fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

СТАЛИНГРАД. ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ. КОТЕЛ.


STALINGRAD
DER KESSEL

VON
CHRISTIAN DEICK und
SEBASTIAN DEHNHARDT

LETTING
GUIDO KONPP


КОТЕЛ
фильм Кристиана Дайка и Себастиана Денхардта

Ведущий Гвидо Кнопп


Раннее утро 19 ноября 1942 года. В степных просторах к западу от Сталинграда готовится перелом в ходе Второй мировой войны.

Более миллиона красноармейцев ждут приказа дать капкану защелкнуться. Для этой цели Сталин откомандировал своего лучшего полководца.

Федор Ильченко, бывший солдат Красной Армии: "Мы считали, что если поставят Жукова, то скоро начнется большое сражение. Все об этом только и говорили. Но это так, ожидания".

Генерал Георгий Жуков учился у Вермахта. Впервые с начала войны, а прошло уже полтора года, Красная Армия должна пойти в наступление. С августа 1942 6-ая армия стоит у Сталинграда на Волге, самой крупной реке Европы, образующей границу с Азией. До Берлина более двух тысяч семисот километров. Немецкие солдаты боятся зимы и больших расстояний, но только никак не наступления советских вооруженных сил. Избалованный легкими победами Вермахт недооценивает противника.

MANFRED GUSOVIUS, 14. PANZERKORPS: "Чтобы такая огромная, такая мощная армия попала в окружение, это казалось нам, привыкшим к победам, чем-то невозможным, нереальным. Мы долгое время не могли поверить, что это произошло на самом деле".

Три тысячи пятьсот орудий. Сразу после 5:30 по немецкому времени начинается наступление. На пятнадцать километров вокруг чувствуется как дрожит земля. Решающий удар Жукова спланирован блестяще.

GERHARD DENGLER: "Когда началась канонада, то должен Вам признаться, я ничего подобного никогда не испытывал ни до, ни после. Залпы сотен и сотен орудий и сталинских органов - это был сущий ад. Причем стреляли даже не по нам. Мы сами видели. Весь огонь достался румынской дивизии, стоявшей по соседству в нами. Они стояли в критическом месте".

Остатки румынской армии после сражения.

Плохо оснащенные союзники не могли оказать Вермахту никакой реальной поддержки. Отправленные своим правительством в Россию, чтобы принять участие в главном походе Гитлера эти румынские солдаты прошли через все круги ада.

NICOLAE NECULA, 3. RUNANISCHE ARMEE: "Наши командиры приказали нам немедленно сложить оружие и отступать. Бросить все, оставить всю технику на месте и отступать. Именно это мы и сделали".

Жуков использует типично вермахтовскую стратегию - быстроходные танки врезаются в уязвимый тыл противника. Настоящий блицкриг на просторах между Доном и Волгой. Он удался прежде всего потому, что соотношения сил радикальным образом изменились.

48:30

WINRICH BEHR, STABSOFFIZIER BEL PAULUS: "На 19 ноября во всей армии было всего 80 боеспособных танков. Еще несколько было в ремонте, я имею в виду те, что еще можно было отремонтировать, причем достаточно быстро. Но в любом случае у нас было никак не больше ста боеспособных танков. У русских, когда они пошли в наступление было тысяча двести новеньких, как с иголочки танков".

В тылу у Советской империи находился резерв силы, не имевшей себе равных. К востоку от Уральского хребта сотни новых заводов растут, как грибы.

Через три дня капкан защелкивается. Оба советских клина сходятся под городом Калач на реке Дон. Почти 300 тысяч немцев и румын заперты в Сталинграде. Позднее встреча двух советских армий будет в целях пропаганды инсценирована еще раз. Момент, исполненный боевого пафоса.

С самого начала немецкие солдаты, оказавшиеся в котле, осознают весь масштаб катастрофы. Один из них пишет своей жене: "Дорогая Магдалина! Мое письмо, это попытка, возможно последняя соединится с Родиной".

Многие уже догадываются, что их ожидает.

HANS-ERDMANN SCHONBECK: "Мы боялись, что с нами сделают тоже, что мы сделали с сотнями тысяч русских. На первый взгляд невероятная цифра, но именно так и было. Мы очень боялись оказаться в ловушке. Боялись попасть в руки к советским солдатам. В то время уже не могло идти речи о пощаде. Мы знали о том, что нас ожидает".

22 ноября 1942. Гитлер отдыхает в Альпах, в то время как востоку предоставлено самому решать свою судьбу. Получив дурные вести с Волги, он приказывает своему военачальнику Паулюсу удерживать город любой ценой, не отступать. Паулюс подчиняется. Прославленный фельдмаршал фон Манштейн в спешном порядке посылается на самый тяжелый участок фронта, чтобы исправить ситуацию. Другие генералы уговаривают Гитлера немедленно дать Паулюсу приказ к отступлению.

51:21

WOLF-DIETRICH VON SCHENK ZU TAUTENBERG: "Гитлер и Цейслер встретились в одну из тех ночей и беседовали до утра. На следующую ночь тоже. И Цейслер уговорил его дать приказ к отступлению. Но на другое утро Геринг, он тогда командовал Люфтваффе, сообщил ему, что готов обеспечить снабжение с воздуха. Он клялся, что справится с этой задачей и тогда Сталинград останется в руках немцев".

Не смотря на то, что геринговская авиация мобилизовала все силы, ей не удалось обеспечить город всем необходимым. Но люди, которые сидели в котле, продолжали верить пустым обещаниям.

MAFRED GUSOVIUS: "По началу все верили, все на что-то надеялись. Но это продолжалось недолго. Очень скоро наступило отрезвление. Гитлер говорил: "Держитесь солдаты". Но держаться было не за что".

Неся тяжелые потери, авиация доставляла в Сталинград продукты, топливо, боеприпасы. И, самое главное, письма.

HANS-ERDMANN SCHONBECK: "Полевая почта была каналом связи с родственниками. Единственным каналом. Письма играли невероятно важную роль. Они были опорой. Они давали мотивацию. особенно когда внизу стояли подписи детей".

Письма из котла - это самые волнующие документы трагедии. Один офицер в начале декабря пытается успокоить жену: "В последнее время все как будто складывается в нашу пользу. Думаю осталось ждать совсем немного. Как там наши сокровища? Каждый день вспоминаю, как они стояли на лестнице и махали мне рукой".

Женщина, читавшая эти строки конечно же понимала, что на самом деле все обстоит гораздо хуже.

ALBERTINE SCHUON: "Он знал, что я беременна и не хотел меня расстраивать. Он был уверен, что ребенок появится на свет в день его рождения. Так оно и случилось".

Молодая мать ждала четвертого ребенка. Осенью 1942 ее муж был в отпуске, но не дождался рождения дочери, он должен был возвращаться в Сталинград.

ALBERTINE SCHUON: "Когда стало ясно, что я вот-вот рожу, мужу как раз надо было уезжать. Прощаясь, мы оба не знали, что нас ждет".

Судьба миллионов. Каждое расставание - трагедия. Сойти с поезда невозможно.

ALBERTINE SCHUON: "Мы не имели права распоряжаться своей судьбой. Мы не могли сказать - нет, мы этого не хотим. Современное поколение просто не способно понять то положение, в котором мы находились. Мы были вынуждены подчиняться обстоятельствам".

Это относится и к тем, кто находится на другом берегу Волги. Вот отрывок из письма русского солдата, написанного им незадолго до смертельного ранения: "Отец, эту записку ты уже получишь после того как я погибну. Не плачь, ты можешь гордится своим сыном".

Сталин приказывает не отступать из города, который носит его имя. По Волге подвозят пушечное мясо для уличных боев. Пока еще советские потери в три раза больше немецких. Но русские настроены очень решительно.

Мария Лапина, медсестра: "К немцам? Нет конечно. Какая может быть жалость. Как-то я иду с автоматом в руке и встречаю колонну пленных немцев. Я говорю им: "Безумцы, что вы здесь забыли?" Они были все грязные и в лохмотьях. Какая к ним может быть жалость. Их кто к нам звал?"

Сталин настаивает на полном уничтожении 6-ой армии, прежде чем немцы смогут пойти в контрнаступление. Жуков однако знает, что Вермахт уже слишком слаб, чтобы наступать. Он планирует нечто большее. А именно, блокировать всю немецкую группировку на юге. Для повышения боевого духа Красной Армии предписаны тотальные дисциплины и самые жестокие меры по отношению к ее нарушителям.

Иван Следин, солдат: "Нужно было отправить кого-нибудь с донесением на передний край. Комиссар зашел в нашу землянку и сказал: "Ты! Одевайся и выходи!" А этот солдат как раз только что вернулся с дежурства и еще не успел снять шинель. Он сказал: "Нет, я не пойду". "Как это не пойду?" "Не пойду и все!" "Нет, пойдешь!" "Нет, не пойду!" Потом они оба вышли из землянки. Комиссар достал немецкий пистолет, по моему Парабеллум, и говорит: "А теперь пойдешь?" "Нет не пойду". "Я тебе сейчас башку разнесу!" "Все равно не пойду. Я только что пришел, устал. Я не могу идти". И, поскольку он отказался выполнять задание боевое, он его убил. Потом вернулся к нам в землянку и сказал: "Выройте яму и похороните его". А солдат был ни в чем не виноват. Вот и все".

Страдание на обеих сторонах невообразимо. Из письма домой немецкого офицера-артиллериста: "Ночами я промерзаю до костей. Сколько мне еще придется ночевать на открытом воздухе? Да еще эта грязи и вши".

Родина постепенно начинает догадываться о том какие лишения терпят ее сыны на Волге.

LUZIA KOLLAK, WITWE EINES STAKINGRAD SOLDATEN: "Думайте обо мне. Думайте обо мне все время. Я тоже думаю о Вас. Это дает мне силы. Напишите мне письмо. Думайте обо мне. Это дает мне силу выжить".

Герхард Коллак, водитель танка в Сталинграде. Он обречен на смерть.

DORIS SICKER, TOCHER VON GERHARD KOLLAK: "Почему он должен был погибнуть? Почему они все должны были погибнуть? Потому что им так приказали. Они не хотели. Но они были должны".

Герхард Коллак ничего не утаивал от жены.

LUZIA KOLLAK, WITWE EINES STAKINGRAD SOLDATEN: "Последнюю пулю от оставил для себя. Он не хотел попасть в плен. Он знал, что будет здесь с нами при Гитлере".

Официально при Гитлере не говорится ни слова о драме в Сталинграде. Кинохроника всеми средствами приукрашивает действительность. Сводки Вермахта упорно молчат о ситуации в котле, где решается судьба войны. Письма из котла подвергаются строжайшей цензуре. Тем не менее по всей Германии распространяются слухи ибо судьбу 300 тысяч человек замолчать невозможно.

Отсутствие нормального снабжения влечет за собой больше жертв, чем бои. Температура опускается до минус 20 градусов. Холод и голод ослабляют защитные силы человеческого организма.

HORST ROCHOLL, ARZT IN STALINGRAD: "Они лежали. Многие не могли шевелить руками. Они не могли расстегнуть брюки и ходили под себя, даже не замечая этого".

Раненые и больные практически не имели шансов выжить. Да еще эпидемии. Откуда было взяться состраданию?

GUNTER SCHRODER, 100. JAGER-DIVISION: "Зовут: "Герр лейтенант, поглядите! У него красные пятна. Надавливаем вот так, и, если пятно осталось, значит - тиф. Что теперь делать? Трое или четверо подхватывают его и выбрасывают куда-нибудь подальше, чтобы другие не заразились".

Солдат пишет на Родину: "Никогда бы не поверил, что конина такая вкусная. Голод не тетка. В прошлом году мы смеялись над русскими, когда они набрасывались на конину, а теперь мы уже и сами ее едим".

Впервые после наполеоновского похода на Россию немецкие солдаты голодают.

HORST ROCHOLL: "Каждый десятый день я должен был предоставлять дивизионному врачу отчет об убитых, больных и так далее. В первом же отчете я сообщил о двух бойцах, умерших от голода. Врач набросился на меня с криком: "В немецкой армии солдаты не умирают от голода!" "Но ведь это правда". "Вы ошибаетесь. Может быть когда-то такое и было, но теперь все стало по другому".

Середина декабря. Ежедневно умирает более тысячи немецких солдат. В большинстве случаев родственники пока еще получают официальные похоронки.

ALBRECHT APPELT, 14. PANZER-DIVISION: "Я должен был извещать родственников погибших солдат. Очень трудная задача, ведь я не знал этих солдат лично. Не знал были ли они похоронены или нет. Я должен был с прискорбием сообщать, что их сын пал смертью храбрых. Но чтобы хоть как-то утешить их я добавлял, что он умер сразу, без мучений или что-нибудь в этом духе".

Между тем в стане врага растет уверенность в победе. Чтобы склонять немецких солдат к переходу на советскую сторону, организуются специальные пропагандистские бригады в состав которых обязательно вводят немецких коммунистов.

GUNTER SCHRODER, 100. JAGER-DIVISION: "И так было все время, без пауз, монотонно: "Сталинград - общая могила". "Сталинград - общая могила". Мы слышали это 24 часа в сутки".

Советская пропаганда: "Каждые 7 секунд в России умирает один немецкий солдат. Сталинград - общая могила".

01:03:38

Самое натуральное промывание мозгов. Но, без ожидаемого эффекта.

Лев Безыменский, солдат Красной Армии: "Обращение советской пропаганды и немецких антифашистов с призывом к переходу на сторону Красной Армии не давало почти никаких результатов. Перебежчиков было очень мало".

Они боятся и еще продолжают надеяться. Из письма немецкого солдата к жене: "Не стану скрывать от тебя дорогая, что нас может спасти только чудо. Не падай духом, держись, ради нашего общего сына".

GUNTER SCHRODER, 100. JAGER-DIVISION: "Знаю только одно - если нам что-то и помогло, так это Сталинградская Мадонна. Нарисованная штабным врачом на оборотной стороне русской карты".

Курт Ройбер, врач-богослов. Именно он нарисовал изображение Мадонны, дарившее надежду обреченным на смерть. Он погибнет в плену в 1944 году.

"Весть о Мадонне молниеносно разнеслась по всему котлу. Надежда, надежда, надежда! И быть может еще нечто большее".

Свет, жизнь, любовь. Вот главный мотив Волжской мадонны. Своего рода послание из другого мира.

В конце ноября 1942 Гитлер вернулся в Вольфшанце, свою Ставку в Восточной Пруссии. Он по-прежнему не дает разрешения на отход 6-ой армии.

Глава румынского правительства маршал Антонеску назначается военным советником. Союзники обмениваются злыми упреками. Кто несет вину за катастрофу? Сообща принимается решение нанести удар по Сталинграду.

Командовать деблокирующими войсками поручено фельдмаршалу Манштейну. Танковая группа Гота должна прорвать окружение, не смотря на холод, голод и снег. Операция носит название "Зимняя буря".

ERNST REBENTISCH, "PANZERGRUPPE HOTH": "Как раз в те дни ударил мороз. В начале было просто холодно, а потом начался снегопад. Вся степь была покрыта снегом. Не смотря на протесты было решено предпринять наступление".

01:06:20

Всего три дивизии. И только одна из них полностью оснащенная. Не хватает топлива, слишком мало поддержки с воздуха. Вермахт исчерпал свои резервы. Однако в первое время царит уверенность в успехе предприятия. И прежде всего потому, что введен в действие новый тип танка - Тигр, который превосходит советские Т-34 по огневой мощи. Люди исполнены больших ожиданий.

FERDINAND WEIDEMEYER, "PANZERGREPPE HOTH": "Мы постоянно думали о тех 300 тысячах человек, которые ждали помощи извне. Они ждали, они надеялись, что из скоро освободят".

Поначалу наступление продвигается быстро. Красная Армия застигнута врасплох, ведь у нее почти нет войск к юго-западу от Сталинграда. Постепенно однако ситуация меняется. Немецкая танковая группа слишком слаба. За 50 километров от Сталинграда наступление застопоривается. Впрочем, 50 километров для танковой группы - это не расстояние. Шансы на освобождение пока еще высоки.

"Те, кто шел впереди производили выстрелы и пускали сигнальные ракеты. Таким образом они хотели сообщить окруженным: "Потерпите, мы уже рядом".

Но котел оказался прочным.

HANS-ERDMANN SCHONBECK: "С края котла доносился шум боев. По ночам на таких больших просторах и при морозной погоде он был слышен особенно хорошо. Но, после Рождества, шум начал постепенно затихать. А скоро его и совсем не стало слышно. Тогда мы поняли, хотя нам никто ничего не сообщал, что прорвать блокаду не удалось".

23 декабря фон Манштейн вынужден начать отвод танковой армии. Одновременно, чуть севернее начинается новое наступление красных. Весь немецкий Восточный фронт оказывается под угрозой. Ни один только Манштейн понимает что это значит.

EUGEN ERITZE, "PANZERGRUPPE HOTH": "Стало совершенно ясно, что наши силы в Сталинграде брошены на произвол судьбы, принесены в жертву. И эта жертва была совершенно бессмысленной".

Дивизии, наступавшие как освободители, сами несут тяжелые потери. Их миссия была заранее обречена на неудачу. Тем не менее многие испытывают чувство вины.

FERDINAND WEIDEMEYER: "Мы ощущали себя слабаками, потому что не выполнили свою задачу, не освободили своих братьев. Я долго, очень долго не мог отделаться от чувства стыда и до сих пор иногда его испытываю. В тоже время я знаю, что моей вины в этом не было".

На Родине тем временем царит показное веселье. Кадры кинохроники. Декабрь 1942. "Находясь под защитой доблестной армии, наша Родина счастливо справляет Рождество".

Между тем у большинства немцев настроение отнюдь не праздничное. Не смотря на официальные сообщения о положении дел в Сталинграде, среди населения царит атмосфера страха и тревоги. Отмечают шпики в докладах начальству.

У тех, кто на Волге настроение особенно подавленное.

GUNTER MAI, 60. INFANTERIE-DIVISION: "Все находились в полной депрессии. Целыми днями сидели, не сходя с места, пели старые песни. Многие плакали, особенно, когда рассматривали фотографии членов семьи".

Обращение по радио 24 декабря 1942: "Всем внимание. Обращаемся ко всем нашим товарищам, где бы они не находились. Внимание Ла-Манш. Ла-Манш слышит. Внимание подводники у берегов Мозамбика. Подводники слышат. Внимание Кавказский фронт. Кавказский фронт слышит. Внимание Сталинград. Сталинград слышит".

Рождество 1942. Между жизнью и смертью.

HANS-ERDMANN SCHONBECK: "Абсолютно ясная ночь. Очень яркая луна. Русские оставили нас в покое. Никакой стрельбы, только фейерверки. Стояла Рождественская ночь и у меня в душе царило Рождество. И еще эта луна на целую вселенную. Серебряная луна, которая в этот момент видели и мои родные в Германии. Я знал, что скоро придет конец и писал прощальное письмо. Мысленно я был у себя на Родине".

Тем временем на Родине тысячи семей тоскуют по своим родственникам, по отцам, сыновьям, мужьям, женихам, братьям.

ARTHUR KURTH, BRUDER KAMPFTE IN STALINGRAD: "Мы отмечали Рождество по всем правилам. Приготовили праздничный ужин, нарядили елку. Но настроение было совсем не праздничное. В душе не было ни радости, ни веселья. На самом деле нам всем было очень грустно".

Семья Куртов впервые отмечает Рождество не в полном составе.

"Не хватало двух членов семьи. Тогда еще никто не погиб. Старший брат был на Западном фронте, младший в Сталинграде".

В то время как нацистская пропаганда выставляет на показ зелень рождественных елок и блеск свечей, 6-ая армия сообщает о шести тысячах погибших. Официальные поздравления режима до города на Волге уже не доходят.

HEINZ KREUTZ, 29. INFANTERIE-DIVISION: "Рождественский подарок фюрера? Изначально это был пакетик с медовыми пряниками или пирожками и сигаретами, или не знаю еще чем. А также с почтовой открыткой с приветом от фюрера и тому подобной чепухой. Таким он был изначально. Но когда он доходил до нас в нем было каких-нибудь три сигареты и пара конфет".

Записи журнала боевых действий 6-ой армии, сделанные в Рождественские дни. "За последние 24 часа ни одного самолета с продовольствием. Физическое состояние солдат катастрофически ухудшается".

Офицер пишет домой жене. "Рождество прошло отвратительно. В такие времена лучше вообще ничего не праздновать. Нельзя требовать от небес слишком многого".

Имя офицера - Фридрих Паулюс. Уже находясь в котле он был произведен в генерал-полковники. Многие из его солдат в Рождественскую ночь стали добычей советских разведгрупп.

Виктор Кидяров, солдат: "Вот мы любили в Рождество ходить в разведку. Просто было очень удобно. Возвращались мы всегда с подарками: колбаса, консервы, елочные конфеты. Мы думали, что делаем все правильно. У них у всех на пряжках ремней были слова: С нами Бог!. Они большинство были верующие".

01:15:14

В котле по-прежнему остаются гражданские лица. Более десяти тысяч человек, которых не эвакуировали Советы и которых не снабжают немцы. У них нет самых необходимых вещей.

HANS-ERDMANN SCHONBECK: "У меня была задача - забирать у русских деревянные дома. Каждый раз, когда я со своим отрядом, уже не на танках, а на грузовиках приезжал в Сталинград, мы обязательно делились тем немногим, что у нас было с детьми и стариками, которые собственно и составляли все население, которое еще оставалось в городе. Мы давали им что-нибудь из еды, ну, хотя бы плитку шоколада, чтобы показать им, что мы вовсе не такие злые, как они думают. Хотя у них, конечно, были все основания так думать. А дерево мы вывозили для того чтобы самим хоть как-то выжить".

Но по-прежнему есть офицеры, которые отдают своим солдатам преступные приказы.

MARTIN WUNDERLICH, SOLDAT IN STALINGRAD: "Мы должны были разыскать одного штатского, который что-то там натворил. Не знаю что именно. А тут он сам явился и мне было приказано его расстрелять. А я никогда этого не делал. Это было совсем не по мне. И я отвел его подальше и сказал ему: "Беги!" Уже тогда я был уверен, что война проиграна и что лишние жертвы ни к чему. Это было мое твердое убеждение".

Мартин Вундерлих, которому тогда было 21 год не стал выполнять преступный приказ.

"Эти бесконечные и бессмысленные жертвы. Убивать, стрелять, расстреливать... Вот к чему нас призывал Гитлер. Господи, как хорошо, что тогда я этого не сделал".

Немцы, русские, военные, штатские... В ледяном аду Сталинграда было загублено более 7 тысяч человеческих жизней. Каждая судьба - трагедия.

Валентина Василенко, жительница Сталинграда: "И прямо как зашел, у него руки совсем замерзли, он едва ими двигал. "Матка, матка" - , попросил он, - "чаю, чаю..." Мама плеснула ему в кружку кипятка. И он стал нам показывать фотокарточки своих домашних. "Вот мама, вот сестра, вот братик". Он плохо говорил по-русски, но мы его понимали. Тут вваливается к нам еще немец. Они выходят вместе, а потом мы слышим пулеметный огонь. Наши как раз наступали. И вот, мама вышла - а он был убит".

Новый 1943 год. Ожидание конца. Пропаганда по-прежнему лжет. Новогоднее обращение Геббельса.

"Глубоко в чужой земле наши солдаты держат вахту. Ни адское пекло сражений, ни пронизывающий до костей холод, ни тупая злоба недочеловеков не способны сломить их волю. Если кто-то еще сомневается в том, что нам уготована великая слава, то пусть их любовь к народу послужит окончательным и неопровержимым доказательством".

Для тех, кто в Сталинграде, это пустая болтовня.

HANS-ERDMANN SCHONBECK: "Нас обожествляли еще при жизни. Но ведь мы пока еще не все были мертвы. В живых еще оставались десятки тысяч. И подобные слова звучали для нас издевкой. К западу от котла продолжает наступать Красная Армия. Она штурмует Козинскую, где расположен самый важный немецкий аэродром, служащий воздушным мостом в Сталинград. Более 70 транспортных самолетов потеряно для немцев. И не в воздухе, а на земле.

Геринговское обещание снабжать войска воздушным путем остается пустым звуком.

HEINZ MARTIN, TRANSPORTFLIEGER (пилот транспортной авиации): "В деревне царил самый настоящий хаос. Самолет еще не успел приземлиться как к нему уже бежали сотни людей, сбивая друг друга с ног. Они были одержимыми желанием скорее попасть домой".

Самолетами было эвакуировано около 40 тысяч раненых и еще для 10 тысяч не хватило места.

HEINZ THOMAS, 15. PANZER-DIVISION: "Потом приземлился еще самолет. Он долго кружил над нами, не мог сесть, потому что вся посадочная полоса и площадка были забиты народом, в основном ранеными. Им не хватило места в предыдущих, вот они и решили остаться на месте, чтобы никого не пускать. Но это глупо, ведь самолету все равно надо было куда-то приземлиться. Пока их оттаскивали, пока то да се... В общем полный бардак и неразбериха. А потом он еще долго не мог взлететь из-за перегрузки".

Солдат пишет на Родину: "То, что творится в Сталинградском котле не подлежит никакому описанию. Жертвам нет конца. Я придаю себя в руки Господа, ежедневно молюсь так, словно это последняя молитва в моей жизни. Путь к последнему месту в самолете - это дорога от смерти к жизни".

HAINS ROCTEWITZ, IN STALINGRADVERWUNDET: "Повсюду лежали тысячи трупов. Многие были уже занесены снегом. Я ходил кругами, пытаясь согреться и набрел на что-то вроде землянки. Она была битком набита нашими солдатами. Я попросил, чтобы меня впустили. А они говорят, что у них и так мало места. Тогда я сказал, что у меня с собой ручная граната и что я их сейчас всех взрову, даже если при этом погибну сам. "Нашел кого пугать гранатой!", - сказали мне. - "У нас этого добра у самих хватает. Лучше бы принес что-нибудь поесть". Так меня и не пустили. Но к счастью я почти сразу вышел на нужную дорогу".

Хайнц Ростовиц всеми правдами и неправдами добрался до аэродрома в Гумраке.

"Тут самолет разворачивается, некоторое время продолжает двигаться, и, наконец, останавливается в десяти метрах перед нами. Все хватают свои мешки, толпятся, кричат. Словом полная суматоха. В самолет пускают по одному. Зашел, зашел, зашел... Потом закрывается люк, заводится мотор и самолет поднимается в воздух. Слава Богу! Мы спасены".

Кто не ранен - у того нет шансов улететь. Тысячи видят для себя только один выход...

GUNTER SCHRODER, 100. JAGER-DIVISION: "Держись меня", - сказал я ему. "Как-нибудь попробуем пробиться". "Нет" - , покачал он головой, и добавил, "Спасибо за все, что ты для меня сделал и больше не теряй на меня времени. Ты все равно меня не отговоришь". Я знал, что у него с собой пистолет и сразу все понял. На прощанье он пожал мне руки, но больше не сказал ни слова. Вот так все это было".

В некоторых немецких частях дело доходит до каннибализма. Нужда торжествует над человечностью.

GERHARD DENGLER, 3. INFANTETIE-DIVISION: "Я видел собственными глазами, как наши солдаты забивали еще очень молодого, здорового мерина. Что они будут делать, подумал я, когда съедят всех животных? Ведь многие настолько оголодали, что повредились рассудком. Почти что сошли с ума".

Красная Армия все теснее сжимает кольцо. Давно уже нет настоящих сражений. Идет массовая казнь. Смерть становится безымянной. Родина больше не присылает соболезнования. Могилы отсутствуют.

DORIS SICKER, TOCHTER VON GERHARD KOLLAK: "Ужаснее всего, что мы даже не знаем где он похоронен. Так, хотя бы могли посещать его могилу, а теперь даже не знаем есть ли она вообще".

У Герхарда Коллака нет могилы. Как и многих других. Но его вдова всегда будет помнить о нем.

DORIS SICKER: "Они так любили друг друга. Были так привязаны к друг другу. Истинная любовь сильнее смерти".

01:25:24

8 января 1943 года. Советские парламентеры требуют от Паулюса капитуляции. Но у генерала есть приказ от Гитлера - держаться до последнего патрона. Обоснование? 6-ая армия своим присутствием связывает руки красным и тем самым снижает напряжение в остальной части Восточного фронта. Парламентеры удивлены.

Михаил Пасильский, советский кинооператор: "Поднялся трубач-горнист, начал трубить в свою трубу, чтобы немцы прекратили огонь. Солдаты уже начали вылезать из окопов и двигаться в сторону противника, но тут, с другой стороны, внезапно, раздался выстрел. Не прямо в них, а в воздух над их головами. Тогда мы поняли, что следующий выстрел будет на поражение. И им пришлось повернуть назад. Стало ясно, что немцы не собираются принять наших парламентеров".

01:26:33

6-ая армия продолжает подчиняться приказам, не смотря на то, что они обрекают ее на гибель.

HORST ROCHOLL, ARZT IN STALINGRAD: "Зачем было нужно 8 января отклонять жуковское предложение о капитуляции и встречать парламентеров ружейным огнем? Кому и зачем это было нужно? Возможно в противном случае мы бы вывели из Сталинграда не шесть тысяч солдат, а минимум в десять или даже в двадцать раз больше".

7 января 1943 года один немецкий солдат пишет домой: "Дорогая мама, не бойся. Котел большой, в нем как минимум двести тысяч человек. И все уже потихоньку налаживается, все приходит в порядок. Милая мама, я сделаю все чтобы вернуться домой живым и здоровым. Только тогда я буду счастлив на этой земле".

STALINGRAD
DER KESSEL


BUCH UND REGIE
CHRISTIAN DEICK
SEBASTIAN DEHNHARDT


KONZERT UNDE LEITUNG
GUIDO KNOPP

GESTALTUNG
SEBASTIAN DEHNARDT

WISSENSCHAFTLICHE BERATUNG
DR.GERD R.UEBERSCHAR

FACHBERATUNG
MANFRED OLDENBURG

REHERCHE
INNA LEVANDOVITCH
JULIA MELCHIOR
MICHAELA FRINGS

KAMERA
PEER HORSTMANN
WOLFGANG WUNDERLICH
STEFAN SCHINDLER
JURIJ BRODSKI

SCHNITT
WOLFGANG DAUT
WALTER FREUND

MUSIK
ENJOTT SCHNEIDER

DESIGN
ROBERT EYSOLDT

SPRECHER
JOACHIM HOPPNER
PETRA RICK
OLAF BISON
HELMUT WINKELMANN

PRODUKTION
JDO JORDAN (ZDF)
CARSTEN CLAUS (ZDF)
GABRIEL KOULTCHITSKI

PRODUCER
SUSANNE FEIKES

PRODUZENT
LEOPOLD HOESCH

REDAKTION
ANNETTE VON DER HEYDE

ARCHIVE
BUNDESARCHIV-FILMARCHIV/TRANSIT
CHRONOS-MEDIA - LA CAMERA STYLO
CENTRAL ORDER - KALEIDOSCOPE, MOSKAU
ULLSTEINBILD - KALEIDOSCOPE
RUSSISCHES STAATSARCHIV KRASNOGORSK
ULLSTEINBIL - DEUTSCHES RUNDFUNKARCHIV

WIR DANKEN

JO GROBBEL - JOOP DAALMEIJER - SILKE SPAHR
LUTHERISCHES VERLAGSHAUS - STUDIO 777, MOSKAU
GUNTHER MUCHLER, DEUTSCHLANDFUNK
PANORAMAMUSSEUM WOLGOGRAD
SWETLANA ARGASZEWA - STADT WORKUTA
HANS WIJERS - ALEX EPIFANOW
BURCKHARDT KULTURPROJEKTE GMBH
AMA FILMPRODUKTION MOSKAU
DEUTSCHE DIENSTSTELLE (WAST)

EINE PRODUKTION VON

broadview.tv

IN ZUSAMMENARBEIT MIT DEM

ZDF

UND

TELEAC NOT YLE TVS DR TV
SBS- TV AUSTRALIA
GERMAN-UNITED DISTRIBUTORS

UNTERSTUTZT VOM
MEDIA PROGRAM DER EU

ZDF 2003

WWW.ZDF.DE

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments