fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Неандерталец - 2010


(продолжение)

161

Я совсем не исключаю, что в чем-то мозг неандертальцев все-таки уступал - и, возможно, существенно - мозгу людей современного анатомического типа. Однако,

162

установить, в чем конкретно они заключались, и како был их масштаб, пока не получается. Наоборот, все, что нам сейчас известно о размерах, форме и рельефе эндокранов неандертальцев и гомо сапиенс, свидетельствует, скорее, о том, что оба вида были очень близки по своим интеллектуальным способностям.


Но может быть, свидетельством умственной отсталости неандертальцев является тот факт, что их культурные достижения ... были намного скромней достижений гомо сапиенс? В самом деле, гарпунов и иголок из кости и рога они не вырезали, горшков из глины не лепили и даже голых женщин на стенах своих пещер не рисовали. Это ли не показатель слабоумия?!

Нет, не показатель. Во-первых, потому, что и люди современного анатомического типа, те, что жили одновременно с неандертальцами, тоже очень долгое время - примерно сто пятьдесят тысяч лет - ничего этого не делала. А во-вторых, потому, что многие общества гомо сапиенс не делали этого и еще десятки тысяч лет после исчезновения неандертальцев. В Восточной Азии, например, средний палеолит закончился только 20-25 тыс. лет назад, а в Австралии и того позже. Да и вообще, если судить об уровне культурного развития только по тем материалам, которые могут долго сохраняться в ископаемом состоянии и затем попасть в руки археологов, то вполне можно прийти к выводу, что даже некоторые группы первобытных охотников-собирателей недавнего прошлого (до первой половины 20-го века включительно) абсолютно ни в чем не превосходили неандертальцев!

"Отсутствие в среднем палеолите археологических свидетельств некоторых видов поведения, типичных для верхнего палеолита, - пишет по этому поводу американский антрополог Дж.О'Коннел, - совсем не обязательно означает отсутствие соответствующих способностей. Лучшим подтверждение этому служат материалы плейстоценовых памятников Австралии и Новой Гвинеи. В этом регионе не было иного населения, кроме людей современного анатомического типа. Тем не менее чуть ли не до самого голоцена, и уж во всяком случае до последнего ледникового максимума, местные индустрии

163

остаются в основных своих чертах, скорее, среднепалеолитическими. Комплексы более чем 75 австралийских памятников, датируемых временем древнее 20 тыс. лет назад, являют весьма ограниченный технический репертуар, почти не дают свидетельства существования обработки кости и крайне бедны находками, которые бы можно было охарактеризовать как произведения искусства, украшения, или выражения "стиля". Это говорит о том, что различия между культурами среднего и верхнего палеолита правильнее было бы рассматривать не как следствие разных способностей их создателей, а как результат приспособления к разным экологическим условиям".

164


Еще совсем недавно, каких-нибудь триста-четыреста лет назад, письменности не имела добрая половина тогдашних сообщества гомо сапиенс (население всей Австралии, почти всей Африки, значительной части обеих Америк, немалой части Азии и даже некоторых уголков Европы!).

Одного примера с письменностью достаточно, чтобы усомниться в правоте тех, кто полагает, будто "отсутствие [на неандертальских стоянках] предметов символического назначения, скорее всего, означает отсутствие символического мышления".

Да, действительно, материальные свидетельства символического поведения неандертальцев крайне скудны и часто невыразительно, и все же отсутствие скульптурных и гравированных изображений в культурных слоях их памятников, или рисунков на стенах их пещер не означает ни отсутствия у них символизма, ни тем более отсутствия способностей, необходимых для создания и адекватного восприятия символов.

Во-первых, как я уже не раз здесь повторял, способностями можно обладать, но при этом не пользоваться.

166

В-третьих, нельзя исключить, что наиболее древние вещи символического назначения просто по тем или иным причинам не сохранились.

Вопросы языкознания


Еще недавно большинство ученых оценивало эти способности весьма скептически. Раздавались даже предложения извлечь из анналов видовое имя alalus, придуманное когда-то Геккелем для питекантропа, и объединить всех предшественников Homo sapiens от эректусов до неандертальцев в вид Homo alalus.

167

Результаты проведенного недавно изучения полутора сотен черепов обезьян и гоминид, представлявших 29 разных видов включая неандертальцев и гомо сапиенс, помогают ответить на этот вопрос. Целью исследования было проверить гипотезу, согласно которой степень изгиба базикраниума у приматов в значительной мере зависит от размеров мозга и лица и от соотношения этих размеров. Проведенные измерения и вычисления подтвердили исходное предположение. Оказалось, что чем больше мозг, тем, при прочих равных условиях, больше изгиб основания, но если росту мозга сопутствует увеличение размеров лица, то это ведет к некоторому уменьшению изгиба. Такой характер взаимодействия трех названных величин хорошо объясняет, почему при примерно равном объеме мозговой полости изгиб базикраниума у неандертальцев меньше, чем у современных людей. Ведь лицо у них, как
мы помним из главы 2, было намного больше, чем у нас.

170

Важнейшую роль в артикуляции звуков играет ротовая полость. Насколько можно судить по измерениям, проводившимся на ископаемых черепах, здесь также нет сколько-нибудь заметных различий между неандертальцами и людьми современного физического типа. И у тех, и у других ротовая полость устроена примерно одинаково и дает, в общем, одинаковые возможности для произнесения различных звуков.

173

Таким образом, получается, что те анатомические органы неандертальцев, которые связаны в артикуляцией и восприятием звуков и о строении которых у нас есть более или менее достоверная информация, практически ничем не отличались от аналогичных органов гомо сапиенс.

174

Из всего этого можно сделать только один вывод: потенциально неандерталец был способен к языку вообще и членораздельной речи в частности в той же или почти в той же мере, что и гомо сапиенс. Пользовался ли он этой способностью - другой вопрос, на который нет, и, возможно, никогда не будет точного ответа.

Строго говоря, даже живопись и скульптура верхнего палеолита, сколь бы они нас ни впечатляли своей выразительностью, сами по себе все же не доказывают, что их творцы разговаривали друг с другом или вообще пользовались каким бы то ни было языком. Напротив,

175


натурализм, которым славится палеолитическая живопись, при желании можно даже интерпретировать как свидетельство интеллектуальной и языковой ограниченности ее создателей. Именно такую гипотезу выдвинул несколько лет назад американский психолог Н.Хамфри.

Хамфри привел весьма остроумную аргументацию в пользу того, что общепризнанные шедевры палеолитического искусства, такие, как росписи в пещерах Шовэ и Ляско, нельзя считать доказательствами наличия у их создателей развитого мышления и языка. Более того, предположил он, эти росписи могут свидетельствовать скорее об обратном, то есть об интеллектуальной неполноценности первых художников. Отправной точкой для рассуждений Хамфри послужил анализ опубликованных около четверти века назад рисунков английской девочки Нади, страдавшей аутизмом.

176


177
Строго говоря, только наличие письменности может служить прямым и неопровержимым доказательство существования в древности языка, а письменность появляется лишь 5,5 тыс.лет назад или около того.


... о духовной культуре неандертальцев пока нельзя сказать ничего определенного, кроме того, что она у них была. Об этом свидетельствуют находки на их стоянках предметов, не имеющих видимого утилитарного значения, не связанных непосредственно с жизнеобеспечением в биологическом смысле, а также - прежде всего - их погребения. Еще одним источником информации о неутилитарном поведении неандертальцев могут быть их костные остатки. Нередко они несут более или менее четкие следы работы каменными орудиями, что иногда истолковывается просто как следствие каннибализма (несколько подробней об этом говорится в следующей главе), а иногда рассматривается как указание на выполнение неких ритуалов, связанных со смертью.

179

Если учесть, что высшие обезьяны способны опознавать и различать даже двухмерные изображения людей и животных, то такую гипотезу нельзя считать совсем уже невероятной...

180

Крайне редко, но все же встречаются на неандертальских стоянках и настоящие - пусть и очень примитивные - изображения. Например, в мустрьерском слое пещеры Ля Рош Котар во Франции был найден круглый кусок кремня с двумя естественными углублениями в центре, соединенными естественным же тоннелеобразным отверстием. В это отверстие кем-то из среденепалеолитических обитателей пещеры была вставлена костяная щепка, так что получившаяся в итоге вещь стала похожа на человеческое лицо с глазами и носом (рис 8.1)


182

Вполне возможно, что в качестве древнейшего кладбища следует рассматривать уже не раз упоминавшуюся в этой книге пещеру Сима де лос Уэсос, где найдено огромное количество человеческих (пренеандертальских) останков: свыше 5000 разрозненных костей принадлежавших, как минимум, 28 индивидам. Вместе с ними обнаружены еще более многочисленные останки медведя Деннингера (предка пещерного медведя), а также редкие кости некоторых других хищников. Пещера, название которой переводится с испанского как "яма с костями", находится в глубине карстовой системы и состоит из небольшого подземного грота, к которому ведет вертикальный колодец глубиной 13 м.

183

Рис 8.2 Профиль пещеры Сима де лос Уэсос

185

Ямы эти обычно неглубоки (30-40 см или около того)
186

Для периода древнее 32 тыс. лет нет не только хотя бы мало-мальски комплектных скелетов или черепов, но и вообще целых костей, таксономическая идентификация которых не вызывала бы разногласий.

189


Нашлись, однако, как водится, и скептики. Они обратили внимание на множество несообразностей и противоречий в публикациях Бэхлера, а также на то обстоятельство, что самые важные факты, приводимые им и другими исследователями в пользу существования у неандертальцев "медвежьего культа", по сути, ничем не подтверждены и не могут быть проверены.

191

Многие исследователи с готовностью восприняли это как наглядное доказательство существования у неандертальцев, а также их современников и даже предшественников каннибальских ритуалов, составной частью которых была цереброфагия - поедания мозга умерших. Предполагалось, что затылочное отверстие расширяли намеренно, с целью получения доступа к содержимому мозговой полости.

193

Судя по площади палеолитических поселений вообще и неандертальских стоянок в частности, количество проживающих на них людей не превышало нескольких десятков. Эта оценка находится в полном соответствии с этнографическими данными. Группы охотников-собирателей редко насчитывают боле 50 человек, а чаще всего на их поселениях одновременно проживают 30-30 человек (табл.9.1). Впрочем, даже и такому числу жильцов при всей их неприхотливости было бы, пожалуй тесновато во многих из этих пещер, что служили неандертальцам домами

Таблица 9.1

Размер групп неоседлых охотников-собирателей

Название Регион Количество человек в группах

Бушмены Южная Африка 25
Хадза Восточная Африка 20-60
Мбути (пигмеи) Центральная Африка 40-75
Семанги Малайзия 20-30
Андаманцы Андаманские о-ва (Индийски океан) 30-50
Палийцы Южный Индостан 24
Тиви Северная Австралия 40-50
Нгададжара Центральная Австралия 20
Йолунгу Восточное побережье Австралии 30-45
Гуаяки Южная Америка 16
Тлинкиты Западное побережье Северной Америки 50
Квакиутли Западное побережье Севернокй Америки 50-60
Атапаски Северная Америка 20-75
Кри Северная Америка 25-50
Иглулингмиуты (эскимомы) Северная Америка 35
Медные инуиты (эскимосы) Северная Америка 15

198

Видимо, именно мрачные сцены из "Тотема и табу" убедили Герберта Уэллса в том, что "человек-нелюдь, когда его сыновья взрослели и начинали досаждать ему, убивал их или прогонял прочь. Если он их убивал, то, возможно, он их съедал. Если же им удавалось спастись, впоследствии они могли вернуться, чтобы убить его".

200

Встречаются на неандертальских костях и следы колотых ран.

205

И все же есть факты, которые трудно интерпретировать иначе. Наиболее убедительные доказательства того, что по крайней мере некоторые неандертальцы практиковали каннибализм, были получены в ходе раскопок пещеры Муля-Герси, расположенной в долине р.Роны на юго-востоке Франции. В одном из слоев этой пещеры обнаружено около 80 фрагментов черепов и костей посткраниального скелета, принадлежащих как минимум шести индивидам. Они залегали вперемешку со столь же сильно фрагментированными останками благородного оленя и ряда других млекопитающих, причем поверхность тех и других несла совершенно идентичные следы работы каменными орудиями. Эти следы свидетельствуют о том, что и людей, и животных расчленяли с целью употребления в пищу, с костей срезали мясо, а затем
дробили их для извлечения костного мозга.

207

Картина, аналогичная описанной для Муля-Герси, была зафиксирована и в пещере Эль Сидрон, где неандертальцы жили примерно 50 тыс. лет назад, а также в гораздо более древних отложениях пещеры Гран Долина в Атапуэрке на северо-востоке Испании, где обнаружены останки как минимум шести гоминид. Это были еще не неандертальцы, но, вполне возможно, их дальние предки.

208

Ни рубил, ни миккокских ножей, ни других двусторонне-обработанных изделий в этом наборе нет.

209


На юго-восточных окраинах ойкумены в середине позднего плейстоцена сохранялись еще реликтовые популяции гомо эректус. Судя по сериям дат, полученных разными методами для образцов с яванских местонахождений Нгандонг и Самбугмакан, поздние представители это вида обитали здесь всего лишь 50 тыс. лет назад, а возможно и несколько позже[15]

[15]Swisher C.C. III et al. 1996.

218

Кроме того, вполне вероятно, что современниками последних гомо эректус в Юго-Восточной Азии были еще какие-то неизвестные до сих пор формы гоминид, останки которых пока либо не найдены, либо не идентифицированы в качестве таковых. Продолжение исследований в этом регионе может принести немало неожиданностей, подтверждением чему служит недавнее открытие в пещере Лианг Буа на острове Флорес (Индонезия) останков карликового гоминида, жившего здесь в самом конце плейстоцена (примерно 20 тыс. лет назад) и принадлежавшего, по мнению ряда антропологов, к особому, ранее неизвестному виду, который было предложено именовать гомо флорезиенсис (Homo floresiensis).

219

При всем многообразии взглядов не проблему происхождения гомо сапиенс (рис.11.1) все предлагаемые варианты ее решения могут быть сведены к двум основным противостоящим теориям, о которых вкратце уже говорилось в главе 3.

220

Самой древней из известных сейчас антропологических находок, относимых к гомо сапиенс, является череп Омо 1, обнаруженный в 1967 г. неподалеку от северного побережья оз. Туркана (Эфиопия). Его возраст, судя по имеющимся абсолютным датировкам и ряду других данных, составляет от 190 дот 200 тыс. лет назад[1]. Неплохо сохранившиеся лобная и, особенно, затылочная кости этого черепа анатомически вполне современны, равно как и остатки костей лицевого скелета. Фиксируется достаточно развитый подбородочный выступ.

222


Во-вторых, их всех континентов только в Африке известно большое количество останков гоминид переходного характера, позволяющих хотя бы в общих чертах проследить процесс трансформации местных гомо эректус в людей современно анатомического типа.

223

В-третьих, данные генетики, по мнению большинства специалистов в этой области, также указывают на Африку как наиболее вероятный первоначальный центр формирования вида гомо сапиенс. Не случайно наибольшее генетическое разнообразие среди современных человеческих популяций наблюдается именно там,

а по мете удаления от Африки это разнообразие все более убывает.

Наконец, в-четвертых, скелет первых европейских гомо сапиенс характеризуется радом особенностей, которые типичны для обитателей тропиков и жарких субтропиков, но никак не высоких широт. Об этом уже говорилось в главе 4 (см. рис. 4.3-4.5). Такая картина хорошо согласуется с теорией африканского происхождения людей современного анатомического типа.

224

Правда, долгое время ранних современных людей Ближнего Востока, известных благодаря находкам их останков в израильских пещерах Схул и Кафзех (см. рис. 10.3 и 10.4), рассматривали не как гомо сапиенс, а как "прогрессивных неандертальцев", но в конце концов от такого определения пришлось отказаться.

225

Отсутствие костных останков "первопроходцев" на ближней к Африке половине этого пути не позволяет пока определить время начала "исхода", но, судя по тому, что "финиш" (Австралия) был достигнут 40-45 тыс. лет назад, "стартовать" они должны были не позже 60 тыс. лет назад.

Расширение ареала гомо сапиенс в северном направлении (точнее, вторая и успешная попытка такового) началась, видимо, где-то в интервале от 50 до 40 тысяч лет назад. Ближний Восток в это время был еще заселен неандертальцами. Скудность антропологических материалов и отсутствие надежных датировок не позволяют точно определить, когда один вид уступил здесь место другому, но, скорее всего, это произошло не ранее 40 тыс. лет назад. Вполне возможно, что, вопреки традиционной точке зрения, миграционная волна или поток генов, ставшие причиной очередной смены антропологического типа обитателей региона, пришили не с юга, из Африки, а с востока,

226

из Передней Азии, или даже с севера, из Европы (хотя последнее менее вероятно). Сама же Европа, видимо, заселялась гомо сапиенс через Малую Азию или юг Русской равнины. Многие генетики сейчас считают, что продвижение людей современного анатомического типа на север, за пределы тропиков и субтропиков, шло не непосредственно из Африки (через долину Нила, Ближний Восток и т.д.), а скорее откуда-то из района Персидского залива, будучи сравнительно поздним ответвлением от первоначальной волны исхода, направленной на восток.

Ареал неандертальцев по мере распространения гомо сапиенс все более и более сокращался. Довольно скоро он распался на ряд небольших изолированных областей.

227

Кроме того, большая серия довольно поздних дат - порядка 28-24 тыс. тел назад - получена недавно и для мустьерских слоев пещеры Горхэмс на Гибралтаре. Человеческих костей в этих слоях, правда, не встречено, но в Европе мустье всегда связано с неандертальцами, и нет никаких оснований думать, что Гибралтар был в этом отношении исключением.

228

Некоторые археологи, признавая факт существования неандертальских верхнепалеолитически культур, объясняют этот феномен благотворным влиянием контактов с людьми современного физического типа, у которых неандертальцы якобы заимствовали новые, более совершенные формы каменных и костяных орудий, а также обычай украшать свое тело вырезанными из кости, рога и бивня изделиями. Эта гипотеза, однако, совершенно безосновательна.

230

Итак, как мы уже знаем, генетические и палеоантрпологические данные говорят о том, что широкое распространение людей современного анатомического типа за пределы Африки началось около 60-65 тыс. лет назад. Сначала ими были колонизированы южные районы Азии и Австралия, а в период примерно от 40 до 30 тыс. лет назад они заселили почти всю Европу и начали освоение Северной Азии. Имело ли при этом место смешение автохтонного и пришлого населения - до конца не ясно

232

Герберт Уэллс, например, как мы уже не раз могли убедиться, неандертальцам явно не благоволил.
....
Это все из уже цитировавшегося выше рассказа "Люди-нелюди".

Абсолютно в тех же тонах изобразил в одной из своих книг отношения неандертальцев с гомо сапиенс и московский журналист А.Никонов. Правда, он, в отличие от Уэлса, признал за людей и тех и других, но в остальном пошел за английским фантастом: "Война между разумными видами людей – неандертальцами и кроманьонцами шла несколько тысячелетий и закончилась нашей полной и безоговорочной победой. Пленных тогда не брали .... и война переросла в тотальный геноцид. "Наши" на щадили ни женщин, ни детей, уничтожению подлежали все встреченные ненавидимые "чурки". А то, что кроманьонцы ненавидели неандертальцев (и наоборот) сомнения не вызывает".

233

А вот Джин Ауэл, писавшая свой "Клан пещерного медведя" много позже, чем творил Уэллс...

У одного из них, неандертальца по отцу и сапиенса по матери, "были выступающие надбровные дуги, но высокий выпуклый лоб разительно отличал его от соплеменников. Затылок его тоже словно был срезан и скруглен самым странным образом, нос казался необычно маленьким. Челюсти развиты хуже, чем у младенцев, рожденных в клане, к тому же ниже рта выступала какая-то кость..."

234

Как показывает пример целого ряда других видов и родов приматов, да и иных млекопитающих, этого времени недостаточно, чтобы между разошедшимися группами возник непреодолимый барьер репродуктивной изоляции, т.е. образовались поведенческие, анатомические и генетические препятствия для взаимного скрещивания и гибридизации. По некоторым оценкам такой барьер образуется лишь по прошествии 2-3 млн. лет с момента расхождения от общего предка, и не случайно для обезьян не редкость не только межвидовые, но межродовые гибриды.

235

236
Например, целый ряд необычных ("прогрессивных") черт выявлен на костях из пещеры Виндия в Хорватии (сглаженность надбровных дуг, относительная тонкость свода черепа, наличие слабого подбородочного выступа, отсутствие шиньона и др.).

237
Бесспорно гибридных черепов или целых скелетов среди имеющихся антропологических находок пока нет, да и непонятно, как был они должны были выглядеть, чтобы ни у кого оставалось никаких сомнений в их смешанном происхождении. Скажем, костяк граветтского ребенка, похороненного около 25 тыс.лет назад в Лагар Вельо в Португалии (рис.11.7), обладает рядом особенностей, более свойственных неандертальцам, чем гомо сапиенс. У него укороченные берцовые кости и, соответственно, низкий круральный индекс, подбородочный выступ почти не заметен, а на сохранившихся фрагментах затылочной кости просматривается часть надынионной ямки. Однако по большинству остальных анатомических характеристик он не отличается от современных людей.

239
Небольшой раздел, посвященный подобным находкам, есть в книге Г.Вейнерта "Происхождение человечества". Он так и называется: "Современные неандертальские формы". Он так и называется: "Современные неандертальские формы". Вейнерт упоминает, в частности, лобную кость из Подкумка под Ростов-на-Дону, лобную кость из окрестностей Хвалынска в среднем течении Волги и ряд находок из Германии предположительно послеледникового возраста, но с развитыми надбровными дугами. Он заключает, что "на сегодняшний день все же приходится признать, что признаки неандертальцев еще не окончательно исчезли. И хотя сам неандерталец исчез еще до окончания ледникового периода, он все же должен был принимать участие в развитии современного человечества".

240
Еще до Вейнерта, в самом начале прошлого века, о неандерталоидных признаках на голоценовых - и в том числе современных - черепах много писал польский антрополог К.Столыгво, считавший наличие таких черт свидетельством видового единства двух форм гоминид...
....
Тяжелые надбровья, толстые кости свода черепа и прочие черты, кажущиеся нам архаичными, вполне могли появиться у современных людей независимо, тем более что и встречаются они не только там, где сапиенсы могли сосуществовать и скрещиваться с неандертальцами, но и в регионах никогда не являющихся частью ареала последних (например, в Австралии).

245
Когда Уэллс писал это, ни он, ни кто-либо другой еще не знал, что по абсолютному размеру мозг неандертальцев превосходил мозг современных людей, и что первые и вторые в стечение десятков тысяч лет практически ничем не отличались по уровню культурного развития.

246
Английский фантаст в цитированном отрывке ничего не говорит про преимущество сапиенсов в вооружении, но это его упущение вполне исправляет другой приверженец гипотезы геноцида, американский палеонтолог и антрополог Г.Осборн. В книге "Человек древнего каменного века", изданной в том же 1921 году, что и рассказ Уэллса "Люди-нелюди", он четко проводит мысль, что как раз превосходство в техническом оснащении и позволило "представителям новой расы" победить неандертальцев, "захватить у них главные стоянки, изгнать их из страны и уничтожить в битвах. Неандертальцы, несомненно, сражались деревянным оружием <> с каменными наконечниками, но нет указаний на том, чтобы они обладали луком и стрелами. В противоположность этому можно полагать, что вновь появившаяся раса была хорошо знакома с луком и стрелами <>. Таким образом, если и не доказано окончательно, то все же вполне возможно, что кроманьонцы появились в западной Европе на заре верхнего палеолита, обладая таким оружием, которое наравне с их высокими умственными способностями и физическими качествами могло доставить им огромное преимущество в борьбе с неандертальцами".

В одной из предыдущих глав уже говорилось о том, что, судя по археологическим данным, луки и копьметалки появляются лишь во второй половине, если не в самом конце, верхнего палеолита, не раньше 20 тысч. лет назад. Если это так, то, значит, у сапиенсов, встретившихся с неандертальцами, ни того, ни другого, вопреки предположению Осборна, не было. Тем не менее некоторые современные авторы тоже полагают, что именно метательное оружие дальнего действия было главным преимуществом анатомически современных людей, которое и позволило ими взять верх над конкурентами, только речь при этом идет не о луках, а о легких копьях и дротиках. В таком духе интерпретируется иногда характер ранения на ребре одного

247
из шанидарских неандертальцев. Судя по некоторым особенностям отметины (паза) на кости, эта рана была нанесена легким метательным оружием дальнего действия, вроде дротика. Поскольку считается, что сами неандертальцы таким вооружением не обладали, высказано предположение, что в данном случает мы можем иметь дело со свидетельством межвидового конфликта.

Для конца среднего и начала верхнего палеолита, в отличие от мезолита и последующих
248
эпох, когда война действительно становится обычным явлением и в нее вовлекается множество людей, не известно ни коллективных захоронений жертв боевых действий, ни хотя бы просто скоплений костей со следами насильственно смерти их обладателей.

249
А еще есть гипотеза, будто неандертальцев подвела мохнатость.

Послушаем автора гипотезы: "Для голодного человека, - рассуждает он, - мохнатый неандерталец был животным, следовательно - дичью. В сегодняшней Африке голодные люди питаются плотью шимпанзе и горилл. Неандертальцы, я полагаю, исчезли в Европе и Азии по той же причине, по которой исчезли и мамонты: мы их съели". Опубликовано это великолепие было в журнале, называющемся "Медицинские гипотезы". (2006)

254

Правда не исключено, что в гористых ландшафтах, которые как раз и предпочитали неандертальцы, их укороченные по отношению к бедру голени, наоборот, давали им некоторое преимущество перед длинноногими конкурентами, позволяя экономить силы при ходьбе по наклонным поверхностям.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Неандертальцы не были нашими прямыми предками, но тем не менее у нас с ними много общего.

259

Почему история выбрала нас, а не их? Все больше исследователей приходит сейчас к мысли, что важную, если не определяющую роль, здесь сыграла простая случайность.

261

ЛИТЕРАТУРА


262

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments