fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Индустриализацию СССР проводили американские специалисты

Источник: «Эксперт» №1 (687) /28 дек 2009
Автор: Максим Рубченко

Ура, у них депрессия!
Не окажись условия Версальского мира столь суровы по отношению к Германии или начнись Великая депрессия лет на десять позже, сталинской индустриализации могло бы и не быть
Экономические и политические проблемы в развитых странах открывают развивающимся странам уникальную возможность получить доступ к передовым технологиям. Ярчайший пример тому в первой половине ХХ века — Советский Союз.
В результате Первой мировой войны Германия оказалась перед реальной перспективой исчезновения. Возможности же защищать свою страну у немцев не было, поскольку Версальский договор, подписанный 28 июня 1919 года, ограничивал численность германской армии чисто символическими размерами в 100 тыс. человек.
Кроме того, Германии не разрешалось проводить какую бы то ни было военную подготовку в учебных заведениях, а также иметь тяжелую артиллерию, танки, подводные лодки, дирижабли и военную авиацию. Она лишалась права аккредитации в других странах своих военных миссий, немецким гражданам не позволялось поступать на военную службу и получать военную подготовку в армиях других государств.
Поэтому еще в 1919 году главнокомандующий сухопутными войсками Германии генерал Ханс фон Сект пришел к выводу о необходимости тесного военного сотрудничества Германии с Россией. «Нам придется мириться с Советской Россией — иного выхода у нас нет. Только в сильном союзе с Великороссией у Германии есть перспектива вновь обрести положение великой державы. Англия и Франция боятся союза обеих континентальных держав и пытаются предотвратить его всеми средствами, таким образом, мы должны стремиться к нему всеми силами», — написал он в меморандуме германскому правительству в начале 1920 года.
Тем же летом состоялась конфиденциальная встреча председателя Реввоенсовета Льва Троцкого с бывшим военным министром Турции Энвер-пашой, на которой турецкий генерал сообщил, что немцы попросили его передать Москве предложения о налаживании долговременного военного сотрудничества. Предложение немцев поступило большевикам как нельзя кстати: катастрофический провал польского похода, возглавляемого Тухачевским и Сталиным, продемонстрировал все слабые стороны Красной Армии и заставил Москву основательно заняться военным строительством. Помощь немцев в этом деле была бесценна.
Начальник вооружений Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) Иероним Уборевич прямо заявил, что «немцы являются для нас единственной пока отдушиной, через которую мы можем изучать достижения в военном деле за границей, притом у армии, в целом ряде вопросов имеющей весьма интересные достижения».
Немецкий зачин
С конца 1920 года между Советской Россией и Германией начались секретные переговоры о налаживании военно-технического и экономического сотрудничества. В начале следующего года в военном министерстве Германии по инициативе фон Секта была создана «Зондергруппа Р» (Россия), и уже весной 1921-го ее первый уполномоченный полковник Отто фон Нидермайер вместе с майорами германского генштаба Ф. Чунке и В. Шубертом совершил ознакомительную поездку по оборонным заводам и верфям Петрограда, которые советская сторона рассчитывала восстановить и модернизировать при помощи немецкого капитала и специалистов.
Нидермайера сопровождал заместитель наркома иностранных дел Советской России Лев Карахан. Вывод немцев был неутешителен: состояние дел на оборонных заводах и верфях Петрограда катастрофическое, так что о быстром налаживании производственного процесса не может быть и речи.
Тем не менее уже к середине 1921 года «Зондергруппа Р» договорилась с германскими промышленниками о том, что фирмы Blohm und Voss (подводные лодки), Albatros Werke (воздушный флот) и Krupp (оружие) предоставят России «как свои технические силы, так и нужное оборудование». Для финансирования намеченных проектов в Германии был даже образован консорциум во главе с Deutsche Orientbank, в который вошли все крупнейшие банки страны.
В конце сентября 1921 года в Берлине на квартире майора генштаба Карла фон Шляйхера состоялись секретные переговоры наркома внешней торговли Красина с представителями рейхсвера во главе с фон Сектом, в ходе которых была утверждена конкретная схема сотрудничества. «Зондергруппа Р» дает советской стороне заказы на производство самолетов, тяжелой артиллерии и других предметов военного снаряжения, гарантирует оплату, а также предоставляет кредиты для пополнения оборудования советских заводов. Советская сторона обязуется привлечь для исполнения заказов немецкие фирмы по указанию «Зондергруппы Р» и гарантировать непосредственное участие немецких военно-технических кадров при выполнении ее заказов на советских заводах.
Кроме того, советская сторона в целях восстановления промышленности обязалась создать тресты, куда вошли бы основные предприятия по изготовлению тяжелой артиллерии (пермская «Мотовилиха» и Царицынские заводы), самолетов (Москва, Рыбинск, Ярославль), пороха, снарядов и т. д.
«Юнкерс» в Филях
Самым крупным проектом «Зондергруппы Р» в России стало строительство авиазавода компанией Junkers. 26 ноября 1922 года в Москве между правительством РСФСР и фирмой Junkers были заключены три договора: о производстве металлических самолетов и моторов, об организации транзитного воздушного сообщения Швеция—Персия, об аэросъемке в РСФСР. В соответствии с первым из этих договоров в арендное пользование Junkers полностью передавался Русско-Балтийский завод в Филях, вблизи Москвы (сейчас это завод им. Хруничева), который «концессионер принимает и оборудует».
Производственная программа устанавливалась в размере 300 самолетов в год, советская сторона обязалась закупать ежегодно по 60 самолетов. На проектную мощность завод должен был выйти за три года — к 29 января 1925-го.
В короткий срок Junkers удалось перенести в Россию современный по тем меркам авиазавод с персоналом более чем 1300 человек. Однако немцев подвела экономическая ситуация. Заказ на поставку 100 самолетов советским ВВС был заключен по твердым ценам, исходя из почасовой зарплаты в 18 копеек золотом, но введение в СССР нэпа и инфляция свели на нет всю калькуляцию, так что себестоимость самолетов оказалась вдвое выше установленных цен. Советская сторона тем не менее потребовала выполнения буквы договора: «Вы обязались продать самолеты по твердой цене и тем самым взяли на себя коммерческий риск; договор остается договором». И заодно обвинила немцев в недостаточных вложениях капитала в оснащение завода. Junkers это обвинение категорически отверг: «Мы, с точки зрения частного промышленника, вложили колоссальные суммы».
Советское правительство, придравшись к тому, что фирма не смогла «сосредоточить в Филях запасы алюминия и дюралюминия в количестве, достаточном для производства 750 самолетов и 1125 моторов, то есть основная наша задача — иметь значительную материальную базу для металлического самолетостроения внутри Союза не достигнута», расторгло все договоры с Junkers. Компания моментально оказалась на грани банкротства, и только экстренный кредит в 17 млн марок, предоставленный правительством Германии «в качестве признания заслуг профессора Xьюго Юнкерса в немецком самолетостроении», спас ее от полной ликвидации. Но заниматься серийным производством самолетов фирма больше не могла, и ей пришлось существенно сократить бизнес, сосредоточившись лишь на разработке новых типов самолетов.
Что же касается завода в Филях, то ему были выделены дотации в размере 3 063 000 рублей на 1924–1925 годы и 6 508 014 рублей на 1925–1926 годы. Самое интересное — необходимость дотаций командование советских ВВС объяснило тем, что «мощный завод в Филях, входящий в общий план развития военных воздушных сил, стоит законсервированным». Эти слова невозможно расценить иначе, как прямое признание того, что свое главное обязательство — построить в России современный авиационный завод — Junkers выполнила. А придирки советских чиновников к второстепенным статьям договора были обусловлены лишь одним — нежеланием платить деньги за выполненную работу. Такой трюк в отношениях с западными фирмами — «буржуями» и «империалистами» — правительство большевиков использует еще не раз.
Впрочем, Junkers, можно сказать, повезло: в 1928 году, чтобы не платить по контракту электротехнической фирме AEG, специалистов этой компании советские «органы» арестовали за вредительство в рамках печально известного «шахтинского дела». Советских инженеров, проходивших по этому делу, расстреляли, а немцам Советская власть милостиво позволила вернуться в Германию, но, разумеется, без оплаты сделанной работы.
Несмотря на печальный опыт Junkers и AEG, немецкие компании продолжали работать в Советской России. Фирма Stolzenberg налаживала производство артиллерийских зарядов и порохов на заводах Златоуста, Тулы и Петрограда, совместно с немцами запускалось производство отравляющих веществ на заводе «Берсоль» под Саратовом, Carl Walter строила в Туле цеха, где производилась нарезка стволов для винтовок и пулеметов. Компания Mannesmann отремонтировала на Мариупольском металлургическом заводе им. Ильича прокатный стан-4500, который был куплен заводом еще до революции и разрушен в ходе революции и Гражданской войны.
В 1941 году этот стан из-под носа у немцев был вывезен на Урал, и, по утверждению некоторых специалистов, на нем еще и сегодня катают броню для танка Т-90.
Фирма Friedrich Krupp на основании заключенного в июле 1923 года договора о реконструкции советских военных заводов и поставках артиллерийских снарядов германской армии, помогла большевикам наладить современное производство гранат и артиллерийских снарядов. Немцы обеспечили и финансирование проекта, предоставив 600 тыс. долларов на налаживание производства и заплатив 2 млн долларов аванса под заказ.
Все крупнейшие стройки в СССР периода индустриализации фактически были международными проектами.
Архитектор Форда и Сталина
Опыт использования проблем развитых стран в своих целях, приобретенный Советским Союзом в работе с Германией, очень пригодился большевикам, когда на Западе разразился экономический кризис.
В 1926 году в американской экономике были зафиксированы первые признаки надвигающейся рецессии — начал заметно сокращаться объем строительства. С проблемами сразу столкнулись архитектурные и проектные фирмы, в том числе знаменитое бюро Albert Kahn, Inc. в Детройте, основатель которого Альберт Кан прославился как «архитектор Форда». Даже у него, одного из крупнейших промышленных архитекторов ХХ века, знаменитого специалиста по проектированию современных заводов, объем заказов стремительно сокращался и к концу 1928 года сошел к нулю.
Банкротство казалось неизбежным, но в апреле 1929 года в офис Кана вошел незнакомый человек, представившийся сотрудником фирмы «Амторг» — это формально частное акционерное предприятие в действительности являлось неофициальным торговым и дипломатическим представительством СССР в США. Посетитель предложил Кану заказ на проектирование тракторного завода стоимостью 40 млн долларов (это был Сталинградский тракторный завод) и пообещал в случае согласия новые заказы.
Ситуация складывалась довольно сомнительная, поскольку между СССР и США не было дипломатических отношений. Кан попросил время на размышление, но биржевой крах в конце октября, ознаменовавший начало Великой депрессии, положил конец всем его сомнениям. Вскоре советское правительство получило от Albert Kahn, Inc. целую программу промышленного строительства в Советском Союзе, известную в советской истории как «индустриализация в СССР». В феврале 1930 года между «Амторгом» и Albert Kahn, Inc. был подписан договор, согласно которому фирма Кана становилась главным консультантом советского правительства по промышленному строительству и получала пакет заказов на строительство промышленных предприятий стоимостью 2 млрд долларов (около 250 млрд долларов в сегодняшних деньгах).
Поскольку полный список строек первых пятилеток в нашей стране не публиковался никогда, до сих пор неизвестно точное количество советских предприятий, спроектированных Каном, — чаще всего говорят о 521 или 571 объекте. В этот список, бесспорно, входят тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове; автомобильные заводы в Москве и Нижнем Новгороде; кузнечные цеха в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сталинграде; станкостроительные заводы в Калуге, Новосибирске, Верхней Салде; литейные заводы в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Магнитогорске, Сормове, Сталинграде; механические заводы и цеха в Челябинске, Подольске, Сталинграде, Свердловске; теплоэлектростанция в Якутске; прокатные станы в Новокузнецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сормове; 1-й Государственный подшипниковый завод в Москве и многое другое.
Речь, впрочем, не идет о том, что Albert Kahn, Inc. с нуля проектировал каждый объект. Он всего лишь переносил в Россию готовые проекты американских заводов с американским же оборудованием. Фирма Aльберта Кана играла роль координатора между советским заказчиком и сотнями западных (поначалу преимущественно американских) компаний, поставлявших оборудование и консультировавших строительство отдельных объектов.
По сути, через Кана в СССР тек мощный поток американской и европейской промышленной технологии, и все крупнейшие стройки в СССР при помощи связей Кана фактически стали всемирными. Так, технологический проект Нижегородского автозавода выполнила компания Форда, строительный — американская компания Austin. Московский автозавод (АЗЛК) был построен в 1930 году тоже по образцу сборочных заводов Форда. Строительство 1-го Государственного подшипникового завода в Москве (ГПЗ-1), который проектировала компания Кана, осуществлялось при техническом содействии итальянской фирмы RIV.
Сталинградский тракторный завод, построенный по проекту Кана в 1930 году, сооруженный в США, размонтированный, перевезенный и всего за шесть месяцев собранный под наблюдением американских инженеров, был оснащен оборудованием более чем 80 американских машиностроительных компаний и нескольких немецких фирм.
Все проекты Альберта Кана в СССР, последовавшие за Сталинградским тракторным заводом, разрабатывались филиалом его фирмы, открытым в Москве и работавшим под руководством Морица Кана — брата главы компании. В этом филиале, носящем скромное русское название «Госпроектстрой», трудились 25 ведущих американских инженеров и около 2,5 тыс. советских сотрудников. В то время это было самое большое архитектурное бюро мира. За три года существования «Госпроектстроя» через него прошло более 4 тыс. советских архитекторов, инженеров и техников, изучивших американскую науку проектировать и строить. Кстати говоря, в то же время в Москве работало Центральное бюро тяжелого машиностроения (ЦБТМ) — точно такой же «производственно-учебный» филиал иностранной компании, только ее учредителем была немецкая Demag.
(продолжение следует)
Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Срочно - 39

    (предыдущая страница) (черновик) 11:21, 16 октября 2021 В России зафиксирован новый рекорд смертей пациентов с COVID-19 В России впервые с…

  • РФ, Китай, Израиль

    (черновик) Последнее, что Путин и Шойгу смогут сделать для России - это открыть границу для китайских войск? Путин заявил, что считает Си…

  • Избранное

    Супер-яхта Солнцевской ОПГ? Это яхта четвертая по длине, но первая по водоизмещению и внутреннему пространству в мире. World's biggest…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments