December 29th, 2018

Немец и русский - братья навек!

Сталинградская битва с Вадимом Тихомировым

http://www.radiorus.ru/brand/audio/id/62331/

http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/62331/episode_id/1662768/

"Радио России" 30 января 2018 г.


"Пятидневка" с Вадимом Тихомировым

- Именно сегодня в эти дни 75 лет назад закончилась... ну, заканчивалась великая Сталинградская битва. Что это было? Как оно повлияло на ход истории, на ход развития нашей страны? Давайте узнаем у наших гостей. Это, военный историк, кандидат исторических наук... одну секундочку... у меня тут новые данные, сведения о Вас... а... ведущий научный сотрудник Института военной истории Генерального штаба полковник Николай Николаевич... Николай Михайлович Васильев. Здравствуйте Николай Михайлович!

НМВ: - Здравствуйте.

- И кандидат исторических наук, доцент кафедры Новейшей отечественной истории Московского педагогического государственного университета Николай Николаевич Глухарев. Здравствуйте, Николай!

ННГ: - Добрый день.

- Ну, я буду Вас называть Николай, а Вас... э...

НМВ: - Михалыч!

- Николай Михайлович, хорошо. Ну, начнем наверное с самого главного. Скажите, как могло произойти, что немцы зашли так глубоко вглубь нашей страны, в то время как мы уже откинули их на 300 километров от Москвы? Вы, как старшее поколение Николай Михайлович, придется, как говорится, Вам держать удар первым.

НМВ: - Хорошо. Значит, после битвы под Москвой, которая закончилась весной 1942 года, в апреле месяце общее наступление по всему советско-германскому фронту советских войск, сложилась ситуация, которая для обеих сторон... которая для обеих сторон надо было определяться с планами на летнюю кампанию. И та и другая с трудом... и та и другая сторона... одной из важнейших проблем, которая решалась командованием и той и другой стороны - это выбор направления главного удара кампании. Многие упрекали Верховного руководителя Сталина и советское командование в целом, в том, что они не правильно определили выбор направления главного удара немецко-фашистских войск летом 1942 года.

- И где мы ожидали их?

НМВ: - Мы ожидали их якобы в Москве, на центральном направлении, на московском. Вот. А противник вот, якобы, обманул и нанес удар на Сталинград-Кавказ.

- Николай Михайлович, ну, конечно опасно так говорить - гений Гитлера, как главнокомандующего, но ведь на самом деле все немецкие генералы говорили - давайте добьем Москву, и только Гитлер сказал - нет, мы Москву больше не трогаем, именно он указал направление - это Закавказье и Сталинград.

НМВ: - Вот здесь как раз тот момент, когда хорошо характеризует его Гитлера не как гения с точки зрения его полководческого искусства. А я бы сказал наоборот. Здесь с точки зрения стратегии, может быть позже мы поговорим и о оперативном искусстве, немецкая сторона была полностью переиграна советской. Вот, в качестве доказательства та же проблема - выбор направления главного удара. Если мы посмотрим группировки, которые были с той и другой стороны созданные на этот период - это на начало лета, на московском направлении и на юго-западном, то окажется, что в группе армий Центр было и дивизий, и танковых и стрелковых значительно больше, чем на юго-западном направлении.

- Николай Михайлович, смотрите. Извините, что я Вас перебиваю, но еще раз - если мы ждали удара по Москве, а в это время Гитлер ударил по Сталинграду, получается, что мы были не готовы...

НМВ: - Кхе... Нет.

- ... к этому повороту событий, и, значит, действительно есть талант Гитлера, который, скажем так, обхитрил нас. Так или нет?

НМВ: - Ну, отчасти конечно может показаться, что именно так - обхитрил. Но видите ли, смысл в том, что, нанеся удар по Кавказу и Сталинграду, Гитлер рассчитывал, и это уже документально подтверждено, что мы начнем снимать с центрального направления, с московского, наши резервы и перебрасывать их туда - на южное направление. А это, в свою очередь, дало бы возможность немецко-фашистским войскам захватить Москву...

- То есть это все равно был такой, отвлекающий маневр?

НМВ: - Конечно! Конечно! И если Вы вспомните 6 ноября 25 годовщину Великой Октябрьской революции Сталин выступал с докладом и он там четко сказал, что это вспомогательный удар - на Сталинград и на Кавказ. А главный удар противника надо ожидать на Москве. Тем самым он ввел в заблуждение, что якобы русские войска, советские, да, не готовятся наносить здесь удар. Это было в ноябре, 6 ноября. А 19 ноября немцы, не ожидавшие здесь удара, об этом говорит записи и доклад Цейсслера, нового начальника Генерального штаба сухопутных войск Гитлеру 12 ноября. Он говорил, что здесь в районе Дона мы не ожидаем никаких сюрпризов и какого-то мощного наступления. А мы 19 ноября это наступление нанесли. Поэтому, момент внезапности – это важнейший стратегический принцип и оперативный в нашем искусстве он здесь обеспечил нам превосходство и победу в конечном счете.

- Николай Михайлович, давайте спросим наше молодое поколение историческое. А что думает Николай по поводу Харьковской операции. Когда после того как мы отбили фашистов от Москвы на 300 километров, после этого мы решили догнать и двинуться в контрнаступление. Что произошло там в Харькове?

ННГ: - Да, спасибо. Харьковская операция действительно закончилась для наших войск плачевно.

- Это катастрофа?

ННГ: - Ну, можно сказать да, что это была практически катастрофа - большое количество войск оказалось в окружении, попали в плен. Именно катастрофа действительно под Харьковым позволила немцам продвигаться дальше быстрыми темпами. Это конечно стало одним из факторов того, что немцы так быстро на южном направлении продвигались дальше, вышли в Кубань потом в дальнейшем и двумя ударами на Кавказ, на Сталинград, продолжили свое наступление.

- То есть получается что наш главный удар, который мы придумали себе, советское руководство оказался не ложным, оказался не правильным.

НМВ: - Дело не в этом. Когда планировали кампанию, летнюю кампанию, у нас, если посмотреть по линии фронта, ну, многие участки линии фронта были такими, что надо было решать проблемы. Или под Ленинградом снятие блокады, да, и в районе Демьянского выступа и Ржевско-Вяземская операции, остатки.

- Ну, понятно, да. Он не был ровным таким.

НМВ: - Ну конечно! И под Харьковым была та же ситуация, которая позволяла нашему командованию, в частности Юго-Западному фронту спланировать и провести операцию. Другое дело, что они не обеспечили во время фланги свои и контрудар противника по этому ослабленному флангу, значит, когда уже наши войска продвинулись достаточно глубоко в оборону противника, был внезапным и неожиданным. То есть прорвали они это... окружили нашу группировку и образовалась брешь в советско-германском фронте.

- Вот давайте дослушаем Николая. То есть получается, что по большому счету это была предтеча, то есть сначала немцы окружили нас, к сожалению...

НМВ: - Да, под Харьковым, да.

- А мы взяли это на вооружение? Николай, а почему все-таки... как Ваша версия? Почему произошло такое... такое... не хочу говорить катастрофа, но такой проигрыш? Тем более, если мы говорим о стратегах, говорим о полководцах, которые уже тогда сформировались.

ННГ: - Ну, судя по всему, конечно произошла переоценка сил противника. Недостаточно были усилены действительно фланги, что позволило слишком увлечься, так сказать наступлением и не обратить внимания на то, что, вот, немцы подготовили удары с двух сторон можно сказать этого выступа. Нанесли удары, которые советское командование ну... оно конечно, не то что их не ожидало, оно просто не смогло создать здесь достаточную степень обороны.

- Ну, да... Николай Михайлович, мы очень часто смотрим фильмы, и смотрели фильмы про нашу разведку, которая находилась в Ставке Гитлера и которая знала о каждом как говорится чихе Геринга, Гебельса, того же самого Гитлера. А что говорила наша разведка? И пользовались ли мы этими разведданными?

НМВ: - Ну, это Вы завышено чересчур сказали, что там о каждом чихе...

- Ну, так нам говорило кино...

НМВ: - ... но преуменьшать заслуги разведки здесь нельзя. И я вот с чего начинал, о том и продолжаю, что вот именно та группировка... число... количество войск, сил на том и другом направлении... разведданные были представлены именно разведкой. И советское командование обоснованно считало, что главная угроза здесь все-таки на московском, центральном направлении.

08:36

И стратегические резервы были размещены там же. Плюс в Саратове, там, под Сталинградом, в районе, так сказать, чтобы обеспечить себя от флангового удара.

- Я правильно понимаю Николай Михайлович и Николай, что когда Гитлер повернул к Сталинграду, мы были не готовы и этот Сталинградский фронт по большому счету организовывался вновь, организовывался быстро, скажем так, внезапно, даже для самих военных?

НМВ: - ВЫ понимаете, вот эта харьковская операция, она конечно спутала карты, в том числе и советскому командованию. Никто не ожидал такого исхода. и появилась брешь почти в 500 километров, которую надо было закрывать. И здесь создавали новый фронт Сталинградский. Заново создавали. И эти, вот, вновь созданные войска они обороняли до самого ноября.

- По большому счету армия Паулюса, которая подошла к Сталинграду, воевала с новобранцами? Ну, или если не с новобранцами, ну я скажу так...

НМВ: - Новыми формированиями.

- Новыми формированиями, у которых не было боевого опыта.

НМВ: - Конечно. Ну, может опыт и был, потому что подготовлены резервы...

- Ну, Вы понимаете о чем я говорю, да?

НМВ: - Да...

- Совместных действий.

НВМ. - И второй момент, вот когда Вы говорите в чем причина той же харьковской неудачи. Если так разобраться, то у нас наступательных операций, успешно проведенных к этому времени было не так и много.

- То есть не было опыта.

НМВ: - Зимние были, а летних фактически не было. Поэтому вот те же операции под Харьковым - это первый опыт приобретенный. Горький опыт. Но мы потом его освоили этот опыт и достаточно успешно применяли в дальнейшем.

- Скажите Николай, почему так быстро, в течение сколько, нескольких недель три раза менялся главнокомандующий Сталинградского фронта. Ведь Вы помните, да? По-моему все события начались с какого? С 17-го?

НМВ: - С 17 июля, да, считается начало.

- И после этого каждые две недели менялся главнокомандующий. С чем это было связано? С такой ротацией жесткой. Давайте спросим у Николая. Мне кажется он все знает. Нет. Вы-то я знаю, Николай Михайлович, Вы знаете все.

НМВ: - Ну, не все... Это Вы уж...

- Ха-ха-ха!

НМВ: - Все познать невозможно.

- И все таки посмотрим, как говорится, современным взглядом на события.

ННГ: - Ну, ситуация была очень сложная действительно. Можно сказать что вот наступление такое стремительное на Сталинград оно было достаточно действительно неожиданным для советского командования. Именно вот такое стремительное передвижение. Вот. Мы знаем, что к этому времени у нас и в войсках э... стали наблюдаться... учащаться случаи дезертирства, паники, каких-то панических настроений, неверие в командование и так далее. Вот. Мы помним, что знаменитый приказ 227 "Ни шагу назад" был как раз примерно в это время, летом 1942 года. Вот. Поэтому здесь ситуация была достаточно тяжелой. То есть советское руководство искало как бы, да, пути как все-таки...

- Возможность остановит.

ННГ: - ... возможность остановить. По-разному можно было поступать. И в конечном итоге вот механизм управления войсками он играл большую роль, как можно, да, остановить отступающие войска, как их можно вдохновить. Соответственно, вот, у Сталина, да и вообще у советского руководства военно-политического... э... конечно, пробовали, думали как, как это сделать...

- Ну это практически как когда Борис Николаевич Ельцин уходил, да, от власти и он все никак не мог понять кто будет преемником - то Черномырдин, то, да, Примаков, то Кириенко... Здесь было тоже самое. То Тимошенко, то Гордов, то Еременко...

НМВ: - Дело не столько в этом, нет. Тут аналогия с Борисом Николаевичем...

- Ну, это я понимаю - я передергиваю факты...

НМВ: - Да. Дело в том, что Тимошенко же в Харьковской операции Юго-Западным фронтом руководил Тимошенко, Хрущев член военного совета...

ННГ: - Это именно его поражение...

НМВ: - Они, значит, предлагали план, Жуков с Василевским, кстати, не очень-то одобряли, то, что было предложено, а все-таки они настояли, особенно Хрущев. Вот... Поэтому, значит, вот этот вот след, оставленный после Харькова, да, он сказывался, а потом все-таки Андрей Иванович Еременко, когда ситуация под Москвой, в частности была, помните, сформировали новый Брянский фронт, когда закрывали брешь, тоже его, он силовой такой начальник, военачальник, значит да, и был период, кстати, уникальный в истории в ходе Сталинградской битвы, когда подчиняли... в его подчинении, значит, были подчиненные и Сталинградский военный округ и Сталинградский фронт нового формирования, и корпус ПВО, значит, и Волжская флотилия, то есть все силы и средства, которые были на этом направлении, были подчинены под единым командованием. Вот эта централизация власти и управления - она положительно сказалась во многих... Ну, а во-вторых... может быть или в-третьих уже так... по мере продвижения немецко-фашистских войск на Кавказ и к Сталинграду, да, линия фронта увеличивалась, значит, полоса фронтов доходила до 800, понадобилось деление фронтов, появился новый фронт... Понимаете? Здесь командующих тоже надо было назначать. Вот это момент тоже очень важный.

- Николай, и все-таки я понимаю, что роль личности в истории очень важна и меня удивляет то, что оказывается были точки зрения, были споры в Ставке Главнокомандующего по поводу того как вести войну и самое главное где ждать удара и как перегруппировывать силы. Меня это очень удивляет. При тогдашней, да, как мы говорим централизации власти под руководством Сталина.

НМВ: - Ну, это удивляет Вас только потому, что Вы читаете последние, ну, начиная с 1990-х годов очень много литературы, которая типа Резуна там и так далее, мемуаров немецких генералов и очень мало... вот переиздание, допустим, воспоминаний Жукова. Практически не было.

- А почему Николай, как Вы думаете, с чем это связано?

ННГ: - Ну, действительно, что касается роли личности в истории я бы хотел сказать, это вопрос конечно такой достаточно неоднозначный. Сейчас очень часто любят поднимать, там, искать ответственных, конкретно какие-то личности обвинять в неудачах... прежде всего популярное сейчас такое направление. Но это не совсем справедливо на мой взгляд, потому что конечно роль личности играет свою роль, но все-таки не стоит забывать, что, допустим в советском командовании все-таки не смотря на то, что Сталин у нас руководил государством...

- То есть была определенная военная демократия, скажем так.

ННГ: - Все равно конечно же было обсуждение всех вопросов, принятие решений.

НМВ: - Во-первых был создан Государственный комитет обороны. Это не одна личность Сталина.

ННГ: - Да, Государственный комитет обороны. Конечно.

НМВ: - Ставка Верховного Главнокомандования тоже не один Сталин.

- Ну, да.

НМВ: - А в третьих командующие фронтов любую операцию представляли, значит, через представителей Ставки на подпись Сталину.

- Вы знаете, Сталинградскую битву очень часто сравнивают как сакральную битву, битву народов по большому счету. И меня поразило, что оказывается, на стороне гитлеровской Германии всего лишь там... ну, мы говорим о погибших, да? Погибло 300 тысяч немцев, а 200 тысяч это были венгры, румыны, хорваты, итальянцы. Получается это была действительно битва Европы против русского народа. Так или нет?

ННГ: - Да, безусловно.

- Пожалуйста.

ННГ: - Конечно, да. Дело в том, что под Сталинградом очень активно использовались эти вот формирования союзников, союзнические армии. Вот. И после того как, да, Гитлер потерпел поражение, войска Паулюса были окружены. Ну, до этого еще там итальянские, румынские части, тоже да подвергались ударам, уничтожались. Именно после Сталинградской битвы вот произошел некий да переворот, перелом именно и вот в этом блоке союзников Гитлера. Румыны отозвали потом свои оставшиеся, да, войска, перестали участвовать в дальнейших боевых действиях. Итальянцы задумались о том, как бы тоже так сказать сократить свое присутствие.

- Да, не пора ли нам, как говорится, немножко отойти в сторону.

ННГ: - Да. То есть, получается Германия осталась как бы в дальнейшем уже практически без помощи своих... без военной, да, помощи на Восточном фронте своих союзников. Поэтому колоссальное значение сыграла победа под Сталинградом еще и в этом смысле.

НМВ: - Да. Хочу немножко добавить в этом плане. Это не от хорошей жизни они ж там появились-то. Да? И, если мы так посмотрим с 1941 годом сравним, когда немецко-фашистские войска, главным образом немецко-фашистские, наступали на всем советско-германском фронте. Вот. А уже здесь в летнюю кампанию 1942 года, летне-весеннюю, уже только на одном стратегическом направлении. Не на всем советско-германском фронте, а только на одном. То есть силенок-то уже не хватало, понимаете? Поэтому обратились и к союзничкам и всех там подгребли...

- То есть уже сказали - не, не, не, давайте, давайте, да? Где Ваши ресурсы человеческие?

НМВ: - Да, да, да. Но это нашими советскими войсками было удачно использовано. Я вот начал здесь говорить про военное искусство, да?

- Николай Михайлович, Вы знаете, друзья? Мы сейчас на одну секунду прервемся? Хорошо? Договорились? Я напомню, в студии находится Николай Михайлович Васильев. Это военный историк и Николай Николаевич Глухарев, кандидат исторических наук, доцент кафедры Новейшей отечественной истории. Мы сейчас на одну секунду прервемся. Звоните, пишите 8800-222-9992 и ватсап и вайбер 8925-222-9992. Скоро вернемся.

(продолжение следует)

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Сталинградская битва с Вадимом Тихомировым


(продолжение)
Пятидневка. С Вадимом Тихомировым.

- Друзья, продолжается наш эфир. Напомню, сегодня мы отмечаем, ну, немножко может быть раньше, да, потому что все основное случилось 2 февраля. 75 лет окончания Сталинградской битвы, одной из величайших битв, одной из самых кровавых битв на самом деле не только Великой Отечественной войны, но и по моему вообще битвы на европейской территории. У нас в студии находится кандидат исторических наук Николай Глухарев, доцент кафедры Новейшей отечественной истории Московского педагогического государственного университета. И военный историк, извините, я все время путаю, разные как говорится историки, ведущий научный сотрудник Института военной истории Генерального штаба, полковник Николай Михайлович Васильев. Николай Васильевич... Ой, Николай Михайлович, вот Вы сказали это удивительное слово, да? Для многих из нас оно какое-то странное - военное искусство. Ведь по большому счету, если рассматривать, например, карту военных действий, да? Захваты с фланга, ты вдруг понимаешь, что это по большому счету, ну, неприлично говорить спектакль, но это огромная драма с человеческими жизнями, но это батальное искусство. Кто победил в этом батальном искусстве? И почему мы победили?

НМВ: - Ну, я продолжу свою мысль, которую я начал, раскрывая достижение внезапности на стратегическом уровне. Там просто один из элементов. Так? А вот, что касается оперативного... оперативной стороны этого вопроса, оперативного искусства, то достижение внезапности было достигнуто не только благодаря тому, что, значит, скрыто спланировали операцию. В течении двух месяцев шло планирование, подготовка операции и противник так об этом ничего и не узнал. Это очень важный момент. Но и самое главное успели скрытно подготовить группировку, которая потом нанесла эти вот сходящие удары для окружения противника. Следующий момент - принцип домино, массирование сил и средств, искусно было применено. Вот, где-то на 10%, меньше чем на 10% всего участка фронта, всей протяженности, вот, всего фронта, да, было сосредоточено более 50% стрелковых дивизий, 100% танковых войск и около 80% артиллерии. И это рискованный шаг был предпринятый советским командованием, он себя оправдал. И он не был замечен, как я уже говорил противником. И это позволило нанести удары на узких направлениях участков фронта, сходящие удары, избрав такой способ окружения, как способы разгрома противника как окружение. И избрав такой способ окружения, как нанесение сходящих ударов по слабым флангам. Именно по румынским соединениям, частям. По итальянским, да? Оставляя группу армий Паулюса и 4-ю танковую армию вот в центре вот этой конфигурации линии фронта, которая тоже была учтена при выборе способа окружения.

- Хе-хе, Николай, то есть я правильно понимаю, что когда армия Паулюса подошла к Сталинграду, они были не готовы к такому жесткому отпору? Я правильно понимаю?

ННГ: - Конечно. Да.

- То есть это все-таки, скажем так, наша стратегия в этом случае победила? Вы сказали о психологической войне. Где-то я слышал о том, что впервые именно в Сталинградской битве наше командование применило психологическое оружие, когда стояли громкоговорители по линии фронта и они передавали звук метронома и каждые, там, две-три минуты голос говорил: "Каждые 7 секунд погибает немецкий солдат". А потом ставили, например, танго. Это действительно было так?

НМВ: - Ну, информационная борьба, она продолжалась во всех войнах, она есть и здесь в то числе. Я бы хотел сказать продолжить мысль Николая на счет во последствий, результатов, влияния вот этой вот битвы, разгрома немецко-фашистских войск. Он здесь привел пример по поводу сателлитов, что они начали разбегаться, да, и подумывать как выйти из этого союза. Вот. Но я хочу опуститься, значит, до уровня солдата и нижнего командования и верхнего командования с точки зрения влияния. Вот недавно была конференция по как раз 75-тилетию разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом на Поклонной горе.

22:02

Вот. И там один из выступающих, немецкий исследователь... Вот. У нас в Центральном архиве министерства обороны очень большой фонд документов немецких, которые до сих пор в должной степени не обработаны. Так вот, один исследователь, который обрабатывал этот документ убедительно доказал, что были найдены документы, которые подтверждают и говорят о том, что именно в этот период - октябрь-ноябрь месяц 1942 года Сталин... Сталин, извините - Гитлер, Гитлер пришел к выводу, что он войну проиграл.

- То есть для него это был такой...

НМВ: - Для него. А перед этим, если посмотреть московскую битву, результаты ее, и после того как он там разогнал-то кучу генералов, снял с должностей, многие генералы пришли к этому выводу. Когда блицкриг не удался, они поняли, что война-то проиграна. Я приведу пример, Зеп Дитрих такой был, командующий 6-й танковой армией эсэсовцев, ну он титулованный такой эсэсовец, который на допросе уже весной 1945 года говорил: "Вы не можете себе представить, как трудно три года воевать, понимая, что война проиграна". Они понимали это! А теперь еще один важный момент, если позволите. Значит... Вот у меня отец воевал. Он под Великими Луками в 1941 году попал в плен. И когда Сталинградская битва шла в полном разгаре, он был в концентрационном лагере. И по его воспоминаниям, он говорил, для конечно пленных в тех ужасных условиях, бесчеловечных, нельзя было добиться никакой информации, там, с фронтов, что-то там узнать. Но они по поведению немцев, по их трауру, поняли, что случилось что-то такое трагичное...

- Три дня было траура...

НМВ: - ... и здесь влияние во-первых это взбодрило, подняло дух моральный, да? Вот. Помогало бороться в этих условиях, а во-вторых вот это среднее поколение немцев, те же надзиратели, те же вот эти вот - они же понимали, что придет расплата. Придет расплата! Что не все так хорошо. Понимаете?

- Слушайте, Николай, вот если мы говорим о личностях в истории... я вот все время думаю, фельдмаршал Паулюс ему ведь предлагало советское командование сдаться, капитулировать. Он в первый раз отказался. И только во второй раз, когда уже понимал, что - все, армия, как говорится гибнет, принял решение сдаться. Если говорить о военном времени то по большому счету он военный был преступник для немцев. Но мне кажется для человечества и для немецкого народа он совершил великое благо - он сохранил жизнь солдат. Как ВЫ думаете, так это или нет?

ННГ: - Ну, что касается фельдмаршала Паулюса, то действительно да, вот он неоднократно и Гитлера просил как-то изменить своих указания по поводу того, что необходимо стоять до последнего под Сталинградом, да? Когда даже уже кольцо замкнулось... Вот... А...

- То есть было очевидно, что эти люди погибнут.

ННГ: - Да. Но в конечном итоге Гитлер как мы знаем, он давал жесткие указания стоять до последнего солдата. Мы даже знаем, да, что как раз 31 января он присвоил Паулюсу новое звание - фельдмаршала, говоря, да, что еще ни один фельдмаршал немецкий не сдавался в плен, тем самым как бы побуждая видимо к стойкой обороне, самоубийству, видимо, в случае неудачи, но ни в коем случае не сдаче в плен. Вот. Но что касается Паулюса, он понимал, что эти указания Гитлера они уже к февралю, они уже не основаны ни на каких объективных данных, солдаты гибнут. Но ультиматумы, надо сказать, которые пытались предъявить ему с советской стороны о капитуляции, он все-таки отвергал. Именно капитуляцию сам даже Паулюс он до последнего можно сказать не подписал. Это было сделано, в общем-то... его начальник штаба и командующий, там, южной группировкой вот уже внутри в котле, Роске... они пописали... он подписал прежде всего, вот, как бы приказ о сдаче. Вот. Паулюс, он старался уклонится даже от того чтобы приказать северной группировке, с которой были проблемы, она сопротивлялась очень сильно, вот он отказался даже отдать им приказ о сдаче, сказав, что вот я уже военнопленный и не имею права. То есть всячески уклонялся от того чтобы окончательно поставить здесь точку. Поэтому можно сказать, что, ну, иногда его роль наверное преувеличивают именно...

- Ну да, в этой сдаче.

ННГ: - В этой сдаче, да. Потому что на самом деле конечно и сам вот... и само его пленение оно практически тоже в результате боев происходило. То есть это не просто так, да, вот решили сдаться. Они уже были поставлены на самый край. Поэтому вот так и случилось.

НМВ: - Полностью поддерживаю. Принудили, принудили конечно, заставили войска. И здесь очень важно с точки зрения военного искусства - это блокирование окруженных войск. Их блокировали и в том числе с воздуха. И вот эта воздушная помощь...

- Да, воздушный мост этот, Люфтваффе.

НМВ: - Фактически они потеряли там очень много самолетов, немецко-фашистские войска и в конечном итоге помощь-то до них не доходила. А с другой стороны вот эта вот майнштейновская группировка Дон, которая была призвана деблокировать, вот, она была разгромлена советскими войсками. То есть здесь это не просто там вот такой фельдмаршал Паулюс...

- Добренький.

НМВ: - Да. Который решил капитулировать или не решил капитулировать, а его заставили, принудили.

27:26

- Ну, да. В этом отношении меня смущает поведение предателей. Вы знаете были таки хиви - местные жители, которые поддерживали фашистский режим. И они воевали до последнего. Как Вы думаете, а что двигало ими, советскими людьми, которые вдруг переметнулись на сторону фашистов?

НМВ: - Вы ко мне вопрос?

- Да.

НМВ: - Значит... мы должны не забывать, что вот в наше время уже 100 лет прошло как революция случилась, Гражданская война. А тогда после Гражданской войны прошло не так уж много времени. Люди-то были расколоты. Общество расколото. Оставалось очень много тех, которые были недовольны Советской властью. Убежденно недовольны. И перебежчики были даже вплоть... и в 1944 году можно было встретить на фронтах перебежчиков на ту сторону. Были идейные, так сказать, противники Советской власти.

- И они уже бились до конца?

НМВ: - Да. И поэтому здесь ничего удивительного.

- Вы знаете у нас сейчас на связи замечательный режиссер Сергей Владимирович Урсуляк, который снял сериал "Жизнь и судьба" по Василию Гройсману. Здравствуйте Сергей Владимирович.

СВУ: - Здрасьте, здрасьте, здрасьте.

- Рад Вас слышать. Сергей Владимирович, когда Вы работали над, я даже не могу назвать сериал, над этим фильмом Жизнь и судьба о Сталинградской битве, о людях, которые сражались тогда. Что Вас больше всего потрясло при подготовке к этой картине?

СВУ: - Э... Ну, Вы знаете что... масштаб, масштаб этой трагедии конечно же. Но если говорить честно, то когда ты работаешь над картиной, то ты решаешь каждый день большое количество мелких задач и, так сказать, и... э... решаешь задачи скорее производственные, чем, я бы сказал, глобальные. Да понимаете, поэтому, так сказать, ну, безусловно я перелопатил массу литературы по поводу и Сталинградской битвы и по поводу войны вообще. и конечно же это страшная трагедия, которая вот до сих пор отзывается в наших, так сказать, как-то душах.

- Сергей Владимирович, Ваш сериал прошел с необыкновенным успехом, да? Вы получили... выдвигались на премию Эмми. И то, что Эдуард Володарский был автором сценария для меня это показательно, потому что Вы показывали войну не через какие-то батальные сцены, а через судьбы обычных людей.

СВУ: - Да.

- Трагедии и драмы их.

СВУ: - Да, да.

- Я просто знаете о чем думаю? Что мы очень часто не знаем свою историю потому что знаете, это лакированная действительность или о нежелании погружаться в этот тяжелый мир. Мне кажется все надо показывать только через эти судьбы.

СВУ: - Нет, безусловно. Я Вам хочу сказать, что вообще впечатление производит не огромное количество танков в кадре, если говорить о кино, а когда ты вглядываешься просто в человека и наше кино, если говорить о советском кино было сильно именно тем, что оно относилось к человеку, в лучших, так сказать, своих картинах, к человеку с огромной любовью и вниманием. И особенно к человеку на войне в военных картинах. Мы хуже помним массовые батальные сцены, лучше помним глаза персонажей или судьбу персонажа. Понимаете? Мне кажется, что больше всего вызывает сочувствие и, так сказать, заставляет зрителя сопереживать отдельная человеческая судьба. Когда мы говорим, что погибло, там, тысячи человек, мы это не так воспринимаем остро как...

- Гибель одного, да.

СВУ: - Как гибель одного, которого мы успели узнать и полюбить. Мне кажется что вот если делать кино о войне, то нужно сосредотачиваться, мне кажется, на судьбах конкретных людей. Мне кажется вот так, я бы сказал.

- Сергей Владимирович, в последнее время все обсуждают одну тему - а зачем вспоминать о войне, которая уже давно, когда уже нет практически ветеранов.

СВУ: - Вы знаете что? Э... это есть краеугольная вещь в нашей истории именно. Просто в нашей жизни. Наверное, наверное чем дальше, тем это будет может быть менее живо, менее остро. Может быть. Как война 1914 года или война 1812 года. Тоже Отечественная война. ??? если это дает какой-то... если она отражается с какой-то болью, не знаю, каким-то сопереживанием, если ты понимаешь о чем ты говоришь, если тебя это волнует, то мне кажется об этом нужно говорить. Но не нужно ничего делать специально.

- Да, это точно.

СВУ: - Понимаете? Нужно просто, что называется честно соответствовать самому себе. Я знаю, что во мне эта тема - она существует. Я не знаю почему, наверное потому, что оба мои деда воевали, потому что мои родители прошли войну в качестве детей, папа в оккупации, мама в эвакуации. Во мне это живет и я стараюсь предать это своим детям. Потому что я хочу чтобы они были гражданами своей страны.

- Да. Сергей Владимирович, берегите свое сердце, сердце, которое чувствует боль каждого - это очень важно. Спасибо большое, новых картин, которые мы ждем от Вас. Друзья, это был Сергей Владимирович Урсуляк, режиссер картины Жизнь и судьба, сериала снятого по Сталинградской битве. Но, а мы продолжаем разговор с нашими коллегами, с нашими экспертами Николаем и Николаем Михайловичем, историками. Мы так и не дошли до Сталинградской битвы, до ее окончания. Просто несколько слов, как она повлияла на события дальнейшей войны, на туже самую Турцию, на туже самую Японию, про Венгрию и Италию мы говорили. Давайте начнем с Николая.

ННГ: - Да, конечно. Я бы хотел сказать - очень большое значение оказала Сталинградская битва не только вот можно сказать на противников, да, антигитлеровской коалиции, но на саму антигитлеровскую коалицию. Именно после завершения Сталинградской битвы победой советских войск, можно сказать, что уже задумались союзники о более серьезной поддержке Советского Союза. Это и поставки по ленд-лизу, они стали увеличиваться...

- То есть именно после этого они задумались о Втором фронте, серьезно уже, да?

ННГ: - О Втором фронте, когда, да, постоянно, там, Сталин настаивал на его открытии. Именно после Сталинградской битвы уже стали говорить уже более конкретно об этом, да, об открытии Второго фронта. Вот. То есть и на сплочение антигитлеровской коалиции конечно она повлияла очень существенно. Ну, и даже вот общественное мнение в странах-союзниках - в Британии, в США, оно очень сильно вот изменилось даже так сказать. Сталинград стал даже и для них символом вот, так сказать, победы над злом, да, героизма, самоотверженности советского народа. Это пожалуй наверное одно из самых таких значимых событий даже вот для них сегодня. Даже западные наши бывшие союзники вот в памяти этих стран, государств, народов до сих пор именно Сталинград остается как бы такой вот точкой во Второй мировой войне, которую они до сих пор как-бы...

- Это точка невозврата уже.

ННГ. - Ну, поворотный пункт, как там они называют да действительно. У нас - это коренной перелом... стала одним из элементов коренного перелома Сталинградская битва. Поэтому и для антигитлеровской коалиции, да, это оказало очень большое моральное и психологическое в том числе значение.

- Николай Михайлович, а это правда, что японцы готовили этот Сибирский поход, и они уже практически приготовили свое танки, самолеты для того чтобы оккупировать Дальний Восток?

НМВ: - Но, по планам Японии э... конечно очевидно, что они бы не против были, да. Это ясно, точно также как и Турция имела свои планы вот. Тоже самое...

- И они тоже собирались начать военные действия против нас?

НМВ: - Естественно, конечно, значит, была реальная угроза с юга. Вот и поэтому вот этот вот разгром, мощнейший разгром - это собственно говоря одна четвертая часть вооруженных сил на всем советско-германском была уничтожена вот в Сталинградской битве. Полтора миллиона они потеряли. И техники, которую потом с точки зрения восполнения производства надо было даже не полгода - год, что б ее восстанавливать. Вот. Это был урон нанесен мощнейший. И вот, когда историки начинают делить там - поворот или крутой перелом, значит, тот же Рузвельт, да, здесь говорили о союзниках, обозначил, что это в целом, во Второй мировой войне поворот в борьбе наций. Вот. Значит, что касается крутого поворота-перелома я например ассоциирую вот эту стратегию наступательную, действия немецко-фашистских войск, это типа прутика, да, который можно... повернуть, как это под Москвой допустим было. Но не надломился он, смог распрямиться, так. А вот уже в Сталинграде он хрустнул, а под Курском и в битве за Днепр его окончательно сломали. И они уже перестали вообще вести наступательные действия не то что стратегического, даже уже и оперативного масштаба. Вот это был действительно перелом существенный в войне.

- Да и хотелось конечно поговорить просто об обычном человеческом героизме. Ведь сейчас мало даже кто представляет на каком берегу стоял Сталинград или Волгоград, на правом берегу Волги или на левом берегу Волги. Да? Откуда наступали немцы, да? Вот слева, с центра и тому подобное. Я просто думал, каково это было людям, которые были прижаты с одной стороны Волгой, а с другой стороны армадой немецкой. Стоять и не сдаваться. Вот просто для меня психологически это - я думаю, как они могли пойти на это? Тем более когда, вы знаете, да? Быстрые морозы, когда помощь вдруг через Волгу перестала поступать, потому что пошли льдины. Как Вы думаете, вот этот... мы говорим сейчас, да, иногда - патриотизм советского солдата, русского солдата, я думаю - а интересно, на чем он строился? Вот как Вы думаете, Николай? Вот Вы, с современной позиции, точки зрения?

ННГ: - Ну, я думаю, что здесь конечно это разноплановая очень такая проблема, здесь нельзя наверное сказать универсально про всех. Ну, понятно было, что здесь уже, да, психологическое напряжение, которое вот испытывали советские люди в ходе войны, оно достигло предела мне кажется здесь на Волге как раз. Вот еще может быть хорошо иллюстрирует, там, разные художественные произведения, которых у нас очень много создано по Сталинградской битве еще в советские годы, вот, можно вспомнить, например, в качестве примера произведения знаменитого писателя Симонова Дни и ночи. Вот. Мне кажется там вот очень хорошо передаются какие-то настроения, да, людей, которые столкнулись здесь уже в битве на Волге с врагом, и здесь патриотизм он как бы такой, естественный, да, вот уже...

- Вот! Это хорошее слово - естественный патриотизм!

ННГ: - Здесь именно без всяких вот, так сказать, не казенный какой-то патриотизм, а патриотизм, который вот исходил уже из самой сути можно сказать этой войны, с которой столкнулись люди.

38:26

- И ведь самое главное - ведь мирные люди не ушли, они под бомбежкой, да? Ремонтировали технику...

ННГ: - Да, еще оставались, ремонтировали, работали еще на заводах, когда это было возможно, конечно.

НМВ: - Это при условии, что 23 августа немцы раздолбали весь город. В руины был превращен город, многие погибли, не успели эвакуироваться. Я хочу еще сказать и добавить вот в плане того, что естественный патриотизм - это понятно, но в 1990-е годы многие значит... ну, в прессе можно было встретить, что вот этот приказ 221...

- Угу, Ни шагу назад...

НМВ: - Потом заградительные отряды, штрафные батальоны и так далее...

- Вот, вот! Заградительный отряд был.

НМВ: - Да, они все сделали, но конечно это не так. Но! С другой стороны умалять, значит вот... действо... действенность этих приказов и мер, которые были приняты тоже нельзя. Они были во время приняты и всем показали, что отступать хватит, достаточно.

39:20

И это коснется в том числе и семей и... всех, кто будет паниковать, кто будет э... уходить с линии фронта, просто трусить.

ННГ: - Ну вот даже те же самые заградотряды - они зачастую участвовали в боях наравне с другими подразделениями и проявляли героизм ничуть не меньший, и в Сталинграде это было зафиксировано очень часто.


39:43

- Слушайте, я понимаю, что таким серьезным ученым задавать этот вопрос глупо, но все равно, иногда я читаю, то тут, то там, что контрнаступление советских войск было, да, чуть ли не решено с помощью астрологии и название этой операции Уран это было тоже, да, спрогнозировано для того чтобы ударить, как говорится, по фашисту! Как Вы думаете насколько это соответствует действительности? Вы наверное читали такие...

ННГ: - Безусловно встречаются, да.

- ... такие псевдопубликации?

ННГ: - Но здесь вообще как вот некоторые даже историки, там, американцы, например, они любят обращать внимание, вот, на названия этих операций, которые готовились у нас, значит там... Вспоминают еще операцию Марс...

- Да, да, да!

ННГ: - Потом Юпитер, неосуществленную... Вот как раз - Сатурн, Уран.

- Марс, Сатурн, да.

ННГ: - Да. Обращают внимание, что они как бы даже располагаются, вот действие этих операций как раз примерно так как идут планеты, вот, Солнечной системы, в такой же последовательности - с севера на юг. И ищут даже в этом какой-то смысл, такой...

- Сакральный! Да?

ННГ: - Да...

- Николай Михайлович у нас улыбается, да...

НМВ: - Операция "Кольцо" - она немножко не вписывается...

ННГ: - Да, здесь уже конечно не вписывается...

НМВ: - Это уникальная операция, которая тоже... в последующем опыт, который был накоплен здесь вот в ходе этих операций, он в последующем совершенствовался и применялся. И... и потом допустим окружение этой Сталинградской группировки... на ликвидацию этой окруженной группировки ушло достаточно много времени, а в последующем, там, взять операции на окружение - Белорусскую операцию, Ясско-Кишиневскую операцию, там же этот вопрос решался гораздо быстрее. Уже опыт накопленный войсками он сказался.

- Я хотел, конечно, задать этот вопрос... уже у нас мало времени для дискуссий... э... я все время думаю о том, что можно по всякому относится к Сталину, к этой фигуре исторической, но конечно город Сталинград и события, которые происходили, они остались в нашем сердце и даже я иногда думаю о том, что - а не переименовать ли нам этот город обратно в Сталинград? Как символ той великой победы. Но это уже видимо другая история и решать ее, так сказать, новому президенту.

НМВ: - Есть целый, московский ряд организаций общественных, которые этот вопрос поднимают и добиваются этого.

- Спасибо Вам большое, что пришли. Николай, спасибо, что Вы так любите историю и так относитесь к ней, действительно тоже через сердце. Николай Михайлович, Вам спасибо за те знания, которые у Вас есть. Друзья, отметим этот замечательный праздник, потому что это часть победы, нашей Великой победы. Если мы о ней помним, значит мы будем побеждать всегда.

НМВ: - Согласны.

Содержание

Немец и русский - братья навек!

В Сталинградской битве погибло два миллиона человек?

https://www.dailymail.co.uk/news/article-6487251/Mass-grave-containing-1-800-German-soldiers-died-Battle-Stalingrad-uncovered-Russia.html


Mass grave containing 1,800 German soldiers who perished at the Battle of Stalingrad is uncovered in Russia - 75 years after WWII's largest confrontation claimed two million lives


Russian workmen laying a new water pipe in Volgograd (formerly Stalingrad) discovered the mass grave

The 430ft long, 23ft wide, 7ft deep pit holds the bodies of 1,837 Germans hastily buried to avoid epidemics

Historian Michael Jones said it was a sad fate for an army Hitler once said could conquer the gates of Heaven

By MIRANDA ALDERSLEY FOR MAILONLINE

PUBLISHED: 11:24 GMT, 12 December 2018 | UPDATED: 16:33 GMT, 12 December 2018


It was the most brutal and bloodiest episode of World War Two. Now a grim reminder of the Battle of Stalingrad has been uncovered 75 years later - a mass grave containing almost 2,000 German soldiers.

The huge pit was stumbled upon by accident by Russian workmen laying a new water pipe in Volgograd (Stalingrad).

They notified the authorities, including the German War Graves Commission, and a careful excavation has since taken place to recover the dead.

In all, military archaeologists have found a staggering 1,837 bodies - all of them German soldiers.

Photo. The mass grave containing almost 2000 German soldiers being uncovered, more than 75 years after the most brutal and bloodiest battle of World War Two - the Battle of Stalingrad

They have also found the remains of horses killed alongside the men in the battle that was the biggest in World War Two and the bloodiest of all time, with about two million men killed, wounded or captured.

The painstaking job to try and identify the casualties is now underway. It is hoped relatives of the men who would have spent a lifetime not knowing what happened to them, can then be traced.

The dead will also be given a proper burial at a military ceremony in the city.

The mass grave, measuring 430ft long, 23ft wide and 7ft deep, was found in the district of Angarsky in Volgograd.

A spokesman for the German War Graves Commission explained they initially thought that 800 bodies were buried in the mass grave but that figure rose by over 1,000 following the excavations.

Photo. Soldiers' possessions - including a key, spoons and drinking bottle - found in the mass grave, which is being excavated by the German War Graves Commission

He said: 'At the beginning of October we reported 800 German war dead, in the former Stalingrad, today Volgograd.

'The (excavation) work is now complete. Instead of the assumed 800, it was in the end 1,837 war dead.

'We found numerous killed soldiers along with horse carcasses hastily buried. Due to the threat of epidemic at that time there was a rush to remove the countless corpses of men and animals as soon as possible.

'Earth holes, gorges and streams became mass graves.

'Every year in the former Stalingrad on average three to four mass graves are found. The finding on this scale is quite special.'

The spokesman said that ID tags have also been recovered and are now being cleaned before the identification process begins.

Photo. This item bears the name of the dead German soldier who owned it from Dresden, dated 1937. In all, military archaeologists have found a staggering 1,837 bodies - all of them German soldiers

He added: 'Usually the relatives are relieved to know what happened and pleased the body of their grandpa or uncle will be buried. It is very important.'

According to a historian and expert on the Battle of Stalingrad, the mass grave is consistent with accounts of the victorious Soviet Red Army hurriedly burying the German dead in a gorge towards the end of the conflict.

Michael Jones, author of Stalingrad: How the Red Army Triumphed, said: 'The Battle of Stalingrad was a catastrophic defeat for the German 6th Army.

'A month after its surrender, at the beginning of March 1943, Soviet Lieutenant Vladimir Gelfand visited the city.

'He wrote in his diary of seeing a terrible picture of destruction with dead bodies everywhere. He said that some had been placed in heaps for burial and others lay on the ground, partially stripped of clothing.

'The recent discovery of a mass German grave at Angarsky in present-day Volgograd, containing more than 1,800 soldiers corroborates Gelfand's account.

Photo. The mass grave is consistent with accounts of the Soviet Red Army hurriedly burying the German dead towards the end of the conflict

Watch video: World War II soldiers fight in the Battle of Stalingrad

'For in March 1943 a gorge near the Angarsky settlement was hurriedly used by the Soviets - fearful of an outbreak of disease as spring approached - as a makeshift burial pit for the remains of thousands of German troops and their horses.

'Such was the fate of an army which Hitler had proudly proclaimed could conquer the very gates of Heaven itself.'

Mr Jones believes there will still be Russian war veterans alive today who would begrudge the German dead a proper burial.

He said: 'The remains will probably be moved to the nearby war cemetery at Rossoschka, which contains both German and Russian dead, although some Red Army veterans are still resolutely opposed to any form of commemoration for their fallen opponents.

'Hero of the Soviet Union Mikhail Borisov said bluntly 'the Germans seized vast tracts of our country and killed or enslaved millions of our people. There should not be any memorials to them on our land.'

Watch video: WWII: Unpublished footage of Battle of Stalingrad finally released


What happened at the Battle of Stalingrad?

The battle for Stalingrad was the turning point of the Second World War. After the German invasion of Russia — codenamed Operation Barbarossa, which began in June 1941 — the Wehrmacht continued to head eastward, destroying whole Soviet armies and capturing two million prisoners, most of whom they starved to death.

In Washington and London, leaders wondered gloomily how long the Russians could stave off absolute defeat.

In the spring of 1942, Hitler's legions drove deeper into the Russian heartland, besieging St Petersburg, over-running the Crimea, and threatening the oilfields of the Caucasus.

Photo. German soldiers use the evening light to approach a Russian outpost on the outskirts of Stalingrad

The Fuhrer was convinced the Russians were at their last gasp. He was exultant when in June 'Operation Blue' enabled his armies to occupy new swathes of central Russia.

Scenting final victory, Hitler deputed General Friedrich Paulus, a staff officer eager to prove himself as a fighting commander, to lead a dash for the city on the Volga that was named after Stalin, and secure a symbolic triumph, while another German army group swung southwards to grab the oilfields.

Hitler's top soldiers were appalled by the perils of splitting the Wehrmacht merely to capture Stalingrad, which was strategically unimportant. Their protests were ignored: the Fuhrer insisted.

Likewise in Moscow, when the German objective became plain, Russia's dictator Josef Stalin gave the order that 'his' city must be held at any cost. Thus the stage was set for one of history's most terrible clashes of arms, in which on the two sides more than a million men became locked in strife between the autumn of 1942 and the following spring.

On September 12, the first German troops entered Stalingrad. From the Kremlin came a new order to the Red Army: 'Not a step back . . . The only extenuating circumstance is death.'

The first German air attacks killed between 10,000 and 40,000 people — almost as many as died in the entire London blitz. Shellfire and bombs rained down on the city, day after day and week upon week.

Stuka pilot Herbert Pabst wrote: 'It is incomprehensible to me how people can continue to live in that hell, but the Russians are firmly established in the wreckage, in ravines, cellars, and in a chaos of twisted skeletons of factories'.

Photo. Two German soldiers hold their ground and take cover as they fire from a derelict building

General Vasily Chuikov, commanding Stalin's 62nd Army in the city, wrote: 'The streets of the city are dead. There is not a single green twig on the trees; everything has perished in the flames.'

The Russians initially held a perimeter 30 miles by 18, which shrank relentlessly as Paulus's men thrust forward to within a few hundred yards of the Volga.

Each night, up to three thousand Russian wounded were ferried eastward from the city, while a matching stream of reinforcements, ammunition and supplies reached the defenders.

New units were thrust into the battle as fast as they arrived, to join duels in the ruins that often became hand-to-hand death grapples.

Both sides were chronically short of food and water. The few surviving civilians suffered terribly, eking a troglodyte existence in cellars.

Some soldiers were reduced to cannibalism in order to stay alive in the ruins of the city as the mercury plunged to -40C.

The bloodiest battle in Second World War came to an end on January 31, 1943 when Field Marshall Paulus surrendered, disobeying the orders of his Fuhrer to kill himself.

Of the 110,000 Germans who surrendered, only 5,000 would survive Stalin's gulags to return to a defeated Germany.

The battle cost the German army a quarter of everything it possessed by way of material - guns, tanks and munitions. It was a defeat from which it never recovered and for days afterwards in Berlin all shops and restaurants were closed as a mark of respect.

Содержание

Немец и русский - братья навек!

Сериал "Вторая мировая. День за днем." Шестьдесят пятая серия. Май 1944 года.


Вторая мировая. День за днем.

Шестьдесят пятая серия

Виктор Правдюк: " 26 мая 1944 года офицер особых поручений Русской освободительной армии генерала Власова, латыш по национальности поручик Валдис Балтиньш написал доклад после своей поездки по районам Витебской области, оккупированных тогда латышскими легионерами СС.

Это страшный документ о звериной жестокости людей, которые сегодня маршируют по улицам Риги и убеждают нас в том, что воевали они и против Гитлера и против Сталина.

00:38

Цитирую доклад поручика Балтиньша: "Вокруг этих деревень лежало много трупов женщин и стариков. От жителей я выяснил, что этими бесчинствами занимались латышские СС. Я спросил у одного из них на латышском языке: "Почему вокруг деревни лежат трупы убитых женщин, стариков и детей, сотни трупов не погребенных, а так же убитые лошади. Сильный трупный запах носился в воздухе. Ответ был таков: "Мы их убили, чтобы уничтожить как можно больше русских". После этого сержант СС подвел меня к сгоревшей хате. Там лежало так же несколько обгорелых, полузасыпанных тел. "А этих, - сказал он, - мы сожгли живьем".

Латышские эсэсовцы не стеснялись поручика Балтиньша, они видели в нем своего и не стеснялись своей звериной жестокости ко всему русскому. Продолжаю цитировать этот документ, душераздирающий надо сказать: "После ухода этой части я с помощью еще нескольких человек разрыл солому и пепел в сгоревшей хате и извлекли оттуда полуобгорелые трупы. Их было семь. Все были женскими и у всех к ноге была привязана проволока, прибитая другим концом к косяку двери. Мы сняли проволоку с окоченевших обгорелых ног, вырыли семь могил и похоронили несчастных, прочитав Отче наш и пропев Вечную память.

Немецкий лейтенант пошел нам на встречу - он достал доски, гвозди, отрядил в помощь нам несколько солдат, и мы, соорудив семь православных крестов водрузили их над могилами, написав на каждом, "Неизвестная русская женщина заживо сожженная врагами русского народа - латышскими эсэсовцами".

И далее в этом докладе страшные, зверские факты о злодеяниях, насилиях, убийствах творимых латышскими и эстонскими легионерами СС.

"Убить как можно больше русских". Боже мой! Сколько раз и какими легионерами ставилась эта цель. От Ленина и Дзержинского, немецких СС, прибалтийских СС. И убивали. И вот нас сегодня не 600 миллионов русских, как должно было быть, а мы с трудом набираем 120 миллионов русских во всех концах света. Но вот в раю небесном конечно больше всего русских. Он переполнен русскими. Да где же им еще и быть, если они пережили такие нечеловеческие страдания в XX истребительном для нас веке".

май 1944 года


Остатки немецкой 17-ой армии в начале мая занимали оборону на тех же самых позициях, что и советские войска, оборонявшие Севастополь в 1941-1942 годах. Гитлер приказал удерживать город до последнего солдата. Но немецкое командование успело к началу мая эвакуировать в Румынию значительную часть 17-ой армии.

В мае 1944 года уже не было никакого смысла оборонятся в Крыму, потому что советско-германский фронт ушел далеко на запад. Тем не менее вокруг Севастополя на тех же самых рубежах завязалось еще одно упорное сражение.

Кирилл Алексадров: "Севастополь был хорошо укреплен в инженерно-полевом отношении. Главными узлами сопротивления противника были на севере районы станции Микензиевые горы и на юге Сапун-гора, господствующая на всей местностью и служившая своеобразным ключом к городу. Однако даже на Сапун-горе у немцев не было бетонных или долговременных каких-то огневых сооружений. Главную роль на Сапун-горе играли шесть линий траншей полного профиля, прикрытые противотанковыми и противопехотными заграждениями. Всего в Севастополе было заперто примерно 65-70 тысяч немецких и румынских войск. Противостоявшие им и готовые к бою войска 4-го Украинского фронта генерала Федора Ивановича Толбухина превосходили их почти в три с половиной раза по людям, в три раза по артиллерии, более чем в два раза по танкам и самоходным установкам и почти в 15 раз по авиации. Поэтому никакого реального шанса у противника удержать Севастополь кончено не было".

Город русской славы, вокруг которого в очередной раз начались кровавые бои, фактически к весне 1944 года не существовал. В центральной части Севастополя чудом уцелело одно здание под Владимирской горкой. Городская жизнь чуть тлела на окраинах. Разрушенный в период обороны город вновь подвергался обстрелам и бомбежкам, теперь уже советских орудий и самолетов.

4-ым Украинским фронтом командовал генерал армии Федор Толбухин. Сталин торопил командующего, потому что гегемония в Черном море была нужна ему для оказания давления на Турцию, Румынию и Болгарию. Вряд ли Верховный забыл о доносах Льва Мехлиса на генерала Толбухина в дни существования Крымского фронта. Представителем Ставки на 4-ый Украинский фронт был командирован начальник Генерального штаба маршал Александр Василевский. Толбухин и Василевский два вполне совместимых военачальника, одаренных стратегическими способностями, тактической гибкостью, перед внешним обводом севастопольских укреплений противника задумали хитрый ход.

Портрет.

9 мая на мине подорвалась машина, в которой находился представитель Ставки маршал Александр Василевский, получивший при взрыве тяжелые ушибы. Начальник Генерального штаба Красной Армии родился в 1895 году в семье священника. Учился в духовной семинарии. Затем окончил ускоренные курсы Алексеевского военного училища. Участник Первой мировой и Гражданской войн. В тяжелейшее лето 1942 года Александр Василевский сменил заболевшего маршала Шапошникова на посту начальника Генерального штаба. "Александр Михайлович", - писал о нем Константин Симонов, - "соединял в себе непреклонную волю и удивительную чуткость и деликатность". Он был замечательным представителем русской интеллигенции в рядах нашей советской армии, которой он отдал всю свою жизнь и все свои силы.


Кирилл Александров: "В 10 утра 5 мая 1944 года с артиллерийской подготовки на северном направлении начался штурм Севастополя. В бой вступили бойцы 2-ой гвардейской армии генерала-лейтенанта Захарова, которые атаковали город на вспомогательном северном направлении по линии из района Бельбека через станцию Микензиевые горы к Северной бухте Севастополя. Альмендингер подумал, что именно здесь начинается главный удар поэтому резервы и большую часть артиллерии он перебросил в район станции Микензиевые горы.

7 мая 1944 года войска Приморской 51-ой армии атаковали Сапун-гору в центре немецкой позиции, нанося главный удар по войскам противника. Все внимание Альмендингера было приковано к событиям на севере, поэтому атака получилась в полной мере неожиданной и советские войска рассчитывали к исхода дня выйти с юга к окраинам города. После того когда Сапун-гора была в буквальном смысле перепахана советской тяжелой артиллерией и авиацией, шесть дивизий атаковали ее и к концу суток 7 мая Сапун-гора, ключевая высота в районе Севастополя была в советских руках.

Около 15 часов 9 мая подразделение 10-го и 63-го стрелковых корпусов из состава 51-ой армии вступили в Севастополь. Противник не оказывал сопротивления и поспешно отходил в юго-западном направлении на мыс Херсонес.

09:12

В тот момент произошла одна забавная история.

До сих пор неизвестно кто, распространил дезинформацию о том, что между Советским Союзом и Германией заключено перемирие. Немедленно началась спорадическая стрельба в воздух, были даже случаи братания между военнослужащими противника, а зенитчики и артиллеристы выпустили в воздух практически полный боекомплект. Органы контрразведки СМЕРШ очень долго потом работали еще в 10-ом и 63-ем корпусах, чтобы выяснить кто все-таки распространил эту дезинформацию, которая позволила немцам покинуть Севастополь и отойти на Херсонес".

Май был месяцем завершения разработки и отшлифовки планов двух крупнейших операций Второй мировой войны. На западе союзники внимательно изучали метеосводки. Их больше всего интересовала погода в Английском канале, который предстояло пересечь большим массам войск.

А на востоке советские Украинский и Белорусский фронты готовились к решающему наступлению 1944 года, которое должно было открыть Красной Армии дорогу к границам Германии.

Главы союзной коалиции вели между собой напряженную переписку. Острой была проблема воздушных налетов на железнодорожные узлы Франции. Предполагалось что при этом погибнет около 20 тысяч французского гражданского населения. Это особенно беспокоило Черчилля и 7 мая он писал президенту Рузвельту:

Цитаты.

"Военный кабинет разделяет мои опасения относительно отрицательного воздействия на гражданское население массовых убийств, которые совершаются задолго до операции Оверлорд. Такие убийства легко могут вызвать резкий перелом в отношении французов к своим американским и английским освободителям".


Рузвельт считал эту проблему надуманной. Бомбить коммуникации железных и автомобильных дорог надо? Надо! Значить будем бомбить! Чтобы меньше потом погибало наших солдат.

15 мая в Лондоне прошло необычное совещание. Присутствовали все командующие родов войск, король Георг Шестой, премьер-министр Черчилль. Совещание длилось целый день. Выступили генерал Монтгомери и адмирал Рамсей. Маршал авиации Ли Мелери, генерал Эйзенхауэр. В заключительном слове Уинстон Черчилль с большим пафосом заявил: "Джентльмены, я укрепляюсь в своей вере в эту операцию".

Андрей Терещук: "Сталин 20 мая 1944 года пригласил на совещание трех генералов - Жукова, Василевского и Антонова. Состоялась продолжительная, обстоятельная беседа, в ходе которой обсуждался план летней кампании. Затем на протяжении еще нескольких майских дней 1944 года Верховный главнокомандующий встречался и беседовал с командующими фронтами и в самые последние дни мая было принято окончательное принципиальное решение - провести летом 1944 года стратегическую наступательную операцию в Белоруссии".

В середине мая войска союзников в Италии одержали долгожданную победу. 17 мая после четырех наступательных операций и больших потерь англо-американские армии преодолели рубеж Монте-Касино. Победой эти упорные бои назвать трудно - потери союзников превышали потери немцев, которые в полном порядке отошли на следующий оборонительный рубеж. Но главное, после взятия города Касино войска союзников в перспективе могли двигаться в направлении Рима, поддерживаемые частями, занимавшими приморский плацдарм в районе Анцево, в 45 километрах от итальянской столицы.

Япония стремилась достичь окончательной победы в Китае над армиями Чан Кайши. Вторая часть операции, начатой в апреле успешно продолжалась в мае 1944 года. Гоминьдановские войска несли в этих боях громадные потери. 25 мая японцы захватили важный в стратегическом смысле древне-китайский город Лайан. Но, не смотря не очевидные успехи, Япония по-прежнему была далека от главной цели - вывода из войны Гоминьдановского Китая и переброске войск на острова Тихого океана, где вооруженные силы Соединенных Штатов начали авиационные удары по Марианскому архипелагу и основным японским базам в Центральной части Тихого океана - на островах Турук и Гуам. Эти острова считались главными форпостами в океане на пути к японской метрополии.

Андрей Терещук: "31 мая 1944 года командующие фронтами получили директиву Ставки Верховного главнокомандования, на основании которой началась планомерная, целенаправленная разработка операции Багратион. Замысел операции заключался в первую очередь в том, чтобы прорвать фронт сразу на шести участках. При этом особое внимание уделялось разгрому фланговых группировок противника в районах Витебска и Бобруйска. А затем должны были последовать удары по сходящимся направлениям на Минск и, в последующем, выход на западные государственные границы Советского Союза. Операция Багратион имела целый ряд специфических особенностей, на две из которых я хотел бы обратить внимание. Прежде всего необходимо было скрытно сосредоточить на исходных рубежах огромное количество сил и средств. Планировалось на направлениях прорыва на одном километре фронта сосредоточить до 200 стволов артиллерии разных систем. Предполагалось создать значительный перевес в живой силе и технике. Так, по людским ресурсам, преимущество должно было быть в два раза, по бронетанковой технике - в четыре раза, по авиации - в четыре с половиной раза и так далее.

И, наконец, вторая особенность плана операции Багратион заключалась в том, что в этой операции как ни в какой другой за период Второй мировой войны особую роль должны были сыграть партизаны. В данном случае партизаны Белоруссии. Перед ними ставилась задача сбора ценной разведывательной информации и нарушение транспортных коммуникаций противника".

В ходе подготовки к наступлению в Белоруссии была проведена беспрецедентная рокировка войск. Целый фронт - 2-ой Белорусский, стоявший слева от 1-го Белорусского, передал свою полосу соседу, а сам перешел на правый фланг будущего наступления против группы армий Вермахта Центр. Главным фронтом будущей наступательной операции командовал генерал армии Константин Рокоссовский.

23 мая в Ставке было принято предложение Рокоссовского о нанесении 1-ым Белорусским фронтом в районе Бобруйска не одного, а двух главных ударов, потому что болота Полесья, густые леса, не позволяли массированно сосредоточить живую силу и технику.

Виктор Правдюк: "18 мая 1944 года заместитель наркома обороны по кадрам генерал-полковник Голиков под грифом секретно направил Сталину докладную записку о генералитете Красной Армии. Из нее следовало, что в армии на 15 мая 1944 года служит 2 тысячи 952 генерала. "Это очень серьезная цифра, - писал Голиков. - Например, в США служит всего лишь тысяча 65 генералов, а в Великобритании всего 517. И требования на присвоение все новых и новых генеральских званий не прекращаются и не ослабевают. Особенно они велики по линии службы тыла Красной Армии. В тоже время они наиболее сдержанные из действующей армии". Затем Голиков упоминает число генеральских должностей и предупреждает Сталина о том, что скоро у нас могут быть 9 тысяч 7 генералов. Далее начальник кадров армии пишет о некоторых уникальных случаях присвоения генеральского звания. Например, некий генерал Азизбеков А.М. имел стаж службы в Красной Армии всего лишь 8 месяцев. Никакого военного опыта, никакого военного образования, но - уже генерал.

Далее, по поводу образования. 142 генерала не имели никакого военного образования. 769 учились на курсах, а 443 закончили всего лишь военные училища. Чуть позже по этому вопросу выскажется и маршал Жуков. "Нужно сказать правду, - напишет он в своей секретной записке, - "что из-за неграмотности и бескультурья наших кадров мы очень часто несли большие потери в технике и живой силе, не достигнув возможного успеха". Но об этой записке маршала мы будем говорить в 69 серии нашего фильма".

Досье.

Испания начала сотрудничество с Великобританией и США, пообещав летом 1944 года прекратить экспорт вольфрамовой руды в Германию.

В Ленинграде состоялось первое после блокады празднование дня трудящихся 1 мая. Тысячи жителей города вечером наблюдали на набережных Невы праздничный артиллерийский салют.

Командование Ленинградского фронта во главе с генералом армии Леонидом Говоровым занималась в первые дни мая разработкой плана наступления против финской армии на Карельском перешейке.

28 мая командирам подразделений и частей в Англии сообщили, что десантная операция по плану Оверлорд начнется 5 июня 1944 года.

В приказе Верховного главнокомандующего № 70 отмечалось, что Красная Армия освободила более трех четвертей оккупированной советской земли.


Германия четыре года занимала свои позиции на Атлантическом побережье Франции. Естественно, что немцы все эти годы усиленно занимались укреплением своей обороны, потому что ни у кого в Германии не могло быть иллюзий, что в конце концов рано или поздно вторжение союзников на континент произойдет. Пропаганда Геббельса разрекламировала неприступность Атлантического вала настолько убедительно, что главной жертвой этого хвастовства пали сами немцы.

На самом деле опорные немецкие пункты на побережье создавались весьма произвольно, иногда в зависимости от наличия рабочей силы и строительных материалов. Эти опорные пункты были изолированы друг от друга. Гитлер к тому же приказал создать прочную оборону и на прибрежных островах Гернси и Джерси в проливе Ла-Манш. Фереру льстило то, что острова были английским и он владеет частью британской территории. Вермахту не хватало войск, артиллерии и танков, не говоря уже о флоте и авиации. К тому же постоянно действующий фактор Восточного фронта не давал немцам надежды на возможность создания крупных резервов для отражения высадки.

20:59

Виктор Правдюк: "А на что могла рассчитывать Германия в этот период на Восточном фронте? Гитлер не был ни безумным, ни бесноватым, не страдал он этими болезнями, которые ему постоянно приписывают. Победа или смерть - это Гитлер всегда знал. В ничью ему сыграть не удастся. Победа или смерть – это его выбор и судьба. Но в Третьем Рейхе, кроме нацистских мечтателей о новом порядке были и трезво мыслящие деятели. На что, например, рассчитывал тогда Вермахт и его руководители - верный Гитлеру Кейтель и глубоко мыслящий Йодль. Или такие опытные стратеги, как фельдмаршалы Клюге и Кессельринг, Манштейн и Клейст. Или рейхсминистр вооружений Альберт Шпеер. Если отбросить их послевоенные анализы, постфактум так сказать, и обратить внимание на их же письма, речи весны 1944 года, то можно сделать следующие выводы: во-первых, они полагали, что Вермахт перейдя к стратегической обороне сумеет, нанося большие потери, обескровить Красную Армию и тем самым остановить наступление русских. Немцы недооценивали самоотверженный, до смертного исхода труд советского тыла и жесточайшее использование советской властью людских ресурсов; во-вторых, Гитлер и его командующие возлагали большие надежды на новую технику и оружие. Надо сказать, что к весне 1944 года она у Германии уже была. Немцы уже имели реактивные самолеты, ракетную технику, фауст-патрон, новые танки, подводные лодки 21-ой серии. Но беда для Германии заключалась в том, что Германская промышленность была не способна производить это оружие в тех количествах, которые необходимы были для ведения мировой войны. А людские резервы Германия израсходовала еще в 1943 году".

В конце мая военные действия в Северной Италии приближались к своей кульминации. 8-ая английская армия преодолела линию Густава и сочетая продвижение к Риму с ударом американских дивизий с плацдарма в Анцево 25 мая союзники получили возможность окружить немецкие войска южнее итальянской столицы. Ключевым в этой операции был городок Вальмонтане, где Кессельрингу удалось опередить американцев. Дивизия Германн Геринг, хотя и основательно потрепанная налетами авиации, первой прибыла в Вальмонтане и обеспечила немцам прикрытие для отхода на север. Но дорога на Рим утром 31 мая оказалась для союзников открытой.

В Югославии конец мая едва не закончился гибелью маршала Тито. Только случайность спасла лидера югославских коммунистов. Его группа ушла в горы с наступлением темноты, находясь буквально на расстоянии шепота от преследующих штаб Тито немецких войск.

Главным козырем немцев при отражении будущего десанта союзников были танковые дивизии. Если бы эти дивизии удалось соединить в единый кулак и кулак этот оказался бы в день высадки поблизости, то половина задачи для Вермахта была бы решена сразу.

Танковыми войсками на западе командовал генерал граф Лео фон Швепенбург - опытный танкист, взгляды которого поддерживал Гудериан. Швепенбург был настолько возмущен неверными, по его мнению, действиями фельдмаршала Роммеля, что с разрешения фельдмаршала Рунштедта вынужден был обратиться с протестом к самому Гитлеру. Решение Гитлера, к тому же вскоре им отмененное, только усилило неразбериху в группе армий Запад.

Проблем у немцев хватало - ведь они должны были считаться с возможностью высадки союзников на громадном фронте от Антверпена до испанской границы. Не могли они и пренебречь обороной побережья Норвегии и Средиземноморской Франции.

Цитаты.

"Наиболее вероятным участком высадки англо-американцев я считаю", - заявил Гитлер 2 мая, - "полуостров Катантен и район города Бреста. Я запрещаю отводить с этого участка какие-либо войска и приказываю немедленно перебросить к подножию полуострова Катантен 2-ую парашютную дивизию с Восточного фронта".


Интуиция и в этот раз не обманывала Гитлера, но его генералы уже не доверяли ей и не брали ее в расчет.

Конец
шестьдесят пятой
серии


автор и ведущий
Виктор Правдюк


Над фильмом работали


Галина Ясногородская
Михаил Михеев
Ольга Адрианова
Антон Правдюк
Сергей Правдюк
Галина Панюшкина
Константин Стафеев
Михаил Козлов
Ирина Кухта
Наталья Обознова

Музыка DE WOLFE

Музыкальный консультант
Олег Оноприенко

Благодарим за помощь
в работе над фильмом

Константина Голощапова
(Россия)

профессора
Джона Эриксона
(Великобритания)

Зигхарда фон Паннвица
(Германия)

Александра Мясникова
(Россия)


ООО "Студия Надежда"
2006

Содержание