fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Category:

Путин превратил Россию в заповедник этнической орг.преступности? - 2

Услышал по радио:

"Алексей Бодяжкин для Радио России... в год пропадает 120 тысяч... из них 10 попадает в рабство.... рынок рабов оценивается в 150 млрд долл. .... не только в Дагестан, но и в Карачаево-Черкессию ...."

Но пока успел включить запись...

В последнее время на "Радио России" отключили опцию скачивания архива передач!

Гугл никаких сведений по Алексею Бодяжкину в связи с работорговлей не выдает...

Нашел эту передачу на сайте "Радио России".

Но и тут Алексей Бодяжкин оказался не указан!

https://www.radiorus.ru/tvp/date/12-10-2021

09:10
Сигналы точного времени. Торговля людьми
Ведущие: Людмила Шаулина и Василий Белоусов

https://www.radiorus.ru/brand/59306/episode/2601483

Сигналы точного времени Подкаст
12 октября 2021 Торговля людьми
Ведущие: Людмила Шаулина и Василий Белоусов

Торговля людьми
ЭКСПЕРТЫ:
Вероника Антимоник - соосновательница и координатор Фонда "Безопасный дом", эксперт по проблеме торговли людьми.
Артур Атаев - политолог.

....

... 150 миллиардов долларов прибыли!

- Это неверотяно!

- Как так случилось что у нас никто... что-то там расследование где-то, как-то что-то не пошло... Как это может быть вообще? Не понятно. К нам присоединяется соосновательница и координатор фонда "Безопасный дом", эксперт проблемы торговли людьми Вероника Антимоник. Вероника, здравствуйте.

- Здравствуйте.

- Здравствуйте.

- Действительно столь катастрофичны масштабы или как-то СМИ преувеличивают? Действительно у нас торгую людьми? Или это что-то, вот как-то, ну...

- Или это какие-то единичные случаи? Да. Которые происходят крайне редко?

- Нет. К сожалению не единичные. Действительно Россия находится, ну, в числе стран с наибольшим количеством и к сожалению те цифры, которые мы имеем: около 800 тысяч члеовек, которые находятся в ситуации торговли людьми в России, они считаются экспертами преуменьшенными. Поскольку в России не собирается внутренняя статистика. Ее нет. Это та статистика которую собирают международные организации на основани разных косвенных данных.

- 800 тысяч человек это... это... простите, это те, кто занимается этим бизнесом или это те, кто находится в рабстве?

- 800 тысяч человек - это те, кто находится в ситуации в торговле людьми внутри России. Но мы еще не должны забывать, что торговля людьми связана в международным перемещением и огромное количество россиян также находится в таких ситуациях за рубежом.

- Вот, что касается этой ситуации, с которой мы начали. Как вам кажется вообще подвинется следствие с мертвой точки и будут предприняты какие-то действия или виновные уйдут от наказания?

- Но к сожалению в последние годы мы видим меньше заинтересованности правоохранительных органов в расследовании такого типа преступлений.

- Почему так происходит?

- Происходит, потому что, ну, во-первых, торговля людьми, как вы уже тоже говорили приносит огромный доход. Это вообще второй в мире доход после торговли наркотиками. И в разных регионах, особенно в удаленных регионах, правоохранительные органы нередко коррумпированы и заинтересованы в том, чтобы такие дела не расследовались, такие преступления не раскрывались, чтобы эти случаи продолжали существовать. Про тот же Дагестан, если мы говорим, в Дагестане несколько сотен кирпичных заводов и у нас были пострадавшие, которым удавалось оттуда освободиться самостоятельно. Был мужчина, который пять раз убегал и его каждый раз возвращали. Два раза его возвращали и продавали назад правоохранительные органы.

- А как вообще это обычно происходит? Кто попадает в это рабство? и какая технология? Вот описали один случай. Я так понимаю не совсем типичный.

- Ну, на самом деле, поскольку очень много разных видов торговли людьми, то механизмов вовлечения тоже очень много. Ну, уязвимы обычно люди, которые не имеют достаточного образования и возможности трудоустроиться. Бедные. Не имеют жилья. Не имеют достаточной социальной поддержки. Либо имеют еще какую-то инвалидность, либо ограниченные возможности здоровья.

- То есть, социально не защищенные слои. Да?

- Да. Да.

- А вот допустим я, выйдя на улицу, подвергаю себя риску оказаться в рабстве? Ну, обычный человек?

- Мы всегда говорим, что подвергнуться торговле людьми может любой человек. У нас такие случаи были. Но понятно, что у вас уязвимость ниже. Вас скорее всего начнут искать. Что-то еще может быть произойдет. То есть, в принципе вероятность меньше, но нельзя говорить, что она нулевая.

- К нам присоединяется еще один эксперт, политолог Артур Артаев. Артур Викторович, доброе утро.

- Доброе утро. Вот мы говорим о том, что масштабы этого бедствия, по другому не назовешь, катастрофические в нашей стране. Почему до сих пор эта проблема не на слуху? Почему о ней так мало говорят? Почему в медиа эта тема не проходит красной линией?

- У меня чуть другое мнение. Дело в том, что я считаю, что эта проблема была актуальна, так сказать, во все времена. Давайте обратимся к такому источнику как Кавказский пленник Льва Толстого. Вот тогда, как раз-таки в период Кавказской войны в XIX веке закладываются основы...

- Но мы-то с вами в XXI веке!

- В 2021 году живем!

- Да, да, да. Мне кажется как раз-таки наоборот. Вот эта тенденция очень как-то... именно применима к тому региону, о котором мы говорим. Я имею в виду к Кавказскому региону, югу России. Она, тенденция, снижается. Вот потому что в советский период еще, так называемый сбор черемши вот очень сильно был зациклен вот на это... Так называемую не санкционированную трудовую миграцию. Сейчас, благодаря СМИ, благодаря прежде всего интернету, благодаря таким организациям как Альтернатива, это все вылезло. А так, это было катастрофически... в огромных масштабах, когда за то, что человек не работал в советские времена, за это судили. Поэтому слава Богу, что сейчас появились такие общественные активисты, слава Богу, что это стало обнародоваться, слава Богу что вот эта форма общественного контроля за деятельностью бывших правоохранителей, которые содержат такие трудовые плантации, она пошла, как говорится в активную фазу информационного такого обозначения.

- Но, а это именно они, да? Это в основном бывшие сотрудники правоохранительных органов?

- Не, не могу сказать, что это бывшие сотрудники. В советские времена это были в основном цеховики, кстати. Эти подпольные цеха по производству джинсов, по производству консервов, по производству... Это в огромных масштабах было.

- Но это советское время. Мы все-таки говорили про сейчас.

- Да, сейчас по-другому. Сейчас уже по-другому. Сейчас это вот бывшие госчиновники, которые имеют не только задействованных правоохранителей, которые когда-то работали в правоохранительных органах. А это опять-таки как показывает такая выборочная статистика, анализ. И причем - это отдельные регионы. Трудно-доступные как правило регионы. Дело в том, что я сомневаюсь, что рядовой житель Махачкалы, равнинного Дагестана имеет представление о том, что это такое. Но это настолько, настолько дифференцированное общество, оно настолько разнолико. Это, горный Дагестан коренным образом отличается. Поэтому это особые еще регионы, нужно иметь в виду.

- Артур Викторович, оставайтесь пожалуйста с нами на линии. Мы продолжим совсем скоро.

Реклама.

- Возвращаемся в студию и продолжаем обсуждать тему. И начали мы тему рабства. Тему рабства в нашей стране. Начали мы с совершенно жуткой истории, когда пару из Москвы продали в рабство в Дагестан. Когда они пытались уехать автостопом в Крым. На связи со студией политолог Артур Атаев. Артур Викторович, ну вот продолжая эту тему. Вы говорили о том, что... Часто так бывает, что это происходит в каких-то недоступных местах. И далеко от каких-то областных центров. Но тем не менее вот здесь, конкретно в этой ситуации.

- Ну да, заходите в горное село - вы сразу под лупой.

- Угу. Но это происходит и в крупных городах. Там тоже легко спрятаться. В крупных мегаполисах, где очень много людей.

- Анклавы в Дагестане после прихода Меликова в крупных городах. Еще до прихода на должность главы региона Васильева. Они уже ушли. Они вот такие трудовые анклавы не санкционированные, они ушли в горы, извините. Это такое выражение, что...

- Нет, я имею в виду, например, Москву или Санкт-Петербург. Такие вот крупные мегаполисы. В них тоже очень легко спрятаться и здесь тоже я уверена проблема существует. Хорошо...

- Ну вот эта серьезнейшая проблема, особенно среди мигрантов уже здесь сложилась внутренняя стратификация. Когда по такому индийскому кастовому принципу. Когда одни не имеют гласа. Вот у них в буквальном смысле забирают документы и в ни Убекистан, ни в Таджикистан они уже не вернутся. Это у них уже внутреннее такое деление серьезное. Где есть солдаты, условно говоря, где есть болота, где есть князья свои. Вот это тоже очень серьезная проблема.

- Хорошо. А вот эти преступления. Как часто они раскрываются, если учесть серьезные масштабы коррумпированности правоохранительных органов там, где подобный бизнес процветает?

- Вы знаете, на моей памяти ну процесса четыре.

- Всего?

- И то, там вот в четвертом процессе в итоге истец забирает заявление.

- Испугался.

- Потому что... Ну, вот, вы задавали вопрос в первой части - кто входит в зону уязвимости.

- Да.

- Это люди не социально активные, не адаптированные в социум. Как правило у них нет родственников. За них некому попросить. Поэтому... Это же рекрутинг очень грамотный. Они ж присматриваются. Вот был эксперимент, когда, кстати, руководитель организации Альтернатива на Казанском вокзале полторы недели изображал нищего. Только по истечении десяти дней к нему подошли. То есть, они присматривали - не казачок ли это засланный?

- Ага!

- Понимаете? Они тоже профессионалы, они знают, что общество реагирует, правоохранительные органы начали реагировать. Поэтому сейчас это более... очень выверенная такая схема.

- Но видите, случается и другие ситуации. Когда пара из Москвы, понятно, они едут автостопом, тем не менее, у них-то не такая ситуация. У них другая несколько. Да? Иная ситуация. Они имеют родственников. И в общем-то в принципе, наверное, как бы там...

- Да. Здесь не профессиональный рекрутер действовал. Он-то не наблюдал за ними. Он-то сразу...

- Ну, просто взял и взял... Да.

- Да. Да, да. У него видимо был какой-то разговор, следствие покажет. Кто-то ему, условно говоря, кто-то его попросил помочь.

- А вы думаете следствие будет? Будет вообще доведено до конца?

- Ужас в том, следствие ничего не показывает.

- Информационное влияние общества таково, что сейчас... И блоггеры обратили на это внимание. И государственные, и не государственные. Печатные и электронные СМИ. Я думаю здесь однозначно будет доведено. Причем в самой такой активной фазе.

- Очень бы хотелось.

- Слава Богу, что вы обращаете внимание. Нет, я думаю, вариантов нет. Потому что градус возмущения гражданского общества может перейти какие-то разумные пределы, если не будет адекватной реакции. Слав Богу государство сейчас научилось слушать общество.

- Вероника, к вам вопрос. А на вашей практике, как часто раскрывались подобные преступления? Как часто ловили и наказывали преступников?

- А... Ну, у нас не так часто вообще люди хотят возбуждать эти дела. Потому что преступники очень могущественные и влиятельные. Много денег, связей. И чаще всего люди вообще боятся обращаться к правоохранителям, потому что никто им не может обеспечить безопасность. Вообще в России есть программа защиты свидетелей и жертв преступлений, но к сожалению она очень редко применяется к пострадавшим от торговли людьми. На нашей памяти был только один такой случай. А во всех остальных случаях они оказываются под очень мощным давлением. Под угрозами со стороны преступников. Под угрозами оказываются их близкие, члены семьи. Поэтому это очень рискованное и люди часто вообще не хотят инициировать эти дела. Либо они потом закрывают, забирают заявления, просят закрыть эти дела. Вот. И даже в тех случаях, когда они возбуждаются к сожалению их часто переквалифицируют либо закрывают из-за того что бывает очень сложно доказать. Самый сложный такой момент для наших правоохранителей - доказать факт удержания. Потому что у них всегда первый вопрос - почему ты не ушел? Почему ты не позвонил в полицию? А когда человек объясняет, что ему угрожали, что его убьют, убьют его близких. Вот это очень сложно как-то материализовать и приложить к делу. Ну, то есть, такое, на словах доказательство. Ну вот. Из-за это дела часто рушатся, но бывают случаи, когда дела доводятся конечно до конца и сроки какие-то дают даже реальные. К сожалению редко. Последнее время все реже. Но вот эти дела, которые доходят до суда, они занимают несколько лет. У нас даже одно дело заняло 8 лет.

- О боже! И какие сроки? Последний вопрос.

- Ну... На самом деле сроки не такие большие к сожалению, которые хотелось бы. Вот. Потому что там где-то около 7 лет плюс минус, по разному. Но не
такие большие.

- М-да... Это действительно какая-то катастрофическая ситуация! Спасибо большое.

- Спасибо, да. Основательница и координатор фонда "Безопасный дом", эксперт по проблеме торговли людьми Вероника Антимоник была с нами на связи. И политолог Артур Атаев. Мы будем следить за этой ситуацией, конечно. Да?

- Да. Хотелось все-таки чтобы она была доведена до...

- Конца.

- Правильно! Логического завершения.

- Переходим к следующей теме.


Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Марцинкевич. Убийство? - 8

    (предыдущая страница) 14:49, 23 октября 2021 Названы причины розыска передавшего правозащитникам видео с пытками заключенных RT: Савельев…

  • COVID-19 - 60

    (в начало) (предыдущая страница) Британский ученый заявил о невозможности коллективного имммунитета от Covid-19 11 августа 2021 02:10 Вариант…

  • Срочно - 39

    (предыдущая страница) (черновик) 11:21, 16 октября 2021 В России зафиксирован новый рекорд смертей пациентов с COVID-19 В России впервые с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments