fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Советский пропагандистский фильм 1965 года режиссера М.Ромма

(продолжение)
чАСТЬ ВТОРАЯ
Мы попытаемся немного отдохнуть от этого кровавого фарса. Поглядим на детей Третьего Райха. Прекрасные дети! Маленькие люди. Они возятся, слушают шарманку. Правда шарманка играет официальный нацистский гимн - Хорст Вессель! Но ведь дети-то еще не знают что это такое.
(Показывают детские рисунки. Очень не красивые.)
Солнце. Тетя. Папа и мама. Труба и барабан. Мальчишки всегда любили рисовать солдат. Штык, ружье, нож, танк. Свастика. А вот и школа. Первая пропись. Хайль Гитлер. С этого надо начинать учение. Другая пропись - штурмовики маршируют. Мы приветствуем знамя.
А вот примечательное стихотворение ко дню рождения фюрера: "Ты там где немецкие сердца бьются сильнее. Где немецкие руки работают. Где немецкие дети смеются от счастья. Мы приносим тебе наши сердца. О, фюрер! Ты - спаситель Германии. Ты - надежда. Ты - верность. Ты - любовь. Ты - вера. Я люблю тебя всем сердцем. Я хочу принадлежать тебе. Я хочу служить тебе каждый день, и каждый час, как верный воин и храбрый солдат". Примечание: не для чтения, для заучивания наизусть!
Теперь надо научится стоять смирно. Пожирать его глазами. Впитывать каждое его слово. Тем более сейчас он обратится с речью к германской молодежи. Чего же он хочет от германской молодежи?
"Германская молодежь должна быть сильной. Ловкой. Упругой как кожа. Быстрой как гончая собака, крепкой как крупповская сталь."
Все! Больше от Вас ничего пока не требуется. И дети в восторге. Телами детей написано - мы принадлежим тебе. Но дети еще не понимают, что стыдно принадлежать кому бы-то ни было. Хотя бы самому фюреру. Они смотрят на него с обожанием. А ведь им еще придется, каждый день и каждый час, в течении долгих лет слышать, что он не погрешим, что он всегда прав, что он великий, что он - спаситель. Вера, надежда, любовь. Что он мудрый.
Гитлер говорил: "Немецкий мальчик должен с детства уметь переносить побои и привыкать к жестокости".
Вот они привыкают к жестокости. Посмотрите, какие лица выбрал оператор! Привыкают к побоям.
Лей как-то сказал: "В четыре года мы даем ребенку в руки флажок. И с этой минуты, сам того не ведая он поступает к нам в обработку, которая продолжается до самой его могилы. Они должны превратиться в тесто, из которого можно выпечь все что угодно. В икру".
И вот - важнейший этап. Сейчас они будут давать клятву верности Адольфу Гитлеру. Послушаем эту клятву.
Дают клятву вчерашние мальчики. Вчерашние школьники. Они выучили наизусть все положенные прописи, они знают, что Гитлер не погрешим. С его именем на устах они будут умирать. Его именем они будут убивать. Его именем они будут грабить.
Но клятву давали не только солдаты. Клятву давали медицинские сестры, служащие, чиновники, почтовые, железнодорожные рабочие. Клятву в верности Адольфу Гитлеру давала вся Германия. Ибо вся Германия должна была связана круговой порукой.
И, разумеется давали клятву члены нацистской партии. Эта клятва была самой краткой.
Вот ее текст дословно: " Я клянусь в верности Адольфу Гитлеру. Ему лично, а так же всем начальникам, которых он поставит надо мной. Клянусь безоговорочно выполнять любое их распоряжение".
И все!
Нет даже слова Германия или слова Родина, слова народ. Поклялся безоговорочно выполнять любое распоряжение любого начальника и можешь надевать шапку.
По существу люди клянутся в том, что они перестанут быть людьми. Они добровольно отказываются от права и долга любого человека. От права и долга мыслить, думать.
Глава XI
А ВЕДЬ БЫЛА ДРУГАЯ ГЕРМАНИЯ
Да! Была и другая Германия! Эти люди еще помнят крушение кайзеровской империи. Германскую революцию 18-го года.
Ровно через год после нашей Октябрьской революции!
Они помнят эти грузовики, полные вооруженных рабочих и солдат. Толпы народа на улицах. Митинги. Речь Либкнехта.
Как это похоже на нашу революцию!
Как эти люди похожи на наших людей!
Как похож этот воздух свободы!
Но они помнят чем кончилась революция. Убийство Либкнехта и Розы Люксембург, кровавые расправы.
Они работали. Они всегда работали. Немецкие рабочие. Великий мастер, великий труженик.
Вот они перед нами. Они еще помнят грандиозные пролетарские демонстрации 20-х годов. Они были тогда гораздо моложе. Они верили в социалистическое будущее Германии. Вот так выходили на улицы. Кто-то из них быть может нес этот плакат, на котором написано - фашизм это голод и война. И видел Тельмана.
Но в этих дворах помнят чем кончались такие демонстрации. Сюда приносили раненых, а иногда и убитых.
Германский рабочий класс был расколот. Его легко было бить по частям. И его били по частям.
Били!
А выигрывал вот этот! (Показывают Гитлера.)
Нет! Я не хочу сказать, что германский народ был слеп! Он был обманут! А раз уж приходится жить при Гитлере, приходятся и работать. (Показывают слепого, выполняющего какую-то нудную простую работу.) Любая работа! Чтобы жить! (Показывают изготовление оружия.)
Вот перед нами рабочие. Некоторые из них еще помнят быть может последнюю демонстрацию Рот фронта. Рот фронт был уже запрещен и выходить на улицу было смертельно опасно.
Многие ли из этих людей дожили до нашего времени? Они исчезли. Исчезли за колючей проволокой.
Да! Все-таки была другая Германия!
Глава XII
"С МАССОЙ НУЖНО ОБРАЩАТЬСЯ КАК С ЖЕНЩИНОЙ".
АДОЛЬФ ГИТЛЕР
Одна из заповедей нацизма начиналась так: "Ты - ничто!"
Мы хотели найти ну хоть какие-нибудь кадры, ну, просто горожан. Хотелось посмотреть как жил рядовой человек в эти годы. Ведь не все же время он кричал - Зиг Хайль. Но среди двух миллионов метров нацистской хроники мы нашли всего несколько вот этих посредственных кадров.
В самом деле - стоит ли снимать людей, если каждый из них  - ничто?
Правда заповедь продолжалась - ты ничто, а твой народ - это все. Но можно ли поверить, что народ - все, если каждый представитель народа - ничто?
И вот пробил час. На улицы высыпали черные толпы СС-цев. Что-то произошло. Как горох посыпались медицинские сестры. Зачем так много сестер? Ну, просто предстоит массовая истерика восторга. Уже работает хроника. Все ясно! Фюрер прибыл! Теперь стоить снимать!
И так, ты - ничто, а твой народ - это все. А народ Гитлер любил называть массой, а с массой, говорил Гитлер, нужно обращаться как с женщиной. А женщина, говорил Гитлер, охотно подчиняется силе. И нечего рассчитывать на разум масс. Нужно воздействовать на их простейшие чувства.
Вот он и воздействует на эти простейшие чувства.
Запланированные инцидент. Несут двух младенчиков с букетиками. Очень трогательно.
Воздействовал на чувства, можно ехать дальше.
Не запланированный инцидент. Букетик цветов по собственной инициативе. Отлично! Дальше!
Совсем не запланированный инцидент. Прошение. Ничего. Улыбнуться. На всякий случай обыскать. Вот. Удалить. Поехали дальше воздействовать на простейшие чувства этих самых масс.
Массы - косны и ленивы. Говорил и даже писал Гитлер. Читать они не любят. Думать - тоже. Они должны видеть перед собой одного врага. И знать одного Бога. Вот он этот Бог.
Тогда они пойдут за тобой. Ибо каждый из них - ничто, а вместе они - масса, а массой нужно обращаться как с женщиной. А женщина охотно подчиняется силе. И кроме того говорил Гитлер масса испытывает необходимость в том, чтобы дрожать.
К сведению будущих кандидатов в фюреры. При современных методах пропаганды - это вполне доступный и практичный способ быть вознесенным на небо еще при жизни.
Глава XIII
"ФЮРЕР ПРИКАЗАЛ - МЫ ИСПОЛНЯЕМ"
"для блага немецкого народа мы должны стремиться к войне через каждые 15-20 лет"
АДОЛЬФ ГИТЛЕР
И вот настал момент, когда нацизм приступил к выполнению своей главной, важнейшей, быть может единственной задачи.
Это началось в Испании.
Фюрер приказал - мы исполняем. (Показывают детские трупы.)
А это уже Польша. (Показывают убитых женщин и детей.)
Фюрер приказал - мы исполняем. Мы давали клятву. А думать нам не положено. Горит Варшава.
В прошлом столетии великий Роден создал эту статую Мыслителя. А 10 тысяч лет тому назад, неведомый скульптор изваял вот этого Мыслителя, который смотрит в будущее и как бы вопрошает его.
А этой наскальной живописи - 20 тысяч лет. (Намного более искуссная чем та, которой 10.)
Человек еще жил в пещерах. Ходил в звериных шкурах. Работал каменным топором. Но он был великим художником. Созидателем. Творцом. Он понимал красоту линии, совершенство форм. Поразительность движения. Краски на стенах этой пещеры не потускнели за 20 лет, хотя исчезли животные, которые населяли тогда Землю.
Первобытный человек знал даже условное искусство.
Вернемся однако в XX век. Неужели вот это - образ нашего времени? Неужели вот это останется памятником нашей эпохи?
Впрочем летчику сверху разбитые дома кажутся тихими, мирными. Даже красивыми. А люди сверху кажутся муравьями или тараканами. Их не страшно расстреливать.
Еще вчера эти люди мирно жили в своей стране. Работали, любили, мечтали. Теперь они за колючей проволокой. Они не понимают куда их гонят и что с ними будет.
Мы еще узнаем что с ними будет и куда их гонят!
А пока война изображалась как веселая прогулка. Шли по Европе такие веселые ребята. Шли и ухмылялись. Шли по Бельгии, Голландии, Дании. Топтали мостовые Парижа. Шли по Балканам. И как туристы поднимались на Акрополь.
Утро 22 июня 1941 года. В это тихое утро берлинцы узнали, что началась война против Советского Союза. Впрочем утро это ничем не отличалось от любого другого утра. Оно казалось таким обычным и спокойным и никто не подозревал, что в эти часы решилась судьба Третьего Райха. И уж никто не знал, что война начата несколько часов тому назад. Начата без предупреждения. Что уже несколько часов сыплются бомбы на Советскую землю.
(Неожиданно начинают показывать современную создания фильма хронику. Играет спокойная музыка.)
Вот сидят москвичи. Наши современники. И каждый думает о своем. Вот так же сидели оин и думали каждый о своем в то июньское утро. И все казалось так просто. Так буднично. И так хорошо и спокойно. А ведь в судьбе каждого из нас остался шрам. Не заживающая рана. У кого убит сын или брат. Отец или мать. Или погибла вся семья или разрушен дом. Или сломана пополам жизнь. Но важным кажется только то, что происходит сейчас. То, что происходит в тебе. Сегодня. вот сейчас, сию минуту. Они думают, они любят. Они говорят. Они живут. И это самое важное.
Кто эти двое? Или вот эти? Студенты? Будущие кибернетики? Или химики? Или строители ракет? Что они обсуждают? И что волнует этих двух? Что приводит его в такое отчаяние? Или эта девушка? Объясняет ли она важную научную проблему или рассказывает как проехать на дачу? Или эти две? Может это сотрудницы научного института? Обсуждают что-то важное. А девочке хочется танцевать! А может это просто домохозяйки. Их беспокоит характер соседки. А девочке хочется танцевать и она все не дождется чтобы ушла эта тетя. И мама даже не заметила что ушла девочка. Так волнует их этот разговор.
Или эти трое. Так важно то, что происходит между ними вот сейчас. И так хочется им пройти жизнь красиво, дружно. И мне хочется чтобы они прошли жизнь дружно и красиво. Чтобы с ними не случилось того что случилось с нами в июне 1941. Когда день превратился в ночь.
(Показывают силуэты немецких солдат ночью на фоне пожарищ. Немецкий солдат использует огнемет.)
(продолжение следует)
Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments