fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Судьба русских, воевавших на стороне Германии

http://www.omolenko.com/istoria/vlasov.htm


Церковь Иоанна Богослова > Главная страница > История > Альманах "Солдат".

Русские добровольцы вермахта

Альманах «Солдат»

Выпускается Артемовским военно-историческим клубом «Ветеран» для членов клуба

Л3061575 от 03.04.98
Редактор: Киселев В. И.
© «Солдат», 2000

Точно не известно, когда и где была сформирована самая первая часть, укомплектованная советскими гражданами и сражавшаяся на стороне Германии. Формирование первых частей шло неофициально, поскольку Гитлер выступал категорически против участия советских граждан в боях на стороне Германии. Однако нехватка живой силы на Восточном фронте, а также энтузиазм сотен пленных советских офицеров и тысяч пленных красноармейцев, а также почти всего населения оккупированных территорий заставили немецкое командование пересмотреть свои принципы.

Восточные части уже давно действовали, когда Гитлер впервые узнал о их существовании. Однако ситуация на фронте стала уже достаточно тяжелой, и фюреру ничего не оставалось, как принять существующее положение. Создание восточных формирований шло при поддержке так называемого департамента Иностранных восточных армий (Fremde Heeres Ost) при немецком генштабе. Офицеры департамента понимали полезность антисоветской русской армии, способную заметно повлиять на исход войны. Эту идею поддержал департамент пропаганды «Wehrmacht Propaganda IV» (WprIV), ведший пропаганду по обе стороны Восточного фронта. В ведении 4-го департамента пропаганды было несколько лагерей, в которых выбранные военнопленные готовились для участия в «активной пропаганде» против Советского Союза.

Некоторые немецкие генералы также выступали за то, чтобы начать формировать добровольческие части, хотя их мнение долго в расчет не принималось. Осенью 1941 года фельдмаршал фон Бок послал в ставку фюрера детальный проект организации «Армии освобождения» численностью 200000 человек. В ноябре 1941 года проект вернулся с такими резолюциями: «на эту тему с фюрером разговаривать не принято» и «командиры групп армий не должны заниматься политикой».

Фельдмаршал Кейтель, наложивший эти резолюции, даже не показал проект Гитлеру.

Предшественником добровольческих частей стала военизированная добровольческая вспомогательная служба, созданная на Восточном фронте по инициативе штабов групп армий осенью 1941 года. Служба укомплектовывалась советскими военнопленными, дезертирами и добровольцами из числа местных жителей. Этих добровольцев немцы называли «Hilfwillige» или «Hiwi». «Хиви» служили в качестве охранников, шоферов, работников складов и мастерских и т.п. К весне 1942 года численность службы превысила 200 000 человек, а к концу года достигла 1 000 000 человек. Затем командование Восточного фронта, не ставя фюрера в известность, начало формировать так называемые «Osttruppen». Эти части носили немецкую военную униформу и использовались для охраны дорог и борьбы с партизанами. Изредка, их направляли на спокойные участки фронта.

Osttruppen редко по численности превышали размеры батальона. В середине 1942 года в тылу Группы Армий «Центр» действовало шесть таких батальонов.

Зимой 1941/42 года бывший советский капитан Каминский сформировал так называемую Русскую Освободительную Национальную Армию (РОНА). Гитлеровцы произвели Каминского в генерал-майоры. Старый большевик Каминский в плену стал нацистом. Такой же была и его «армия», которая фактически была дивизией.

Сперва РОНА сражалась с советскими партизанами, а позднее оказалась на фронте. Летом 1944 года, понеся тяжелые потери, РОНА сняли с фронта и отвели в Восточную Пруссию. Там РОНА передали в ведение Гиммлера и переформировали в бригаду СС. Бригада Каминского приобрела самую скверную репутацию. Особенно сильно бригада «прославилась» во время подавления Варшавского восстания в 1944 году. Лишь бригада СС «Dirlewanger», укомплектованная преступниками, набранными в немецких тюрьмах и концлагерях, могла соревноваться в жестокости с РОНА.

После подавления Варшавского восстания Каминский был расстрелян по приказу Гиммлера, а остатки его бригады включили в состав армии Власова. Примерно в то же время, что и РОНА, в Белоруссии сформировали «Дружину Гиль-Родионова», а под Смоленском началось формирование Российской Народно-Национальной Армии (РННА). Дружина входила в состав СС и была расформирована в 1943 году. РННА, известная также как бригада Боярского, действовала в составе вермахта, но была также расформирована в конце 1943 года.

Кроме того, были сформированы многочисленные добровольческие батальоны, роты и эскадроны. Высокий боевой дух добровольческих частей, ненависть к ним со стороны советов и выплачиваемое жалование дали быстрые результаты.

В середине 1942 года бывший майор Красной Армии Кононов сформировал из разрозненных отрядов казачий полк, который начал нести службу в немецком тылу, охраняя дороги от партизан. Летом 1942 года фронт на юге выдвинулся далеко на восток к Кавказу и Волге. Немецкая армия заняла казачьи территории. Во время Гражданской войны существовало шесть казачьих республик: Донская, Кубанская, Терская, Оренбургская, Уральская и Астраханская. Эти республики жесточайшим образом были уничтожены большевиками. Казаки встретили немцев как освободителей. Население целых станиц и городов выходило навстречу немцев с цветами и хлебом-солью.

Началось стихийное формирование казачьих отрядов. Казаки носили традиционную униформу, из тайников извлекалось оружие: шашки, пистолеты, кинжалы и винтовки. Из подполья вышел старый атаман Кулаков, которого считали погибшим еще в 1919 году. В сопровождении сотен казаков Кулаков на коне с триумфом въехал в Полтаву. Тысячи казаков, находившихся в лагерях военнопленных, добровольно шли служить против советской власти.

Калмыки, численность которых не превышала 80 тысяч человек, сформировали 16 кавалерийских эскадронов, вычищали степь от отставших отрядов Красной Армии.

Генерал Кёстринг, хорошо знавший Россию, в августе 1942 году был назначен правителем Кавказа. Генералу казалось, что он смотрит грандиозный исторический фильм. Месть казаков за годы террора НКВД была беспощадной. Формирование казачьих отрядов шло при участии Казачьего национального освободительного движения. Задачей Движения было воссоздать казачье государство. Летом 1943 года была сформирована 1-я казачья дивизия, которую возглавил генерал фон Паннвитц. Дивизия насчитывала шесть кавалерийских полков. Вскоре дивизию развернули в XV казачий кавалерийский корпус СС, насчитывавший около 50 000 человек. Кроме того, были сформированы две казачьи бригады, 12 казачьих полков и большое количество мелких частей.

Общая численность казачьих частей превышала 250 000 человек. Следует заметить, что иностранные части обычно получали статус частей СС для того, чтобы исключить влияние на них со стороны командования вермахта. Немцы использовали казаков для борьбы с партизанами, охраны тылов и иногда выдвигали их на передовую. Позднее казачьи части перебросили в Югославию и во Францию.

Казачье командование настаивало на том, что казаки должны сражаться только на территории Советского Союза, но все было напрасно.

Тем временем небольшие группы немецких офицеров и гражданских чиновников, несмотря на многочисленные трудности, начали формировать Русскую Освободительную Армию. В РОА шли служить тысячи русских добровольцев, желавших сражаться с советской властью. Надежды на успешное формирование РОА вновь выросли после того, как появился «русский де Голь» – генерал Андрей Андреевич Власов, бывший командующий советских 37-й и 12-й Армиями, а также бывший заместитель командующего Волховским фронтом (Согласно некоторым источникам, 6 марта 1942 года Власов получил пост командующего Северо-Западного фронта.).

Генерал Власов был сыном русского крестьянина из-под Нижнего Новгорода. Советская власть посчитала отца Власова кулаком, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Молодой Власов закончил школу и при поддержке своего брата сначала изучал богословие, а затем поступил в Агрономическое училище при нижегородском университете. В 1919 году его призвали в Красную Армию. Проведя несколько недель в армии, Власов получил направление на курсы красных командиров и спустя четыре месяца стал офицером. Вскоре он в должности командира взвода
уже воевал с белыми.

В ВКП(б) Власов вступил лишь в 1930 году. С этого момента его военная карьера быстро набирала обороты. В 1938 году он уже был генерал-майором и работал военным советником при правительстве Чан Кай-Ши. В декабре 1939 года он вернулся в Советский Союз и получил дивизию. После начала войны с Германией, Власов командовал сначала танковым корпусом, потом армией. Участвовал в обороне Киева и Москвы. В марте 1942 года стал заместителем командующего Волховским фронтом.

В июне 1942 года советские войска, действующие на Волхове, попали в окружение и, лишенные снабжения, к концу месяца прекратили организованное сопротивление. Генерал Власов попал в плен. 4-й департамент пропаганды немедленно заинтересовался Власовым. Генерала сразу перевели в специальный лагерь для важных пленников, где его уговорили подключиться к антисоветской кампании, затронув его личные чувства.

Вскоре стало ясно, что генерал Власов именно тот человек, который был нужен службе пропаганды. Благодаря своему обаянию, эффектной манере говорить, умению вселить в людей уверенность, а также своему высокому положению в Красной Армии Власов начал деятельность по созданию РОА, несмотря на строжайший запрет Гитлера.

В сентябре 1942 года, по-прежнему находясь в лагере для военнопленных, Власов составляет листовку, в которой призывает офицеров Красной Армии и русскую интеллигенцию сбросить советский режим, виновный во всех бедах России. Однако немцы, без ведома Власова, добавили к его словам пропаганду нацизма. Тысячи листовок с воззванием Власова были разбросаны немецкими самолетами. Покровители Власова возлагали большие надежды на успех пропагандистской кампании. Они надеялись, что успех операции заставит Гитлера дать согласие на формирование РОА.

Действительно, результаты оказались обнадеживающими. Ежедневно в ОКБ поступали тысячи донесений ото всех групп армий, о тысячах солдат, дезертировавших из Красной Армии и желавших присоединиться к генералу Власову для борьбы с советской властью. Однако результаты пропагандистской кампании оказали на Гитлера прямо противоположное ожидаемому влияние.


Фюрер был взбешен и строжайше запретил подавать ему любые материалы, касающиеся генерала Власова и русских частей.

Однако это не обескуражило немецких покровителей русского генерала. Они решились на весьма необычный ход. Без официального разрешения в декабре 1942 года был сформирован Русский Национальный Комитет, председателем которого стал Власов. Создание комитета было делом непростым, принимая во внимание сильное противодействие со стороны нерусских национальностей.

Местом работы комитета выбрали Смоленск, где был написан известный «Смоленский Манифест», который предполагалось передать по радио.

В 13 пунктах манифеста Власов обещал:

1) упразднить лагеря;
2) упразднить колхозы и вернуть землю крестьянам;
3) ввести коммерцию и ремесло;
4) прекратить террор;
5) дать всем личную свободу;
6) ввести свободу совести, выступления, печати и собраний;
7) дать свободу выбора работы;
8) гарантировать права всех национальностей;
9) выпустить всех политзаключенных;
10) перестроить все города, населенные пункты и заводы за счет государства;
11) гарантировать минимальное пособие инвалидам и их близким.

Более того, в манифесте утверждалось, что «Германия, возглавляемая Адольфом Гитлером, намерена ввести в Европе Новый Порядок без большевизма и капитализма».

Разумеется, эта строчка была вставлена в манифест немцами. Манифест заканчивался призывом ко всем солдатам и офицерам Красной Армии переходить на сторону немцев и присоединятся к Освободительной Армии. Таким образом ясно показывалось, что РОА полностью подчинена немецкому командованию.

Дальше началась путаница.

Ни в одном немецком документе нет даже упоминания о комитете и манифесте. Трансляция манифеста по радио была запрещена, размещать комитет в Смоленске не разрешили. Вся информация о комитете распространялась с помощью листовок, которые «по ошибке» разбрасывали не только за фронтом, но и над оккупированными территориями.

К январю 1943 года разбрасывание листовок дало настолько хороший результат, что командование Группы Армий «Центр» и «Север» пригласили генерала Власова.

Власов должен был совершить поездку, проводя агитацию среди военнопленных и местного населения. В марте 1943 года Власов, получивший право на свободное передвижение, посетил Смоленск, Могилев, Бобруйск, Борисов, Оршу и другие города. Везде он находил тысячи сторонников. Позднее Власов провел аналогичную поездку в секторе Группы Армий «Север».

В марте его статья появилась в газете. В статье Власов объяснял свои причины, по которым он вступил в борьбу с большевизмом.

В конце апреля разразился скандал.

Фельдмаршал Кейтель потребовал сообщить, кто разрешил деятельность Власова. Кроме того, Кейтель пообещал большие неприятности в том случае, если выясниться, что Власов проводил публичные выступления и провозглашался «будущим русским вождем». Спустя несколько дней Кейтель отдал новый приказ, в котором говорилось, что Власов не более чем военнопленный, его «бесстыдные» выступления разозлили фюрера, и что фюрер запретил произносить фамилию Власова в его присутствии.

Власова следовало немедленно отправить в лагерь для военнопленных под усиленный надзор. В случае, если Власов попытается снова начать политическую деятельность, его немедленно передать в гестапо.


Покровители Власова смогли добиться того, чтобы Власов остался в Берлине «под надзором». Тем временем распространение листовок продолжалось. Вскоре все командующие группами армий и многие командующие армиями отметили, что следует немедленно изменить отношение к добровольцам, желавшим бороться с советской властью.

В противном случае контроль за оккупированной территорией становился практически неосуществимой задачей.

Была предпринята попытка, довести эту точку зрения до фюрера через Розенберга. Однако Розенберг имел свои взгляды на Русский Национальный Комитет. Спустя несколько месяцев Розенберг согласился изменить свою позицию в ответ на согласие Власова отказаться от создания «единой и неделимой России» и дать нерусским народам право на самоопределение.

Прежде всего это означало отделение Украины и Кавказа.

Тем временем Гитлер продемонстрировал свою непреклонность, заявив 8 июня во время совещания, что создание Армии Освобождения – опасная глупость.

Гитлер не видел нужды в создании русской армии и ни за что не хотел давать согласие на ее формирование. Отношение к оккупированным территориям было определено раз и навсегда. К сожалению, в окружении Розенберга, да и в армейской среде было слишком много людей, разделявших взгляды фюрера.

Вместо того, чтобы формировать добровольческие отряды и использовать их на фронте, русских отправляли в Рейх в качестве рабочей силы. Власов мог вести пропаганду только на фронте, в тылу его деятельность была невозможна. Потери на фронте если и возмещались за счет восточных добровольцев, то в очень ограниченном объеме (Однако это правило не всегда соответствовало действительности. Известно, что к концу 1942 года в немецкой 134-й пехотной дивизии более половины личного состава были русскими.).

После этого совещания Кейтель написал Розенбергу довольно жесткое письмо, в котором сообщал о мнении фюрера по данному вопросу и просил впредь никогда не затрагивать подобной темы.

Таким образом, Гитлер превратил Русский Национальный Комитет и Освободительную Армию в простой пропагандистский центр, полностью контролируемый немцами и выпускающий агитационную литературу на русском языке.

Однако результаты агитации были таковы, что Комитет стал символом национальной борьбы с большевизмом. В 1943 году число добровольцев, служащих в восточных частях, достигло 800 000.

В сентябре 1943 года над восточными частями снова нависла угроза. В некоторых донесениях сообщалось, что Красная Армия смогла прорвать линию фронта главным образом из-за предательского поведения восточных частей.

Гитлер опять взбесился.

Он приказал немедленно расформировать все восточные добровольческие части, а 80 000 добровольцев немедленно перебросить во Францию для работы на рудниках и шахтах. О ходе расформирования добровольческих частей фюрер приказал докладывать ему каждые 48 часов.

Начальник генштаба также разделял точку зрения фюрера и не хотел даже слышать об отсрочке приказа. Однако, его все же удалось убедить в преувеличенности обвинений. Кроме того, сразу снять с фронта более 5 тысяч человек не представлялось возможным. Спустя три дня свою позицию изменил и фюрер.

Расформированию подлежали только части, действовавшие на прорванных участках фронта. По оценкам того времени, на Восточном фронте в составе восточных частей действовало порядка 427 000 бывших советских солдат, которых пришлось бы заменить немцами в случае расформирования всех восточных частей.

К этому числу еще следовало добавить порядка 100 000 Hiwi, а также бойцов литовских, латвийских и украинских формирований.

Спустя еще несколько дней Гитлер окончательно взял себя в руки и издал новый приказ: восточные части снять с Восточного фронта и отправить на другие фронта.

Таким образом, осенью 1943 года от 70 до 80% восточных добровольцев было снято с передовой и отправлено в Польшу, Францию, Италию, на Балканы и т.д.

Тем самым Гитлер выбил всякую почву из-под ног восточных добровольцев, лишив их основного стимула – возможности бороться против советской власти.

В конце апреля 1943 года началось формирование украинской дивизии.

На это немцы пошли из-за ухудшившегося положения на фронте и активизации партизан в юго-восточных районах Польши. Решение сформировать украинскую дивизию не вызвало большого воодушевления у местного населения, поскольку немцы уже успели настроить многих украинцев против себя.

Украинцы шли служить в дивизию главным образом из-за опасения в противном случае оказаться в числе отправленных в Рейх на работы или призванных во вспомогательные части (Согласно некоторым источникам, в состав дивизии были включены пять украинских полицейских полков).

Немцы, в свою очередь, тоже не очень доверяли украинцам.

Дивизия, получившая название 14-я гренадерская дивизия СС (Галицийская № 1), находилась в ведении Гиммлера и формально была полностью лишена национального характера. Однако украинцы смогли получить гарантии того, что их дивизия будет использоваться только на Восточном фронте.

В июне 1944 года дивизия вступила в бой, попала в окружение, понесла тяжелые потери. В дальнейшем пополнение дивизии шло уже не на добровольной основе, а по призыву.

(По данным R.J. Bender&Н.Р. Taylor общее число украинских добровольцев составило 80 000 человек. Из этого числа было отобрано 13 000 человек, имевших лучшую физическую форму.).

Осенью 1944 года немцы согласились присвоить дивизии название «1–й Украинской». В марте 1945 года эта дивизия вошла в состав сформированной Украинской Армии.

В конце 1943 года был сформирован небольшой украинский легион, который годом спустя распустили после того, как украинцы отказались воевать с поляками из АК. Командир легиона был расстрелян.

В Сербии был также сформирован Русский оборонительный корпус, в котором служили русские эмигранты, нашедшие убежище в Югославии. Численность корпуса не превышала 15 000 человек. Корпус заметно отличался от других восточных частей, где служили главным образом советские граждане. Формирование этого корпуса также было сопряжено с многочисленными трудностями, поскольку Гитлер не доверял и белоэмигрантам.

На фронт корпус не отправили; вместо этого эмигрантам пришлось заняться борьбой с партизанами.

Это сильно подорвало боевой дух части, поскольку люди шли служить с единственной целью – бороться с советской властью.

Русский Национальный Комитет и сам генерал Власов прилагали большие усилия для того, чтобы вызывать у немцев симпатии к антисоветскому движению (Первоначально русские контактировали с Fremde Heer Ost, возглавляемого Райнхардтом Геленом. Потом были установлены контакты с другими офицерами: Вилфредом Штрик-Штрикфельдтом, Свеном Штеенбергом и Эгоном Петерсеном. Еще позже Власов завязал отношения почти со всеми армейскими генералами на Восточном фронте, а также с руководством СС и НСДАП на востоке.).

Была предпринята попытка повлиять на Гитлера через венского гауляйтера Бальдура фон Шираха, который тоже поддерживал идею создания Освободительной Армии. Однако фюрер оставил рапорт Шираха без ответа.

Осенью 1943 года появился приказ, предписывающий снять русские части с Восточного фронта и перебросить их в Западную Европу. Немцы предложили генералу Власову подписать письмо к солдатам, в котором бы говорилось, что переброска на запад дело временное и вызванное необходимостью перегруппировки и реорганизации.

Власов отказался подписать это письмо. Тогда текст отпечатали и стали распространять среди солдат без ведома Власова.

Таким образом, к середине 1944 года ситуация в антисоветском движении была такой: формирование РОА еще не началось, никакой военной организации антисоветское движение не имело. Восточные части получили имена своих офицеров и были разбросаны по всей Европе.

Генерал Власов и Русский Национальный Комитет не имели никакого влияния на немецкие власти.

Однако солдаты РОА считали Власова своим командиром.

В июле 1944 года ситуация внезапно изменилась самым коренным образом.

Гиммлер, всегда выступавший против формирования РОА и лично против Власова, понял, что ситуация на фронтах становится угрожающей. Для спасения Рейха приходилось предпринимать отчаянные меры.

Гиммлер был вторым человеком в Рейхе после Гитлера. Он занимал должность командующего войск СС, начальника полиции, министра внутренних дел и командующего фольксштурма. Гитлер полностью доверял Гиммлеру. Поэтому фюрер дал Гиммлеру разрешение сотрудничать с Власовым по своему усмотрению.

Встреча Власова и Гиммлера должна была произойти 21 июля 1944 года. Однако накануне произошло покушение на Гитлера, поэтому встреча произошла лишь 16 сентября. В результате Гиммлер дал согласие на формирование нового комитета – Комитета Освобождения Народов России (КОНР). При КОНР началось формирование армии.

Командующим армией стал Власов.

В армию брали всех советских граждан, оказавшихся на оккупированных территориях, согласных сражаться против большевизма. Генерал Власов подтвердил слова Смоленского Манифеста о том, что «каждый народ получит национальную свободу, включая право на самоопределение. Однако получить эту свободу возможно лишь уничтожив Сталина и его клику.»

Гиммлер согласился с точкой зрения Власова и обещал помочь в формировании армии КОНР.

На первом этапе планировалось сформировать 5 дивизий из числа военнопленных и угнанных на запад рабочих. Общая численность контингента составляла 5 миллионов человек.

Большинство восточных добровольческих частей находились на западе, их переброска на восток шла постепенно. Таким образом, Гиммлер взял РОА под свое крыло, сразу исключив влияние на эту организацию со стороны вермахта и Розенберга. Созданию КОНР и РОА всячески противились многие немецкие влиятельные круги, поскольку эти организации, возглавляемые русским генералом Власовым, могли объединить представителей любых национальностей.

Среди противников РОА был Розенберг и многие другие высшие офицеры.

Однако самыми ярыми противниками Власова были командиры национальных легионов, которые не были заинтересованы в сохранении России, стремясь получить национальную независимость. В их глазах КОНР была прежде всего организацией русских, поэтому не вызывала доверия. Декларацию «равенства всех народов России, их права на национальное развитие, самоопределение и государственную независимость» националисты считали пустым обещанием, о котором в будущем Власов «забудет». Копившиеся столетиями противоречия оказались выплеснутыми на поверхность.

(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments