fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

СТАЛИНГРАД. ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ. НАСТУПЛЕНИЕ


STALINGRAD
DER ANGRIFF

von
JORG MULLNER und
SEBASTIAH DEHNHARDT

LETTING
GUIDO KNOPP


СТАЛИНГРАД
НАСТУПЛЕНИЕ


фильм
Йорга Мюльнера и Себастиана Денхардта

ведущий
Гвидо Кнопп


Больше, чем река - артерия жизни, длиной 3 тысячи 700 километров. Волга - крупнейшая река Европы, ее естественная граница с Азией. В зеркале Волги отражается загадочная русская душа.

Летом 1942 года эта река становится целью большого наступления Гитлера на юге Восточного фронта. Наступление осуществляется силами 6-ой армии. 23 августа 1942 года немецкие танки достигают берега и города, из которого нет возврата - Сталинграда.

EBERHARD MANTHEY, 71. INFANTERIE-DIVISION: "Когда мы увидели Волгу и Сталинград мы испытали огромное облегчение".

Иллюзия легкой победы развеялась во время боев на Сталинградских улицах.

HANS ERDMANN SCHONBECK, 24. PANZER-DIVISION: "У нас даже мысли такой не было, что нам не удастся занять этот город. Мы были полностью уверены в победе. И все же было какое-то странное чувство... Трудно объяснить... Такое чувство, что... словом, все вроде бы нормально, но, черт побери, что-то здесь не так".

В ходе сражения за город на Волге война показала свои самые жуткие стороны. Смерть подстерегала за каждой стеной, в каждый момент. Сталинград превратился в общую могилу. Под конец в этом городе погибало по тысяче немецких солдат в день.

ETICH MIETHE, VERSORGUNGSFLIEGER (пилот продовольственного самолета): "Выходили из окопов, из траншей и стояли. Стояли во весь рост. Спокойно ждали пока подойдут русские. Им было уже все равно. Так многие были убиты".

Отчаянное сражение, в котором суждено погибнуть 500 тысячам советских солдат. Они должны отстоять Сталинград любой ценой.

Гарья Хохолов, снайпер: "Ротный сказал нам - ни шагу назад. На другом берегу Волги для нас нет земли. Будем стоять насмерть".

Во льдах Сталинграда гибнет целая армия. 300 тысяч немецких солдат оказываются в котле. Они погибают в боях, умирают от холода и голода. Кому удается выжить, тот никогда не забудет как выглядит смерть.

vINCENZ GRIESEMER, 79. INFANTERIE-DIVISION: "Стоял тридцатиградусный мороз. Мы складывали трупы штабелями на краях траншей прямо перед собой в качестве защиты от пуль. Эти страшные картины запомнились мне на всю жизнь. Когда твой мертвый товарищ лежит перед тобой с открытыми глазами, как-будто смотрит на тебя".

Орудийным огнем советской армии был уничтожен миф о непобедимости германского Вермахта.

Военное Рождество 1942 года между жизнью и смертью. В те часы, когда Родина отмечает праздник любви в трех тысячах километрах от нее на берегу Волги речь идет о том, чтобы выжить и побеге от реальности убийственной войны.

EDITH GEHLERT, KRANKENSCHWESTER (медсестра): "В этом предвкушении радости мы от души старались чтобы все напоминало настоящее Рождество, как оно отмечается на Родине. Мы доставали красивые елки, но при этом постоянно возникала мысль - получит ли от этого радость человек, у которого нет рук или ног".

Безнадежность. Письмо с фронта из под Сталинграда.

"Когда же наконец кончится это утро? Родина никогда не поймет что мы здесь пережили. Здесь льется столько крови, что наверное сам Господь плачет у себя на небесах, глядя на все это".

На Родине мучительное умирание стилизуется под мученическую смерть.

Из речи Геринга 30 января 1943.

"И даже спустя тысячелетия каждый немец будет произносить слово Сталинград со священным трепетом. Ибо то приобретение, которое в конечном счете сделал наш народ, останется в распоряжении всех последующих поколений".

Для солдат, находящихся в котле это звучит как некролог.

HEINZ THOMAS, 16. PANZER-DIVISION: "Пока звучали громкие слова целая армия тихо и незаметно умирала на чужбине. Сотни тысяч немецких солдат стали жертвами идеологии наших вождей. Почему они совсем не думали о нас? Это просто не укладывается в голове".

Что касается Сталинградской битвы, то здесь для Гитлера речь шла не о человеческих жизнях, а прежде всего о собственном престиже. 6-ая армия хочет капитулировать, но Гитлер отвечает отказом. Город, носящий имя Сталина должен быть взят. Это смертный приговор солдатам, оказавшимся в котле.

Самолеты - единственный способ вырваться из преисподней, избежать смерти и вступить в новую жизнь. Надежды на это сбываются лишь для очень не многих. Один из них Ханс Ростовиц.

HANS ROSTEWITZ, 76. INFANTERIE-DIVISION: "Тут самолет разворачивается, некоторое время продолжает двигаться и, наконец, останавливается в десяти метрах перед нами. Все хватают свои мешки, толпятся, кричат. Словом, полная суматоха. В самолет пускают по одному. Взошел, взошел, взошел... Потом закрывается люк. Заводятся моторы и мы поднимаемся в воздух. Слава Богу! Мы спасены".

Вылетело 40 тысяч.

Самая решающая и кровавая битва Второй мировой войны завершается катастрофой.

06:57

104 тысячи немецких солдат попали в плен. На Родину вернутся всего 6 тысяч. Последние из них - только через 13 лет...

Их судьба свидетельствует о переломе в войне. И... ее бессмысленности.

Те же лица полгода назад - 28 июня 1942 года. Группа армий Юг наступает в направлении Кавказа. Поражение под Москвой зимой 1941 давно забыто.

Для политиков и военных - это борьба против большевизма и еврейства. Для гражданских лиц - кровавая война на уничтожение.

HANS-ERDMANN SCHONBECK, 24. PANZER-DIDISION: "Мы наступали с мыслью о своей священной миссии - победить русского, советского недочеловека. Я тоже так думал, потому что нам внушили, что мы лучше, чем они".

Солдаты Вермахта были главным орудием в войне на уничтожение. Это любительские съемки одного унтер-офицера, свидетельствующие о войне против гражданского населения и партизан. За линией фронта совершаются еще более страшные преступления. И солдаты становятся их очевидцами.

В августе 1941 одна из дивизий 6-ой армии останавливается на постой в украинском городе Белая Церковь. Там зондер-команда СС 4АА заперла 90 еврейских детей в подвале на окраине города без хлеба и воды. Самые маленькие - еще грудные младенцы. Их судьба, их плач заставляют жителей города содрогаться. В том числе семью Анны Протас.

Анна Протас: "И когда мой отец пришел домой он был белым как мел. Он сказал: "Я слышал, как дети кричат мама. Они кричали: "Мама! Мама!" Я до сих пор слышу их крики. Тут он упал и заплакал".

Эсэсовцы расстреляли их матерей и отцов. Что делать с детьми?

Анна Протас: "Забирали якобы мужчин. Им сказали, что их поведут на работу. Но они не вернулись. Потом забрали бездетных женщин. И они тоже не вернулись. А потом, на глазах у детей расстреляли их матерей. А потом и детей".

Их поместили в детский дом и вскоре после этого расстреляли. Один офицер хотел помешать бойне и обратился к главнокомандующему 6-ой армией фельдмаршалу фон Райхенау. К генералу, который соответствовал своей эпохе и одобрял детоубийство, как разумную меру. Вскоре после этого он обратился к своим войскам со словами.

"Солдат - это не только воин, это еще и носитель беспощадной народной идеи. Кто действует такими способами, того Гитлер поощрит".

Преемником Райхенау на посту главнокомандующего 6-ой армией становится генерал Фридрих Паулюс, вполне порядочный человек.

GERHARD DENGLER, 3. INFANTERIE-DIDSION: "Паулюс, конечно, был хорошим учителем в том, что касается экономики войны. Он был великим теоретиком, но никудышным полководцем. Он был всего лишь контактом, передаточным звеном и все важные решения за него принимал Генштаб в лице генерала Шмидта".

Паулюс не имеет никакого отношения к военным преступлениям. Тем не менее он предан делу Гитлера. Ему поручено возглавить наступление 6-ой армии к берегам Волги. Операция Блау. Наступление идет в хорошем темпе. Свыше тысячи километров за считанные недели. Между тем уже ходят слухи, что армию ведут навстречу гибели. Части снабжения отстали далеко позади.

11:37

Однако Гитлеру кажется, что с самого начала войны на востоке все идет слишком медленно. Он хочет получить все сразу и сейчас - нефтяные скважины на Кавказе и город Сталинград на Волге.

А поэтому великий стратег делит свои вооруженные силы на две части. Группа войск А движется к нефтяным скважинам Баку, группа Б марширует в направлении Сталинграда.

Генералы настроены скептически. Линия фронта слишком длинная, силы слишком малы. Гитлер считает себя непогрешимым полководцем. Начальник Генштаба Франц Гальдер тоже выражает сомнения. Безрезультатно.

Франц Гальдер, запись 1967 года: "Не смотря на все предупреждения он настоял на своем - разорвать операцию надвое. Одну часть войск направить на Сталинград, другую на Кавказ. В этом сказалось полное незнание азов военного искусства. Такое решение мог принять только разве что какой-нибудь ефрейтор".

Выводов однако не делает никто. В том числе и Гальдер.

WOLF-DIETRICH VON SCHENK ZU TAUTENBURG, OFFIZIER IM OBERKOMANDO DES HEERES (офицер Верховного главнокомандования): "Генералы собирались, выслушивали что им говорят, согласно кивали головами, а потом расходились по домам или возвращались на фронт и с нетерпением ждали того дня, когда Гитлер предоставит им очередной четырех недельный отпуск, а потом он созывал их снова и давал инструкции, прямо как футбольный тренер. Примерно раз в полгода. Когда огонь на время затихал".

Поначалу расчеты Гитлера как-будто бы сбываются. Наступление на Кавказ идет хорошими темпами. Нефтяные скважины совсем близко и многие уже поговаривают о новом блицкриге.

13:25

9 августа 1942 года войска подходят к Майкопу, но слишком поздно. Нефтяные скважины уже горят. Гитлеровское наступление на юге терпит провал.

FERDINAND WIEDEVEIER, 23. PANZER-DIVISION: "Русские сами подожгли свои скважины. Так что нам ничего не досталось. Мне кажется, что русские раньше нас узнали о наших проблемах со снабжением. Но мы и сами очень скоро это почувствовали. Например, горючее. Все наши танки, вся дивизия осталась без горючего".

Они никогда не достигнут нефтяных скважин Баку.

14:15

В то время как танки застряли на Кавказе, 6-ая армия продолжает наступать в направлении Сталинграда.

Письмо на Родину.

"Русские могут обстреливать нас сколько хотят. Мы стреляем еще больше. Все это очень весело. Мы с нетерпением ждем штурма, который по всей видимости начнется очень скоро.

HANS-ERDMANN SCHONBECK, 24. PANZER-DIVISION: "Еще одно движение, вот так, еще одно... Что там такое впереди, не поймешь. Продвигаемся дальше. Еще 500 метров или километр. Одна, сплошная, ровная поверхность. Это степь. Она просто завораживает. И вот, наконец, верблюды. И не два или три, а 80-90".

У них достаточно времени чтобы делать открытия. Пусть и не по своей воле.


Кинохроника от 19 августа 1942 года.

"Это настоящий подарок для наших воинов. Верблюды будут немедленно задействованы в качестве вьючных животных".

15:19

И все из-за того, что нет бензина. Марш на Сталинград застопорился.

HANS-ERDMANN SCHONBECK: "Когда запасы исчерпались у нас еще конечно оставалось немного бензина, только чтобы выжить, но уж никак не для большого штурма. Речь ведь идет не об одном танке. Да и один танк потребляет немало. Сколько именно не скажу точно, но только знаю, что много. А их у нас сотни. Потом боеприпасы. Для штурма такого города как Сталинград, который нам описывали как очень тяжелый, боеприпасов явно не хватало. Таким образом можно говорить о самой натуральной катастрофе со снабжением из-за которой мы вышли к Сталинграду, по крайней мере наша дивизия, на три недели позже чем было запланировано".

Ценное время проходит без пользы. А затем - полная неожиданность. Оказывается Вермахт наступает на пустыню.

16:31

Красная Армия отходит, бросая население на произвол судьбы.

Мария Рохлина, медсестра: "Да, мы оставляли села, города. Многие уходили с нами. Те, кто оставались, упрекали нас. Они говорили: "Вы не должны так делать. Это стыдно". И нам действительно было стыдно. Поэтому, мы обходили города и села кружными путями, полями и старались не смотреть в глаза людям".

В Сталинграде никто не подозревает о надвигающейся угрозе. Метрополия на Волге считается образцовым социалистическим городом, центром оборонной и транспортной промышленности. 900 тысяч население. Пять ВУЗов. И три театра. Город протянулся вдоль Волги более чем на 30 километров.

Николай Орлов, бывший житель Сталинграда: "Город красивый был. Центр был многоэтажным. Двух-трехэтажные дома. А на окраине города - частный сектор, так называемые купеческие дома, двух-трехэтажные, очень хорошо ухоженные. И, самое главное, город был зеленый".

18:06

Город, носящий его имя, Сталин намерен удержать любой ценой. Он хочет, чтобы город стал неприступной крепостью. Жители должны оставаться на месте. Хотя с каждым днем враг все ближе.

Не смотря на плохое снабжение и проблемы с дорогами 6-ая армия достигает Сталинграда. Немецкие солдаты уверены в победе. Многие уже мечтают об отпуске на Родину.

GERHARD DENGLER, 3. INFANTERIE-DIVISION: "Мы были уверены, что после того, как мы отрежем от остальной России Сталинград, а вместе с ним и Волгу, войну можно будет считать все равно что законченной. То, что касается дальнейшего наступления с юга на Москву и так далее, все это уже к нам, как-бы не имело отношения. Мы искренно полагали, что взятием Сталинграда война для нас закончится и мы сможем спокойно вернуться на Родину".

Между тем война уже давно добралась и до Родины. Все чаще происходят воздушные налеты. Все больше семей вынуждены расставаться со своими отцами ибо долг перед Родиной велит мужчинам воевать на Восточном фронте. Отпускнику Герхарду Коллаку тоже пора возвращаться в свою 6-ую армию.

LUZIA KOLLAK, EHEFRAU VON GERHARD KOLLAK: "Пришла телеграмма - немедленно возвращаться в часть. Я не стала ее ему показывать. Я спрятала ее. Я не хотела его отпускать. На другой день пришла еще одна с тем же текстом: "Немедленно вернуться в часть". Мне пришлось ему показать, иначе бы его арестовали. А такой смерти я тоже ему не хотела. Арест, а потом расстрел. Мой муж не был трусом".

Она никогда больше не увидит его.

23 августа 1942 года танковый авангард достигает цели наступления - Волга, северная окраина Сталинграда.

BERND FREYTAG VON LORINGHOVEN, 16. PANZER-DIVISION: "То, что мы увидели, не описать никакими словами. Под нами широкий серебристый поток - Волга, а на другом берегу этот плоский берег, тянущийся на бесконечное расстояние, уходящий далеко за горизонт. Мы стояли в Европе и смотрели на Азию".

Из письма с фронта.


"Нашей дивизии не выдали зимнее обмундирование. Это хороший знак. Дай Бог мы увидим Вас дорогие наши и любимые еще в этом году. Когда падет Сталинград южную армию русских можно будет считать уничтоженной".

RIHARD BAUERLE, 305. INFANTERIE-DIVISION: "Такая тишина и покой, что просто невозможно было поверить, что идет война. Но не даром говорят, что затишье предвещает бурю. У меня был товарищ. Очень талантливый, очень. И Волга, она стала его могилой. Он был убит на моих глазах. Сегодня, когда я слышу слово Волга, у меня мороз по коже".

Песня о Волге из оперетты Франца Легара "Царевич". Фронтовой шлягер 6-ой армии.

BERND FREYTAG VON LORINGHOVEN: "У нас было мало времени, чтобы любоваться этим великолепием. Неподалеку от нас находился так называемый рынок. Оттуда нас стали поливать зенитным огнем. Нам ничего не оставалось как открыть ответный огонь и немедленно двигаться в его направлении. Когда мы достигли батареи, мы к ужасу своему обнаружили, что там были одни женщины".

Дивизия Лоригхофена одной из первых убеждается в том, что оборону Сталинграда не так легко прорвать. Противник мобилизовал все силы, используя в войне даже женщин.

Раиса Гальченко, зенитчица: "И вот был брошен клич: "За Волгой для нас земли нет". Мы и раньше знали, что не будем уходить за Волгу. Нас не нужно было уговаривать. Мы знали, что мы защищаем свою Родину. И самое главное - свой город".

Штурм города начинается с воздушной бомбардировки. В тот же самый день, когда немецкие танки выходят на берег Волги, немецкая авиация совершает 4 тысячи 600 боевых вылетов. На Сталинград падают тысячи тонн бомб. Самая крупная воздушная атака на Восточном фронте.

THEO ROTTGER, KAMPFGESCHWADER 51 (бомбардировочная эскадрилья): "Сталинград должен был быть стерт с лица Земли. Это был стратегически важный пункт. Отсюда осуществлялись поставки для армии и его следовало уничтожить, стереть с лица Земли, чтобы перекрыть снабжение".

Не только предприятия, но и жилые кварталы подвергаются разрушению. В первую неделю воздушных налетов в Сталинграде погибают 40 тысяч человек.

GERHARD DENGLER, 3. INFANTERIE-DIVISION: "Над Сталинградом висели страшные черные тучи. Это был дым. Одна, самая крупная туча в центре, а по ее краям тучи поменьше. Казалось, что над городом висит гигантский черный крест. Тогда мы увидели в этих тучах символический надгробный памятник Сталину. В то время мы даже предположить не могли, что на самом деле это было надгробием для 6-ой армией".

24:52

Только теперь населению разрешено покинуть город.

Николай Орлов: "И вот все это на глазах стало рушиться. Я жил на берегу Волги. От центра города где-то около километра. Бомбили в основном окраину. Но когда начались первые взрывы я понял, что все уже бесповоротно. Какое-то наступает новое время, страшное время".

День за днем немецкие бомбардировщики совершают боевые вылеты. Вскоре город превращается в сплошные руины.

Одна девушка-сталинградка писала в своем дневнике.

"4 сентября. Нас бомбят уже вторую неделю, хотя давно уже нечего бомбить. Только бы пережить все это. Мне очень страшно. И самое страшное, что настоящий кошмар похоже еще впереди".

13 сентября немецкие солдаты вступают в Сталинград. Они уверены, что основная работа уже сделана до них. Но настоящая битва за Сталинград еще только начинается.

JOSEF ZRENNER, 305. IFANTERIE-DIVISION: "Уличные бои в Сталинграде были для нас чем-то новым. И отсюда такие большие потери. У нас не было никакого опыта".

Позиционная война в руинах среди щебня и обломков. Враг невидим, пишет один немецкий генерал. Атаки из подвалов, из бункеров и из под руин ведут к тяжелым потерям.

HELMUT WALZ, 305. INFANTERIE-DIVISION: "Стреляют со всех сторон, рикошеты и так далее. Я кричу своему товарищу: "Скорее вниз! Давай вниз!" И тут рядом разрывается снаряд. У товарища разорвана спина, шея, левое плечо, нога. Почти все. Из пробитого легкого со свистом выходит воздух. Он говорит мне: "Хельмут, война закончилась". Отвечаю: "Да, конечно. Потерпи. Я вынесу тебя отсюда. Обещаю. Лежи спокойно, а я схожу за санитарами. Не думаю, что ты серьезно ранен". "Знаю", - говорит он".

Санитары прибыли слишком поздно. В разрушенном городе линия фронта проходит между отдельными домами. Неповоротливые полки дробятся на маневренные, штурмовые группы. Это называется Крысиной войной. Один неверный шаг может оказаться последним.

EBERHARD MANTHEY, 71. INFANTERIE-DIVISION: "В ходе уличных боев происходили самые невероятные вещи. Не раз было такое, что... Мы ночуем в подвале. На первом этаже русские. Этажом выше снова наши. На верхнем этаже снова русские. Так что в тех немногих домах, что остались целыми, было очень многолюдно".

Среди развалин, каждый нетронутый дом становился крепостью. Танки и артиллерия во время уличных боев совершенно бесполезны. Дома приходится штурмовать при помощи автоматов и ручных гранат.

Александр Ракитский, солдат Красной Армии: "Ну, кто сильный, метнет туда метров на 7-10 и тогда немцы открывают по нам огонь. А стреляют они очень метко".

Не думая о возможных потерях, красноармейцев гонят в атаку.

Александр Ракитский: "Бабай (командир роты) командует: "Взять первый этаж". Сначала мы бросаем гранату из такого расчета чтобы они начали выпрыгивать из окон, а мы уже тут с ними разберемся. Но они продолжают стрелять. Тогда мы бросаем еще гранату, потом еще. Все это продолжается какое-то время пока они наконец не начинают выползать. Сперва один, потом второй. В таких ситуациях мы пленных не брали. Никаких хендехох. Немцы стреляют в нас, мы им платим той же монетой".

Жестокий опыт войны. В рукопашном бою человека с человеком сражение превращается в резню. Как в средние века.

GUNTER SCHRODER, 100. JAGER-DIVISION: "Когда русские внезапно ворвались в наше убежище, нам ничего не оставалось как взяться за лопатки. И мы так ими орудовали, что сейчас вспомнить страшно. Представьте себе, когда один человек бьет другого по голове десантной лопаткой? Ближний бой - это самое страшное, что только можно придумать".

Война любыми средствами. Огнеметы. Один красноармеец пишет своим родителям.

"Я пишу Вам в последний раз. Вы больше никогда меня не увидите. Мы расстаемся навсегда. Я стал очень безразличным и честно говоря не боюсь смерти. Жаль только, что никогда Вас больше не увижу. Умирая, я буду думать о Вас".

Те, кто впервые попал на фронт часто не могут вынести Сталинградский ад.

JOSEF ZRENNER, 305. INFANTERIE-DIVISION: "Через два-три дня я заметил, что эти молодые люди не доросли до такой войны. Они вернулись домой с различными нарушениями психики. Война уже давно закончилась, а они не могли нормально разговаривать. несли всякий бред. Мягко выражаясь, они повредились рассудком".

Кадры кинохроники показывают совсем другую войну: молодые солдаты отдыхают после очередного боя. В реальности все по-другому. Их кормят из рук вон плохо. Они смертельно устали.

ERICH MIETHE, VERSORGUNGSFLIEGER: "Нормального отдыха практически не было. Питались второпях, всухомятку. Многие вообще впадали в отключку. А потом снова зенитный огонь, артиллерийский обстрел. В траншею попадает снаряд и разрывает людей в клочья. Кругом летают кровавые ошметки. Это война. Так выглядит реальная война. Это правда".

Письмо в фронта.

"Дорогие мои! Наконец я стою на берегу великой реки, где решается судьба Европы. Вы конечно удивлены, что этот город, за который мы столько боролись, еще не полностью в наших руках. Он пока еще принадлежит русским, но это продлится недолго. Все должно решиться в ближайшие дни. Надеюсь, что к тому моменту, когда Вы будете читать это письмо, Вы уже услышите по радио специальное сообщение о Сталинграде. В уютной комнате, в тишине, Вы прослушаете сообщение о том, что Сталинград взят. Но Вы не узнаете каких жертв нам это стоило. Вы не узнаете что это такое - терять лучших товарищей. Это дано знать лишь тому, кто сам испытал нечто подобное".

Кинохроника торопится сообщить о падении Сталинграда.

7 октября 1942. Кадры кинохроники: "Южная часть города надежно находится в немецких руках. Наши солдаты водружают флаг со свастикой посреди площади, за которую велись особо жаркие бои".

Но сопротивление не сломлено.

33:30

6 октября. Паулюс приостанавливает наступление. Армия не готова к зиме. Она плохо снабжается и не в состоянии удержать даже полностью захваченный город. В тот же день Гитлер требует полной оккупации Сталинграда. Для него это сражение давно стало делом принципа.

HANS-ERDMANN SCHONBECK: "Потому что название города Сталинград происходит от имени Сталина. Именно это побудило нашего диктатора со своей стороны сказать: "Если бы город носил мое имя он бы никогда не был взят". Две диктатуры мерялись силами и огромное количество невинных людей стало жертвами идеологических и милитаристских бредней".

Огромные потери с обеих сторон. "Время - кровь", - гласит лозунг защитников.

34:25

Начальник гитлеровского Генштаба Гальдер предупреждал: фронт не защищен, потери слишком высоки, нависла угроза зимней катастрофы.

ALFONS SCHULZ, DAMALS IM "FUHRERHAUPTQUARTIER": "Услышав это, Гитлер разбушевался и накинулся на Гальдера с отповедью: "Как Вы смеете судить о том, о чем дано знать только солдатам и боевым офицерам. Вы всю Первую мировую войну отсиживались в Генштабе и продолжаете отсиживаться здесь до сих пор. А у меня есть фронтовой опыт. Я командовал солдатами в боях. Я глядел в лицо смерти. О таких вещах могут судить только солдаты. Это дело чести". Ну, и так далее".

Гитлер считает Гальдера дилетантом. Между тем бессмысленные смерти множатся. Красная Армия ежедневно теряет до двух с половиной тысяч бойцов. Кадры из советского лазарета. В немецких лазаретах съемки не велись, но страдания людей везде одни и те же.

EDITH GEHLERT: "По сто раз в день: "Давай! Держись! Все будет хорошо!" Среди этих раненых только и слышишь: "Давай! Держись! Все будет хорошо!" Ясно, что это "Держись" предназначалось для друга, который лежал раненый на Земле и он хотел его спасти. И вот сотни раз, сотни раз одно и тоже: "Давай! Держись! Все будет хорошо!"

Из письма на Родину.

"Сталинград превратился в город кошмаров и ужасов. Кругом руины и пепел. Целые кварталы, заводы и фабрики сожжены дотла. Население, похоже, ко всему привыкло. Оно уже избавилось от страха".

Вот в такой же норе, в центре города жила и шестилетняя Лидия Арацкая со своей семьей. Они все потеряли, но они живы.


Лидия Арацкая: "И он так вот открыл крышку и спросил нашу знакомую Дину, которая жила в соседней яме: "Как Вы там? Вы живы?" Все окрестные дома были разрушены. Все. Ничего не было. Мой отец открыл крышку и тут его увидел этот снайпер. Ну, в общем... он сразу упал. Он даже не успел понять, что произошло. Тот сразу выстрелил и попал ему в висок, в правый".

Снайперы. Невидимая опасность подстерегает на каждом шагу среди развалин Сталинграда. Снайпер по фамилии Джикан до середины ноября 1942 года убил 224 немецких солдата и стал Героем Советского Союза. Гарья Хохолов тоже хочет стать снайпером.

Гарья Хохолов: "Было так. Потом через три дня меня говорит: "У тебя меткий глаз". Ты должен учиться хорошо стрелять. Возьми снайперскую винтовку и тренируйся". Мы вчетвером бежали вдоль реки и стреляли по изоляторам на телеграфных столбах. Я попал в два из трех. Остальные только в один. На другой день я сбил три, а они ни одного. Тогда командир сказал мне: "Теперь ты снайпер". Вот так снайпер с винтовкой я занимался".

Снайперы, такие как Гарья Хохолов держали противника в постоянном страхе.

"А-а-а... Был ли для нас немец человек? Нет. Мы убивали их совершенно спокойно. Однажды, когда ехала их машина я хотел попасть в водителя. Я целился немного дальше. Я его не знаю, убил не убил, а машина останавливается. Да? Все".

Подкручивает диск.

HELMUT WALZ: "Там такая железная штука... Не помню как она называется... В общем, каска меня и спасла. Сперва я был уверен, что мне конец. Чувствую, что голова вся мокрая. Потрогал, а там вода и грязь. Не кровь".

Письмо с фронта.

"У русских отличные снайперы. Дай Бог чтобы я никогда не оказался у них в прицеле. Мы мерзнем, хотя до зимы еще далеко. Что же тогда будет зимой? Надеюсь, что долго здесь мы не останемся. Да поможет нам Святая Дева вернуться домой".

Автор письма через несколько дней был смертельно ранен.

ALBERT APPELT, 14. PANZER-DIVISION: "Смерть бывает очень разной. Она бывает даже милосердной. Например, когда прямое попадание в голову. Солдат лежит и все думают, что он уснул".

Роковая река Волга. Солдаты 6-ой армии проклинают эту реку, которую они не смогли достичь так быстро как планировалось.

HELMUT WALZ: "Волга потрясла нас и очаровала. Нам стало ясно, что мы пришли в нужное место. Помню с каким восторгом мы пели песню про эту реку. И это не удивительно. Мне тогда было всего 20. я был гордым и глупым".

41:05

Полк, в котором служил Хельмут Вальц, когда-то насчитывал тысячу двести бойцов. К середине октября 1942 в живых осталось только 60.

К началу ноября в кровавых боях захвачен почти весь Сталинград. Оборонная промышленность полностью разрушена. И все же советские части продолжают удерживать отдельные узкие участки территории на берегу Волги. Такого ожесточенного сопротивления немцы не ожидали.

HANS MROCHINSKI, 295. INFANTERIE-DIVISION: "Они заслуживают уважения. Не смотря на казалось бы безвыходную ситуацию эти люди, заняв оборону в 150 метрах от берега продолжали защищаться. И мы не могли пройти дальше. Такое ничтожное расстояние и мы не могли его преодолеть".

Но Гитлер уже празднует оккупацию города, носящего имя его соперника.

Вот что он сказал 8 ноября 1942 года в Мюнхене.

"Я хотел бы идти к Волге, причем именно в определенном месте, у определенного города. Случайно он носит имя самого Сталина, но не думайте, что рвался туда по этой причине. На самом деле этот город мог называться как угодно. Там остались не взятыми всего каких-то несколько совсем мелких местечек. По Волге теперь не ходит ни одно судно. Вот что самое главное".

Ему нет дела до того, что в Сталинграде гибнут люди. Он не отступает от своих решений.

На следующий день температура в Сталинграде падает до минус 18 градусов. Наступает зима. Волга покрывается льдом. На просторах степей между Волгой и Доном мороз еще сильнее. Фланги 6-армии особенно уязвимы.

19 ноября 1942 года русские предпринимают наступление силами более одного миллиона человек и замыкают кольцо вокруг города.

6-ая армия оказывается в капкане. Головокружение от победы и дурные предчувствия.

RICHARD BAUERLE, 305. INFANTERIE-DIVISION: "Первое время никто не сомневался, что мы вернемся на Родину. Но постепенно эта уверенность ослабевала. Хотя наши офицеры подбадривали нас как могли".

Большинство из них никогда не увидят Родину. Они принесены в жертву в Сталинградском котле.


Автор идеи и руководитель Гвидо Кнопп


STALINGRAD
DER ANGRIFF

BUCH UND REGIE
JORG MULLNER
FRIDRICH SCHERER

KONZERT UNDE LEITUNG
GUIDO KNOPP

GESTALTUNG
SEBASTIAN DEHNARDT

WISSENSCHAFTLICHE BERATUNG
DR.GERD R.UEBERSCHAR

FACHBERATUNG
MANFRED OLDENBURG

REHERCHE
INNA LEVANDOVITCH
JULIA MELCHIOR

KAMERA
PEER HORSTMANN
WOLFGANG WUNDERLICH
STEFAN SCHINDLER
JURIJ BRODSKI

SCHNITT
MARC NORDBRUCH

MUSIK
ENJOTT SCHNEIDER

DESIGN
ROBERT EYSOLDT

SPRECHER
JOACHIM HOPPNER
PETRA RICK
OLAF BISON
HELMUT WINKELMANN

PRODUKTION
JDO JORDAN (ZDF)
CARSTEN CLAUS (ZDF)
GABRIEL KOULTCHITSKI

PRODUCER
SUSANNE FEIKES

PRODUZENT
LEOPOLD HOESCH

REDAKTION
ANJA GREULICH
ANNETTE VON DER HEYDE

ARCHIVE
BUNDESARCHIV-FILMARCHIV/TRANSIT
CHRONOS-MEDIA - LA CAMERA STYLO
CIRCE-FILM - POLARFILM
ULLSTEINBILD - KALEIDOSCOPE
RUSSISCHES STAATSARCHIV KRASNOGORSK
GOSFILMOFOND

WIR DANKEN

JO GROBBEL - JOOP DAALMEIJER - SILKE SPAHR
LUTHERISCHES VERLAGSHAUS - STUDIO 777, MOSKAU
GUNTHER MUCHLER, DEUTSCHLANDFUNK
PANORAMAMUSSEUM WOLGOGRAD
SWETLANA ARGASZEWA - STADT WORKUTA
HANS WIJERS - ALEX EPIFANOW
BURCKHARDT KULTURPROJEKTE GMBH
AMA FILMPRODUKTION MOSKAU

DEUTSCHE DIENSTSTELLE (WAST)

EINE PRODUKTION VON

broadview,tv

IN ZUSAMMETNARBEIT MIT DEM

ZDF

UND

TELEAC NOT YLE TVS DR TV
SBS- TV AUSTRALIA
GERMAN-UNITED DISTRIBUTORS

UNTERSTUTZT VOM
MEDIA PROGRAM DER EU

ZDF 2003

WWW.ZDF.DE

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments