fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Круговорот еврейского нацизма в Российской Империи, СССР и РФ

16 августа 2014
"Национальный акцент". Евреи в Казани от 16.08.2014 16:30
Программа приглашает на экскурсию в старейшее место Казани – еврейскую синагогу. Руководитель Республиканской общественной организации
"Еврейский общинно - благотворительный центр "Хэсэд моше" расскажет об истории молельного дома
Национальный акцент. Этнические проблемы и их решение в современной России.
У микрофона Анна Окунь, здравствуйте. Сегодня мы побываем в одном из старейших мест Казани, сохранившемся до наших дней - в еврейской синагоге. О жизни евреев в Казани и непростой судьбе молельного дома мы побеседуем с директором республиканского благотворительного фонда Еврейский центр "Хешед Моше" - Анной Смолиной.
- Анна Исааковна, евреи в Казани, вот, когда это началось?
- Как появились здесь евреи?
- Да. Как появились евреи.
- Вообще-то первые евреи - это конечно от кантонистов. Это конец тысяча восемьсот восемьдесят...
- Конец девятнадцатого века.
- Да, да. А кто такие кантонисты? Это молодые мальчики, рекруты иначе можно сказать, которых набирали на Украине, Белоруссии, и привозили на службу в царскую армию. Это мальчики от 9 до 13 лет. Очень маленькие. Мы даже знаем где они здесь жили. Мы исследовали это. В Кремле. В подвалах.
- То есть растили таких солдат.
- Да, да. Это были солдаты. Их конечно заставляли креститься. Есть разные такие легенды... Ну, мы не знаем насколько это правда, что они-то ведь были дети из очень религиозных и, конечно же, бедных семей. Потому что все-таки кто был побогаче они как бы откупались. У евреев всегда были очень многодетные семьи и они платили в бедную семью чтобы оттуда шел мальчик за своего. Выкупалось. Такая вот вещь была. И они приезжали сюда и здесь их заставляли креститься. Для них это было ужасно! И поэтому есть такие воспоминания. Не знаю насколько они правдивы... Что многие заходили, когда крестились, там, в Казанку, в реку и не выходили... То есть, ну, не могли это переступить...
Но многие крестились! И, отслужив 25 лет, там им разрешалось оставаться здесь на месте жительства.
- Но будучи уже все - православными.
- Да. И по еврейским законам - он уже не еврей. Да? Но! Женились они на еврейских девочках! Им оттуда же из Белоруссии... Больше из Украины. Конечно, это Украина больше... Привозили еврейских девочек, которые рожали им...
- Еврейских мальчиков.
- ... еврейских детей!
- Да, и еврейских девочек тоже.
- И здесь они как-то уже обосновывались. И перед революцией они уже достаточно хорошо поднимались. Перед революцией здесь было 19 купцов первой гильдии! Это богатые люди, которые собственно и строили это здание. И создали уже общину, молельные дома и так далее и тому подобное.
- Но если они должны были хотя бы номинально соблюдать православные заповеди, законы, быть православными, тогда почему синагога? Кто им дал построить?
- Многие наверное так думают, что и не восприняли это крещение как долг совести....
- Это была сделка с совестью!
- Может быть... Да... И поэтому приезжали сюда купцы, обосновывались здесь. Все это было сначала подпольно, на дому там где-то они молились, но все-таки они хотели, чтобы у них было культовой здание. И они много обивали пороги, есть письма у нас там в архивах... Ну и в конце концов им все-таки разрешили купить землю. Они купили эту землю в центре города, но... строили они не сразу. Они еще собирали в 1907, а здание было готово только в 1915.
Ну а потом, в 1929 году что произошло? Все вдруг перестали верить!
- 1918 год пережили.... Гражданскую пережили...
- Да! В 1929 это здание было забрано. А на самом деле! Если мы поднимем наши музейные вещи евреи отказались от него. Они сказали - нам ничего не надо! Этого нет! Это все не правда! Но так же писали и мусульмане и христиане. Это все писали, что религия нам не нужна. Мы теперь стали все атеисты.
Мы все это понимаем сейчас. Мы же знаем всю нашу историю. И они опять ушли в подполье.
То есть община не прекращала свою жизнь никогда! И мацу пекли! И все делали. И молились. И свадьбы делали. Все было! Но теперь уже опять же без этого здания.
А потом, оно как бы стало переходить из рук в руки. Я говорю, что в 1996 году... Точных исторических данных у меня нет, но мне кажется что все-таки мы первые в России... Нам вернули это культовое здание.
Последним хозяином этого здания было министерство образования. Дом Учителя.
Как Вы понимаете это у нас не богатые то же хозяева у нас здесь были... И крыша текла... На ремонт видимо не выделялись какие-то деньги. Если бы это еще была школа... А это все-таки Дом Учителя. Это может быть не такое посещаемое место.
- Вы из Казани вообще сами?
- Нет! Но я давно в Казани. Я закончила Воронежский ВУЗ и тогда надо было по распределению. И я приехала на авиационный завод. Я технолог по производству мебели. На авиационном заводе делала мебель.
- Вы же не просто пришли в синагогу?
- Нет! Не просто так! Я на заводе проработала три года, ушла в декрет, родила ребенка... Ну знаете анекдот есть про еврейских мам - они немножко ненормальные, поэтому я решила, что я все время должна быть с ребенком. У меня есть второе образование - это педагогический. Я работала логопедом...
Вот передали это здание. Я знакомая... Дружу с Беллой Сонц. Леонид Сонц - у нас наверное все знают этого человека... Это известнейший музыкант, скрипач, мы все учились у него любви к еврейству вот. То, что мы должны это хранить. То, что мы должны это воссоздавать. То, что мы должны учить своих детей. Чтоб наши дети что-то знали. Леня огромную работу сделал по возврату этого здания и вообще по восстановлению всего, возрождению еврейства в Казани.
Вторая волна евреев - это конечно эвакуация. Это очень большая волна. Это эвакуация. Причем целыми заводами. Это московские заводы. Питерский оптико-механический, в Дербышках (?). С Киева был завод медного оборудования. И это конечно евреи. В Питере оптико-механический, в Дербышках у нас переехал с Питера. Там евреев наверное больше, чем в центре города. Весь завод, там наверное каждый третий был эвакуированный был... То есть это вот большой приток.
- И в Казани как бы нормально отнеслись к евреям когда они приехали?
- Ну, я за то время не могу говорить...
- Ну, есть какие-нибудь сведения?
- Я могу говорить за то время когда я приехала. Вообще я родилась на Кубани. Мои родители минчане. Попали на Кубань то же после распределения. Папа поехал строить завод. Там я родилась, а потом поступила в Воронежский ВУЗ. А на Кубани вообще очень напряженно с этим вопросом было...
- Вот я и пытаюсь понять насколько в Казани...
- Мне и в школе это.... У меня родители они как-то всегда говорили: "Доченька, ну это не далекие люди. Это не воспитанные люди". Когда я рыдала, приходила там со школы, меня жидовкой или как-то назвали, мне папа говорил: "Да это человек мимо которого ты должна проходить и даже не слышать, что он там говорит".
Наши двери в синагоге открыты. У нас проходят там, Вы знаете, и лектории, и дни Холокоста. Вы зашли сюда, Вас же никто не спросил - покажите документы - еврей или не еврей...
- То есть синагога открыта всем?
- Да! И в молодежный клуб ходят люди и в воскресную школу у меня есть не евреи ходят... Ну хотят - пожалуйста! Потому что мы все понимаем здесь, что чем больше будут люди знать правды о нас, тем меньше будет тех людей, которые говорят, что мы на Пасху там детскую кровь... Такие тоже есть! Понимаете? И это так смешно!
- Даже в Казани?
- Даже в Казани. Ну это не образованные люди. Поэтому вот эта библиотека, где мы с Вами находимся, здесь приходят очень много студентов, которые учатся в университете, в педагогическом ВУЗе, которые какие-то работы пишут. Сейчас в университете на стажировке есть мальчик из Германии. Ну он немец. Вообще немец. Он пишет что-то про нас. У него тема еврейская. Он приходит все время на шаббат к молодежи. Ездил с нашей молодежью на театральный семинар. И он меня просил: "Можно?" Да, пожалуйста, поезжай. Я приехала к ним - у него такие глаза! То есть нет у нас закрытости. И мы к этому никогда не стремимся.
- Но в 1997 году я так понимаю здание было... Вернемся вот к этому.
- Да. Текла крыша. Здесь дранка висела. Знаете что такое дранка? Они белили, а перед белилкой была такая сеточка...
- Типа марли.
- Да, да. И вот это все так висело. От того что вода текла. Это все обвисшее. Двери все перекошенные. Окна плотно не закрывающиеся. Где-то не было стекол. Внизу видите эти фотографии? Я их все сняла когда я взошла. И они будут висеть всегда. Это для того чтобы люди помнили, как мы сюда зашли. Вот начался этот процесс восстановления.
- Где-то брали деньги.
- Давал РЕК. Российский еврейский конгресс. Тогда его возглавлял Гусинский. И он сам много раз приезжал, смотрел как идет процесс. Ну, он очень трепетно к Казани относился. Хотел помочь очень. Давали семьи американские. Вот там висит доска - это как раз те, кто внесли деньги именно на восстановление этого здания. Только на здание, не на что другое. И так потихоньку, не все сразу. И кстати могу сказать, что первое что было отремонтировано - это благотворительный фонд на втором этаже. Это там где начали заниматься благотворители помощью людям.
- А кому помогали? И в каких ситуациях?
- Здесь как раз все очень просто. Здесь разработаны стандарты, критерии...
- А вообще многие сейчас уезжают евреи из Казани?
- Сейчас, это не тот период, когда была безработица. Сейчас едет две категории - или едет молодежь учиться...
- Но она возвращается в Россию?
- Многие возвращаются, многие нет. Многие остаются в Израиле. Устраиваются. А многие и из Израиля еще куда-то едут. Некоторые едут учиться. Пожилые едут. Пенсионеры едут. Ну, на более обеспеченную жизнь.
- Без семей.
- Иногда наоборот едут за молодыми. Иногда молодые потом к ним едут, когда они устраиваются. Старики чаще всего едут за медициной. Единственное, наверное, чем нам надо заниматься больше всего в России, я считаю, - медицина и образование.
- Евреи вообще ведь, да? Очень ценили образование. Это нация, которая сделала себя сама в России. Это действительно так? Только нужно было выйти за черту оседлости...
- Мой папа очень любил шахматы. Он разрядником играл и у него всегда было очень много кубков. Он занимался вот всегда книгами о шахматах. Он знал всех чемпионов мира. И всегда мне говорил, вот видишь сколько там евреев. Я говорю, пап почему? Это спорт для тех кто бегать не умеет? Или там кто физически не любит заниматься? Он говорит, понимаешь, евреям всегда и везде приходилось доказывать, что он не последний. Поэтому они всегда учились хорошо, им надо было выживать, выкарабкиваться. Их везде не очень любили. Поэтому они всегда вот так вот тренировали очень свой мозг. За счет мозга они жили. Образование для них было главное чтобы достичь чего-то.
- Это тот стереотип, который в общем соответствует действительности. А еще есть какие-нибудь стереотипы, которые ну, можно развенчать или которые наоборот стоит подтвердить? Там, например, что евреи музыкальные.
- Есть! Есть! Например, все считают что евреи богатые и что у них нет нищих, нет одиноких, нет бездомных, нет алкоголиков. Все так же! Может быть процент немножко меньше.
- Умеют припрятать на черный день.
- Нет, вот я просто заработаю в благотворительный фонд, всяких встречала, и наркоманы и по тюрьмам езжу. Говорят, что евреи детей не оставляют - оставляют тоже. И с детдомами работала. Я была до этой работы такая же наивная как все. Работая здесь 15 лет, я увидела все.
- Но за 15 лет у Вас получилось наладить благотворительность. А это вообще главное направление получается?
- Я сейчас говорю только про свою организацию. В ней есть два направления. Министерство соцзащиты и министерство культуры. Вот так я могу Вам сказать - культура и образование. И соцзащита - это помочь всем бедным, нуждающимися. Вы сказали - как Вы это выстраиваете? У нас есть жесткие критерии, мы работаем от материального состояния человека. Мы не помогаем участникам войны, у которых пенсия под 30 тысяч. То есть мы не помогаем людям за их заслуги перед Отечеством.
- А за что же тогда?
- А мы помогаем тем, кому надо выжить материально. Для нас главное - бедный человек. Кому не на что кушать.
- Мне не на что кушать - скажет он. А на самом деле - есть на что?
- А для этого этот человек должен сдать справку о пенсии.
- То есть в общем только пожилым людям Вы помогаете?
- Нет. Инвалидам независимо от возраста. Детям. У нас есть направление - детский проект. Там где многодетные, одинокие мамы, дети-инвалиды. Незащищенным слоям населения. Как это у нас принято говорить.
- И то, что я сейчас наблюдала - это компенсация...
- Это германское правительство. Немецкое правительство выделило вот как раз компенсационные выплаты, пострадавшим во время войны. А на самом деле, тем кто выезжал раньше, ну допустим в Израиль, в Германию, в Америку, по-моему в Канаду даже - они сразу эти деньги получали. Это сейчас только доходит до России. Я не знаю с чем это связано, там политические разборки какие-то были, но вот наконец они начали. Год идет это все уже. И никто еще не получил. А Вы знает сколько из этих людей уже умерло? Не дождавшись их выплат!
- Смотрите! Это вот те, которых отправили в Казань, спасая от войны?
- Да! Там три типа людей. Это те, которые остались на оккупированных территориях...
- Но это самый тяжелый случай!
- Да. И у меня есть узники гетто. У меня таких 9 человек осталось. Это узники гетто и концлагерей. Это на оккупированных территориях. И эвакуированные. Три категории людей. Эвакуированные - они получают за потерю всего материального имущества. А кто бы еще выплачивал за потерю родственников всех.
- У меня просто дедушка тоже из Минска. У него всю семью расстреляли потом. Ну не расстреляли, а постреляли.
- У моего папы 28 самых близких родственников. Мои родители минчане, когда война началась из же сразу буквально заняли и вот папина мама, она сказала - мы пойдем. И она все бросила, связала там узелки всем - и они пошли. А ее там братья, папины братья, многодетные семьи, которых она уговаривала, они сказали - мы ничего не сделали, тогда же еще не знали.
- Не понимали, да...
- И 28 вот самых близких родственников были загнаны в сарай и заживо сожжены. Поэтому я говорю, никакая их компенсация, наверное, не заменит. Ничего нельзя забыть. И когда начинаются разговоры про Холокост, что его там чего-то не было... Какие-то начались сейчас такие вещи, что это евреи сами придумали, мне хочется достать те письма, которые у нас есть и я думаю, не дай Бог ни одному народу больше еще это пережить.
- Что делается для того, чтобы это не было забыто? Может быть надо доставать эти письма? Может быть их надо читать?
- Нет. Это делается очень большая работа, Вы что?! У нас во-первых проходит постоянно там по Холокосту и в молодежных клубах и в школе и сейчас вообще фонд Холокоста в Израиле же, он начал новую программу по сбору материала. Это музей Яд Вашем. Мы с ними работаем и мы делали, всех узников мы делали запись, ходили по домам. Тех кто еще помнить что-то. Чтоб это никак не пропало. Нет - Холокост это очень большая часть нашей работы. И это не забывается. Мы подборку фильмов там показываем. Собираем где только мы видим, что выходит какие-то связанные с этим фильмы - мы тоже собираем.
(продолжение следует)
Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments