fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Классический фильм о Холокосте режиссера Клода Ланцманна. Часть 2.

"I will give them an evelasting name."
(ISAIAH 56:5)
SHOAH
SECOND ERA
A film by Claude Lanzmann
Film editor ZIVA POSTEC
A co-production of
LES FILMS ALEPH
HISTORIA FILMS
with the participation of
MINISTRY OF CULTURE
(FRANCE)
ФРАНЦ СУХОМЕЛЬ
унтершафтфюрер СС.
(поет)
(показывают внутренности фургона и экран телевизора. Все действие происходит на экране телевизора при плохом качестве.)
"Глядя прямо вперед, твердо и бодро, четким шагом бригады идут на работу. Все что приключится с нами в Треблинке станет нашей судьбой. Ведь стали мы едины с Треблинкой в одно мгновение. Слышны нам лишь приказы нашего командира. Мы им готовы подчиняться и соблюдать режим. Мы хотим служить. Мы готовы служить. Если нам улыбнется удача, мы пройдем все до конца. Ура!"
- Еще раз, но громче.
- Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Никто не смеется. Трудно сохранять самообладание. Вы хотитет знать как это было? Я расскажу Вам как это было. Франц сочинил слова. Мелодию он позаимствовал в Бухенвальде. В Бухенвальде, где Франц был надзирателем. Евреи прибывшие утром.
- Новые евреи-рабочие?
- Да. Они разучивали песню и к вечеру все они должны были петь ее.
- Спойте еще раз.
- Хорошо.
- Главное чтоб громко звучало.
(жует жвачку и поет)
- Довольны? Вам везет, ведь нынешние евреи такого не слыхали.
(опять показывают поезда.)
- Бывали дни, когда в Треблинку прибывало 18 тысяч человек.
(появляется Сухомель на экране телевизора. Картинка по-прежнему очень плохого качества.)
- Как можно было успеть столько обработать? 18 тысяч - слишком большая цифра.
- Я прочитал ее в отчете суда. Я ясно помню "Обработать 18 тысяч человек и ликвидировать их."
- Г-н Ланцманн - 18 тысяч это явное преувеличение. Поверьте мне.
- Каковы тогда цифры?
- 12-15 тысяч человек. Но и для их обработки приходилось работать ночью. В январе поезда начали прибывать в шесть часов утра.
- Каждый день в шесть часов утра?
- Не каждый. Но часто. Списки часто были ошибочны. Если первый поезд прибывал в 6:00, то второй в полдень или вечером. Понятно?
- Итак, когда прибывал поезд... Пожалуйста опишите в подробностях весь процесс работы в самые напряженные периоды.
(Ланцманн водит указкой на схеме, но из-за низкого качества изображения там мало что можно разглядеть.)
- Поезда уходили со станции Малькиния и прибывали на станцию Треблинка.
(показывают станцию с вывеской MALKINIA)
- Сколько километров от Малькинии до Треблинки?
- Около десяти километров. Треблинка - это деревня. Небольшая деревушка. Им было выгодно то, что их станцию использовали для транспортировки евреев. В одном составе было 30-50 вагонов. В лагерь за один раз отправляли 10, 12 или 15 вагонов. Да. Они отправлялись с лагерь Треблинка и останавливались у разгрузочной платформы. Остальные вагоны, загруженные людьми ждали своей очереди на станции Треблинка. Окна были затянуты колючей проволокой. Поэтому сбежать никто не мог. На крышах стояли церберы - украинцы или латыши. Латыши были самыми жестокими. На разгрузочной платформе у каждого вагона для ускорения процесса выставляли по два еврея из Синей бригады. Она командовали. Они командовали: "Выходите, выходите. Быстрее, быстрее!" Рядом с ними стояли украинцы и немцы.
- Сколько немцев?
- 3 - 5 человек.
- Не больше?
- Не больше. Точно говорю.
- Сколько украинцев?
- Десять.
- Десять украинцев, пять немцев... Два на десять - двадцать человек из Синей бригады.
- Здесь стояли рабочие из Синей бригады. Они загоняли людей внутрь. А здесь была Красная бригада. Красная бригада стояла здесь.
(показывает на схеме, на которой ничего нельзя разобрать.)
- Какое было задание у Красной бригады?
- Одежда. Собирать одежду, снятую мужчинами и женщинами. Она лежала вот здесь.
- Сколько времени занимали выгрузка на платформу и раздевание? Сколько минут.
- У женщин выходило где-то час для всех. Час, полтора. Весь поезд разгружался за два часа.
- Да.
- На все уходило два часа. На весь поезд.
- От прибытия до смерти всего два часа?
- Два часа. Два-три часа.
- И это на целый поезд?
- Да, на целый поезд.
- А сколько уходило на состав из десяти вагонов?
- Я не могу точно сказать, потому что составы прибывали один за другим и люди шли одним непрерывным потоком. Понятно?
- Обычно мужчины, ждавшие здесь или здесь отправлялись прямиком в шланг ("кишку"). Женщин уводили в последнюю очередь. Они поднимались вот сюда, и обычно ждали вот здесь. Бывало пятеро за один раз, а бывало по пятьдесят-шестьдесят женщин и детей. Им приходилось ждать здесь пока не освобождалась камера. Обнаженными, обнаженными. И летом и зимой. Зимы в Треблинке бывают очень холодными. После Рождества это обычное дело. Но и перед Рождеством случался невыносимый холод. До минус двадцати градусов. Всем было невероятно холодно. В том числе и мне. У нас не было зимней одежды. Нам тоже было холодно.
- Но ведь также холодно было бедным людям в "кишке".
- В кишке? Да, там было очень холодно.
12:41
(жует жвачку)
- Может быть Вы опишите этот шланг ("кишку") по-подробнее. На что он похож? Какова была его ширина. Как в нем помещались люди?
- Он был примерно метра четыре шириной. Вот как эта комната. Он был огорожен с двух сторон и по высоте вот так или так.
- Стенами?
- Нет, нет, нет. Колючей проволокой. Колючей проволокой замаскированной сосновыми ветками. Понимаете? Это был своего рода камуфляж. Камуфляжная бригада состояла из двадцати евреев. Каждый день они строили новые переходы.
- Из дерева?
- Да. Это было своего рода экраном. Люди ничего не видели по сторонам. Совсем ничего. Ничего не было видно. Ни коим образом. Ни здесь, ни здесь. И здесь тоже. Сплошная перегородка.
(показывают панораму мемориала Треблинка, который представляет собой чистое поле, уставленное поставленными на попа камнями.)
- В Треблинке истребили множество людей, но сам лагерь был небольшим, верно?
- Да, он не был большим. Максимум пятьсот метров в ширину. Он не был прямоугольным, скорее напоминал ромб. Вот смотрите, сначала грунт был плоским, а затем начинался холм. А на верхушке холма стояла газовая камера. К ней приходилось подниматься. Шланг (кишку) называли путем к небесам. Верно? Евреи называли его восхождение, а так же последним путем. Я слышал толькко про эти названия. И ничего больше.
- Вам приходилось видеть, как люди заходят в шланг. А что потом было? Они были полностью обнаженными?
- Полностью обнаженными. Здесь стояли два украинских надсмотрщика. Они следили в основном за мужчинами. Если мужчины не хотели туда идти их били кнутами. Здесь, и даже вот здесь. Вот тут.
- Понятно.
- Мужчин направляли вперед.
- Но не женщин?
- Нет, женщин не били.
- Почему они были так милосердны?
- Я не знаю. Я ничего не видел. Возможно их тоже били.
- И все же почему нет?
- Они все равно шли на смерть. Так почему нет?
- Наверняка их били на входе в газовые камеры.
00:17:21
(показывают парикмахерскую)
АБРАХАМ ВОМБА
ХОЛОН - ISRAEL
- Абрахам, расскажите, как так получилось? Почему выбрали именно Вас?
- Немцы приказали нам отобрать тех, кто умеет стричь волосы. Для какой-то особой работы. Для какой именно работы они сразу не сказали. Мы собрали всех парикмахеров, каких только смогли найти.
- Сколько времени к этому моменту Вы были в Треблинке?
- Уже недели четыре.
- Приказ поступил утром? Во сколько именно?
- Да, утром часов в десять. В Треблинку пришли вагоны. Привезли женщин в газовую камеру. Часть рабочих евреев собрали и спросили - есть ли среди нас парикмахеры. Я много лет работал парикмахером. Это знали мои земляки из Честохова и люди из других поселений. Меня выбрали и приказали отобрать других парикмахеров, что я и сделал.
- Профессионалов?
- Да, профессионалов. И мы стали ждать. Ждать указаний. Нам приказали идти с ними. С немцами. Они отвели нас в газовую камеру, расположенную в другой части Треблинки.
- Далеко?
- Не очень. Но там все было закамуфлировано. Ограды, проволочные заграждения. Все прикрыто ветками. Чтобы никто не увидел, что эта дорога ведет их в газовую камеру.
- Немцы называли этот путь шлангом (кишкой)?
- Нет. Они называли его чем-то вроде "Путем на небо".
- Небесным путем?
- Да. Небесным путем. Дорогой в небеса. Мы все знали это и раньше, прежде чем пришли работать в газовую камеру. Когда мы пришли, мы увидели скамейки на которые должны были садиться женщины. Все это было для того, чтобы они не заподозрили, что это их последний этап. Последние мнговения, последние вздохи. Для того чтобы они ничего не заподозрили когда входили туда.
- Сколько времени Вы стригли волосы в газовой камере?
- Мы работали внутри газовой камеры в течение недели или дней десяти. Затем немцы решили, что будет лучше стричь волосы в бараке, в котором узники снимали одежду.
- Как выглядела газовая камера?
- Она была небольшая, с четверть этой комнаты, приблизительно метра четыре на четыре. Однако в нее загоняли множество женщин. Они громоздились друг на друга. Как я сказал, сначала мы не знали, что будем делать. Потом один из надзирателей сказал: "Парикмахеры должны сделать так чтобы женщины, которые сюда войдут думали, что их собирают просто постричь, вымыть в душе и отвести в другое место. Но мы-то знали, что оттуда выхода не будет. Мы знали, что эта комната - последняя что они увидят в своей жизни.
- Не могли бы Вы описать в деталях как все было?
- Описать в деталях? Я попробую. Как только прибывал состав, женщин с детьми загоняли в тот барак. Парикмахеры начинали их стричь, и некоторые, я бы даже сказал все, все они уже знали что с ними будет. Мы делали все что было в наших силах. Все что было в человеческих силах.
- Извините, когда они входили в газовую камеру, Вы уже были внутри, или они входили раньше?
- Я уже сказал - мы были внутри. И в полной готовности ждали состав.
- Внутри?
- Да. Внутри газовой камеры.
- И потом появлялись женщины?
- Да. Затем они входили.
- Вы встречали их там?
- Полностью раздетых. Без какой-либо одежды.
- Полностью обнаженных?
- Полностью обнаженных. Всех женщин и всех их детей.
- И детей тоже?
- И детей тоже. Потому что перед этим они раздевались в бараке.
- Что Вы почувствовали в первый раз, когда все это случилось?
- Я согласно приказу стриг их волосы. Как это сделал бы парикмахер. Однако, я должен был отрезать как можно больше волос. Немцам были нужны женские волосы. Это все было нужно для отправки в Германию.
- Значит Вы их не обривали?
- Нет. Они должны были поверить, что я - обычный парикмахер.
- А чем Вы стригли, ножницами? Да. У меня были ножницы и расческа, машинки не было. Можно сказать, что мы делали им мужские стрижки. Я не должен был срезать под ноль, чтобы они думал, что стрижка не так уж ужасна.
- Перед стульями были зеркала?
- Нет зеркал не было, стульев тоже. Только скамьи. Работало где-то 16-17 парикмахеров. Больше не поместилось бы. Пригоняли множество женщин, на каждую женщину отводилось где-то по 2 минуты, не больше. Потому что другие бедные женщины ждали своей очереди.
- Вы не могли бы сейчас это показать?
- Ну хорошо... Мы работали максимально быстро ведь мы были профессиональными парикмахерами. Вот как мы это делали. Отрезали здесь, здесь и здесь. С этой стороны, с этой стороны и все уже готово.
- Широкими движениями?
- Да, широкими движениями, так как нельзя было терять ни секунды. Снаружи уже ждала другая группа и их тоже надо было обслужить. Нельзя было задерживаться.
- Вы сказали, что там было 16 парикмахеров?
- Да.
- А сколько женщин пускали за один раз?
- Стригли примерно столько же... или меньше... Всего в камере одновременно было от шестидесяти до семидесяти женщин.
- И двери сразу закрывали?
- Нет. Когда парикмахеры заканчивали с первой группой, они впускали следующую, пока не собиралось 140-150 женщин. Когда мы заканчивали, дальше ими занимались они. Нам приказывали выйти из газовой камеры и, через несколько минут, где-то пять минут они пускали газ и убивали тех, кто находился внутри.
- А где ждали Вы?
- Снаружи газовой камеры. С другой стороны. Не с той где входили женщины, с другой стороны находилась бригада, которая убирала трупы, вынося мертвых наружу. Они делали это за две минуты. Да, ровно за две минуты. А через две минуты все было чисто и готово для того чтобы могла войти другая группа. Войти туда, где их ожидала та же судьба.
- У женщин были длинные волосы?
- У большинства были длинные. У некоторых короткие. Но нам было все равно. Немцы использовали волосы для технических нужд.
- Я задал Вам вопрос: Что Вы почувствовали, когда в первый раз увидели обнаженных женщин с их детьми? Ваши ощущения.
- Вы знаете, чувствовать там... Что можно было чувствовать когда работаешь день и ночь среди умирающих или трупов? Все чувства исчезают. Они просто атрофируются. Я Вам кое-что расскажу... Когда я работал в газовой камере прибыл поезд с женщинами из моего города Честохова. Из моего родного города. И многих из них я хорошо знал.
- Вы их знали?
- Да. Они жили в моем городе. Некоторые даже на моей улице. С кем-то мы близко дружили. Когда я их стриг, они спрашивали: "Абе, что ты здесь делаешь? Что с нами будет?" Что я им мог ответить? Что я мог им сказать. Один из моих друзей тоже был там. Он был хорошим парикмахером из моего города. Когда в газовую камеру вошли его жена и сестра... Они вошли туда...
- Продолжайте. Это необходимо. Это нужно.
- Это кошмар.
- Прошу. Вы должны рассказать. Вы это знаете.
- Я не могу.
- Вы сможете, я уверен. Я знаю, как Вам тяжело. Я знаю как Вам тяжело.
- Не продлевайте мои мучения...
- Прошу Вас, прошу Вас...
- Я предупреждал, что будет сложно. Они сложили волосы в пакеты и отправили их в Германию. Хорошо, продолжим.
- Вы можете продолжить с того момента когад вошли его жена и сестра. Они пытались обратится к нему как к мужу и брату, но он не мог сказать им что это последнее мгновение их жизни, так как сзади стояли нацисты, эсэсовцы, и он знал, что если скажет хоть слово, то разделит судьбу этих двух женщин, которые были практически мертвы. Они предпочитали разделить хотя бы секунду, минуту, обняться и поцеловаться, так как они знали что больше никогда не увидятся.
(Надпись на камне в мемориале Треблинка CZESTOCHOWA)
(голос Сухомеля на фоне Треблинки)
- В шланге женщинам приходилось ждать. Они слышали двигатель газовой камеры. Возможно они также слышали крики и мольбы людей. Пока они ждали их охватывала предсмертная паника. Предсмертная паника парализует людей. Спереди и сзади расслабляются сфинктеры. Зачастую там где стояли женщины оставалось пять или шесть рядов фекалий. Экскрементов.
- Это случалось когда они стояли?
- Они могли сесть на корточки или стоять. Я не видел как все происходило. Я видел лишь экскременты.
- Только женщины?
- Да, только женщины. Мужчин гнали через шланг напрямую. Женщинам приходилось ждать пока не освободится газовая камера.
- А мужчинам?
- Нет, их гнали первыми. Понятно?
- А-а-а... Мужчины всегда были первыми?
- Да, они всегда шли первыми.
- Им не приходилось ждать?
- Им не давали ждать. Нет.
- А что по поводу предсмертной паники?
- Когда человеком овладевает предсмертная паника, его сфинктеры расслабляются. Известно, что если кого-то сильно напугать, внушить ему, что он скоро умрет, то он может начать испражнятся в постель. Моя мать становилась на корточки возле кровати.
- Ваша мать?
- Да. После нее оставалась куча. Это медицинский факт и он доказан. Вы хотели узнать как долго их выгружали? Если их грузили в Варшаве или еще где-нибудь, то приезжали они уже изможденными. У них не оставалось сил. По дороге их били сильнее, чем в Треблинке. Честное слово. Пока они ехали в поезде или вагоны стояли на станции их не пускали в туалет, не давали есть и давали совсем немного воды. Кошмар. Потом двери открывались и все началось снова. "Bremze, bremze!" "Шибче, шибче". Я не могу этого выговорить, у меня вставная челюсть. Это по-польски bremze или шибче.
- Что означает шибче?
- Это украинское слово. Оно означает быстрее. Опять начинались побои. Обрушивался град ударов. У эсесовца Каттнера был очень длинный хлыст. Женщины шли налево, мужчины направо. И их все время подгоняли.
- Передышки не давали?
- Ни секунды. Сюда! В шеренгу. Шибче, шибче. Всюду бегом. Гон и крик. И так все было до самого конца.
- Таков был порядок?
- Да, таков был порядок. Запомните вот что: все надо было делать быстро. У Синей бригады была своя задача - отобрать из строя больных и старых. И отвести их в лазарет, чтобы не замедлять поток людей, идущих в газовую камеру. А старики могли замедлить это движение. Организовать лазарет решили немцы. Евреи Синей бригады лишь исполняли эти решения. Отводили туда людей или просто относили их на носилках. Старух, грудных младенцев. Дети помогали идти туда своим больным матерям или старым бабушкам. Потому что не знали что такое этот лазарет. Там висел флаг с красным крестом. Туда вела тропинка. Пока они не доходили до конца они ничего не видели. И лишь в самом конце тропинки они замечали яму с мертвецами. Их заставляли раздеваться сидя прямо на земле. Затем убивали. Убивали ломая шею. И скидывали в яму.
(показывают какую-то яму на территории мемориала Треблинка)
Внутри ямы всегда горел огонь. Люди хорошо горели вместе со всяким мусором, бумагой и бензином.


(продолжение следует)


Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments