fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

КУРСКАЯ ДУГА. Фильм второй. ДЕРЖАТЬ ОБОРОНУ.


КУРСКАЯ ДУГА
ДЕРЖАТЬ ОБОРОНУ
фильм второй


12 июля 1943 года. Тридцатьчетверка взревела моторами и бросилась в атаку. В бой они вступили с ходу на рассвете. Экипаж тридцатьчетверки четыре танкиста 18-го танкового корпуса генерала Бахарова. За спиной триста километров изнурительного марша из резерва на передовую. Навстречу войскам Красной Армии лоб в лоб рвались тяжелые танки Тигры, Пантеры и самоходки Фердинанд.

Валерий Замулин: "Командованием Воронежского фронта 12 июля 1943 года был проведен фронтовой контрудар, главная цель которого было остановить продвижение вглубь обороны фронта ударных группировок группы армий Юг".

Здесь у деревни Прохоровка решалась не просто судьба очередного рубежа советской обороны - на карту был поставлен исход Курской битвы.

Сражение под Прохоровкой назовут крупнейшим столкновением бронетанковых сил в мировой истории.


КУРСКАЯ ДУГА
ДЕРЖАТЬ ОБОРОНУ!


Новый Тигр в составе дивизии Дас Райх передали самому опытному обстрелянному экипажу. Летом 1943 ему предстояло участвовать в прорыве обороны Красной Армии на Орловско-Курском направлении.

Дмитрий Хазанов, писатель, член Ассоциации историков Второй мировой войны, кандидат технических наук: "Задача была с севера и с юга проломить оборону и окружить советские войска, встретившись в районе Курска".

Наступательную кампанию 1943 года Гитлер назвал Цитадель. Это был последний шанс для фюрера переломить ход войны в свою пользу. Впрочем, небольшая часть немецких генералов уже тогда осознавала, что атака на СССР - это роковая ошибка. Их не слушали. Вальтер Модель представлял другую часть военного истеблишмента - тех, кто все еще стремился наступать.

02:15

Алексей Исаев: "Немцы не смогли сохранить в тайне операцию Цитадель в виду стечения обстоятельств. На время уехавшего из штаба группы армий Юг Манштейна заменил Вейхс. И Вейхс отправил один из рутинных документов по планированию операции Цитадель по радио. И это сообщение было перехвачено и расшифровано англичанами. Поэтому, можно сказать, единственный или так скажем один из немногих случаев за войну, когда разведка получила пусть достаточно размытый, но контур плана немецкой операции".

План операции Цитадель был разработан до мельчайших деталей. На гигантских макетах даже воспроизвели рельеф местности. Офицеры Генштаба ставили перед командирами рот и частей предельно четкую задачу - стремительно взломать советскую оборону и двинутся дальше - к Москве.

03:15

Алексей Исаев: "Вермахт собирался наступать на Курском выступе, при этом Цитадель была в том числе прологом к возможному переходу к стратегической обороне. То есть, срезаем Курскую Дугу, если на большее у нас сил не хватит - у нас есть рокада мы можем выстроить прочный фронт, его оборонять и изматывать Красную Армию и может быть добиться приемлемых условий мира".

03:39

Владимир Горбунов, начальник отдела музейно-мемориального комплекса "История танка Т-34": "Наши изобрели гениальную предварительную оборону, без которой наверняка на данном участке фронта нас бы ждало большое поражение".

Оборонительная операция - так в Кремле назвали первый этап битвы на Курской Дуге. Цель - заманить противника в ловушку и значительно измотать его силы. Только затем перейти в контрнаступление. Этот план поддерживали не все. Среди командующих фронтами было разногласие - оборонятся или наступать. В отличие от Константина Рокоссовского командующий Воронежским фронтом Николай Ватутин уверял - нужно контрнаступление.

Валерий Замулин: "Силы были колоссальные, фронт восстановили в кратчайшие сроки. Строительство оборонительных рубежей шло полным ходом. За Воронежским фронтом уже разворачивались силы Степного фронта. И Ватутин предложил перенести удар и навязать свою волю противнику. Как показали дальнейшие события все-таки боеспособность основных боевых соединений Вермахта, групп армий Юг и Центр было еще очень хорошим. Поэтому идея Ватутина в тот момент была малоэффективной".

Немцы не учли главного - Красная Армия образца 1943 года была уже намного опытней, чем в 1941, и возглавляли ее командиры, которые тщательно изучили немецкую стратегию и предусмотрели практически все, что может использовать Вермахт. В итоге оборонительную операцию решено было проводить силами трех фронтов - Воронежского, Степного и Центрального.

4 июля 1943. Первый фланг Центрального фронта Константина Рокоссовского застыл в ожидании артподготовки. Напряжение в окопах росло с каждой минутой, каждый солдат чувствовал – вот-вот начнется.

Турский Борис, ветеран Великой Отечественной войны, участник Курской битвы: "Разведка взяла одного немца пленного, который работал, снимал заграждения, мины снимали для того чтоб пойти в наступление. И он сказал: сегодня в 8 утра немцы пойдут в наступление".

5 июля передовые части 70-ой армии инспектировал маршал Георгий Жуков. Встречался с командирами рот, говорил с простыми солдатами. Сюда он приехал по одной простой причине - именно здесь были сосредоточены мощнейшие советские силы.

Турский Борис: "Я как раз там стоял, доложил ему, он так еще мне с шуткой: "Ну, командир, как ты думаешь воевать с немцами?" Я говорю: "В первый раз, не знаю". Он: "Ну, после первого урока я что-то уже приобрету". "Ну, молодец. А сколько тебе лет?" Ну, я так, замялся, говорю: "Много". "Ну, сколько много?". Я говорю: "Ну, вот 18 скоро исполнится". А мне действительно не было еще и 18-ти. Вот... Я закончил училище в Москве, там, военное училище и получил назначение туда под Курск. Ну, когда пошли немцы в наступление, они, значит, двинули вперед танки".

На рассвете 5 июля ударные части Вермахта пошли в наступление по всем направлениям.

07:22

На Орловско-Курском через линию обороны рвалось более 500 "Тигров", Пантер и самоходных установок. Но больше всего - около 700 тяжелых танков и штурмовых орудий пошло в атаку на Белгородском направлении. Основной удар немцы нанесли по войскам Воронежского фронта Николая Ватутина. Уже к вечеру немецкие войска продвинулись на 30 километров вглубь советской обороны. Оставалось только сомкнуть клещи и раздавить передовые части Красной Армии. Командование Вермахта было довольно. Казалось все идет по плану.

Дмитрий Хазанов: "Враг просто не представлял какую мощную и качественную оборону мы создали. Немцы безусловно не знали какие резервы были собраны, танковые, артиллерийские и какого уровня достигла наша промышленность".

08:19

Весной 1943 года накануне битвы на Курской Дуге советские инженеры проделали колоссальную работу. За несколько месяцев была создана развитая система опорных пунктов, блиндажей, огневых точек, траншей, противотанковых и противопехотных заграждений. Восемь линий и рубежей обороны общей глубиной до трехсот километров. А в резерве, не считая стрелковых корпусов и дивизий дислоцировалось пять танковых армий.

5 июля 1943 года 18-ый танковый корпус генерала Бахарова находился в резерве Степного фронта за 300 километров от передовой. Экипажи рвались в бой. Но вместо реальных сражений - учения, с утра и до поздней ночи. Чтобы первый бой не оказался для солдат последним.

Сергей Суворов: "Очень много было экипажей, которые в общем-то даже и в боях не участвовали. Вот. Как рассказывали фронтовики, если, говорит, я бой с этим экипажами прошел, выжили мы, не сгорели, ну, тогда мы еще повоюем. Значит, то есть ко второму бою это уже говорит что-то. Но к первому, говорит, это было тяжело с ними идти".

09:34

Многие экипажи не имели опыта боевых действий. Тем не менее именно на массированное применение танков Т-34 была вся надежда во время Курской Битвы. Даже Вермахт считал эти машины опаснейшим оружием.

Юрген Восс, эксперт военного танкостроения (ФРГ): "Есть свидетельства очевидцев, как немецкий расчет противотанковой пушки стреляет по Т-34. Они с ужасом констатировали: "Мы стреляем и стреляем по нему, а он продолжает двигаться на нас. Т-34 израсходовал свой боекомплект, затем развернулся и просто уехал".

Алексей Исаев: "В танке Т-34 штатно находилось четыре человека. Два человека в корпусе - механик-водитель и стрелок-радист и два человека в башне - командир танка и заряжающий. Командир, сидящий достаточно близко к наводчику мог ставить сапоги им на плечи и управлять движением танка нажатием на плечо механика-водителя. Нажал на правое плечо - вправо, нажал на левое - влево. Ударил сапогом по голове - стоп. И эта вот схема управления, она была очень удобной и главное быстрой".

В июне 1941 года в командование Вермахта разразился грандиозный скандал. О каком блицкриге может идти речь, если немецкие снаряды отскакивают от советской брони?

11:08

Юрген Восс, эксперт военного танкостроения (ФРГ): "Один из немецких генералов танковых войск сказал тогда Гитлеру: "Мой фюрер, дайте мне дивизию Т-34 и мы выиграем войну". Это естественно о многом говорит".

Советское руководство тогда отчетливо понимало, что для победы нужны простые, маневренные, хорошо бронированные машины и их необходимо большое количество. В тридцатьчетверке совпали все лучшие качества - простота исполнения и максимальная эффективность в бою.

Владимир Горбунов: "Я со многими ветеранами тридцатьчетверошниками общался и они практически все мне сказали: "Хотелось бы покомфортнее условия, но, когда ты идешь в бой тебе важно не то, что у тебя кресло кожаное, а то, что ты живым остался. По ремонтно-пригодности эта машина оказалась вообще уникальной. Известны случаи, когда ремонтировали непосредственно во время боя. Вот такой оказался козырь".

Сергей Суворов: "Ведь не секрет, у нас порядка 40% танков, которые были подбиты, они вернулись в строй".

Немецкие танкисты такой роскоши себе позволить не могли. Мало того, что на обучение экипажа того же Тигра требовалось около двух лет, ремонт мог произвести только высококвалифицированный слесарь. Военная промышленность Вермахта вообще пошла по другому пути. Здесь делали ставку на тяжелые танки с большим калибром орудий. Это виделось прорывным, победным решением. Фюрер был в восторге. В 1942 году первый Тигр пошел в бой под Ленинградом. Пушка 88-го калибра, лобовая броня 100 миллиметров, прицельная дальность стрельбы - полтора километра, втрое дальше, чем у Т-34.

Юрген Восс: "Тигр мог с большого расстояния, прежде чем приблизяться советские танки подбить много Т-34".

12 июля 1943 года. Бой под Прохоровкой идет уже несколько часов. Командир Тигра из дивизии Дас Райх не верит своим глазам - немецкие атаки захлебываются одна за другой. Не смотря на дальнобойность, подбитые Тигры горят по всей ширине фронта. Казалось эти быстрые русские танки возникают словно из под земли.

Юрген Восс: "Т-34 был действительно быстрой, маневренной машиной с высокой огневой мощью и хорошей броней. Если на Т-34 повернуть башню, то у Тигра за это время башня повернется на четверть оборота. Просто потому, что башня Тигра слишком тяжелая".

Михаил Трушкин: "Многие немецкие танкисты на Тиграх выходили из положения следующим образом - они вместе с поворотом башни доворачивали еще и корпусом. Но ведь при этом тогда они другому противнику подставляли борт".

5 июля 39-ый танковый полк немцев атаковал позиции советских войск в районе села Черкасское. Это сражение считается дебютным для еще одного немецкого тяжелого танка. Речь идет о Пантере. Во многом он копировал советский Т-34, но технологическая база производства оказалась совершенно разной. Сходство получилось условным, хотя Пантера тоже вошла в число лучших танков Второй мировой.

Первый бой для Пантер выдался невероятно сложным. Против тяжелых немецких танков выступили самоходные установки СУ-122. Более суток они сдерживали наступление гитлеровцев.

Алексей Исаев: "Для них был большой неудачей село Черкасское, где был ручей, превращенный в противотанковый ров и немцы сгрудили большую массу танков у этого ручья. Стояли Пантеры, Панцер-4 Великой Германии, не могли переправиться. это было достаточно тяжелое, напряженное сражение и немцы очень не с ходу смогли преодолеть это препятствие, которое прикрывалось 64-ой гвардейской дивизией Баксова. Бой под Черскасской - это можно сказать один из таких, звездных часов советской пехоты под Курском".

Валерий Замулин: "Узел сопротивления в селе Черкасском - это центр наступления дивизии Великая Германия, которая была самой мощной дивизией из всех дивизий, которые были сосредоточены в районе Курской Дуги для операции Цитадель. Остановка мощного ударного соединения Великая Германия у села Черкасское, оно практически поломало с первого дня наступления, поломало все планы противника".

Стремительного наступления не получалось. За один только день боев у села Черкасское немцы потеряли 106 танков, во многом благодаря действиям артиллерии. К началу оборонительной операции на Курской Дуге в составе Центрального, Воронежского и Степного фронтов насчитывалось более 26 тысяч орудий и минометов.

Кристиан Хартман, сотрудник Института современной истории (Мюнхен, ФРГ): "Сам Сталин говорил, что артиллерия - это бог войны. И у русских было очень много крупнокалиберных орудий. Немцы в этом аспекте сильно уступали".

Компенсировать недостаток пушек немцы старались в воздухе. Десятки аэродромов располагались всего в 30 километрах от передовой. Каждый день самолеты Люфтваффе совершали налеты на позиции Центрального и Воронежского фронтов. И здесь в очередной раз проявилась полководческое мастерство Николая Ватутина.

Валерий Замулин: "Наше командование очень хорошо, особенно Воронежского фронта, хорошо использовало ложные аэродромы. Немцы очень часто наносили удары по объектам... там стояли деревянные самолеты. Их периодически, используя канаты, двигали. Немецкие разведчики фиксировали это, вызывали бомбардировщики, все смешивали с землей. Через некоторое время на этих аэродромах опять появились самолетики и так далее..."

Именно здесь - на южном фасе Курской Дуги совершил свои первые подвиги Иван Кожедуб. 6 июля на передовой Воронежского фронта он сбил свой первый Юнкерс. 7-го - еще один, а 9-го сразу два истребителя ВФ-109.

Дмитрий Хазанов: "Курская битва очень много дала для нашего выдающегося аса, летчика номер один Ивана Никитича Кожедуба. Почувствовав свою силу и он сам писал, что это было очень важно. В один из дней июля три самолета в одном бою сбил другой выдающийся летчик, кстати, приятель Кожедуба Кирилл Алексеевич Евстигнеев. Как говорили люди знавшие его - летчик от бога".

Поднять в небо знаменитый истребитель ЛА-5, на котором летал Иван Кожедуб, мечтали тогда почти все советские мальчишки. На Курской Дуге отличилась и другая машина - ИЛ-2, легендарный штурмовик, самый массовый боевой самолет в истории. Их было выпущено втрое больше, чем тех же ЛА-5 - 36 тысяч штук. Отец танкиста Сергея Суворова воевал на Курской Дуге именно на таком.

Сергей Суворов, кандидат военных наук, эксперт по бронетанковому вооружению: "После первого вот этого боя он прилетел, сел на полосу, говорит: "Тормозов нет, ничего нет". Говорит, в общем, въехал он в какой-то там сарай в конечном итоге. "Когда", - говорит, - "я вылез, посмотрел на самолет, я вообще не понял как он вообще прилетел". Говорит, там дыры такие были, стабилизаторы чуть ли не заверчены в штопор, говорит. Как он вообще летел, говорит, до сих пор понять не мог". И вот почему они любили, говорит, машина живучая была и спасала наших летчиков, конечно, очень здорово".

Дмитрий Хазанов: "Те люди, которые вот пришли в часть молодыми совсем ребятами, те, кто пережил эти трудные дни, они уже к концу сражения были совершенно другими. У них появилось понимание что такое самолет, как надо вести бой. Может быть они не стали асами, но они уже были обстреляны, а это было очень важно".

6 июля наступающие войска Вермахта получили два контрудара со стороны железной дороги Курск-Белгород. 2-ой танковый корпус СС их отразил. Острие главного удара на южном фасе Курской Дуги немцам пришлось смещать в направлении деревни Прохоровка. Далее, через излучину реки Псел планировалось выйти к Курску. А вот на севере Курской Дуги немцы рассчитывали закрепиться возле станции Понари. Это стратегически важный железно-дорожный узел в полосе обороны Центрального фронта Рокоссовского.

Валерий Замулин: "Система обороны в районе станции Понари была создана, ну, практически, можно сказать, идеальная. Помимо мощной полевой обороны, глубоких минных полей она была прикрыта специальными электрозаграждениями. В самом районе станции, Вы вдумайтесь, помимо стрелковой дивизии, которая обороняла находилась целая артиллерийская дивизия".

И снова планы немцев оказались нарушены. За пять дней непрерывного сражения у станции Понари советские войска отразили 32 массированные атаки противника. Здесь же советские войска встретили третьего немецкого тяжеловеса - детище конструктора Порше. Тяжелая самоходная артиллерийская установка Фердинанд. Его задача прорывать советские оборонительные укрепления. Но первый же бой на Курской Дуге стал для немецкой самоходки полным провалом.

Сергей Суворов: "Вдруг один самоходчик делает выстрел и на его глазах Фердинанд практически взлетает. Посмотрел куда же он стрельнул? Делает второй такой выстрел - тот же самый результат. Ну, немцы ушли, наши естественно ночью полезли смотреть чего-как, выяснили, оказывается на левом борту... с левого борта в этом месте стоял бензобак. Вот. Броня не пробивалась снарядом, но бензин детонировал. Ха-ха-ха... Быстро всю эту информацию передали, то есть - стрелять только туда".

При этом неожиданно много Фердинандов осталась на минных полях. Оказалось советские части довольно точно могли просчитать где расставить ловушки для тяжелых танков. Ведь из-за большого веса те имели низкую проходимость и вариантов для направления движения оставалось немного.

Иван Лисичкин, ветеран Великой Отечествен ной войны, участник Курской битвы: ".....? самой Тигры она гусеницу. Ну куда Тигр пойдет без гусеницы? Он уже не ходовой. Он повернется и все. И Тигров и Фердинандов подрывали только минами наши. ...? минное поле. Я мог включить шестую. Чувствую подходит к шестой мине. И вот фугас взрывается. Вот это управляемое минное поле. На расстоянии".

Резервы оживились. Вместо полигона - выдвижение на передовую. Задача - отразить наступление войск группы армий Центр. Впереди 300 километров непрерывного марша. Из Воронежа на фронт 18-ый танковый корпус генерала Бахарова выдвинулся 10 июля. К тому времени немцы уже заняли исходные позиции у Прохоровки. Опираясь на разведданные о приближении советских танковых резервов, германское командование предприняло действия по отражению неизбежного контрудара советских войск. На помощь выдвинулась оперативная группа Кемпф.

Чтобы удержать противника на южном фасе Курской Дуги Николаю Ватутину пришлось вести тяжелые маневренные бои. Только так войскам Воронежского фронта удалось расколоть ударный кулак 4-ой танковой армии немцев, тем самым вынудив генерала Манштейна бросить в сражение оперативную группу Кэмпф.

Но в районе станции Сажное немцы столкнулись с неожиданной преградой. На путях их ждал бронепоезд "Московский метрополитен". Его построили на средства собранные работниками московского метро. Люди отдавали последнее лишь бы скорее отправить бронепоезд на фронт. 3 июля Московский метрополитен уже базировался в нескольких километрах от Белгорода.

Константин Черкасский, директор народного музея истории Московского метрополитена: "Была подготовка колоссальная. В частности, соединялась железнодорожная ветка 120 километров для подброса стратегических резервов. Никто этого не знал. Да? То есть все делалось максимально скрытно. И вот, немцы начинают наступать и идут вдоль железнодорожной линии и выходят на наш бронепоезд. И начинается схватка бронепоезда с наступающими немецкими танками".

Первая же атака оперативной группы Кэмпф захлебнулась. Четыре башни советского бронепоезда били врага без перерыва. На долгих три дня станция Сажная для немецких войск стала непреступной преградой.

Константин Черкасский: "Раскалились до красна орудия, невыносимо жарко было в бронеплощадках. Да? Там даже нательное белье, там, рубашки нательные с себя сбрасывали, настолько было жарко. Но, держали оборону до последнего".

У гарнизона заканчивались боеприпасы, вода, силы. После трехдневного боя люди были выжаты до последней капли пота. 7 июля немецкая авиация разбомбила железнодорожную ветку и отрезала путь к отступлению. Тогда командир Борис Есин принял решение - растерзанный бронепоезд взорвать и прорываться к своим.

До боя под Прохоровкой оставалось всего пара дней.

Валерий Замулин: "В этом районе были сосредоточены две гвардейские армии - 5-ая гвардейская общевойсковая генерала Жадова и 5-ая гвардейская танковая армия генерала Ротмистрова. Перед ними стояла задача нанести мощный таранный удар по корпусу СС, который здесь действовал, рассечь его примерно на две части и углубится в оборону корпуса на 30 километров".

12 июля 1943 года три немецкие танковые дивизии двинулись в сторону станции Прохоровка. Они стремились прорвать последний рубеж советской обороны и подготовить свободный коридор для продвижения группы армий Юг. В Ставке Гитлера уже заговорили о том, что немецкие войска скоро ворвутся в Москву с Курского направления.

В это же время Воронежский фронт Николая Ватутина был укреплен резервом Ставки. К наступлению готовились соединения 5-ой гвардейской танковой армии. Так, 18-ый танковый корпус генерала Бахарова получил задание отразить наступление танковой дивизии Лейб-Штандарт Адольф Гитлер. На окраине совхоза Октябрьский взревели танковые моторы - традцатьчетверки бросились в очередную атаку.

Алексей Исаев: "Прохоровское поле с одной стороны ограничено железной дорогой, с другой - заболоченная пойма реки Псел. Узкое пространство и поперек этого поля, помимо рва, что называется в глубине, до него надо было еще доехать, пересекали овраги. Дальше на юг находилось так называемое урочище Сторожевое, которое вообще было кошмаром для любого танкового наступления. Там местность вообще изрезанная и не годилась просто ни для чего. А вот поле, хотя оно формально было открытым, не было никаких таких естественных масок, тем не менее вот эти овраги они не позволяли всей массе танков двигаться плечом к плечу и нанести действительно сосредоточенный удар всей массой".

Пробиваясь сквозь клубы дыма, солнце слепило механиков-водителей. Боевые порядки смешались, но высокая плотность боя лишила немцев преимущества более мощных и дальнобойных пушек. Советские танкисты получили возможность прицельно бить в наиболее уязвимые места Пантер и Тигров.

Михаил Трушкин: "Заманивали в засады, били в борта, заманивали на минные поля, били в ходовую часть. Танкисты старались навязать ближний маневренный бой, зайти в бок, расстрелять машину сбоку".

Этот маневр они сутками оттачивали на учениях: подобраться к Тигру минимум на 500 метров, зайти к нему в борт и открыть огонь на поражение. В учении было тяжело. На поле боя оказалось еще тяжелее. Ежеминутная угроза жизни.

Вальтер Хайнляйн, бывший офицер Вермахта: "Это был просто ад. Нас обстреливали справа и слева. Нашу соседнюю часть тоже обстреливали. Я был адъютантом в танке моего командира. Я выжил, но мне пришлось принять командование другой частью, командир которой погиб. Нам всем пришлось отступить. То, что там происходило было просто жутко".

Не смотря на большие потери к полудню красноармейцы захватили совхоз Октябрьский на окраине Прохоровки. Однако навстречу им уже двигались 15 Тигров и батальон штурмовых орудий, а в небе появились самолеты Люфтваффе. На какой-то момент могло показаться, что исход битвы предопределен.

Дмитрий Хазанов: "В бомбоотсеки или в кассеты засыпали небольшие бомбы, которые за счет их массовости создавали очень сильный эффект. Кумулятивным взрывом они могли прожечь броню. Попадали в разные места танка. Поскольку там масло было, двигатель, взрыв поражал экипаж и в результате танк выходил из строя".

Во второй половине дня бойцы 18-го танкового корпуса генерала Бахарова овладели селом Васильевка западнее Прохоровки, но развивать наступление больше не было сил - Тигры прицельно били с расстояния 1200 метров.

Михаил Трушкин: "Это был очень опасный противник для советских танков и танков союзников. Как шутили немецкие танкисты после первых боев с тридцатьчетверками, которые состоялись зимой-весной 1943 года в районе Харькова и Ростова-на-Дону: "Т-34 снимает перед Тигром шляпу". Это означало то, что вот попадание бронебойного снаряда Тигра в башню тридцатьчетверки с расстояния в полтора километра, башню тридцатьчетверки срывало с погона".

Тридцатьчетверка вздрогнула. Очевидно снаряд скользнул по наклонной. Рикошет. Но даже от такого удара в башне танка чувствуешь себя будто в колоколе. Кровь идет из ушей. Но, если ты все еще жив, значит бой не окончен. Их первый бой. Оглушенные, танкисты снова двинули машину в атаку.

К четырем часам оставшиеся подразделения танковой дивизии СС Тотенкопф начали контрнаступление у северу от Прохоровки. Тигры, Пантеры и Фердинанды стремились занять высоту 226 и 6. Однако здесь их уже поджидали бойцы 95-ой гвардейской стрелковой дивизии. Картину боя с точки зрения немцев точно описал тогда офицер дивизии СС Мертвая голова: "Русские были вокруг нас, над нами, среди нас завязался рукопашный бой. Мы выскакивали их окопов, поджигали кумулятивными гранатами танки противника, взбирались на наши бронетранспортеры и стреляли в любой танк или солдата, которого мы замечали. Это был ад".

Вальтер Хайнляйн: "На меня наехал Т-34, но мне повезло, я нашел траншею и гусеницы прошли сбоку от меня, а потом мне в голову попал осколок. Он до сих пор у меня остался. Так же в ноге остался еще один осколок. Вот такие отметины остались у меня от войны. Всего шесть ранений".

Советские танкисты о бое под Прохоровкой говорили так: "Сплошной рев моторов, грохот, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого металла. От выстрелов в упор у танков сворачивало башни, скручивало орудия, лопалась броня".

Константин Мищенко, зам.директора Гомельского областного музея военной славы, историк: "С обеих сторон участвовало порядка тысячи двухсот танков. Если брать танковые соотношения, мы потеряли больше танков, чем немцы. Причем значительно больше".

Из тысячи танков, столкнувшихся под Прохоровкой был подбит каждый второй. Подсчеты потерь отличаются по разным версиям. Вот наиболее распространенные данные, которые в целом отражают суть. Красная Армия потеряла 350 не самых новых Т-34 и легких танков Т-70. В то время как Вермахт лишился около двух сотен единиц новейшей техники. Потеря практически невосполнимая.

Михаил Трушкин: "Потери у Тигров были действительно довольно серьезные потому как, если эти танки появлялись на поле боя, что называется весь огонь был на них в первую очередь, как на наиболее опасного противника. Хоть машины были и весьма устойчивые к боевым повреждениям, бывали случаи когда они выходили из боя неся на себе по несколько десятков именно снарядных попаданий, но тем не менее они тоже несли потери и несли довольно серьезные".

К восьми вечера на позиции Красной Армии вновь был совершен авианалет. Тридцатьчетверка вздрогнула и заскрипела рвущейся сталью, взорвался пробитый бензобак и заклинило башню, начался пожар.

Алексей Исаев: "Когда танк горел, то естественно тут каждая секунда была на счету и танкисты старались чтобы не было никаких у них деталей униформы, которые бы сковывали движение. Чтобы сразу вот одним ударом танкошлема открыть люк или распахнуть люк и выбраться из машины. на всякий случай в полу танка был запасной люк, как его танкисты иронически называли люк героев, который откидывался вниз и можно было выбраться под танк. Но в целом все зависело от того, что попадет. Если в танк попадал снаряд 88 миллиметров от Тигра то чаше всего это приводило к взрыву боекомплекта и гибели экипажа".

Командир дернул крышку люка, но та не поддалась. Бойцы начали сбивать огонь гимнастерками. Наводчик задохнулся первым.

Леонид Щемелев, ветеран Великой Отечественной войны, участник Курской битвы: "Все, то, что начинает стрелять - это и есть страшно. Нужно уметь приспособится, нужно как-то чувствовать... привычку какую-то иметь к тому, что... как сверху падает бомба, как там то, другое, как зароешься, как тебя засыпет или что угодно. Вот все это вместе взятое и есть приспособление человека к таким тяжелым условиям. Но в войне с немцами - это страшно было".

Вальтер Хайнляйн: "Каждый человек боится, если он нормальный человек. Страх был каждый день. В определенной степени благодаря ему я и выжил".

Советская артиллерия била по Тиграм и Пантерам до заката, отражая одну атаку за другой. Но умирать немцам хотелось меньше всего. Когда бронебойный снаряд прошил насквозь Тигр дивизии Дас Райх, экипаж попросту бросил машину и сбежал с поля боя. Для них эта битва была уже проиграна.

Михаил Трушкин: "Даже не смотря на то, что Красная Армия в тех боях понесла много большие потери в бронетехнике нежели Вермахт и войска СС, тем не менее операция Цитадель потерпела крах".

По мнению Ватутина в сражении под Прохоровкой не было победителей. Возможно. Но советская оборонительная операция при этом своих целей достигла - Вермахт истратил ресурсы и прорвать оборону не смог. На южном фасе Курской Дуги войска продвинулись на 35 километров вглубь советской территории, на севере всего на 9 километров. После чего передовые армии немцев начали вынужденный отвод своих войск. Это был провал.

Ставка Верховного главнокомандования объявила об окончании оборонительной операции.

12 июля 1943 года на Курской Дуге началась операция Кутузов - наступательная.

Производство ООО "ГПЦ Продакшн" по заказу
ОАО "ТРК ВС РФ "Звезда". 2018 г.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments