону сообщает - вижу стреляющую батарею, прошу разрешения ее подавить. Нет! Запрещено! Так это в первый день войны! Так вот я утверждаю, что в первый день никто не знал... Вождь! Где вождь?! Который взял все в свои руки? Он мало того, он стал же еще и Председателем Совнаркома. Его нет!

- Александр Николаевич... Ну, на самом деле это все давно было обнародовано... И вот знаменитая директива Павлова, командующего Западным фронтом, который потом был арестован и обвинен чуть ли не в предательстве... И как бы на него списали все эти поражения, кошмарные и кромешные, на главном направлении немецкого удара... Он же в первые часы, не имея действительно приказа ни из Москвы, ни из Наркомата обороны, ни тем более от Сталина, сочинил такую казуистическую директиву - обрушиться всей мощью на врага, то есть он там, обходя фразы открыть огонь, да? Из чего можно было сделать вывод, что он все-таки давал приказ обороняться, но, действительно, открывать огонь, в первые минуты во всяком случае, было нельзя!

О: - Нельзя!

- Нельзя было! Возникает вопрос - а сколько надо было времени, чтобы подавить с современными танками армию, стоящую на виду у противника, который...

О: - Да ничего не надо! Надо просто запретить стрелять или не выдать снаряды.

- Да! Вот и я... Моя мысль...

О: - У немцев танков не было, как у нас. У нас был КВ. Их было шестьсот одиннадцать. КВ - это вообще чудовище! А танков Т-34 было тысяча шестьдесят шесть. У немцев такого не было ни одного. И что?

- У танкистов не было приказа вступать в бой...

О: - Да. Ни одного выстрела. Единственное, что удалось... что есть... Один танк КВ держал дивизию немецкую в течении там нескольких суток. Вот это случай...
В местечке Райсельня (?). Да, Райсельня.

- Знаменитое по немецким тоже источникам. Описание этого боя...

О: - Да, это известно. Я говорю о другом. Что силы были несоизмеримы - раз. Находилось это у границ наших. Русских тут больше, чем немцев. Сколько бы там не насчитывали по частям наши... Сейчас наши насчитали, что у немцев было в один и два десятых раза больше немцев. Но, извините меня, тут вся Россия, на которую нападают - два. И что произошло?

- Да. Там и первый эшелон, и второй эшелон. Да...

О: - А вот я Вам задам вопрос. И больше не буду задавать. Один. Есть такой очень известный историк Мельтюхов. Он издал - "Контрразведка о первых днях войны." Вот я прочитал в первый раз в жизни правду о первых днях войны. В докладах Особых отделов. Особых. Они назывались тогда не контрразведка, а Особые отделы. Так вот, эти Особые отделы докладывают, что летчики, которые с немецких самолетов оказываются над нашей территорией сбиты - одеты в гражданскую! Форму гражданской авиации! Ответьте мне на вопрос? Я Мельтюхова спросил: "Вы можете объяснить почему?" Он говорит: "Нет."

А я могу!

И почему? Потому что я выстроил из всего вот этого, что было чудную гипотезу. Когда это могло произойти? Если Вы хотите я пару слов о ней скажу.

Суть в другом. Началась не 22 июня. Неожиданно. Внезапно. Началась не та война, к которой готовился Сталин, что подтверждается тем, что он и не выступил.

И началась и не та война, к которой готовился, извините, Гитлер. Да. Последний месяц готовился, или там полтора он к этой войне. Но все забывают одну интересную вещь. Когда делали фильм по моей книге, в этом фильме работали в архиве. И там на немецком языке объявляют, диктор читает. Мне перевели текст. Я его никогда не слышал. Наши историки никогда не приводят этот текст - сообщение о начале войны. Еще до выступления Геббельса. "Геббельс выступает. Он зачитывает послание фюрера". И дальше он его читает: " После двух недель размышлений. После долгих месяцев ожиданий. И двенадцати часов размышлений, я пришел к выводу вручить судьбу Германии в руки немецкого солдата." Я дословно Вам текст говорю.

Это что это такое?! Я опупел! Как это так! Все готово. В декабре подписаны директивы Барбаросса. Подведены все войска. Все с немецкой скрупулезностью разложено, а бедный фюрер размышляет после многомесячного молчания и двенадцати... Чего размышлять?!

А размышлять-то есть чего! Плана-то у него военных - два! Один называется операция "Морской лев", а второй называется "Операция Барбаросса". Так вот я размышляю, что первая главная особенность, о которой никто почему-то никогда не пишет, была вот в этом размышлении. Он до последней секунды не верил, что он делает правильное решение. Его заставили это сделать. Известно кто заставил. Заставил это сделать - Черчилль.

Почему? А потому! Как Вы считаете, два года дружбы непрерывной нашей с немцами, которые нам поставили все, что мы хотели. До этого одиннадцать лет дружбы, которая была Рапальская. Когда наши учились. Эти там. Они вместе создавали военную технику!

Простите, а для чего? А для того, чтобы разрушить Версальский договор. Значит выступить против кого? Извиняюсь - против Англии.

Значит, вот этот не обозначенный Гитлером и Сталиным момент, что они договорились. Вот их состояние. Сталину неизбежно надо было вступать в войну.

Вариантов было два. Или на стороне Англии. Но на его границы стоят серьезные войска немцев. Или на стороне немцев, на стороне Гитлера.

Мое предположение, гипотеза состоит в том, что во время этих поездок, следующих, ответных, после Риббентропа в Москву, Молотова, они договорились об одном, что в мировую войну цель намечена наша - Англия.

И самое главное, вот для меня, для моей гипотезы. Я не уверен, что Сталин готовился воевать против Англии! Я это подчеркиваю!

Он подыграл Гитлеру! В том что - да я буду это, но договорились они о первом этапе этого действия - это так называемая, я ее назвал условно – Великая транспортная операция.

- Ну, понятно. Сталин рассчитывал и это было логично...

О: - Он перебрасывает...

- думать, что Гитлер все-таки завершит дело на Западе Европы и обрушится на Англию. И не логично было...

О: - И еще одно. Гитлер намекал ему - я внимательно изучил все переговоры с Молотовым Гитлера, и Риббентропом и с Гессом и с Герингом. Это все есть. Разговор идет один - Вы опоздаете! Мы все разделим!

Вот! Надо делить английское наследство. Вся поездка Молотова туда состояла...

- Это по-моему ноябрь 1940-го года.

О: - Это ноябрь с 12-го по 14-ый ноября 1940-го года.

- Очень серьезные, да, переговоры...

О: - Очень серьезные переговоры!

- Ну вот действительно это был пик дружбы, в кавычках.

О: - Какая дружба! Это уже серьезный... Предлагались действия! И вот - моя гипотеза. Во-первых не гипотеза. Я нашел письмо. Я нашел то, что это есть в архивах. Что мы даем согласие на присоединению к Пакту Трех, нас просили там... Но, далее вот с оговорками...

- Вот смотрите Александр Николаевич! Получается, что не та война началась, о которой думал Сталин...

О: - Конечно!

- и не та, о которой думал и Гитлер!

О: - И не та, о которой думал Гитлер!

- Вот это еще одна такая информация, конкретика. Малоизвестный факт. Утром, как известно, 12 июня выступает Молотов и говорит о том, что Германия... Это как бы общеизвестно. Но утром! В утренние часы. Проходило сообщение в выпусках новостей, что в Германии произошел военный переворот, Гитлер
отстранен от власти.

О: - Этот факт в книге.

- Вот! Понимаете? И тогда Ваша гипотеза подтверждение получает. Потому что это как бы объяснение.

О: - Так в том-то и дело!

- Кстати, со ссылкой на венгерское по-моему информационное агентство.

О: - Так вот я Вам говорю, что еще сильнее вариант есть. Сбитые летчики - они были одеты в гражданскую... Объяснить это невозможно.

- Ну, почему? Можно было дать задний ход. Если что не так пойдет...

22:05

О: - Нет! Нет! Два дня... Два дня! С 20-го июня по 22-е. 20-е, 21-е. Началось это движение. Я нашел у Гальдера в книге за 3 июля. Он пишет: "Сегодня то-то, то-то... Таким образом на 14-ый день войны с Россией, мы победили." Это он пишет 3 июля. Ну... Он поторопился, конечно, Гальдер. Заметно поторопился. Но речь о другом идет! Я обратил внимание на разницу. Гальдер - немец.

22:32

- Пунктуален должен быть...

О: - Пунктуален! Но у него наверху каждый день написан. Двенадцатый день войны!

- А он с 20-го ведет...

О: - А он внизу пишет - на четырнадцатый день войны! Тут на одной страничке - двенадцатый и четырнадцатый. Просто я не мог понять - что он ошибся? Нет! Я понял что! Два дня - началось движение по операции вот этой транспортной. Немцы поехали через Советский Союз - сюда, а наши поехали...

- Ну, хорошо. Которые наши поехали, там может быть оказался тот же Джугашвили Яков - они оказались в плену и там смешались уже с теми пленными. И как бы не разберешь. А где те немцы, которые за эти два дня на Советской территории!?

О: - А треугольник Смоленский?! Все эти бои вокруг (???) ?!

- А-а-а... Вот этот миф о десантах? Десантах, которые...

О: - А-а-а! Так это все десанты... Чтоб Вы взяли после того как произошла высадка на Крите, да? Гитлер запретил вообще десанты.

- То есть никаких парашютных десантов?

О: - А у нас, кстати, контрразведка докладывает - через слово идет десант. Наши пишут - десант. А что значит десант? Он идет туда, а там немецкие танки. Конечно, десант! А на самом деле это был не десант!

- То есть это с железнодорожных эшелонов...

О: - У них не было снарядов!

- высадившиеся.

О: - А им кидали! Что кидали? Снаряды! Вот они видели парашюты и говорили - десант! Вот, что произошло. То есть - это одно из доказательств. Еще раз! На военных летчиках внизу одета гражданская... Сверху комбинезон, а внизу... Это докладывает контрразведка. Что это значит? Да они 20-го летали! Одевали гражданскую одежду. Зачем? Допустим он сел не там или какой-нибудь лихой коммунист - я тебя сейчас там... А он говорит: "Я перегоняю самолеты! Я гражданский летчик!" Понимаете?!

- А рейсы Москва-Берлин были тогда легальные...

О: - Покупки были! Нам перегнали они самолеты. Часть своих самолетов, проданных нам.

- Но все равно - это получается, вот та часть айсберга подводная, которую Вы объективно вскрываете, которая всю эту фантасмагорию до конца, отдельно взятым умом трудно-постижимую раскрывает, да? Вот, как бы ни странно это казалось на первый взгляд...

О: - Как она выстроилась фантасмагория, я просто должен несколько слов сказать, иначе она действительно... Первое. Договорились, что провозятся советские войска на берег Ла-Манша, а немецкие войска - к Ираку, где шло восстание антианглийское. И это было нужно, очень нужно немцам. Кстати говоря, Роммель - в Северной Африке куда рвался? А он туда и шел.

- Ну для немцев там понятно. Я уже не говорю, что трудно найти историка, как правого так и левого, как либерального, так и патриотического, который бы с Вами соглашался в этом вопросе - вот этой взаимной перевозки - Красной Армии к Ла-Маншу, а немцев на Кавказ, значит, на Кавказ и туда...
Ха-ха...

О: - Не только не просто найти, а просто я единственный, кто это придумал! Действительно трудно найти другого историка... Я это придумал, теперь надо это, как бы, разоблачить или доказать или... подтвердить. Так вот на сегодняшний день, на мой взгляд, выглядит ситуация так - вот сейчас идет речь о том, что надо действительно положить конец, - каждый учит начало войны, так как это было. А надо прийти к единому... Правильно! Надо прийти. Но это не значит, что надо запретить все искать. По-моему надо все-таки делать вариант не корректированный, а правды. Потому что рано или поздно он все равно всплывет.

- Оно многообразно, правда... И совокупность фактов... Ведь то о чем мы говорим - это фактики, которые складываются, да, в картинку...

О: - Были немецкие поезда? Да! Пропускали мы немецкие поезда? Пропускали! Пропускали туда-то? Пропускали. Оказались... Я только знаю одно, что когда наши пленные рассказывали, когда брали, освобождали лагерь немецкий, допрос шел так - с какого года в плену, с 1941 года? Их отдельно ставили и оправляли подальше. А тех, которые были с 1943-го года - им давали автомат и пускали снова в бой. Понимаете? Поэтому тут тоже было сделано все чтобы лишней информации особенно не осталось.

Поэтому. Эта трагедия. Эта ужасная. Она привела... Мало того, я Вам просто перечислю то, что было сделано. Во-первых все налетели на самолеты. Они отлично знали - самолеты нельзя было сбивать. Они летали, фотографировали...

- Наши...

О: - и отмечали перебросили ли... Вместе готовили и шли. Друг-друга ставили в известность не о готовности к удару, а готовности к началу операции. Потом все удивлялись - снимают немцы заграждения, а мы смотрим и удивляемся! Да они для нас эти снимали заграждения! Часть наших частей танковых не успевало попасть в вагоны, она переходила по проходам, а грузилась на немецкие...

- Но есть же и свидетельства что и с нашей стороны ограждения снимались... вот за последние дни...

О: - Для того же самого! А почему все мосты целые оказались? Большинство мостов не взорвали! И поэтому, что из этого следует? Что произошла трагическая вещь - вождь проиграл предвоенную политическую игру. То есть он хотел... Я, например, не уверен, что он собирался собирался высаживаться в Англии. Он просил немцев довести его...

- Там было еще наверное в замыслах...

О: - Да! Да!

- Еще двойное, тройное дно. Еще что-то такое...

О: - А там бы он еще бы поторговался с Черчиллем. Сказал: "Господин Черчилль. Я нахожусь на берегу Ла-Манша. Вы собираетесь в нем быть в 1944 году, а я в 1941. Без боев. Ну-ка давайте вместе этого поганого фюрера..." Абсолютно реальный вариант. То есть мне трудно представить во все этом, что Сталин мог с Гитлером договориться всерьез. Не смотря на сходство их методов. Того... Не могли!

- Вы знаете есть такая ситуация, когда - мы знаем, что они знают, что мы знаем, что они знают, что я знаю. Тройное...

О: - Тройное отражение! Это именно тот случай! Еще раз говорю. В чем трагедия, в чем сложность вопроса 22 июня? У меня книга названа - "Великая тайна Великой Отечественной". И ответ на нее - 22 июня. Это великая тайна Великой Отечественной войны.

- Как бы в обратную сторону реконструируем по результатам того, что фактически происходило в этот день.

О: - Да! Именно так! Именно! Вот это и пришлось проводить!

- Но в том числе можно множить детали. Картина того, что линия Укрепрайона была и старая знаменитая, которой не занимались, значит....

О: - Вот стратегия. То есть если бы Сталину это дело удалось, я имею в виду Великую Транспортную операцию, и он оказался бы без бея на берегу Ла-Манша... В июле! Или там в августе 1941 года, то война прошла бы... И раздавили бы фашистскую Германию за гораздо меньшее время. С минимальными потерями.

- Во всяком случае в начале лета 1941 была такая игра закулисная...

О: - Была! Только в этом все и дело!

- ... кто кого переиграет в психологическом плане.

О: - А Вы думаете что произошло с Гессом?! Как только Черчилль через свою разведку узнал о готовящейся этой операции, он говорит - нужно немедленно рассорить. А как? Украдите Гесса! Гесса украдывают и сообщают... Немцы сообщают. Надо же объяснить - как он оказался... А англичане не спорят! Ха-ха... Улетел - очень хорошо! Что мы его не крали!

- Еще одна загадка истории. Гесс, проживший после войны добрых сорок с лишним лет, так и ушел из жизни ничего не рассказав, как будто его и не спрашивали.

О: - Продолжают дальше секретить. Почему? Вот только поэтому!

- Англичане кстати.

О: - Потому что ответ будет четким - да, Сталин вот нехорошо вел, договаривался, а англичане спровоцировали войну! Вот что такое 1941 год 22 июня. Поэтому говорить о нем сегодня, как говорим мы в кино... Знаете, поднимается цифра... Идут люди, поют, гуляют или там пашут... Вдруг поднимается цифра, вспыхивает - 22 июня.

- Этот стереотип не работает, потому что страна к тому времени два года как пела - "если завтра война, если завтра в поход", там, "в небесах, на земле и на море". То есть военная тема звучала и фактически с сентября 1939-го Советский Союз находился в состоянии войны. Тут и Финляндия, тут и вся эта... расширение границ на Запад. То есть это все то же было объективно втянуто во Вторую мировую войну. А вот все то, что именно вот о чем мы с Александром Николаевичем говорили, вот как раз вот этот стык...

О: - Этот важнейший стык! Еще раз хочу сказать.

- А дальше уже война...

О: - Вот Вы мне сегодня сказали, я спросил - какое число? 23-е. Это на та война. Моя война - это 22-е. Тут день идет за тысячу дней. Я Вам честно говорю, что вот если на левую руку положить наши потери все - моральные, там, и человеческие, и ресурсные за 22 июня. А на правую руку тысячу четыреста семнадцать дней остальных войны. Я не знаю какая рука перетянет. Потому что все наши ресурсы были свезены к границе - чтоб перебрасывать их дальше. И половина их попала немцам. Часть мы вывезли, часть взорвали. То ест мы им отдали... А теперь наши самолеты, которые стояли в рядочек и которые... А Вы знаете почему? Запрещено было стрелять по немецким самолетам. Потому что они уже два дня перелетали! Они перелетали ночью.

- То есть согласно какого-то плана...

О: - Так вот - ночью. А четыре часа утра - это была та самая ночь.

- Но я все-таки стою на том, что тема неисчерпаема, так же как и Ваш рассказ о ней неисчерпаем, а время у нас Александр Николаевич истекло к сожалению. Спасибо всем кто слушал очередную "Историю из историй". Конечно это удивительная и загадочная история 22 июня. У нас в гостях был писатель. Историк военной темы Александр Осокин. Эфир программы подготовил и провел Андрей Светенко. Всего доброго. До свидания.

Истории из историй.

Содержание