fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Классический фильм о Холокосте режиссера Клода Ланцманна. Часть 1.

(продолжение)
Я видел, что после услышанного люди успокоились. Они начали раздеваться. Какими бы ни были сомнения, надежда умирает последней. После них остались разбросанные по всему двору вещи. Аумейер сиял от радости, что все так прошло. Он повернулся к эсесовцам и сказал: "Учитесь как надо работать!" Эта методика стала для нацистов прорывом. Вопрос с раздеванием был решен.
03:01:04
РАУЛЬ ХИЛЬБЕРГ, историк
- Начиная свои исследования я не пытался ставить глобальные вопросы и давать на них простые ответы. Я предпочел изучить мелкие подробности, детали. чтобы затем сложить из них целостную картину произошедшего, которая позволила бы если не объяснить, то хотя бы составить полное описание произошедшего. В этом контексте, имевший место процесс деструктивной бюрократической деятельности, представлялся мне как ряд логически обоснованных последовательных шагов, приведших к реализации исторического эксперимента подобных масштабов. Для достижения поставленной цели были использованы не только административные меры, но и различные средства психологического давления и даже пропаганда.
В процессе реализации программы нацисты практически не изобретали ничего нового до того момента пока они не пошли дальше своих предшественников и не начали травить людей газом, т.е. перешил к массовому уничтожению. В тот момент бюрократы превратились в избирателей. Как и все первопроходцы они не запатентовали свои изобретения, а предпочли остаться в тени.
- Что нацисты позаимствовали из прошлого опыта?
- Само содержание установленных ими законов. Например: лишение евреев социальных прав, запрет на смешанные браки, запрет на арийских служанок моложе 45 лет в еврейских домовладениях, декрет о маркировке еврейской звездой, заключение в гетто, составление завещаний евреев исключительно в пользу христиан и много другое.
Многое из этого уже применялось в прошлые тысячелетия, как под эгидой церкви, так и светскими властями, пошедшими по церковным стопам. Этот исторический опыт в чудовищных масштабах реализовали нацисты.
- Вы думаете, что эти сравнения уместны?
- Сравнения вполне допустимы. Большинство немецких законов и указов находят свои прототипы в истории. Параллели прослеживаются даже в деталях. Как будто в исторической памяти не было промежутка от 1933-его до 1935-го годов и после 1939-го года.
- Выходит, что они ничего не изобрели?
- Они мало что изобрели. Образ еврея они позаимствовали из текстов, восходящих к XVI веку. Даже в пропаганде у них хватало воображения и они следовали по стопам предшественников вроде Мартина Лютера и других, живших вплоть до XIX века. И в этом плане они ничего не изобрели. Их изобретение - это окончательное решение. Это великое изобретение существенно отличается от всего того, что было раньше. В этом смысле принятие окончательного решения или точнее момент, когда бюрократия оформила "окончательное решение" как принцип. Этот момент и стал поворотным пунктом в истории.
И даже здесь можно проследить логическое развитие прошлых идей, привдеших к их полному воплощению, можно сказать к пику. Уже начиная с четвертого века и далее в V и VI веках христианские миссионеры говорили евреям: " Вы не можете жить среди нас как евреи. Светские властители позднего средневековья сократили эту формулу до: "Вы не можете жить среди нас". И наконец нацисты упростили ее до: "Вы не может жить".
Таким образом было сделано 3 шага: обращение и, как следствие, создание гетто. Второй - изгнание. И третий - территориальное решение, которое осуществлялось на подконтрольных немцам территориях, и исключало эмиграцию: была лишь смерть - "окончательное решение". Это "окончательное решение" было действительно окончательным, так как обращенные могли оставаться евреями тайно, изгнанные могли вернуться, но мертвые не воскреснут никогда.
- Значит на этом этапе они стали пионерами, изобретателями заключительной фазы?
- Да, некоторые их действия не имеют аналогов в истории.
- Как им могла прийти в голову подобная идея? Ведь прежде ничего похожего не было?
- Да, для них это было в новинку. Думаю, именно поэтому невозможно найти ни одного специального документа, плана, меморандума, где было бы черным по белому написано: "Евреи будут уничтожены". Только общие формулировки.
- В какой форме?
- Общие слова - "окончательное решение", "территориальное решение". Дают бюрократам свободу толкования. Конкретики нет ни в одном документе. Даже в известном письме Геринга, Гейдриху конца июля 1941 года, где он в двух параграфах поручает ему приступить к "окончательному решению". Казалось бы - этот документ должен все объяснить. Но нет, из него ничего прямо не следует. Ничего. Прямо ничего не сказано. Ничего. Только предложение организовать какую-то операцию, которая не была четко выражена словами.
Так мне кажется.
- Этот принцип применялся ко всем аспектам операции?
- Абсолютно ко всем. В каждом аспекте требовалась изобретательность. Особенно на последнем этапе. Возникали непредвиденные проблемы. Что делать с имуществом убитых евреев и как скрыть ото всех, что происходило в лагерях. А таких проблем никогда еще не было.
03:11:46
(показывают внутренности фургона)
ФРАНЦ ШАЛЛИНГ
- Для начала объясните мне, как Вы попали в Кульм, в Хельмно? Вы были в Лодзе, правильно?
- В Лодзе, да. В Лицманнштадте. В Лицманштадте мы были штатными охранниками. В то время когда Гитлер занял Восточную Пруссию, мы охраняли военные объекты - мельницы, дороги. Это было довольно скучно и когда нам сказали: " Мы ищем людей, желающих избавиться от рутины". Мы тут же записались. Нам выдали зимнюю форму: пальто, меховые шапки, сапоги на меху и прочее. Через 2-3 дня нам сказали: "В путь". Нас погрузили в 2-3 грузовика... точно не помню... с лавками. Мы все ехали и ехали. Наконец мы были на месте. Там было много эсэсовцев и полиции. На наш первый вопрос: "Что это за место?" Нам ответили: "Узнаете".
- Узнаете?
- Узнаете.
- Вы служили не в СС, Вы служили в полиции. Какой полиции?
- Спецохране.
(опять показывают картинку очень низкого качества на экране маленького телевизора. Видно только, что на картинке дряхлый старик, но более разглядеть невозможно.)
- Нам приказали собраться в "Немецком Доме" - единственном большом каменном доме в деревне. Как только мы вошли, какой-то эсесовец нас предупредил: "Это секретное задание".
- Секретное?
- Секретное задание. "Подпишите документы". Мы все подписали. Для каждого был подготовлен специальный формуляр. "Строго хранить тайну.." и прочее. Мы даже и не прочли весь документ.
- Вы должны были дать клятву?
- Нет. Только подписать. Подписать заявление о том, что мы сохраним в тайне все, что увидим.
- Сохранить в тайне?
- Никому не расскажем. После того как мы все подписали, кто-то сказал фразу: "Окончательное решение еврейского вопроса. Мы не поняли что это значит.
- Значит кто-то сказал?
- Нам сообщили что там должно было случиться.
- Вам кто-то сказал: "Окончательное решение еврейского вопроса"? Вам собирались поручить "окончательное решение еврейского вопроса"?
- Да. Но что под этим имелось в виду. Мы прежде о таком и не слышали. Потом нам объяснили.
- Когда это было, скажите? Когда это было?
- Зимой. Зимой 1941-1942 годов. Нас распределили по постам. Мой пост находился на краю дороги. Как раз перед входом в замок.
- То есть Вы были в команде замка?
- Да, да, в команде замка.
- Вы можете описать то, что Вы там видели?
- Мы много чего видели. Мы ведь дежурили у входа. Привозили полузамерзших евреев в обносках, голодных, грязных, полумертвых стариков и детей.
Можете представить? Они выдержали такую долгую дорогу стоя в тесноте в грузовиках. Кто знает, на что они наделялись? Уверен лишь в одном – они уже никому не доверяли. После нескольких месяцев в гетто, это и понятно. Я слышал, как эсэсовец им говорил: "Вас избавят от вшей, вымоют. Вы будете здесь работать!" Евреи соглашались на это. Они отвечали: "Да, как раз это нам и нужно".
- Замок был большой?
- Довольно большой, с широкой парадной лестницей. На ее верхних ступенях стояли эсесовцы. И что было дальше. Евреев загоняли в 2-3 зала первого этажа. Из заставляли раздеться, снять все, включая кольца, украшения... Все.
- Сколько времени они там оставались?
- Они там только раздевались. Затем, совершенно голые они спускались вниз, в подземный коридор, ведущий к лестнице. Выходящий на заднее крыльцо, где их ждали грузовики-душегубки.
- Евреи добровольно залезали в душегубки?
- Нет, их били. Били куда попало. Евреи начинали все понимать и кричать. Это было ужасно. Ужасно. Я обо всем этом знал, потому что мы спускались в подвал, когда они уже были в душегубках. Мы открывали камеры рабочих бригад. Евреи-рабочие должны были собирать во дворе вещи, выброшенные из окон первого этажа.
- Опишите душегубки.
- Они были похожи на вместительные фургоны.
- Большие?
- Ну как сказать... в длину - как отсюда и до окна. Достаточно большие грузовики, с двойной дверью позади.
- Каков был принцип их работы? Как в них убивали. Выхлопными газами.
- Выхлопными газами?
- Вот как все было - поляк вопил: "Газ". Шофер залезал под грузовик и подсоединял трубу, подававшую газ внутрь. И таким образом все и происходило.
- Откуда?
- От мотора.
- Через что?
- Через шланг... трубу. Она проходила под грузовиком, где точно - я не знаю.
- Там был только выхлопной газ?
- Да, лишь он.
- Кто были шоферами?
- Эсесовцы. Все они были эсесовцы.
- Шоферов было много?
- Я не знаю.
- 2, 3, 5, 10?
- Нет, меньше. 2-3, не более.
- Кажется душегубок было всего две. Большая и чуть поменьше.
- Шоферы сидели в кабине?
03:19:51
(входит еще один человек)
- Герр Уве?
- Нет, они залезали в кабины после того как двери закрывались и заводили мотор.
- Они давали полный газ?
- Этого я точно не знаю. Я не знаю, я не знаю.
- Но Вы слышали шум мотора?
- Да, его было слышно у главного входа.
- Он был громким?
- Шум как шум, как от любого другого грузовика.
- Пока работал мотор, душегубка не трогалась с места?
- Да, именно так. А потом они уезжали. Мы открывали ворота и они уезжали в лес.
- Люди были уже мертвы?
- Я не знаю. Они уезжали. Никто не кричал.
- Они уже не кричали?
- Мы не слышали.
03:21:09
(едут по дороге. Дорожный знак "Chelmno".)
(МОРДЕХАЙ ПОДХЛЕБНИК)
- Я помню, что это был 1941 год. Два дня до Нового Года. Ночью нас разбудили, а утром мы уже были в Хельмно. Там был замок. Когда я попал во двор я уже знал какие кошмары там происходят. Я все понял. С другой стороны мы увидели одежду и обувь, разбросанные по двору. Кроме нас там никого не было. Я знал, что там побывали мои родители и что отсюда не вышло ни одного еврея. Мы спустились в подвал. На стене была надпись: "Отсюда никто не выйдет живым". Надпись была на идиш. Рядом с ней было много имен. Мне кажется это были имена евреев из деревень рядом с Хельмно, которые побывали там до меня и оставили свои имена.
(въезжают во двор. Вокруг какие-то одноэтажные хозяйственные постройки.)
Чрез несколько дней после Нового Года, мы услышали как утром прибыл грузовик с евреями. Людей высадили с грузовика и погнали на первый этах замка. Немцы им солгали. Они сказали, что ведут избавлять их от вшей. Они вывели их с другой стороны, где уже ждала "душегубка". Немцы заталкивали их внутрь, били прикладами, чтобы как можно быстрее загнать в душегубку. Я услышал, как люди поют "Shma Israel", а затем стук закрывающихся дверей душегубки. Я слышал крики, которые постепенно утихали. И когда наконец они совсем утихли, душегубки уехали. Меня и еще четверых вывели из подвала, мы поднялись по лестнице и начали собирать одежду, оставшуюся после "дезинфекции".
03:25:38
- Он понял от чего умерли эти люди?
- Да, понял. Во-первых потому, что уже ходили слухи. И когда я увидел на улице душегубки, то понял что это.
- Он понял, что в душегубках убивали людей?
- Да, я слышал крики, и как эти крики слабели и потом видел как душегубки уезжали в лес.
- На что были похожи душегубки?
- Они были похожи на фургоны. В таких фургонах развозят сигареты. Крытые, с двустворчатыми дверьми.
- Какого цвета?
- Как обычно у немцев - зеленого.
03:27:34
(МАРТА МИХЕЛЬСОН. Очень пожилая женщина. Немка?)
- Сколько в Кунгхофе проживало немецких семей?
- Мне кажется где-то десять-одиннадцать. Немцы с Волыни и две семьи из Рейха - Бауэры и мы.
- Вы?
- Мы. Михельсоны.
- Как Вы оказались в Кунгхофе?
- Я родилась в Лааге, а в Кунгхоф меня послали. Там были нужны волонтеры-поселенцы. И я записалась. Вот как я здесь оказалась. Сначала в Вардбрюкене, затем в Хельмно. В Кульмхофе.
- Прямо из Лааге?
- Нет, я уезжала из Мюнстера.
- Вы предпочли Кульмхоф?
- Нет, я просилась в Вартеланд.
- Почему?
- Ну... Дух первооткрывателя.
- Вы были молоды?
- О да, я была молода.
- Вы хотели великих свершений?
- Да.
- Каким было Ваше первое впечатление от Вартеланда?
- Убожество! Просто убожество!
- То есть?
- Даже еще хуже чем убожество.
- Я Вас не понимаю. Почему? Объясните?
- Туалеты были просто кошмарные. Единственный в Вартбрюкене туалет находился в центре. Туда все и ходили. Остальные районы - просто кошмар. Катастрофа.
- Почему кошмар?
- Не было ни единого туалета. Везде одни бараки. Словами не описать. Все было убого.
- Странно. Почему же Вы выбрали такое убогое место?
- Знаете, я была молода. Кто мог представить, что есть такое место? Вы не поверите, но все так и было.
(Едут по дороге на гужевом транспорте.)
- Такой была эта деревня. Очень маленькая деревня. Всего несколько домов вдоль дороги. Там были костел, замок и еще магазин. Административный центр и школа. Замок стоял рядом с костелом. Их окружал высокий забор.
- Далеко от костела был Ваш дом?
- Прямо напротив. Метрах в пятидесяти.
- Вы видели душегубки?
- Нет. Да. С другой стороны. Они ездили туда-сюда. Но я не видела, что у них внутри. Я не видела. Не видела евреев. Я видела только то, что снаружи. Как привозили евреев. Как они стояли. И как их вновь загружали. Со времен Первой мировой войны замок лежал в руинах. Уцелела лишь часть. Разрушенные замок использовали для приема и дезинфекции поляков.
- Евреев.
- Да, евреев.
- Почему Вы сказали поляки, а не евреи?
- Я иногда их путаю.
- Но между евреями и поляками есть разница?
- О да, да!
- А в чем отличие?
- Поляков не истребляли. А евреев истребляли. В этом и различе. В этом.
- Это лишь внешнее различие, верно?
- А внутреннее есть?
- Мне трудно судить. Я плохо разбираюсь с психологии и антропологии. Есть ли различие между евреями и поляками? Похоже их не было.
03:33:06
(На фоне большого двухэтажного здания. Бывшая синагога? На нем вывеска - мебельный магазин)
- 19 января 1942 года. Раввин Грабова Яков Шульман написал своим друзьям из Лодзи следующее письмо: Мои дорогие друзья. Я до сих пор не прислал Вам ответ, потому что не был уверен в тех сведениях, что мне сообщили. Теперь к нашему великому сожалению, мы знаем все. У меня побывал очевидец, которому случайно удалось спастись. От него я все и узнал. Место, где уничтожаются евреи называется Хелмно. Оно рядом с Домби. Хоронят их в лесу, рядом с Ръежевом.
Евреев либо расстреливают, либо травят газом. В течение нескольких дней туда прибыло тысяча человек из Лодзя. С ними поступили так же. Не подумайте, что это пишет сумасшедший. Увы, это трагическая и ужасная правда. Ужас! Ужас! Люди! Рвите свои одежды. Посыпайте голову пеплом. Бегите на улицу и танцуйте в своем безумии. Я так устал, что рука уже не может поднимать перо. Создатель вселенной, помоги нам! Создатель не помог евреям Грабова. Через несколько недель они все умерли вместе с ребе в душегубке в Хелмно. Хелмно находится всего в 19-ти километрах от Грабова.
(Показывают улицу из одно- и редко двух- этажных домов. Две женщины, местные жительницы.)
- Сколько евреев проживало в Грабове?
- Много. Их всех отправили в Хельмно.
- Пани жила рядом с синагогой?
- Да. По-польски - это бузница, а не синагога. Теперь там мебельный склад, но с религиозной точки зрения в этом нет ничего плохого. Синагога не была осквернена.
- Она помнит раввина этой синагоги.
- Мне уже 80 лет, но память у меня все еще хорошая. Евреев здесь нет уже 40 лет.
- Барбара, скажи пану и пани, что у них очень красивый дом.
03:36:55
(Показывают пожилую чету на пороге своего одноэтажного дома. У мужчины крючковатый нос и нет мочек ушей.)
Они согласны? Они тоже считают его красивым?
- Да.
- Пусть расскажут, что это за орнамент на стенах и дверях. В чем его смысл?
- Такой резьбой дома украшали в старые времена.
- Они это сами делали?
- Нет, нет. Осталось от евреев.
- Это сделали евреи?
- Этой двери добрая сотня лет.
- Этот дом принадлежал евреям?
- Да. Все эти дома.
- Все дома вокруг были еврейскими?
- Во всех домах, фасады которых выходят на улицу жили евреи.
- А где жили поляки?
- Там дальше. За еврейскими туалетами. А тут был магазин.
- Какой?
- Продуктовый.
- Еврейский?
- Да.
- Значит, евреи жили вдоль улицы, а поляки за их туалетами?
- Да.
- Эта пара давно здесь живет?
- 15 лет.
- Где они жили раньше?
- Они жили за дворами. С той стороны площади.
- Они разбогатели?
- Да. (Смеются.)
- Как они разбогатели?
- Они работали.
- Сколько лет пану?
- Ему 70.
- Он выглядит достаточно молодым и здоровым.
Они помнят грабовских евреев?
- Да. И то как их вывозили.
- Они могут вспомнить как именно это происходило?
- Пан говорит, что хорошо знает еврейский язык.
- Он говорит по-еврейски?
- Да. Он в детстве играл с еврейскими детьми и так выучил их язык.
Сначала евреев сгоняли туда, где сейчас находится ресторан или сюда на эту площадь. У них отобрали все золото. Старейшина собрал золото и отдал его жандармам, а потом евреев загнали в костел.
- Много было золота?
- Да. У евреев было золото. И очень красивые канделябры.

(продолжение следует)


Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments