fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Ленд-лиз. Поддержка с воздуха.

7 апреля 1943 года. Таманский полуостров. Восьмерка Мессершимитов в поисках цели привычно барражировала вдоль линии фронта. Вскоре в поле зрения появились три пары советских истребителя. Опытные летчики Люфтваффе уверено их атаковали. В небе над Советской Россией они чувствовали себя хозяевами. Но в этот раз события разворачивались по иному сценарию. Командир немецкой группы был сбит в первые же секунды боя. Спустя несколько мгновений загорелся второй Мессершмитт. Затем еще один. Победу одержала эскадрилья капитана Александра Покрышкина. Тогда эта фамилия еще ни о чем не говорила.

В следующие дни немецкие потери были такими значительными, что о них пришлось докладывать в Берлин. Командование Люфтваффе потребовало подтвердить цифры - не закралась ли ошибка? Но данные оказались верными. Весной 1943 года в небе над Кубанью советская авиация впервые за всю войну добилась преимущества в воздухе.

Вскоре вся страна повторяла имена героев - Александр Покрышкин, Гиргорий Речкалов, Вадим Фадеев.

Воевали они на американских истребителях Аэрокобра, которые поставлялись в СССР по ленд-лизу.

ЛЕНД-ЛИЗ


Американские газеты незамедлительно отреагировали на успех советских летчиков: "Истребители Аэрокобра - лучшие в мире".

Еще совсем недавно отзывы об этой модели были куда более сдержанными. Пи-39 "Аэрокобра" не стал массовым истребителем ни в американских, ни в британских ВВС - пилоты считали эту машину слишком капризной и не надежной. Ее потенциал раскрылся именно на советско-германском фронте, где воздушные сражения обычно проходили на низких высотах. Советские летчики умело использовали все преимущества Аэрокобры и свели к минимуму недостатки. Именно благодаря мастерству советских пилотов Красная Армия смогла перехватить инициативу в воздухе.

Помимо Аэрокобры в СССР поставлялись десятки других моделей самолетов - транспортных, истребителей, бомбардировщиков, даже амфибий, а так же ремонтные мастерские, запасные части и топливо. Используя поставки с максимальной эффективностью, советские летчики сделали лендлизовские самолеты настоящим оружием победы.


ЛЕНД-ЛИЗ
Поддержка с воздуха


В начале 1940-ых развитию авиации в СССР уделялось особое внимание. Летчиком мечтал стать каждый подросток. Но к участию в реальных боевых действиях советские военно-воздушные силы оказались не готовы.

За один день 22 июня 1941 года военная авиация СССР потеряла 1 тысячу 200 самолетов. Две трети из них - прямо на аэродромах. Части Красной Армии были лишены прикрытия с воздуха. Юнкерсы и Хенкели бомбили Минск, Киев, Севастополь. Уцелевшие советские истребители поднимались на перехват. Потери Люфтваффе в первый день войны составили 240 самолетов всех типов, но в большинстве воздушных поединков побеждали немецкие пилоты. Они имели в своем распоряжении более совершенную технику и опыт реальных боевых действий.

К началу войны основными истребителями Красной Армии были биплан И-153 Чайка и первый серийный советский моноплан И-16, по прозвищу ишак. Обе модели к 1941 году уже существенно устарели. Некоторые летные части начали осваивать новые типы самолетов Миг-3, Як-1 и Ла-3, но и эти машины по многим показателям уступали Мессершмиттам.

В первые дни войны летчик Александр Покрышкин смог детально изучить устройство немецкого истребителя сбитого прямо над советским аэродромом.

Александр Покрышкин: "Особенно заинтересовали переднее бронестекло и радиостанция. Как нам не хватает всего этого!

Наличие бронестекол в фонаре кабины могло бы спасти жизнь не одному советскому летчику. Отсутствие радиостанций делало нас глухими в полетах. Как тогда хотелось скорее иметь это все на наших истребителях. И хотя я понимал, что не так-то все просто, мне верилось - в тылу уже над этим работают".

И действительно, с первых же дней войны советские конструкторские бюро приступили к разработке новых, более совершенных моделей самолетов. Но их внедрение требовало времени. Три четверти авиационных заводов СССР оказались в зоне боевых действий и были эвакуированы в тыл. Темпы производства существенно снизились. Для восполнения авиационных потерь Советский Союз был вынужден обратиться к западным союзникам.

8 июля в Лондон, а затем в Вашингтон вылетела советская военная миссия во главе с генерал-лейтенантом Филиппом Голиковым. Руководство Великобритании и США заверило, что военная помощь СССР будет оказана.

Илья Гринберг, историк, исследователь Ленд-лиза: "Закон о Ленд-лизе был создан для того чтобы помочь Великобритании, но когда на Восточном фронте 22 июня началась война и американцы и британцы приняли решение помочь СССР".

28 августа 1941 года на аэродроме Ваенга под Мурманском приземлились 24 истребителя Харрикейн с британскими знаками различия. Самолеты в СССР доставили летчики 151-го крыла ВВС Великобритании.

Николай Бородин, директор музея "Союзники и ленд-лиз": "Сначала 15 самолетов Харрикейн пришли в ящиках в Архангельск, первый конвой. А непосредственно основная часть этого, ну, это полк получается, у них крыло - полк 151-ый, на старом авианосце, значит, они подошли непосредственно к Кольскому проливу и с палубы взлетели, перелетели в Вайенгу".

Истребители Харринкейн были переданы в распоряжение Северного флота СССР. Машину в удобной закрытой кабиной советские летчики окрестили Харитоном, но после первых боевых вылетов стали называть ее не иначе как английский утюг.

Николай Бородин: "Осваивали они вместе с британцами. То есть, британцы показывали какие эволюции можно себе позволить на этом самолете и так далее и так далее, когда наши стали сами летать им не понравилось то, что этот самолет, фактически, значит, из фанерных или деревянных лонжеронов и обклеен перкалием, то есть он горел, страшно горел. Но тем не менее эти самолеты использовались".

Харрикейн (Hawker Hurricane Mk.II) переводится с английского как Ураган. Не смотря на свое название истребитель существенно уступал Мессершмитту (Messerschmitt Bf.109) в скорости на малых и средних высотах, скороподъемности, вертикальном маневре. Но главным недостатком было слабое вооружение - пулеметы винтовочного калибра. Немецкие пилоты шутили: "Сколько можно царапать краску на наших крыльях". Опытный советский летчик Борис Сафонов предложил перевооружить самолет крупнокалиберными пулеметами или авиационными пушками. Первая модификация зарубежное авиатехники проходила в условиях фронта, в промежутках между боевыми вылетами. Проблема вооружения Харрикейна была решена. Но масса истребителя увеличилась и скоростные характеристики стали еще хуже. К тому же английские самолеты оказались плохо подготовлены к погодным условиям русского севера. А самым слабым местом в конструкции были деревянные винты. Их лопасти часто ломались при посадке или попадание пуль.

Английское командование было осведомлено обо всех недостатках Харрикейна. Британцы использовали эти истребители исключительно на второстепенных театрах боевых действий.

С первых же дней военного сотрудничества наметилась тенденция - как правило западные страны поставляли в СССР далеко не лучшие образцы своего оружия. Для Советского Союза и такие поставки были важны. Они хотя бы частично компенсировали потери советской авиации. Человеческие же потери компенсировать было гораздо труднее.

Однажды и Александра Покрышкина едва не похоронили. 5 октября 1941 года его самолет был сбит за линией фронта. У раненного летчика оставался один выбор - плен или смерть. Но судьба оказалась к нему благосклонной. Старший лейтенант Покрышкин смог вернуться в свое соединение и был направлен в госпиталь.

12 октября 1941 года боевое крещение в советском небе получил первый американский истребитель Кертис Пи-40 Томагавк. Эти Томагавки уже успели повоевать в Великобритании. Английские ВВС расставались с ними без особого сожаления. Самолет имел те же недостатки, что и Харрикейн - скорость, скороподъемность, маневренность оставляли желать лучшего.

Валерий Романенко, историк, исследователь ленд-лиза: "У него был единственный рядный двигатель Аллисон-2710, который имел совершенно недостаточную для 1940-ых годов, даже для начала 1940-ых мощность, там 1250-1150 л.с. в зависимости от модели".

Зато Томагавк отличало мощное вооружение. Точный залп шести 12-милиметровых пулеметов гарантировал победу в воздушной битве. Советский летчики вскоре оценили и другие достоинства самолета. Экономичный мотор, который обеспечивал дальность полета, хорошие возможности бомбовой нагрузки, бронированный фонарь и главное - цельнометаллический корпус. В советском самолетостроении того времени активно применялись дерево и фанера. Недостатки Томагавка советские летчики вскоре научились компенсировать за счет тактики пилотирования.

Николай Городников, летчик 2-го Гвардейского истребительного авиаполка Северного флота: "Мы поступали просто - держали обороты двигателя повыше и летали на повышенных скоростях не предусмотренных инструкцией. Истребитель стал на уровне, хотя мотор приходилось менять через 30-35 часов эксплуатации".

Еще одним неудобством была английская система мер на шкалах приборов. Поначалу летчики переводили футы в метры в уме, прямо во время полета. Затем шкалы стали адаптировать вручную. Маркеров не было и летчикам приходилось использовать губную помаду.

На больничной койке у Александра Покрышкина было время для размышлений и он пришел к выводу, что причиной неудач советских летчиков кроется не в недостатке мастерства и даже не в технических характеристиках самолетов, а именно в устаревшей тактике. Группа из трех самолетов не годится для истребителей. Она сковывает маневр не только ведущего, но и ведомых, не обеспечивает их безопасность, может привести к столкновению. Покрышкин понял, что летать надо не тройками, а парами. На этой основе он разработал свою тактику ведения боя. Формула победы была простой - высота, скорость, маневр, огонь. Но для молниеносной атаки противника сверху требовался быстрый самолет с отличной вертикальной маневренностью и мощным вооружением, а для отлаженной координации группы - радиосвязь.

Валерий Романенко: "Тогда на советских самолетах практически не было радиосвязи. Даже на новых типах самолетов устанавливалась приемо-передающая станция на одном из десяти истребителей. На старых типах иногда стояли радиостанции, но это были радиостанции настолько не удобные, столько шумов было из-за того что было... значит... ну, шумы давала работа мотора, работа других систем самолета, что летчики просто его отключали, иногда снимали".

Самолеты, которые поставлялись по ленд-лизу уже были радиофицированы и советские летчики считали наличие связи одним из главных их достоинств.

В первые годы войны английские и американские самолеты доставляли в СССР морские конвои. В порты Архангельска и Мурманска истребители попадали в разобранном виде. Их сборкой и комплектацией занимались советские инженеры. Не каждый из них в совершенстве владел английским, а техническая документация обычно поступала без перевода.

15:56

Американские фирмы-производители неоднократно предлагали направить в СССР своих специалистов-консультантов, но советская сторона в большинстве случаев отвечала отказом. В тоже время советские военные представители имели доступ на американские авиазаводы.

Билл Свенсон, участник разработки и модернизации самолета Аэрокобра, сотрудник компании Bell: "На заводе мы часто видели русских офицеров в полной униформе, с медалями и знаками отличия. И они могли наблюдать за тем, что мы делали на заводском конвейере, следить за тренировочными полетами, делая пометки в свои блокноты и собирая сведения, полезные для освоения самолетов своими пилотами".

16:48

До конца 1941 года союзники предоставили СССР 730 истребителей. По своим основным показателям эти самолеты уступали немецким Мессершмиттам, но были лучше, чем устаревшие советские модели. И Харрикейны и Томагавки имели немало недостатков. Но самое главное то, что они оказались в нужном месте в нужное время, сыграв свою роль в обороне Мурманска, битве под Москвой и других сражениях начального этапа войны.

Харрикейны и Томагавки а также следующие модификации истребителя Пи-40 Киттихоук поступали в советские части и в 1942, но значение поставок было уже не столь велико, как в начале войны. Новые советские истребители Як-7 и Ла-5 превосходили эти модели по многим параметрам.

В тоже время полностью удовлетворить потребности фронта советские заводы пока не могли. Производственных мощностей и материалов по прежнему не хватало. В конце 1942 года 16-й гвардейский истребительный полк был отправлен в тыл для перевооружения. Летчикам предстояло освоить американские машины незнакомого пока типа - Пи-39 Аэрокобра. Командир одной из эскадрилий Александр Покрышкин сразу оценил самолет по достоинству.

Александр Покрышкин: "Аэрокобра мне понравилась своими формами и главным образом мощным вооружением. Сбивать вражеские самолеты было чем. Пушка калибра 37 мм, два крупнокалиберных скорострельных пулемета и четыре пулемета нормального калибра. Я вскоре почувствовал, что этот истребитель стал как-бы частью моего тела и моего летного мышления".

В тоже время будущий советский ас безошибочно определил и существенный недостаток Аэрокобры. Если летчик расстреливал боекомплект, а размещенный в хвостовой части маслобак оставался полным - машина могла потерять равновесие и попасть в плоский штопор. Советские пилоты стали учитывать эти особенности и применять свои хитрости. Они расстреливали весь боекомплект, не доливали масла в бак, догружали носовую часть. Хвостовое оперение Аэрокобры также пришлось укреплять. Оно оказалось недостаточно прочным для выполнения сложных маневров.

Илья Гринберг: "Советским пилотам очень нравился Пи-39, но управляли они им не совсем правильно. Я имею в виду, что пилотировали они не по инструкции. Они вырабатывали свою тактику. Она отличалась от нашей. Их маневры были более энергичными, а хвостовая часть Пи-39 не была предназначена для таких значительных перегрузок".

Советские инженеры научились сами устранять этот недостаток, усиливая хвостовую часть. Эти наработки были использованы конструкторами фирмы-производителя Bell для усовершенствования самолета.

Илья Гринберг: "Всего через несколько месяцев работы по усилению хвостовой части Пи-39 осуществлялись уже непосредственно на фабричном конвейере".

Аэрокобра доставила немало хлопот и обслуживающему персоналу фронтовых частей. Шатуны двигателя самолета выскакивали прямо во время взлета, пробивая корпус. Порой неполадки приводили к серьезным авариям.

Валерий Романенко: "Как это рассказывала одна женщина, вот на Северном флоте в одном из первых полков инженером была женщина. Говорит, пока мы масло не фильтровали у нас были проблемы с самолетами. Три самолета ушли на боевое задание, четвертый вернулся из-за отказа мотора. Но после того как я начала фильтровать масло через свою фетровую шляпку, эти проблемы исчезли".

Освоив новую модель самолета, летчики 16-го гвардейского истребительного полка были переброшены на Кубань.

21:11

Весной 1943 года битва за Кавказ вступала в решающую стадию. Противник закрепился на Таманском полуострове, создав мощный рубеж обороны, известный как Голова Гота или Голубая линия. Попытки советских войск прорвать оборону были безуспешны. Атаки бомбардировщиков и штурмовиков Люфтваффе прижимали пехоту к земле и нарушали прифронтовые коммуникации.

Советское командование пришло к выводу, что ключ к освобождению Кавказа - господство в воздухе. Но задача была не из легких.

Борис Константинов, военный историк: "Немцы сосредоточили там свои наиболее так сказать эффективные истребительные эскадры - 52-ая, Рюнехерц, 51-ая, 3-я истребительная эскадра, где основная масса, как они называют, экспертов воевала. Вот. Они попытались оставить за собой господство в воздухе".

Каждый вечер в эскадрилье Покрышкина завершался разбором полетов. Пилоты анализировали успехи и неудачи и разрабатывали новые тактические приемы. Самый известный из них Кубанская этажерка - схема построения истребителей при которой самолеты распределялись по высоте в три яруса. Стала эффективным противодействием тактике высотных маневров немецких летчиков.

Опробовав самолеты Аэрокобра в боевых условиях Покрышкин умело использовал их технические возможности для воплощения своих идей. На практике изучив все достоинства и недостатки Пи-39 Александр Покрышкин предложил его легкую модернизацию. Дело было в том, что в условиях реального боя, не смотря на в целом хорошее вооружение, мощность секундного залпа была недостаточной. Так появилась идея синхронизировать пушку и пулеметы.

Александр Нестеров, заместитель директора музея "Союзники и Ленд-лиз": "Когда сел за штурвал этого самолета Покрышкин, перевел все огневые средства на одну гашетку и, обладая феноменальными способностями летчика, гениального, когда в прицелы его попадал вражеский самолет, он был обречен".

В ходе битвы за Кубань в течении двух месяцев Люфтваффе потеряли более тысячи 100 самолетов. Советская авиация получила господство в воздухе и это обеспечило предпосылки для успешного наступления Красной Армии.

За победы в боях над Кубанью Александр Покрышкин был дважды награжден Звездой Героя Советского Союза, а его Аэрокобра под номером 100 стала проклятием для немецких пилотов.

Кадры кинохроники.

"Внимание, внимание! В воздухе Покрышкин!", - передавали рации немецких самолетов. Воздушный бой - это секунды. Истребитель стремительно набирает высоту, делает переворот через крыло, решительно атакует противника. Высота, скорость, маневр, огонь! Идет к земле горящий Мессершмитт".

Вскоре Александра Покрышкина назначили командиром полка, а затем и дивизии. Разработанные им тактические приемы повсеместно применялись другими летчиками.

9 апреля 1945 года 19-летний ученик Покрышкина Юрий Гольдберг в своем первом воздушном бою сбил прославленного немецкого аса Бруно Ворма. Этот успех отражал общую тенденцию - рост мастерства пилотов истребительной авиации СССР за годы войны был колоссальным!

Йенс Венер, сотрудник Дрезденского военно-исторического музея: "Влияние Покрышкина на ход войны в воздухе заключалась не столько в количестве сбитых им самолетов, сколько в разработке современной летной тактики, которую затем стали применять и другие летчики. Покрышкин принял существенное участие в модернизации советских ВВС и с моей точки зрения роль самолета Аэрокобра в данном случае не является принципиально важной".

10 марта 1943 года совершил первый боевой вылет американский истребитель-бомбардировщик Пи-47 Тандерболт. Компания Репаблик Авиэйшен анонсировала самолет, как новое слово в военной авиапромышленности. Мощный двигатель, хорошее вооружение, большой боекомплект и удобная кабина. По многим показателям истребитель не имел себе равных.

Тандерболт был принять на вооружение во всех государствах-союзниках, став самым массовым истребителем американского производства в годы войны. Но на советско-германском фронте он не прижился. Первым в СССР самолет опробовал известный летчик-испытатель Марк Галай.

Марк Галай: "Уже в первые минуты полета я понял - это не истребитель. Устойчивый, с комфортабельной, просторной кабиной, удобный, но не истребитель. Тандерболт имеет неудовлетворительную маневренность в горизонтальной и особенно в вертикальной плоскостях. Самолет замечательно подходит для простого полета по маршруту, без резких маневров. Для истребителя этого не достаточно".

Свои претензии к разработчикам чудо-истребителя были и у американских пилотов.

Джон Сенефф, ветеран ВВС США, сотрудник компании Bell: "Мне говорили - в этом самолете будешь чувствовать себя надежно, как в танке. Может оно и так, но машина все равно не без недостатков. Установка каплевидного фонаря серьезно ухудшила аэродинамическую устойчивость и поэтому возникла опасность впадания в штопор. Однажды это чуть не случилось и со мной во время тренировочного полета над Айдахо".

В начале войны конструктивные недостатки иностранных самолетов не были причиной для отказа от их поставок. Но к концу 1943 года ситуация в корне изменилась. Вскоре на фронт стали поступать тысячи истребителей новейших моделей - Ла-7 и Як-3. Для ожесточенных схваток в воздухе они подходили намного лучше, чем все самолеты союзников.

В тоже время на Западном фронте самолеты Тандерболт успешно использовали для сопровождения стратегических бомбардировщиков Боинг Би-17 Флайинг Фортес в переводе Летающая крепость. Советскому Союзу дальние бомбардировщики были очень нужны, но американская сторона отказала в поставках, мотивировав это тем, что ВВС США сами испытывают недостаток таких машин.

Вскоре с ростом производства авиапромышленности летающие крепости уже сходили с конвейеров тысячами, но ни один бомбардировщик дальнего действия в СССР так и не поступил.

В середине 1944 года на вооружение ВВС США был принят новый, еще более мощный стратегический бомбардировщик Боинг Би-29 Суперкрепость, самолет с бомбовой нагрузкой в 9 тонн, способный поражать цели на расстоянии в 3 тысячи километров, не имел аналогов в истории мировой авиации. Советское командование отправило заявку на получение Суперкрепости в рамках программы ленд-лиза.

Борис Константинов: "Американцы сначала пообещали, а потом, значит, командующий стратегическим авиационным командованием, трехзвездочный генерал, на тот момент, Уильям Спат сказал, что это мы Вам поставить не можем".

Уже тогда истеблишмент США понимал, что после разгрома Германии противостояние с Советским Союзом неминуемо. Так зачем же отдавать хороший бомбардировщик, который сможет легко перелететь через океан?

Вместо стратегических бомбардировщиков американская сторона предложила СССР тактические - Би-25 Митчел. Норд Американ Би-25 Митчелл создавался, как фронтовой бомбардировщик. Но именно в этом качестве он себя не зарекомендовал. Для действий на малых высотах Митчелл оказался слишком неповоротлив, а имея к тому же крупные габариты становился легкой мишенью для немецких зенитчиков. Советское командование нашло для Би-25 другое предназначение. Его использовали как дальний ночной бомбардировщик. Уже к концу 1942 года все Митчеллы были переданы в распоряжение авиации дальнего действия.

Илья Гринберг: "После того как было принято решение перевести Би-25 в дальнюю авиацию и проводить атаки в ночное время, потери таких самолетов существенно снизились. Бомбардировщики оказались способными выполнять сложные ночные миссии. Целый советский авиакорпус был вооружен Би-25".

В ночь на 30 декабря 1942 года несколько эскадрилий Митчеллов внезапно появились над железнодорожной станцией Витебск глубоко в тылу противника. В считанные минуты крупный узел коммуникаций был фактически стерт с лица земли. При этом на базу вернулись все самолеты.

В качестве фронтового бомбардировщика советские ВВС активно использовали американский самолет Дуглас А-20 или Бостон, поставки которого начались в начале мая 1942 года. Летчики считали эту машину более надежной и эффективной, чем отечественный аналог Пе-2.

Илья Гринберг: "Дуглас имел существенное преимущество - это был очень живучий самолет, который мог лететь на одном моторе в том случае, если второй был поврежден. Очень хороший обзор, прекрасная навигационное оборудование. Бомбовая загрузка намного более высокая, чем у Пе-2. То есть это был отличный военный самолет, способный нанести мощный удар по позициям противника и вернуть экипаж на базу".

Бостоны имели один, но существенный недостаток - слабое оборонительное вооружение. Тогда советские инженеры разработали узел для установки на Бостоны более мощного оружия - крупнокалиберного пулемета УБТ. Бостоны эффективно использовались и в морской авиации. Это был единственный в своем классе самолет, способный поднять две торпеды.

Для борьбы с немецкими судами военно-морская авиация задействовала все возможные типы самолетов. Но ни один из них не смог восполнить нехватку амфибий, самолетов с возможностью взлетов с воды и посадки на воду. К началу войны гидроавиация СССР была представлена преимущественно самолетами МБР-2. Их называли амбарчиками. Эта модель устарела еще к середине 1930-ых и годилась только для патрулирования вблизи баз. Флот остро нуждался в современных летающих лодках.

Проблему мог решить американский самолет Консолидейтед или Каталина.

Александр Нестеров, заместитель директора музея "Союзники и Ленд-лиз": "Таких самолетов мы не выпускали. У нас не было таких самолетов. А Каталина эта она была очень хороша для борьбы с подводными лодками, для эвакуации с поверхности моря команд потопленных кораблей, можно было там, помогали..." Советское командование оформило заявку на Каталины еще в начале войны. Но ее выполнения пришлось ждать до июля 1944 года. Когда самолеты наконец поступили эффект был сразу очевиден. Уже 12 августа летчики Северного флота потопили первую немецкую подлодку. Всего в СССР было поставлено 138 Каталин. Не много, но свою роль этот специфический тип самолета сыграл.

Илья Гринберг: "Говоря о самолетах, поставляемых по ленд-лизу следует принимать во внимание не только их количество, но и функциональность. Для того чтобы заменить каждый тип таких самолетов в СССР потребовалось бы построить отдельный авиазавод. И сколько заводов не пришлось строить? И сколько людей не были вовлечены в конструкторскую работу? Сколько было сэкономлено энергии и средств на создание инфраструктуры и коммуникаций?"

В годы войны советская авиапромышленность производила прежде всего истребители. Затем приоритет принадлежал штурмовикам и бомбардировщикам. И лишь в последнюю очередь выпускали транспортные самолеты. Их нехватка отчасти была компенсирована поставками американской машины Дуглас ДиСи-3. В конце 1930 годов лицензию на выпуск этого самолета купил Советский Союз. В годы войны с конвейера Ташкентского авиазавода сошло более двух тысяч аналогов Дугласа - Ли-2. Еще 700 машин поступило непосредственно из США. Американские самолеты выполняли только самые важные задачи. Именно они обеспечивали сообщение между Ставкой и штабами фронтов, а также снабжение партизанских отрядов в глубоком тылу противника. Дуглас был способен приземлиться даже на лесную поляну.

37:00

Советская промышленность в годы войны произвела 112 тысяч самолетов. По ленд-лизу в СССР было поставлено около 18 тысяч - 14% от общего количества. Не так уж много, но в начале войны американские и английские самолеты хотя бы отчасти восполняли потери советских ВВС. Советские ассы смогли выжать из зарубежной техники все на что она была способна и отработать тактику ведения воздушного боя, которая успешно применялась вплоть до 1945 года.

Взаимодействие в авиационной области также содействовало быстрому совершенствованию конструкторских решений, что впоследствии дало толчок развитию советской и зарубежной авиации.

37:53

С окончанием Второй мировой войны вопрос о значении самолетов, полученных в качестве союзной помощи, в СССР старались не поднимать. И потому советскими военными историками того времени он не анализировался. Только когда исчезли идеологические барьеры стали появляться статьи и научные с работы на эту тему.

Тандерболты, Киттихоуки, Томагавки, Аэрокобры, Дугласы, Харрикейны и Митчеллы заняли наконец свое заслуженное место в галерее оружия Победы.

сценарий
Илья Свирин

режиссер
Дмитрий Шкрадюк

операторы
Константин Рябков,
Антон Рябцев

дизайн
Дмитрий Синявский

графика
Алексей Дубровский

звукорежиссер
Владимир Ситько

художник-постановщик
Владимир Близнюк

художник по костюмам
Виолетта Шиманская

журналисты
Анжелика Новикова,
Лилия Латогурская

дикторский текст
Игорь Сидорчик

администраторы
Ирина Павлюкович,
Елена Шпилевская

технический директор
Дмитрий Гамезо

продюсер
Алеся Литвинова

ОАО "ТРК ВС РФ "Звезда", 2013 г.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments