fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Профилактика семейного насилия

(продолжение)

- Продолжается наша программа, меня по-прежнему зовут Эльмира Маликова. В студии Радио России сегодня адвокаты Адвокатской палаты города Москвы Мари Давитовна Давтян и Алексей Викторович Паршин. Мы говорим о проблемах профилактики борьбы с семейным насилием. И первую часть нашей программы закончили на том, что необходимо ввести законодательно уголовную ответственность за семейное насилие потому, что нынешняя, существующая практика частного обвинения где жертва просто должна...

П: - В одном лице быть обвинителем и потерпевшим.

- Да, и обвинителем и потерпевшим и собирать все доказательства...

П: - Это порочная практика. Это совершенно недопустимо и... это отталкивает людей от того чтобы добиваться справедливости даже по уголовным делам когда в общем-то имеются и факты совершения преступления с одной стороны. С другой стороны если это уголовное дело не доведено до приговора - получается человек ушел от уголовной ответственности, нарушитель.

Это, соответственно, подхлестывает к тому, чтобы совершать новые преступления. И в итоге мы сталкиваемся с ситуацией когда это доходит от побоев, переходит к более тяжким преступлением. Как мы с Вами следим за новостями. Вот в последнее время доходит до таких преступлений, когда отрезаются головы или там ревнивый муж в итоге стреляет из ружья, истребляя всю свою семью. До этого доводить нельзя. Это все на самом деле круг, который замкнулся в итоге на вот там более тяжком преступлении.

- Потому что никто не получает по рукам в общем по большому счету ...

П: - Абсолютно точно. И здесь мы опять приходим к тому, что у них никакой профилактики.

- Да. И вот самое главное в этом состоянии нынешних дел - это то, что жертва семейного насилия полностью зависит от обидчика. Потому что два человека или три человека там - мух, жена, ребенок, в любом составе проживающих на одной жилплощади люди, у них произошел конфликт, который закончился нанесением телесных повреждений, легкой тяжести, средней тяжести, сильных телесных по... Ну, вот там травм и так далее и так далее. И выходит что? Даже если пострадавший пишет заявление и начинает это все собирать, они все равно в дальнейшем остаются проживать в одной...

Д: - На одной территории.

- На одной территории в одном и том же...

П: - Да, даже если они расходятся, то мы сталкиваемся с таким явлением как преследование.

- Угу.

П: - И преследование это может иметь различные формы. Преследование может быть и лчным, через социальные сети, через родственников, через телефон, через СМС. Как угодно абсолютно! Человек может запугиваться. На человека может оказываться давление. Могут поджидать. Сталкивался даже с ситуацией когда ничего вроде не делается, на первый взгляд. Человек просто садился... Обидчик садился в маршрутку и со своей жертвой ездил на работу и обратно. Каждый раз он ее сопровождал. Но это же гигантское моральное воздействие на жертву. Он вроде бы ничего не делал там. Она идет в полицию. Полиция - мы тоже ничего не можем сделать, у нас свобода передвижения. Где хочет там и присуствует там и ездит.

Д: - Да. И у нас преследование, кстати, вообще никак законодательно не урегулировано.

П: - Законодательно у нас не определено, да.

Д: - Никакого запрета на преследование нет, но чем преследование опасно? Рано или поздно это преследование может закончится новым актом насилия. И любое домашнее насилие оно так и развивается: если первые акты насилия обычно небольшие, то со временем домашнее насилие нарастает. Оно становится все сильнее, все опаснее. Как раз потому, что нет профилактики и человек чувствует себя совершенно безнаказанным. А если еще учесть, так что мы говорим о зависимости. А ведь это, да... Обычно люди, которые живут в одном доме - у них общие дети, общее имущество и рычагов давления у такого агрессора - огромное количество.

- Ну он просто говорит - никуда я не уйду - тебе надо, ты и уходи. А женщина там зачастую... Но мы берем такую типичную, да, историю, когда насильник мужчина, муж... Даже муж, который просто распускает руки и любит погонять семью. Раз в неделю. Ну или раз в месяц.

Д: - Да, по статистике 95% пострадавших - это женщины.

- Да, и дальше он говорит: тебе надо, ты и уходи. Уйти ей некуда. Тем более если...

П: - Или она вынуждена скитаться с детьми по каким-то углам. Соответственно у каких-то знакомых. Где-то еще перебиваться. Если уже совершенно невыносимо становится.

- Ну, да, да! И потом она как-то да... И на сегодняшний момент у нас же еще и в обществе, когда мы говорим о профилактике, вообще, о профилактике, о предупреждении подобных вещей... У нас и в обществе нет такого единого мнения по поводу жертвы семейного насилия.

П: - А нету потому, что это сейчас возведено в некий ранг, чуть ли не геройство какое-то - побить там жену, супругу. Это обществом одобряется.

- Говорится - не надо выносить сор из избы.

П: - Это замалчивается. Это политика двойных стандартов. Мы с Вами дружим. Мы и с тобой дружим. С ним дружим. Это никак не порицается, не осуждается. С экранов телевидения что мы видим. Что приходит муж домой, что он там, он с женой как разговаривает? Подай, принеси? И тому подобное? Со всех сторон идет информационный поток о том , что насилие в семье это... Ну... Допустимо скажем так. Не то, что там...

- Привычно.

П: - Привычно. Да.

Д: - У нас это уже исторически сложилось. Бьет - значит любит. Милые бранятся - только тешаться.

П: - Исторически сложилось. Да. Мифы, да.

Д: - Столетиями складывалось.

П: - Расскажут множество баек, о том что это столетиями складывалось. О том, что это из-за любви. О том, что так и должно быть. О том, что...

- А ведь самый главный миф, который существует, который тоже тиражируется постоянно, что сегодня они милицию вызывают, она пишет заявление на него, а завтра она заявление из милиции забирает. Это не потому, что люди помирились, а потому что жертва понимает всю безысходность своего состояние. Потому что дальше она...

Д: - И бесполезность этого заявления.

- И бесполезность этого заявления потому, что она сегодня он ее избил, она написала заявление, сказала я пойду, я тебя посажу, а дальше она приходит и ей говорят: значит так, ты собираешь до-ка-за-тель-ст-ва, ты собираешь все документы. Мы тебе не помогаем, государство умывает руки. Если ты все соберешь как это необходимо по уголовному кодексу, уголовно-процессуальному, да, в течении полугода твое дело будет рассматриваться, потом попробуй пропусти хотя бы одно заседание...

П: - Если Вы в полицию... А так, если приходят в суд - там мировой суд, он на то и мировой - он старается примирить стороны.

- Примирить! Да, говорит, че Вы столько лет вместе!

П: - Абсолютно точно. Это скажется на Ваших детях, судимости и тому подобное.

- И человек просто понимает, что у него выкручены руки. У него выкритил руки тот человек, который избивает в семье. И по большому счету государство ей тоже выкрутило руки потому, что, ну как, как рыба об лед, как об стену горох. Как там я не знаю.

П: - Замкнутый круг. Никаких сейчас собственно говоря действенных методов, никаких действенных рычагов у жертвы нет.

- Есть.

П: - Нет.

- Есть, действенный рычаг. Самосуд.

П: - Самосуд, извините, он заканчивается тем, что сама жертва привлекается к уголовной ответственности и получает какой-нибудь грандиозный срок, по тяжкой статье и в колонии находится и абсолютно это не приводит ни к справедливости ни к... Не знаю... Ни к перевоспитанию. Ни к чему это не приводит. Потому что в общем-то в итоге один из супругов погибает.

Д: - Даже если не погибает... Вот буквально в прошлом году были случаи, вот я следила за одним из дел. Женщина, которая долго подвергалась домашнему насилию - в итоге она пырнула ножом обидчика, но не убила его - тяжкий вред здоровью. Ее забрали в СИЗО. То есть сейчас она находится под следствием в СИЗО, а муж ее сейчас себя достаточно нормально чувствует, ну а ей грозит 111-я статья. Достаточно серьезное наказание. Тяжкие телесные повреждения.

П: - Тяжкое преступление. До 15 лет.

Д: - Ну, то есть она может.... Вероятнее всего она, если вдруг будет обвинительный приговор, то скорее всего она будет лишена свободы.

- Ну, да. И даже не условно...

Д: - Ну она уже в СИЗО.

П: - По-поводу преследования мы уже говорили, я просто хотел сказать, что во всем мире собственно говоря есть практика, как избежать преследования. Во всем мире - сохранные ордера. Это очень простая вещь, когда человеку запрещается преследовать жертву. Даже если они живут вместе, то... Если есть варианты когда раздельно проживают там и приближаться на сколько-то метров... Все мы слышали об этом, все мы смотрели фильмы. Если вместе проживают просто преследовать и совершать акты домашнего насилия. Этими ордерами. Все! Государство предупредило - если человек продолжает это делать, тогда уже к нему применяют какие-то санкции. Вплоть до уголовной ответственности.

- Но помните, Алексей, мы с Вами некоторое время назад встречались и говорили о том, что у нас вообще такое перевернутое сознание. У наших российских законодателей. И видимо у людей, которые еще считают, что уголовную ответственность в семейное насилие вносить нельзя. В данном случае Русская Православная Церковь.

П: - Просто они с этим не сталкивались. Они не сталкивались, не работали с этим. Потому что я как практикующий адвокат прекрасно понимаю в каком колесе оказываются женщины. Какие методы можно использовать и что из каждой ситуации есть выход. Но если дать женщине инструмент, а еще лучше набор инструментов, кроме этого, и выбор из этих инструментов, безусловно с этим насилием можно будет бороться достаточно эффективно. За несколько лет.... Там, за ближайшие 10-15 лет мы можем уйти от домашнего насилия. Прийти к тому что оно будет осуждаться. Уйдем от преступлений, в том числе и легких и тяжкой направленности. Причем в процентном соотношении будет достаточно высокий процент. Я не хочу, там, загадывать, но это будут десятки процентов.

- А у нас же какая логика? Помните мы с Вами говорили о том, что наша Государственная Дума никак не может принять тезисы о том, что насильник должен быть удален с жилплощади с этой. Да, вот, охранная грамота это вообще как бы все по подробнее? И так...

П: - Ну, конечно. А кто еще удален? Ребенок должен скитаться по углам или насильник должен проживать тут припеваючи у себя?

- А поскольку у нас вся Государственная Дума - мужчины, поделенные на всякие комитеты, они боятся - это что ж - я ее тресну потом она меня из моего особняка, дома, дачи, там, квартиры большой и всего-всего я должен...

П: - Вот когда говорят об удалении, никто никогда не говорит о лишении права собственности. Это временно. Это временная мера.

- Я буду квартплату платить, а она значит там жить будет...

П: - Это временная мера, которая применяется...

- Ну все равно. Этож мое. Как же это! Право собственности превалирует над правом человека на жизнь.

Б: - В этом и весь ужас. Давайте взвесим. Право на личную неприкосновенность, право на жизнь или право собственности. Причем, есть практика европейского суда по делам о семейном насилии, где европейский суд очень четко говорит, право на жизнь, право не подвергаться пыткам, а европейский суд зачастую домашнее насилие, серийное рассматривает, как пытку, всегда выше чем право собственности. Право собственности - оно может быть ограничено.

- Конечно у нас совершенно другое, то есть у нас как бы право на жизнь, конечно да, но право собственности оно важнее, потому что для чего же мы строили столько...

П: - Это мы уже подходим к тому что стоит наша человеческая жизнь в рамках государства и с точки зрения государства.

- Государство наше - ему не до пустяков, как бы, на сегодняшний момент нашему государству, по-видимому. Закон о семейном насилии сколько лежит в Государственной Думе? То есть это... Вообще такие вот есть вещи, да?, связанные с человеческой жизнью, вот, ежедневной, да?, потому что...

П: - Она, с точки зрения государства, она ничего не стоит наша жизнь...

- В отличие от барреля нефти.

П: - Конечно.

- Или доллара.

П: - Пока это не перевернется... Это сознание, пока человека конкретного не затронет... Конкретная ситуация. Он об этом не задумается.

- Поэтому о каких сейчас можно говорить охранных ордерах? Охранный ордер это вообще что-то такое из голливудской системы ценностей, которую на сегодняшний момент мы отрицаем во главе с Русской Православной церковью.

П: - Собственно говоря на то мы и адвокаты чтобы говорить о правах человека...

Б: - Уже все страны СНГ - Казахстан, Узбекистан, Белоруссия вот, Азербайджан, Молдавия - они все приняли, они все уже используют эту систему. Причем и у них результаты такие же как и в Европе. Минус 30% преступлений.

П: - Конечно, когда мы говорим об общечеловеческих ценностях, мы говорим прежде всего о праве человека на жизнь, на здоровье. И о том, что государство должно в первую очередь защищать жизнь и здоровье человека. И где, как не в домашнем насилии это можно применить вот лучше всего?

- Несомненно! Я совершенно разделяю, так сказать наши, общемировые, вместе с Вами обще-мировые, обще-гуманитарные ценности...

П: - Потому что для каждого из нас наша жизнь дороже гораздо чем чья-то....

- Чья-то - что?

П: - Чья-то машина, чья-то квартира, чья-то собственность.

- Чья-то нефтяная вышка, скажите еще. Тем не менее вот у нас поступил, мы не объявляли номер телефона для наших слушателей, но тем не менее основные вопросы, которые приходят к нам: а вот как будут собирать доказательную базу и как защитить и как защититься от оговора, спрашивают мужчины. Очень много мужчин позвонило и задало нашему редактору один и тот же вопрос.

П: - А так же как и в любом преступлении, которое сейчас производится.

- Потому что мужчины они вот боятся, что - я ее двину немножко - она меня оговорит и меня же посадят.

П: - Давайте тогда немного статистики. Да? Женщина обращается с случае семейного насилия по статистике только на 7-ой раз. Это первое.

- Это наша женщина так обращается или европейская?

Б: - Это не только наша. Это общемировая практика.

П: - Да, общемировая статистика. И для ближних стран и для дальних стран. Второй тезис я Вам скажу. Я такой же вопрос задал будучи в Швеции. Задал местным полицейским там, которые занимаются домашним насилием. Ну... А если женщина оговорит? Они мне очень просто ответили: Ну Вы же верите женщине, когда она приходит и говорит, что у нее украли сумочку грабители? Вы начинаете искать этого грабителя. Устанавливать. Почему Вы здесь не верите ей? Почему не расследуете дело не собираете доказательства. Полиция этим и занимается. И она и должна проверять - был ли здесь оговор или нет.

Б: - Кстати буквально новость, которую я прочитала на днях. В Великобритании провели исследование по заявлениям о домашнем насилии. За 2011-й 2012 года. В общем получилось что ложных заявлений было - 0,6%.

( Примечание.
Для таких дел, для дел либерального фашизма, на Западе, с легкой руки шотландского иудо-масона Тони Блэра (см. http://fuchik2.livejournal.com/2366.html), кстати, военного преступника, виновного в бомбардировках Югославии, вообще не требуется никаких доказательств.)

П: - Ничтожная, фактически статистическая погрешность.

Б: - то есть меньше одного процента заявлений посчитали ложными.

- Слушайте! Да! Удивительно. Ноль целых шесть десятых процента!

Б: - То есть это статистическая погрешность.

- То есть это статистическая погрешность, да, и тогда говорить вообще о том, что женщина оговорила, ну, нет никаких оснований. Однако при этом напомню Вам несколько скандалов, которые произошли в 2014 году в первую очередь с известными спортсменами. В том числе и с нашими хоккеистами, которые, значит, за границей играют за какие-то канадские клубы Национальной хоккейной лиги, значит... э-э-э избили своих сожительниц. Ну, потому они не были по-моему женами, каки-то девушки, приехавшие вместе с ними из России и проживавшие там... И они сообщили о том, что в порыве гнева и там еще чего-то, после неудавшейся игры, он на ней выместил зло.

И какая была реакция была внутри нашей страны, я читала вот эти форумы. Она его оговорила! Чтож ей денег что ли мало! Подумаешь мужик пришел, сорвал... там... сорвал... То есть таким образом, я не знаю, у них ноль целых шесть десятых процента, вот статистическая погрешность, что это были недостоверные сведения, о том что произошло насилие. А у нас общество вообще не готово поверить женщине потому что говорят: Чего это она там на него подала? Он что там наследство получил? Или квартиру его она захотела?

П: - Давайте тут вспомним и нашу страну. Недавний пример с известным актером, который собственно говоря свою супругу...

- Отметелил! Просто избил.

П: - Да, собственно говоря, скандал тоже был на всю страну, ну, а если почитать комментарии к этой новости - волосы дыбом встают! Она, собственно говоря, исчадие ада. Он хороший.

Д: - Да, здесь просто надо еще понимать, что никаким образом, ни на раздел имущества, ни на что-то в этом духе не влияет ситуация домашнего насилия по нашему законодательству. То есть женщине нет смысла...

- У нас - да. Но когда это были наши отечественные хоккеисты, уехавшие играть в Национальную хоккейную лигу, туда, со своими русскими подругами, то там они подают заявления в участок, в полицейский, и судят их уже по американским... По канадским законам, что есть совсем другое.

Д: Да.

- И там, значит, выплачиваются штрафы, компенсации, там, и так далее и так далее. И те люди, которые смотрят на них и считают их кумирами своими спортивными. Они вообще в ничто не ставят женщину, которую он избил, потому что этот кумир, вместо того чтобы к нему подходить с более высокой планкой, потому что это человек известный, публичный. Он дает какую-то модель поведения, да, для своих поклонников.

П: - Моральные устои.
(продолжение следует)

Содержание

Tags: Либеральный фашизм
Subscribe

  • Срочно - 4

    Примечания (продолжение следует) Содержание

  • Срочно - 4

    (предыдущая страница) В Госдуму внесли проект о запрете уравнивания ролей СССР и Германии в войне 5 мая 2021, 16:47 В Госдуму внесли законопроект,…

  • Срочно - 3

    (предыдущая страница) Дело Навального , 04 мая, 20:39 Поделиться Причастным к «экстремистским организациям» запретят избираться в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments