fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Category:

Неандерталец - 1921

(продолжение)

147

В эту длительную эпоху господства холодного климата бегемот и южный слон удалились в более теплые страны южной Европы, и остатков их вместе с поздне-ашельскими орудиями не было найдено. Более выносливые древний слон и носорог Мерка все еще продолжали обитать на севере, приспособившись, очевидно, к весьма значительному понижению температуры.

151

На то, что мозг был низкий, уплощенного неандертальского типа, указывает близкое сходство указателя высоты черепа (42,2) с тем же указателем у находок в Спи (44,3); однако крапинский человек представляет значительный шаг вперед по сравнению с питекантропом, у которого указатель высоты черепа достигает лишь 34,2.

Нижняя челюсть слабее, чем у гейдельбергского человека, но все же она груба и массивна; подбородок отступает назад, что является особенностью всех неандертальских рас.

Раздробленное состояние всех человеческих костей в этой пещере и многочисленные следы огня дали повод считать крапинских неандертальцев людоедами, а остатки костей животных, перемешанные с человеческими,- накопленными здесь во время их пиршеств. Возражая против этого мнения, Брейль указал на сто, что ни одна из человеческих костей не была расколота вдоль, что обычно практикуется при добывании костного мозга, но все они были разбиты поперек. Это единственный пример подобного рода действий, встреченный на протяжении всей палеолитической эпохи, и, основываясь на нем, мы затрудняемся считать первобытного человека людоедом до тех пор, пока не будет обнаружено подтверждений в находках других местностей.

171

Есть основание думать, что животных, на которых охотились, разрезали на части в том месте, где они были убиты, и уносили домой лишь лучшие куски. Череп раскалывали для добывания мозга, а длинные кости сохранялись, чтобы потом добыть из них костный мозг; благодаря этому в пещерах часто находят бедренные и плечевые кости, между тем как ребра и позвонки встречают очень редко.

172

Способы охоты неандертальцев все же не представляются нам вполне ясными. Ведь было решительное несоответствие между величиной и несовершенством их оружия, в одной стороны, силой и сопротивление животных, которых они преследовали - с другой. Не сохранилось ни одного из мощных орудий ашельской эпохи; дротики и наконечники копий не были еще настолько усовершенствованы, чтобы свободно могли пробивать толстую шкуру крупных млекопитающих арктической тундры, хорошо защищенную волосами и шерстью; охота на лошадей, зубров и северного оленя, очевидно, производилась без помощи лука и стрел и относится к более раннему периоду, чем изобретение стрел с зубцами и наконечников копий.

176

Здесь впервые стали известны размеры черепа и мозга, весьма примитивные признаки нижней челюсти и зубов, низкий рост и различные обезьяноподобные особенности костей конечностей первобытного человека; отмечены были выступающие надбровные дуги неандертальского типа, убегающий назад лоб, более низкий череп, чем у современных австралийцев, узкий, удлиненный (долихоцефальный) череп. Было найдено, что конечности неандертальцев обладают теми же пропорциями бедра и голени, какие наблюдаются у человекоподобных обезьян; кроме того была установлена важная особенность: этот неандертальский человек, низкорослый, массивно построенный, с тяжело нависшими надбровными дугами и грубыми чертами лица, был неспособен стоять совершенно прямо; строение коленного сустава было таково, что колени неандертальца постоянно были слегка согнуты. Другими словами, человек из Спи еще не вполне приобрел выпрямленное положение нижних конечностей.


179

Корни зубов, вместо того чтобы суживаться, заостряясь книзу, как у современных людей, имеют форму широкого, массивного столбика, поддерживающего коронку, приспособленную для сильных жевательных движений челюсти. Одной этой особенности достаточно, чтобы исключить неандертальцев из числа предков высших рас.

....

У современных людей часто наблюдается сильное выступание кости над глазницами, в обе стороны от надносовой площадки, но обычно внешняя треть краев этого выступания уже сходит на нет к наружным концам бровей. У неандертальцев, наоборот, эти надбровные дуги окружают весь верхний край глазницы и переходит на внешние края лба, образуя сплошной "надглазничный валик" (tori supraorbitaled); это выступание сверху и сбоку образует настоящую крышу над глазницами, которые выглядят на подобие двух глубоких пещер. Подобные сильно развитые надбровные дуги хотя и редко, но встречаются у современных людей; они наблюдались, например, у некоторых австралийцев.

180

Помещая рядом два черепа, - гибралтарский и австралийца, мы сразу замечаем огромную разницу в соотношениях частей лица и мозгового черепа этих двух типов, хотя австралийцы и представляют собой одну из .... существующих рас "разумного человека" (H. sapiens); на гибралтарском черепе мы видим очень широкое расстояние между глазницами и огромной величины носовое отверстие, что указывает на широкий и плоский нос;

Нижняя челюсть неандертальца менее мощна, чем у гейдельбергского человека. У последнего, как мы видели, челюсть отличается вообще массивностью, значительной величиной и отсутствием подбородка или скорее подбородком без малейшего намека на выступание; на толстой, закругленной внутренней стороне подбородка отсутствует характерная подбородочная кость (spina mentalis), вместо которой имеется двойное углубление, служащее местом прикрепления мускулов, соединяющих подбородок и язык с подъязычной костью; восходящая ветвь нижней челюсти, куда прикрепляются относящиеся к ней мускулы, необыкновенно широка (6,0 сант.) по сравнению с современными челюстями (3,7 сант.); наконец, особенно широки мыщелки для соединения челюсти с черепом.

181

Нижняя челюсть неандертальцев, подобно гейдельбергской, отличается значительной толщиной и массивность. В общем очертания их сходны; в немногих случаях имеется намек на слабое выступание подбородка, но как общее правило подбородок неандертальцев сильно отступает назад и отсутствием подбородочной кости на внутренней стороне напоминает гейдельбергскую челюсть.

.....

Однако неандертальцы уже могут быть причислены к людям, обладающим подбородком (Homines mentales), в то время как гейдельбергский человек, у которого подбородок совершенно отсутствовал, относится к людям, не обладающим еще этим признаком (Homines amentales).

183

Эти характерные очертания лба, надбровных дуг, значительные размеры лица и особенно высокие четырехугольной формы глазницы хорошо видны на профиле черепа из Ля Шапелль (рис.52), в противоположность высоко развитому культурному типу европейца, примером которого может служить череп известного американского палеонтолога, покойного Эдуарда Копа, завещавшего свой скелет сохранить для науки. На черепе из Ля Шапелль мы сразу замечаем уплощение черепной крыши, убегание лба назад и значительное выступание надбровных дуг, сходных с таковыми же у человекоподобных обезьян, удлинение лица, значительно выступание вперед всей лицевой части и особенно зубов, в то время как на черепе Копа зубной край с сидящими в нем резцами отступает назад. Это сравнение подчеркивает резкую противоположность между сильно выступающим вперед подбородком современного человека (H. sapiens) и значительно отступающим назад у неандертальцев. Различия выступают не меньше и тогда, когда мы будем рассматривать череп сверху: у неандертальского типа он представляется сильно удлиненным (крайне долихоцефальным). Сзади череп относительно широк, а спереди суживается в передней части лба, пока не встретит расширение выступающих надбровных дуг. Как видно из рис.1, наибольшая длина черепа неандертальца лежит на горизонтальной линии, известной под именем линии глябелля-инион, которая проводится спереди от надоносовой площадки (глябелли) между надбровынми дугами и сзади до средины наружного затылочного бугра (инион). Это будет наибольшая длина на черепах из Спи, Ля Шапелль и человекоподобных обезьян, но на черепе австралийца из северной части

184

материка (рис.1) наибольшая длина черепа сзади лежит в точке, расположенной значительно выше линии глябелля-инион. Если рассматривать черепа шимпанзе, неандертальца и австралийца в их среднем сечении, как весьма удачно предложил это Швальбе в 1901 г., ясно выступает промежуточное положение неандертальского черепа между человекоподобными обезьянами и современным человеком (Н. sapiens). На рис.1 представлен продольный разрез черепа, на котором видна большая мозговая полость, расположенная над линией глябелля-инион (г-и); по величине вертикальной линии или высоте черепа можно судить об его емкости и величине нижней части (ниже линии г-и). Эта очень важная вертикальная линия внизу упирается в отверстие, через которое спинной мозг соединяется с головным.

По многим признакам череп неандертальца стоит ближе к человекоподобным обезьянам, чем к "разумному человеку". Это мнение, высказанное Швальбе еще в 1901 г., было вполне подтверждено Булем в его прекрасной работе о хорошо сохранившемся черепе из Ля Шапелль. Псоле подробного изучения черепа этот исследователь приходит к такому выводу: что касается единства, замечает Буль, в форме головы неандертальцев, то удлиненность черепа не является свойственной лишь находке в Ля Шапелль; таковая была обнаружена и на черепах из Неандерталя, Гиблартара, Спи, Крапины, Ля Ферасси, что свидетельствует об однородности типа ископаемого человека, принадлежащего к неандертальской расе. Эти признаки указывают на сходство в строении между ископаемым человеком мустьерской эпохи и человекоподобными обезьянами. Следуют заметить, что многие из этих признаков могут быть найдены и на черепах современных представителей .... рас, но они встречаются очень редко, не все вместе, а в отдельности, и то как уклонения. Это может быть объяснено накоплением всех указанных признаков в каком либо одном черепе из целого ряда их. В этом случает образуется совершенно новое соединение, имеющее большое значение. Мы не можем ожидать, чтобы в черепе и в остальных частях скелета неандертальцев были найдены признаки, промежуточные между человекоподобными обезьянами и современным человеком. Длинное лицо неандертальца отчасти сходно с таковым же эскимосов, но представляет полную противоположности по сравнению с очень коротким лицом современных австралийцев и тасманийцев. Вдавленность корня носа, ниже глябелли, хорошо выражена у всех неандертальцев. Переносье у них меньше выражено, чему у современных рас, исключая мужчин австралийцев, однако носовые кости не уплощены, но отчасти даже сводообразны и изогнуты в виде клюва. Этот признак отсутствует у всех человекоподобных обезьян и в этом отношении неандертальцы, австралийцы и тасманийцы от них отличаются гораздо более, чем

185

от белых рас. Таким образом нос неандертальца далек от сходства с человекоподобными обезьянами; он отличается от них больше, чем от людей современного типа. Вслед за Гексли многие анатомы описывали черепа австралийцев и тасманийцев как более или менее неандертальские, а некоторые из автором зашли так далеко, что рассматривали эти расы, как вышивших неандертальцев. Действительно, некоторые черепа этих рас чрезвычайно плоски и выказывают убегающий назад лоб, иные имеют столь же сильно выступающие надбровные дуги, и как на неандертальских черепах; иногда очень заметно у них выступание затылочного бугра, а на некоторых нижних челюстях наблюдается отступающий назад подбородок. Таким образом, те или иные неандертальские признаки наблюдаются у современных .... рас, но они никогда не встречаются у данной расы все вместе, как постоянные признаки, неизменно связанные друг с другом, что характерно для всех известных нам черепов неандертальцев. Короче говоря, австралийский тип по форме головы не имеет ничего общего с неандертальским, за исключением небольшого числа некоторых характерных черт лба и носа. Отличительными признаками головы и лица неандертальца являются уплощенность черепа, убегающий назад лоб, сплюснутый сверху вниз затылок, выдающиеся надбровные дуги, отступающий или совсем отсутствующий подбородок, выступание вперед всей лицевой части, что придает особую форму верхней челюсти, и относительно малый размер лобных долей мозга. Буль приходит к заключению, что "все нынешние так называемые неандерталоиды представляют не что иное, как видоизменение отдельных особей "разумного человека" (H. sapiens), обладающих случайным соединением известных анатомических черт, нормально развивающихся у всех представителей "неандертальского человека" (H. neanderthalensis). Простейшим объяснением этих изменений в большинстве случаев является атавизм и реверсия. Мы не можем утверждать, что в группе, принадлежащей к виду "разумного человека", никогда не было примеси неандертальской крови. Однако, кажется вполне достоверным то обстоятельство, что подобная примесь могла быть только случайной, так как среди современных типов людей нет таких, которых можно было бы рассматривать как видоизмененных прямых потомков неандертальской расы". Это мнение было подтверждено позднейшими весьма обстоятельными исследованиями Берри и Робертсона. Они пришли к выводу, что ни австралийцы, ни тасманийцы не имеют прямого родства с "неандертальским человеком"; поверхностное сходство в признаках черепа объясняется исключительно влиянием отдаленных предков. Австралийцы и тасманийцы являются потомками не неандертальской ветви, а поздне-плиоценовой или ранне-плейстоценовой. Следуя Серджи, можно назвать эту ветвь "разумным


186

человеком тасманийским" (H. sapiens tasmanianus), почти неизменными потомками которого были вымершие ныне первобытные тасманийцы. В отношении "низших" признаков черепа, как видно на рис.54, спи-неандертальская группа стоит очень близко к австралийцам и тасманийцам. Принимая во внимание двенадцать различных признаков, взятых для сравнения, гиблартарский череп стоит между типом неандертальца и питекантропа.

Интересно заметить, что тасманийцы [1] в момент ознакомления с ними европейцев находились на стадии кремневой культуры, весьма сходной с той, которая была распространена среди неандертальцев в мустьерскую эпоху. Кремневые орудия тасманийцев изготовлялись с искусственно полученных отщепков; среди них встречались немногие образы с изящно обделанными краями и правильной формы. Большая часть орудий отличалась малоискусной обделкой и неправильными очертаниями; самые грубые из них вполне можно сравнить с до-ориньякскими формами, т.е. с орудиями мустьерской и более ранних эпох, но никоим образом нельзя отнести их к эолитам.

Рис.54. Диаграмма, позволяющая сравнивать между собой ископаемые и современные расы По Бюхнеру. Эта диаграмма основана на изучении двенадцати различных признаков черепа у одиннадцати рас. Внизу - человекоподобная обезьяна (9), выше - питекантроп (8). Значительный промежуток разделяет черепа неандерталоидный из Гибралтара (7). и спи-неандертальские (6). Последние находятся недалеко от современных австралийцев (5) и вымерших недавно тасманийцев (4). Над этими .... расами расположены верхне-палеолитические расы из Галли Хилл, Брюкса, Брюнна и Пржедмоста (3). Выше остальных находятся современные европейские расы (2) и рядом с ними занимает высокое положение верхне-палеолитическая кроманьонская раса (1).

О значительных размерах мозга неандертальского человека можно было судить уже

[1] Последние представители этой наиболее примитивной расы вымерли на о. Тасмании в 1877 г.

187

по тем вычислениям, которые были произведены на неандертальской черепной крышке. Дарвин принужден был допустить, что знаменитый неандертальский череп отличался хорошим развитием и обладал значительной вместимостью, а Брока предложил остроумное объяснение тому факту, что средняя вместимость черепа древних пещерных обитателей была больше, чем у многих современных французов. Средняя емкость черепа культурных народов, говорит этот исследователь, должна быть меньше вследствие сохранения среди цивилизованных наций значительного числа умственно и физически слабых особей, которые у малокультурных рас скоро выбыли бы из жизненного строя. У них население состоит лишь из наиболее выносливых особей, которые были способны выжить при крайне суровых условиях существования. Черепа из Ля Шапелль и Спи дали возможность разрешить этот весьма интересный вопрос, и результаты их исследований вполне подтвердили прежние вычисления Шафгаузена и Брока, указавших на значительную черепную емкость неандертальцев. Переходя от более емких к черепам меньшего объема, мы получим следующие цифры:

Череп из Спи II (Фрепон) .......................... 1723 куб. сант.
" " Ля Шапель (Буль, Верно и Риве) ........... 1626 " "
" " Спи I (Фрепон) ........................... 1562 " "
" " Неандерталь .............................. 1408 " "
" " Ля Кина, женский (Буль) ... приблизит. ... 1367 " "
" " Гибралтар, женский (Буль) ................ 1296

Величина мозга современных человеческих рас (Homo sapiens) колеблется от 950 до 2020 куб. сант. Таким образом, в отношении емкости, мозг неандертальцев несомненно человеческий, но пропорции его отдельных частей не выказывают признаков, характерных для высшей организации мозга современного человека. Мозг неандертальцев является человеческим и в другом важном отношении: его левое полушарие отличается значительной величиной, что указывает на развитие способности пользования правой рукой. Относительно малой величиной лобной доли, простотой рисунка извилин, а также положением и направлением больших борозд, известных под именем Сильвиевой и Роландовой, мозг неандертальцев в значительной степени напоминает мозг человекоподобных обезьян. По исследованиям Буля и Антони, в мозге неандертальцев имеются многие примитивные признаки. Передняя часть лобной доли, ведающая высшими способностями, не вполне у них развита и имеет признаки, свойственные мозгу человекоподобных обезьян. В частности, осевая сторона лобной доли, ведающая способностью речи, в нижней своей части не достаточно развита у неандертальцев, из чего можно заключить об ограниченном развитии у них этой способности.

188

Расположенная сбоку Силвиева борозда относительно велика и раскрыта, что в связи с другими признаками напоминает мозг человекоподобных обезьян. Мозг черепа из Ля Кина, который принадлежит, вероятно, женщине, также выказывает многие примитивные черты. Абсолютная величина емкости мозга для оценки умственного развития имеет меньшее значение, чем относительное развитие тех частей мозга, в которых сосредоточены высшие умственные процессы.

Рис. 55. Мозги представителей нижне- и верхне-палеолитических рас (вид сбоку и сверху). Мозг пильдаунского человека (слева), по реставрации Мак Грегора; мозг неандертальца (в середине), по слепку с крышки типичного черепа, найденного в Неандертале; мозг комб-капелльского человека (справа), принадлежащего к ориньякской эпохе (начало верхнего палеолита); последний, не смотря на его необыкновенную узость, обладает относительно широкой лобной долей мозга. 1/4 натур. велич. По Клаачу.

189

Голова неандертальцев отличалась значительными размерами по сравнению с их коротким, приземистым телом, рост которого, как мы видели, редко превосходил 165 сант. у мужчин и 148 сант. у женщин. Пропорции тела и конечностей неандертальцев проливают неожиданный свет на историю их предков и на несовершенство их, как расы, находившейся в зависимости от условий охоты. В отношении к длине бедра голень неандертальцев гораздо короче, чему у любой из современных человеческих рас; она составляет только 76,6% длины бедра, в то время как у современных рас, обладающих наиболее короткой голенью, подобно эскимосам и большей части народов желтой расы, голень никогда не составляет менее 80% длины бедренной кости. В этом отношении неандерталец не сходен с человекоподобными обезьянами, так как имеет относительно более короткую голень, которая составляет у гориллы 80,6% бедра, у шимпанзе - 82%, у оранга и гиббонов - выше 83%; таким образом, все человекоподобные обезьяны и .... человеческие расы имеют относительно более длинную голень, чем неандертальская раса. Это укорочение голени по сравнению с длиной бедра служит доказательством того, что неандертальцы были весьма неуклюжи и неповоротливы на ногах, так как эти отношения характерны для всех медленно двигающихся животных, в то время как длинная голень и короткое бедро указывают на расу с прирожденной быстротой ног.

Подобно этому, неандертальский человек имел очень короткое предплечье, составляющее всего 73,8% плеча, приближаясь в этом отношении к пропорциями рук эскимосов, лопарей и бушменов. Этим признаком неандерталец снова отличается от человекоподобных обезьян, среди которых горилла обладает наиболее коротким предплечьем, составляющим, однако, 80% длины плеча.

Имеются и другие признаки, указывающие как бы на то, что в отдаленнейшее геологическое время предки неандертальцев обитали скорее на земле, чем на деревьях; их руки значительно короче ног, между тем как у обитателей деревьев наблюдаются обратные отношения.


190

Итак, характеризуя телесные особенности неандертальцев, мы должны отметить у них короткие руки по сравнению с ногами (средний указатель или процентное отношение = 68), короткое предплечье по сравнению с плечом (средний указатель 73,8), короткую голень по сравнению с бедром (средний указатель 76,6), крайне низкий рост и непропорционально большую голову.

Строение плечевого пояса и грудной клетки неандертальцев представляет высокий интерес. Все ребра замечательно крепки и отличаются значительной величиной. В то время как у современных людей в поперечном разрезе они имеют плоскую форму, у неандертальцев этот разрез имеет явственно треугольные очертания. Все указывают на очень мускулистое и крепкое туловище, которому соответствовала огромная голова и сильные конечности. В связи с этим, ключицы отличаются значительной длиной, составляющей более 54% длины плечевой кости, т.е. гораздо больше, чем средняя величина этого отношения у современных рас; это указывает на очень широкие плечи неандертальцев. Лопатка также весьма сильно отличается по типу от таковой у .... человеческих рас и даже у высших приматов: она чрезвычайно короткая и широкая. Как отмечено выше, рука неандертальцев относительно короткая, и этим отличается от человекоподобных обезьян, но вместе с тем верхние конечности неандертальцев представляют смешение признаков человека и обезьяны. Плечевая кость этой вымершей расы имеет настоящий человеческий тип; торсионный угол, выражающий скручивание плечевой кости вокруг оси, достигает у неандертальцев 148 градусов, в то время как у человекоподобных обезьян он никогда не превышает 141 градус. Из костей предплечья наибольшее значение имеет лучевая кость, связанная с вращательными движениями руки; у неандертальцев строение головки этой кости более сходно с таковым у человекоподобных обезьян, чем у современных людей. Строение другой кости предплечья, локтевой, также весьма примитивно у неандертальцев и выказывает некоторые обезьяньи признаки.

Строение кисти руки приобретает особый интерес в связи с вопросом о способности неандертальцев выделывать орудия. Кисть руки этой расы удивительно широкая и сильная, и по величине ее можно сравнить с рукой современного человека очень высокого роста. В отношении способности большого пальца при помощи особой мускулатуры противополагаться всем остальным, что составляет отличительный признак человека, неандерталец стоит на более низкой ступени развития, чем современные расы; его пястный сустав большого пальца имеет выпуклую форму и представляет настоящий выпуклый мыщелок, между тем как у современных человеческих рас пястная кость большого пальца соединена с запястьем седловидным суставом, поверхности которого изогнуты по двум направлениям, перпендикулярным друг к другу, при чем в одном направлении имеется вогнутая поверхность, в другом - выпуклая. Таким образом, "неандертальский человек" еще не достиг тех наиболее совершенных движений большого пальца, которыми обладает "разумный человек" (Homo sapiens). Два сустава пальцев, сохранившиеся у скелета из Шапелль-о-Сен, указывают на то, что пальцы были относительно короткие и сильные.

Строение тазового пояса неандертальца совершенно человеческое, однако и здесь имеются некоторые отличительные и весьма примитивные черты.

Подобно и этому и бедренные кости также имеют некоторые примитивные признаки, редко встречающиеся у современных человеческих рас, как, например, третий трохантер и сильный изгиб кости вперед.

192

Строение коленного сустава имеет особенность, указывающую на то, что голень всегда находилась в согнутом положении. Две другие особенности голени состоят в ее крайнем укорочении по сравнению с бедром и в отсутствии уплощения кости или так называемой плятикнемии. В этом месте, где голень соединяется с таранной костью, у неандертальцев имеются две фасетки, сохраняющиеся ныне только у тех человеческих рас, которые имеют обыкновение сидеть на корточках или со скрещенными ногами, и неизвестные у рас, практикующих обычный способ сиденья. Эти фасетки указывают на то, что обычной позой неандертальцев, занятых своими ремеслами, было сиденье на корточках.

В связи с сильными конечностями, обладающими указанными выше особенностями, находятся весьма короткий и плотный позвоночный столб, каждый из позвонков которого отличается своей укороченностью. Особенно устройство шейного отдела позвоночника совершено отличается от такового же у современных человеческих рас. Получается впечатление, что вогнутый изгиб спины неандертальца, поднимаясь прямо вверх, продолжается в подобный зе изгиб шеи, как это наблюдается к человекоподобных обезьян и особенно у шимпанзе. Шейные позвонки, особенно пятый, шестой, седьмой и первый грудной, гораздо более сходны с таковыми же у шимпанзе, чем у современных европейцев; их остистые отростки направлены назад, вместо того чтобы отклонятся книзу. Это является причиной сутуловатости, свойственной неандертальскому человеку и мешающей ему держать голову в совершенно выпрямленном положении.

В то время как у современных человеческих рас прямое положение туловища обусловлено четырьмя изящными изгибами позвоночника, двумя направленными вперед и двумя - назад, у неандертальцев, как и у новорожденных .... человеческих рас, наблюдаются только три изгиба: два вогнутых - спинной и шейный, описанные выше, и крестцовый. В нижней части позвоночника неандертальца имеется также поясничный изгиб, который, однако менее выражен, чем у современного человека. Заканчивая обзор отличительных признаков позвоночника неандертальцев, нужно указать на то, что некоторые из них весьма примитивны, как, например, строение шейных позвонков и сильное развитие остистых отростков, отсутствие ясно выраженного поясничного изгиба и весьма умеренный изгиб крестцовой кости.

Общий вид неандертальского человека можно характеризовать следующим образом. Он отличается головой больших размеров, посаженной на коротком и объемистом туловище с очень короткими, грубыми и сильными конечностями. Его плечи были широки и сутуловаты, с головой и шеей, обычно согнутыми вперед, в том же направлении, что и изгиб спины. Руки были относительно короче ног, а голень по сравнению с бедром короче, чем у современных человеческих рас. Ноги обычно были согнуты в коленях, не имея возможности вполне выпрямить сустав и стоять совершенно прямо. Кисть руки отличалась значительной шириной и отсутствием тех тонких движение большого и других пальцев, которые столь характерны для современных рас. Сиденье на корточках было свойственно неандертальцам во время обделки орудий и других работ. Таким образом, обычная характерная для неандертальского человека осанка должна была казаться совершенно иной, чем у нас, и более неуклюжей. Массивная голова, огромное развитие лица и сдвинутое назад затылочное отверстие, через которое спинной мозг соединяется с головным, как бы стремятся наклонить вперед верхнюю часть тела и вместе с меньшим изгибом шеи, массивностью плеч и уплощенной формой лба придают всей фигуре неандертальца вид, более или менее напоминающий человекоподобных обезьян.

204
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Начало верхнего палеолита. - Раса Гримальди. - Приход кроманьонской расы и начало ориньякской культуры. Географические и климатические условия.- Млекопитающие. Отличительные признаки и обычаи кроманьонцев. Географическое распределение ориньякской культуры. - Зарождение искусства. – Происхождение и географическое распределение солютрейской культуры. - Брюнская раса.- Индустрия и искусство солютрейской эпохи.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments