fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Category:

Историк Марк Солонин. "В гостях у Дмитрия Гордона"

(продолжение)

С: - Вот. То есть, да конечно видели, что идут поезда, выгружаются люди, ну, это нельзя не заметить, это видит огромное количество местных жителей, там, какая-то местная агентура и так далее. Вот. Это по поводу разведки, которая что-то там докладывала. Есть, кстати, известная история с нехорошей матерью. 18 числа разведка подала, товарищ Меркулов, заместитель....

Г: - Берия...

С: - Берия, да, подал Сталину очередную разведсводку и тов. Сталин на ней написал: "Пошлите этого...

Г: - К е... матери.

С: - к такой-то вот матери". Сталин написал с троеточием, культурно: "К е... матери". "Это не источник, а дезинформатор. 30 лет бегают журналисты, простите, и публицисты с этим: "Вот этот Сталин, вот ему все вот принесли и показали, а он нас послал к ядреной Фене".

Г: - Не понимая что ж там за суть была.

С: - Вместо того чтобы взять и прочитать а что ж там было написано. А там было написано, что немецкая авиация готовится нанести первый удар по какой-то там электростанции в Карелии и по авторемонтным мастерским в Москве. Вот прочитав это...

Г: - Ха-ха-ха!

С: - ... тов.Сталин вообще говоря написал именно то, что и надо было написать, но это только надо было сделать более вежливо. То есть это был очередной слив немецкой дезинформации. Теперь возвращаемся к тому главному и самому важному вопросу, который Вы задали. Почему все развалилось? Все развалилось по той простой причине, что воюют не танки, а танкисты, стреляют не пушки, а стреляют артиллеристы и воюют не дивизии, а люди. Поэтому успех и неуспех... Тут нет ничего нового, понимаете, я говорю абсолютно тривиальные вещи, супертривиальные. Успех и неуспех в войне, поражение и разгром определяется прежде всего и главным образом человеческим фактором. Готовностью миллионов, если это большая война, миллионов людей отдать свою единственную жизнь... единственную жизнь, а отдавать ее приходится молодым мальчишкам, часто еще не имеющим ни жены, ни детей, ничего еще не увидевших и не получившим того что человек имеет право получить, они должны отдать эту жизнь, то есть поступить абсолютно вопреки всему, что диктует биология, физиология, естественные человеческие желания, отдать свою жизнь ради чего-то.

Г: - Угу.

С: - Поэтому, когда я пишу, а я действительно пишу, потому что так оно и было, что миллионы бойцов Красной Армии бросили оружие, сорвали с себя эти знаки различия...

Г: - Миллионы?

34:14

С: - Миллионы, да. Разбрелись по лесам, то в этом-то как раз нет ничего сверхъестественного.

Г: - Конечно.

34:21

С: - Бесконечное число раз в истории человечества именно так и поступали люди в форме. Форму бросали и бежали, бежали, бежали... И замечательные эти рыцари между прочим, средневековые рыцари, которых вот с такого возраста готовили к этой муштре военной, что в нашем роду все мужчины погибли на поле боя, бегали замечательно, топтали собственных раненых копытами своих коней и так далее. Я бы сказал наоборот, те случаи, когда люди массово проявляют готовность погибать за свою страну, они достаточно редкие. Это та самая финская война, когда финская армия готова была просто погибать, но не сдаваться этому советскому гиганту, такими были войны государства Израиль. Ну там вообще все было очень просто, там же было понятно, что цена поражения - это поголовное истребление.

Поэтому тут нет ничего особенно обидного для русского, украинского и прочих советских народов, когда, констатируя тот факт, что Красная Армия после первых же выстрелов повела себя так как написал товарищ Сталин. А товарищ Сталин 16 июля 1941 года подписал, номер сейчас не помню, постановление ГКО Главного Комитета Государственной обороны, в котором было сказано... тогда еще, тогда еще было сказано: "Отдельные неустойчивые бойцы и командиры как стадо баранов...

Г: - Да? Вот так?

С: - Как стадо баранов панически бегут перед обнаглевшим противником".

Г: - Ух ты.

36:00

С: - Но это был июль. Тогда еще было сказано про отдельных. Впереди у нас еще август, когда появился приказ Сталина номер 270, под которым он заставил расписаться всех своих маршалов, всех этих Ворошиловых. Тот самый знаменитый приказ 270, который уже начинался без всяких "отдельный", там, "кое-где", у нас порой нет. Там констатировалось, что армия массово сдается в плен, там было сказано, что красноармейцев, которые сдались в плен, надо уничтожать всеми средствами как наземными, так и воздушными... То есть, бомбить лагеря собственных пленных, обстреливать тех из артиллерии, потому что не фиг сдаваться. Где было сказано, что бойцы имеют право пристрелить своего командира...

Г: - Ух ты!

36:48

С: - Был ли в истории военного искусства подобный приказ? Если этот командир вместо того, чтобы организовать сопротивление врагу сдается в плен, там было сказано, что семьи сдавшихся в плен командиров должны репрессироваться, как семьи врагов народа, а семьи рядовых красноармейцев, мобилизованных мужиков, должны лишаться государственной помощи и пособия.

Г: - Ну, то есть голодать.

С: - То есть голодать. Даже не то что голодать, а просто я бы сказал помирать. Потому что по ценам, так называемого свободного, колхозного рынка, все эти вещи известны, цены эти известны, то есть на среднюю зарплату советского рабочего 1941 года, это где-то 350-400 рублей, можно было купить, ну, два куска мыла и, допустим, литр молока. Ну, может быть два литра молока. И все, на месяц. Или мыло ешь или молоко пей. Это уж на твой выбор. Вот эти вот приказы потом появлялись. То есть, товарищ-то Сталин все то, что написал, извините, Солонин товарищ Сталин понял очень быстро. Он это понял в те самые два дня 29 и 30 июня, когда действительно заперся у себя на даче, никого не принимал, это произошло после падения Минска. Минск немцы заняли 28 числа, соответственно через 6 дней после начала войны.

Г: - Кошмар!

С: - Абсолютный кошмар. Я даже поясню Вам насколько... Вам и зрителям насколько это кошмар. Кроме всего прочего мне удалось выцарапать у них огромное... ну, большое количество материалов по предвоенным играм. Военными играми. То есть, штабы Красной Армии разыгрывали будущие военные действия. Причем их действительно было очень много. Мне удалось найти довольно много. У меня по этому поводу есть большая статья, такая большая журнального масштаба статья "Игры 1941 года" висит на моем сайте абсолютно бесплатно. И поэтому мы очень хорошо видим по Прибалтике, по Белоруссии, то есть, там, северо-западный фронт, будущий Западный фронт в Украине, как это все планировалось. Как это все планировалось. А планировалось это так. Западные, то есть немцы, имеют задачи на тридцатый день войны занять Шауляй.

Г: - Хи-хи...

С: - Понятно, да? Который они заняли на четвертый день войны. Но им конечно этого никто не позволяет. Ни о каком Минске речи нет. Какой Минск?! Да о Барановичях то не было речи на играх. Но предполагалось, что немцы прорвутся, там, пройдут на 100-150 километров в глубину. Я Вам скажу больше. По Прибалтийскому округу мне удалось найти документы, планы прикрытия по эвакуации семей комсостава. Оказывается все было продумано. Расписано абсолютно. Вот туда вот подаем 14 автомобилей, здесь 20 автомобилей. Семьи привозим на такую-то станцию, тут сажаем в вагоны и увозим. Куда увозим? Шауляй и Даугавпилс, Двинск. То есть это предполагалось, что будет глубокий тыл, где семьи, дети, жены будут в полном, значит, порядке, а их мужья будут воевать. Двинск немцы заняли на третий день войны. Вот. Товарищ Сталин понял что произошло...

Г: - А что он понял? Вот как Вам кажется? Что он для себя сформулировал?

С: - Он сформулировал, что произошло то самое, что они... Они, большевики, и он как член ЦК этой партии устроили в 1917 году. Армия деморализована, армия бросает в лучшем случае, в лучшем случае бросает оружие... Но в 1917 году она-то его не бросила, она взяла с собой...

Г: - И повернула.

С: - И повернула. И пошла убивать офицеров собственных, помещиков, капиталистов, а потом всех кого они считали помещиками и капиталистами.

40:24

И я предполагаю, думать тут нельзя, но есть воспоминания Микояна, что когда они приехали к Сталину...

Г: - Да.

С: - Он был испуган их появлением...

Г: - Он думал, они приехали его арестовывать.

С: - Он думал, что они приехали за ним. Что они приехали за ним. А оказалось, что они приехали к нему, упрашивать его вернуться так сказать, и взять бразды правления.

Г: - То есть Гитлер его переиграл, перехитрил, да?

С: - (вздыхает) О нет! Он себя перехитрил сам. Мы же с Вами понимаем кто довел... Ну, во-первых, еще раз повторяю человеку свойственно хотеть жить. Ситуация, когда миллионная армия готова проливать кровь - это незаурядная, это очень незаурядная ситуация.

Г: - Плюс в основном крестьянская армия.

С: - Плюс, вот. Но к этому еще добавляется то, что делали большевики. Ну, это длинный перечень, он понятен...

Г: - Коллективизация...

С: - Семь миллионов жертв Голодомора.

Г: - Да.

С: - Семь миллионов - это официально признанная в России цифра. Это постановление Госдумы Российской Федерации. Семь миллионов. Сразу же, бери за рога и вперед. Семь миллионов - это больше, чем все потери гражданского населения на оккупированной немцами территории за все годы Великой Отечественной войны.

Г: - Кошмар!

С: - То есть, здесь, на оккупированной немцами территории... Ну, понятно, цифры ориентировочные, сразу же их назовем, погибло четыре с половиной миллиона человек, причем в эту цифру, Вы понимаете, больше, чуть больше половины - это геноцид еврейского населения, плюс все остальные неевреи, погибшие от бомбежек, артобстрелов...

Г: - От голода.

С: - От голода, от холода, болезней, расстрелянных карателями, расстрелянных партизанами, погибших партизан, погибших полицаев, и так далее, вот это все, вот это все, это ужасное все это дело - это четыре с половиной миллиона. А заголодоморили своих, в так называемое мирное время семь. И так далее, и так далее, это раскулачивание, это вот кошмар 1937-1938 года и так далее, и так далее и так далее...

Г: - То есть, армия не хотела сражаться за режим большевиков?

С: - Она... Ну, можно сказать и так. Хотя я...

Г: - И ненавидела все это.

С: - Хотя я очень стараюсь уходить от столь однозначных и упрощенных оценок. Товарищ Сталин... Ну, понятно, Сталин, коллективный Сталин, большевики, изо всех сил, изо всех сил, пытались превратить народ в население, а население в быдло. Этим они и занимались. Они выявляли всех кто хоть чуть-чуть способен на сопротивление или хотя бы на мысль о сопротивлении или хотя бы на сочувствие к сопротивляющимся. Их выявляли и убивали, убивали, убивали, убивали. Товарищ Сталин считал, что ему нужна большая, ну, по простому, большой концлагерь, а он там будет главным надзирателем. А потом началась война и оказалось в очередной раз со времен еще Ксерксов, персидского царя, выяснилось, что армия рабов воюет очень плохо. Армия рабов за своих рабовладельцев воевать не хочет. Вот Сталин это очень быстро понял. Он быстро это понял.

Г: - Здесь по Киевом, в частности по свидетельствам очевидцев, даже Кузнецов в книге "Бабий Яр" это тоже описывает, сдалось в плен столько людей, то есть речь идет о миллионах, да?

С: - Ну, не миллионах, там, но четыреста... значит, немцы считают, что в рамках всей операции они взяли в плен порядка 600 (шестисот) тысяч человек, но это не только...

Г: - Киевская операция?

С: - Киевская, да, но это не только сражение вокруг Киева, это еще начиная с прорыва Гудериана, от Гомеля сюда.

Г: - Всего, давайте скажем так... Всего сколько людей взяли в плен? Всего?

С: - В 1941 году по учтенным немцами данным, они учли 3,8 миллиона пленных.

Г: - Вот! Вот! Три и восемь.

С: - Почти четыре. Почти четыре, да

Г: - Почти четыре миллиона человек в плену. Причем тот же Кузнецов пишет, что немцы обезумели совершенно, увидев такое количества пленных, они их не могли ни прокормить, ни надзирать за ними, они их просто начали отпускать по домам. Крестьян отпускали по домам. Вы подтверждаете это?

С: - Ну что ж подтверждать? Это известный приказ, только вопрос не в крестьянах, а в национальностях.

Г: - Да, конечно.

С: - Немцы издали приказ, это абсолютно известная вещь, по которому отпускали из плена по домам целый ряд национальностей. Самой большой группой были, конечно, украинцы, как наиболее многочисленная. Вот... В рамках этого приказа, сейчас я боюсь ошибиться, но по-моему порядка двухсот тысяч человек просто распустили по домам.

Г: - Только здесь?

С: - Ну вообще на всей оккупированной территории. Нет, ну там же были фантастические вещи, там шли многокилометровые колонны пленных, там были так называемые лагеря пленных, которые никто не охранял. Есть донесения советской разведки, что вот проникли в лагерь, сидят наши... Мы им, чего сидите? Пойдемте. Нет, говорят, мы не пойдем, валите отсюда. Вот, валите к своему Сталину, туда, вот назад, вот туда за ??? валите, а мы тут посидим Ну, вот нас немцы покормят, мы еще чего-нибудь... но мы никуда не пойдем. Даже так, когда был этот самый... Харьковское окружение, май 1942...

Г: - Да, котел.

С: - Уже 1942 года! Уже ни о какой внезапности говорить невозможно, говорить невозможно. Но там же вообще было просто, там 240 тысяч пленных...

представьте 240 тысяч человек... немцы просто отбирали желающих конвоировать...

Г: - Своих же.

С: - Своих же! Винтовки вот они - валяются в огромном количестве. Вот отобрали, там, 20 человек, винтовочки имеете право взять и гоните их вон туда в том направлении.

Г: - Ну да. Где столько немцев взять?

С: - Где же взять столько немцев.

Г: - Писатель Виктор Ерофеев рассказывал мне, что его отец... Он был переводчиком. Переводил и Молотова и самого Сталина. И отец на склоне лет уже, он умер достаточно поздно рассказывал ему, что сам в начале войны в ресторане Арагви, через болгарского посла, Стаменова по-моему фамилия...

С: - Да, да Стаменова.

Г: - Стаменова. Велись переговоры между Сталиным и Гитлером, вел их Судоплатов, и Сталин говорил, что готов отдать Гитлеру Украину, Белоруссию и часть России, лишь бы Гитлер отвел войска. Это было действительно так?

С: - Ну, то что... Смотрите!

46:30

Вся эта вещь держится на докладной записке Судоплатова и вот еще, значит, на рассказах некоторых очевидцев. Контакт такой был, Судоплатов действительно имел указание от Берии и мы не можем со стопроцентной уверенностью говорить, что Сталин был в курсе. Я бы уже не стал утверждать, потому что когда началась война каждый уже начал играть свою игру. Все кто мог. И дальше контактов, как известно, дело никуда не пошло. Поэтому я не стал бы педалировать эту тему. Но, я бы на другое обратил Ваше внимание. Первая встреча лидеров вот этой большой тройки Антигитлеровской коалиции в Тегеране...

Г: - 1943 год.

47:15

С: - Так мало того, что 1943, декада 1943 года. То есть товарищ Сталин очень долго не хотел связывать себя формальными обязательствами участника Антигитлеровской коалиции.

Г: - Не хотел?

С: - Не хотел.

Г: - А нам говорили - так ждал открытия Второго фронта!

С: - Нет. Да, да, да. Не хотел! Есть же опубликованный еще в застойные годы, опубликованная переписка Сталина и президента США... Рузвельта. Фамилия вылетела... Рузвельта. Это замечательная вещь. Американцы весь 1943 год предлагали - ну, давайте встретимся, сядем, договоримся, определим наши позиции, как будем делить послевоенный мир, кто что делает. Товарищ Сталин пишет: "Только вернулся с фронта". Так и пишет! Причем доподлинно известно, что он близко не походил никогда. Один раз доехал к Еременко, и то это было, там, до фронта километров 50. Это была одна поездка. "Только вернулся с фронта. Очень занят вот непосредственным руководством. Не могу. Вот не могу. Не могу ни на минуточку, значит, вот, от фронта оторваться". И тянул, тянул, тянул, до декабря 1943, когда уже, скажем прямо, исход войны стал понятен. Поэтому мне представляется вполне правдоподобной и она логически... она логически, психологически понятная вещь, что у Сталина, наверное, была мысль о том, что надо повторить уроки великого вождя и учителя Ленина, он всегда же говорил, что я всего лишь ученик.

Г: - Да.

С: - Он это повторил столько раз, что наверное сам в это поверил. "Я всего лишь ученик товарища Ленина, который бесконечно мудр". То есть, устроить еще один Брестский мир. Да, конечно, тогда уже пришлось бы отдать поболее, чем мы отдали в Бресте, но в обмен на это сохранили власть. Что сделали большевики.

Г: - Да.

49:01

С: - Они отдали огромные куски Империи, но в обмен на это сохранили свою Власть. Вполне естественно предположить, что нечто подобное должно было Сталину-то в голову прийти. Но... Я уже не знаю к сожалению или к счастью, но у Гитлера голова кружилась от успехов. Головокружение от успехов. Это тоже очень важная вещь.

49:24

Директива, по-моему номер 32 о планах и боевых действиях после Барбароссы, после Барбароссы, после разгрома Советского Союза была составлена 15 июня и я не оговорился. Июня.

Г: - 1941.

С: - 1941. Правда подписали ее все-таки в июле.

Г: - И что там?

С: - А что там - это интересно. Что там - сокращаемся... (проболтался и пытается поправить) Ну, то есть Советского Союза уже нет, все это понятно. Это как раз колосс на глиняных ногах, там, его, там, за пару недель прикончим, это вообще не о чем говорить, сокращаем сухопутную армию, демобилизуем значительное число людей, возвращаем их на заводы и перераспределяем ресурсы в сторону усиления авиации и флота для того чтобы добить эту самую непокорную, упрямую Британскую Империю. Вот что было. То есть э... и конечно в этой ситуации предложить Гитлеру какие-то сделки, когда он считал, что у него вообще уже все в кармане... Я думаю именно поэтому дальше контактов-то ничего и не пошло.

Г: - Меня с детства беспокоил вопрос. Гитлер такой массированный удар нанес. Быстрый. Дошел за несколько месяцев до Москвы. Вот немцы уже стоят у стен Москвы. Назначена дата парада. В Москве мародерство, громят магазины, власти - так, толи есть толи нет. Сталин остается правда в Москве. Почему немцы не взяли Москву? Я для себя пытаюсь определить так - ну, сильнейший мороз вдруг, да? Сюрприз. Не заводились двигатели, немцы были обморожены, деморализованы этим... Это так или что-то еще сработало?

51:04

С: - Прежде всего я хочу согласиться и даже очень сильно усилить Ваш тезис о том, что это очень важно. Москва. На мой взгляд... на мой взгляд коренной перелом в войне произошел именно под Москвой. Это даже не Сталинград, это даже не Курская битва. Именно под Москвой. Именно под Москвой решилась судьба войны. Что я имею в виду? Я имею в виду, что до поражения, безусловно поражения немцев под Москвой работал механизм положительной обратной связи в одну сторону. Немцы наступают, создается у всех, у солдат, у людей в тылу, у командиров, у генералов в Красной Армии впечатление, что война проиграна и чего ж я буду гробить свою единственную жизнь ради заведомо проигранного дела.

И это еще более, почему я говорю про механизм, в технике это называется положительная обратная связь. Самоусиливающийся процесс. И поэтому новые толпы бросают оружие и поэтому немцы все более успешно наступают, еще более очевидным становится, что войну Гитлер выиграл, а Сталин проиграл. Поражение немцев под Москвой - это был не звоночек, это был удар колокола. Это был удар колокола, который этот колокол своим языком медным сказал, а еще неизвестно. А может быть красные вернуться. А так как у советского человека был опыт Голодомора, раскулачивания, 1937 года, 1938 года...

Г: - И страх был уже в подкорке.

С: - Когда расстреливали за анекдот, за сворованные колоски, за сломанное сверло. То что же сделают с теми, кто бросил оружие, сдался немцам в плен, да еще страшно сказать пошел к немцам бургомистром или хотя бы сельским старостой. С ними же что ж сделают? Собакам скинут или, там, на кол посадят? Что же сделают? И как только вот эта появилась мысль, что еще неизвестно кто эту войну выиграл и что красные могут вернуться, весь маховик начал крутиться и положительная обратная связь стала работать в другую сторону.

Теперь по поводу того, почему же немцы Москвы не взяли. Я думаю, что очень... Вы произнесли два очень... то есть здесь большой... Значит, первое – они ее могли взять. Займусь небольшой саморекламой, у меня есть большая такая статья под названием "Как Советский Союз победил в войне". Висит бесплатно на сайте. Моя реклама бесплатная. Вот. Она вышла сейчас на бумаге в сборнике. Я уже выпустил сборник под этим же названием "Как Советский Союз победил в войне". Вот. В самом начале я там подчеркивал важную вещь, что вообще могло быть все и по-другому. То есть это чаша весов колыхалась на самом краешке.

54:06

Разгром Красной Армии, окончательный разгром был вполне возможен. Падение Москвы было вполне возможным. История могла покатиться совершенно по другому пути. Но целый ряд малых и больших случайностей, малых и больших ошибок Гитлера, привели к тому, что реализовался вот этот вариант. Но могли реализоваться и другие. Две малые, но важные частности Вы назвали. Да, действительно экстремально холодная и ранняя зима. С тех пор, когда до меня эта мысль дошла я всякий раз 16 ноября (?) смотрю сводку погоды по Москве.

Г: - Всегда теплее, чем в 1941 году.

С: - Ну, слушайте, однажды я как раз был в Подольске, работал в архиве. Я 16 ноября (?) был в Москве. Было плюс десять и стала появляться новая травка. Ну была такая аномально теплая осень.

Г: - А в 1941?

С: - В среднем, в среднем 16 октября в Москве или ноль-два плюс или ноль-два минус. А 16 ноября (?) это то самое - бой панфиловцев. Это тот самый бой панфиловцев. Это снег по пояс...

Г: - Он был этот бой панфиловцев?

С: - Бой-то был. Бой был, он правда не был таким успешным, но бой там действительно был. Люди гибли, люди сражались. Вот. То есть снег был уже по пояс уже стояли двадцатиградусные морозы. У немцев уже там ничего не заводилось. Замерзала смазка на оружии. И так далее. Да, аномально холодная, аномально ранняя зима. А могла бы быть аномально теплая. Могла быть? Могла быть! Безусловно очень важно то, что 16 октября, октября, когда в Москве грабили магазины, когда... Есть об этом документ НКВД, он известен, он рассекречен. В ЦК на Старой площади в этом корпусе ЦК ВКП(б) оставили открытые сейфы, открытые коридоры, открытые кабинеты и ветер носил эти самые бумаги с надписью Центральный комитет коммунистической... большевистской да, да, да... Вот в этот самый момент когда правительство официально выехало, Генштаб официально выехал...

Г: - В Куйбышев.

С: - В Куйбышев, да, к нам в Куйбышев, наш родной город Куйбышев. Выехал дипломатический корпус, а товарищ Сталин взял и остался. Это интереснейший эпизод истории. Я удивляюсь, как еще не снято определенное количество фильмов по этому поводу. Что это было? Озарение? Интуиция? Волчья Интуиция? Звериная интуиция. Товарищ Сталин понял, что до Куйбышева он живой не доедет. Конечно, на него все свалят. Конечно, если бы Сталин покинул Москву, Москву бы немцы взяли, то есть с ней бы было тоже самое, что было с Киевом, что было с Минском.

Г: - То есть он смелый человек был?

С: - А... Он был умный. Он обладал звериной хваткой, звериной интуицией. Он понял, что в Москве у него есть шанс остаться живым, а в Куйбышеве он живой не будет.

57:09

В Куйбышеве он будет арестован, предан этому самому...

Г: - Нашлись бы люди, которые бы его арестовали?

С: - Помилуйте, в Куйбышеве? А кому ж ты нужен в Куйбышеве? Ты товарищ Сталин, пока ты в Москве. Пока ты в Кремле. А когда ты уже перебежал в Куйбышев, а в Москве немцы, ты кто? Ты проигравшийся игрок и тебе надо на кого-то все свалить. Надо ж кому-то объяснить почему погибла или гибнет страна. Ну кто-то же должен быть заложен толпе.

Г: - Враг народа - товарищ Сталин?

С: - Враг народа товарищ Сталин, который сговорился с немцами. Вы ж помните товарищи что он говорил с немцами? Это же мы все знаем.

Г: - Конечно, конечно. Тухачевский например.

С: - Тухачевский ладно. Но они с немцами разговаривали. Молотов к Гитлеру ездил. Зачем он ездил? Сговорились. Предать нас.

Г: - Да, да, да.

С: - Да. Вот. Поэтому он не доехал до Куйбышева. Он остался в Москве. Это, конечно, имело очень большое значение. Но от этих малых частностей переходим к чему-то более важному. Гитлер, обладавший той же самой звериной интуицией и, вообще говоря, правильно все понявший.

58:17

Ну, мы имеем большое количество его... м... там обращений, радиообращений к Германии, его обращений к солдатам Вермахта. Вот то самое письмо к Муссолини о котором мы говорим... То есть у нас есть некое альтруистичное представление о том, что же он думал, о чем он представлял. Он верно понял, что это колосс на глиняных ногах. Советский Союз. Он верно понял, что огромное количество танков, пушек, самолетов не станет воевать, потому что народ деморализован, армия деморализована, командный состав запуган, уничтожен и оставшиеся в живых запуганы. Все понял.

Г: - Да. И необразован.

С: - Да. И к тому же необразованный. Все понял, но не понял масштаба. Он не понял масштаба. Он знал, что у Сталина много танков, пушек, самолетов, но он не представлял насколько много. Есть абсолютно достоверная вещь, 4 июля, по-моему, 1942 года. Это мы в Википедии уточним когда было день рождения у Маннергейма, Гитлер прилетел лично к Маннергейму поздравлять его с днем рождения.

Г: - В Хельсинки.

С: - Ну да, в Хельсинки или в Миккеле, где у него была Ставка. Вот... Они начали, выпивали и закусывали и этот разговор был кем-то записан. Тайно записан. Эта самая запись сохранилась и дожила до наших дней.

59:31

И вот за этим дружеским столом Гитлер и говорит: "Ну это же невозможно, это ж не помещается в голову - у них было 20 тысяч танков!" Там присутствует шок - 20, 20 тысяч танков, но это же не может такого быть! Это же безумие. "Если бы я это тогда знал", - говорит Гитлер, - мне было бы гораздо труднее принять это решение". Там может быть он вообще ну, как-то... то есть он не представлял себе ни масштаб подготовки, он не представлял себе что они уничтожили первый стратегический эшелон за первые две-три недели войны, а тут появился второй. За июль-август они полностью свели в ноль второй стратегический эшелон, появляется третий. Они уничтожают в Вязьме... 650 тысяч только в плену...

Г: - А люди все не кончаются.

Г: - А люди не кончаются! Дивизии не кончаются и танки же эти чертовы не кончаются. Немецкая армия на Восточном фронте за весь 1941 год получила... м... по зрительной памяти помню, где-то пятьсот с чем-то танков...

Г: - Всего?

С: - На восполнение потерь, да. Из которых половина - это были чешские, легкие танки, которые остались просто у чехов. Еще пришло две новые свежие танковые дивизии. Итого в целом на Восточный фронт за 1942, половину 1941 года пришло 800 с чем-то танков. Красная Армия получила пять тысяч шестьсот.

Г: - В тылу работали заводы.

С: - Масштабы, масштабы. Гитлер не оценил этот масштаб и он не оценил масштаб террора. Да, он понимал, что это царство террора, он об этом говорил, обращаясь к своим солдатам. Да, там есть такие совершенно, не знаю... когда мы занимаемся уже совершенно рекламой не знаю кого. Но там есть замечательные такие слова. "Среди нас были товарищи бывшие коммунисты." Вот, он обращается к солдатам Вермахта. "С этой войны они вернутся прозревшими". Говорит враг человечества, изувер и преступник Гитлер. Они увидели своими глазами этот коммунистический рай. "Они увидели эту страну, - цитирую я очень близко к тексту, - "превращенную в огромную фабрику по производству оружия за счет нижайшего уровня жизни людей". Все это он понимал, но он не понял масштаб. Он не понял, что свои будут расстреливать в таком количестве.

Г: - Заградотряды.

01:01:58
(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments