fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Президент Российского еврейского конгресса раскрыл неизвестные ранее факты из истории Холокоста.

(продолжение)
Источник: http://youtu.be/go2SNIgB9E0
(13:42) Да! Евреек, которые были замужем за немцами - вообще не тронули.
А мужей арестовывать начали я Вам сказал. Те, кто развелись жены, тех мужья погибли. А кто не развелся. Они отстояли мужей. Их вернули из лагерей смерти.
- То есть их спасла любовь? Только другое проявление...
К: - Ну, это женский, да. Есть таки судьба. Я просто прочитал - они были на грани развода. Но именно из-за этого они не развелись. Они развелись после войны. Это не любовь. Это преданность.
- Это преданность. Да.
К: - Я думаю, что это больше чем любовь.
- Но вот в такие моменты конечно такая сила человеческого духа проявляется!
К: - Да! Да! Так вот, это через театр, через выставки, через мемориальные мероприятия, мы хотим рассказать всему народу России, что у нас огромный пласт коллективной памяти, которым надо пользоваться, которым нужно делиться.
- Которым нужно гордиться.
К: - Делиться, пользоваться, гордиться. Да. Вот это вот основное значение мероприятий которые уже были, тех еще которые будут. Еще очень интересная вещь. То же Вам расскажу поделюсь. У нас большая проблема есть по приведению в порядок захоронений жертв Холокоста. Это вообще та тема, с которой я пришел в еврейскую общественную жизнь. Я родился в еврейском местечке на Украине рядом с костями. То есть половина семьи там. Это местечко где была, родилась моя мама. И половина семьи там была похоронена. Они все успели уехать и самое первое мое воспоминание детское, которое такое тяжелое... Дед ушел за хлебом. Это было начало 60-х, очереди за хлебом были, а пришел с сумкой вместо хлеба кости были. Человеческие, я впервые увидел кости человеческие. Потому что начали взрывать каменные карьеры и полетели кости. А его дочь, внук его погибли в этом карьере. Были убиты. И это память на всю жизнь.
- Он пришел как бы думая, что вот часть какая-то....
К: - Нет! Он шел за хлебом. И сказали, что взрывают. Он побежал туда - не дать взрывать, нельзя. По еврейской традиции нельзя беспокоить останки. Ну и те кости, которые разлетелись они это вместе собрали и потом на кладбище захоронили их. Но я когда появилась возможность, я стал этим заниматься. И вот в том районе, где я жил на Украине, там я нашел поддержку среди неевреев естественно, евреев там сегодня практически нет. Стрельчук, замечательный такой человек есть, русский, редактор районной газеты. Коммунист местный. Замечательный мой друг. И он поставил, я это поддерживал финансово немножко и методологически, как правильно с еврейской традицией это делать. Сегодня там установлено 18 мемориалов. Сделано в районе в одном. Они следят за ними и загорожено. И сегодня мы находим имена. Выбиваем на камнях имена погибших. Так вот я с этим пришел.
Мы сегодня делаем это и в России тоже. И что я очень важное хотел сказать. Во-первых мы нашли поддержку и благословление Патриарха Кирилла. Мы получили, это было отмечено в мире. Здесь мало кто заметил, а в мире заметили об этом. Потому что Русская Православная Церковь тоже как-то раньше относилась несколько нейтрально к этому.
Это первый Патриарх Кирилл, первый дал благословление. Потому что он считает это важным. Оно опубликовано у нас на сайте. Но в дальнейшем это не получило развития. А нас очень серьезно поддержали христиане других конфессий. Есть их объединения. Есть фонд, который Борис Васюков. И вот может быть вы знаете пастора - Яховский. Он является членом Общественной палаты. И мы...
- По-моему это пятидесятники там?
К: - Да, все. Почему нам важно их поддержка, потому что у них есть община в тех местах, где евреи сейчас уже не живут. Мы с ними ставим памятники на местах расстрела. Я пользуясь случаем то же об этом хочу сказать. Это очень важная вещь. Мы поставили в этом году памятники и на Кавказе Северном и в Тверской области. Надо отметить, что в Тверской области - единственная из областей, где этот проект поддерживается губернатором. Большое ему спасибо. И мы каждый год делаем между праздниками рождественскими и новогодними и 27-м января мы делаем обед вот с пасторами этими общинами.
- Да, это действительно печальный очень повод, вот то, что Вы сегодня рассказали. Мне кажется это совершенно по-другому дает всем нам возможность взглянуть на эту дату и взглянуть вообще на все что происходило. На себя и наверное на то, как мы должны взаимодействовать в будущем. Наверное это очень хороший, достойный такой повод для того, чтобы задуматься обо всем этом. У нас осталось буквально несколько минут. Я хотела чтобы еще хоть чуть-чуть рассказали о том, чем еще занимается Российский Еврейский Конгресс вот в плане может быть вот этой памяти и межэтнического, межкультурного диалога.
К: - Российский Еврейский Конгресс - это благотворительный фонд. Мы живем на пожертвования. И одновременно мы являемся общественной организацией. У нас есть около 50-ти отделений по России. Программы очень разные. Мы поддерживаем, поддерживаем программы образовательные, культурные, мемориальные, о которых мы сейчас говорили, религиозные и огромный пласт программ - социальная поддержка. С точки зрения межнациональной, интересный вопрос, что мы стали поддерживать. Несколько проектов мы поддержали. Это развитие той темы, о чем мы говорили. Мы поддержали и помогли... Просто я был на Северном Кавказе. Я оббежал общины, встречался с главами регионов, и в Северной Осетии, и увидел вот это кладбище в Беслане и я предложил главе республики помочь в мемориализации. У нас есть серьезный большой опыт как это правильно делать и мы уже два раза с ними сделали вместе специальные мероприятия, в образовательные и научные образовательные собирали профессионалов и встречались в годовщину памяти жертв Бесланской трагедии.
Мы деаем научно-образовательный семинары такие и пособия как жить дальше с этим.
- Ну, и с другой стороны это увековечивание памяти, то что вот действительно очень хорошо получается у еврейских организаций по поводу Холокоста.
К: - В общем работаем мы и вместе с армянами. Сейчас у них будет столетие геноцида. Я получил благодарность президента Армении. Меня пригласил посол Армении в Москве и говорит: "Я впервые, я передаю, вот награды, президента благодарность, благодарственные письма. Впервые я ее награждаю руководителя общественной организации в России. Российская общественная организация - это у меня впервые". То есть мы с ними работаем то же.
- То есть то же по увековечиванию памяти то же, да вот?
К: - Да! У нас опыт серьезный, большой есть в России, а армян в России намного больше чем евреев, но у нас намного больше опыта и организации и умения это делать. Вот мы им и помогаем это делать в России. Подготовка к столетию и перевод издания. Издали общее учебное пособие в этом году тоже впервые вышло оно, по геноцидам. В том числе и Холокост и...
- То есть и перечисление геноцидов, да?
К: - Там и Холокост, геноцид армян и Бесланская трагедия...
- То есть темы депортации народов там нет? Да?
К: - Тема депортации это все-таки не геноцид. Это не уничтожение. Там именно методика - как учить, как преподавать. На примере этого ну можно любой вопрос взять и разложить - что это? Потому что после войны прошло достаточно много лет, но, вот уже неделя памяти идет и вот разное выступление, людей, которые вроде бы должны знать, что говорят, о чем говорят, но все время разные трактовки. Там выступал посол Польши. Очень хорошо говорил по-русски. Женщина. Она говорит, что в Польше было четыре концентрационных лагеря. А в Польше было, только лагерей уничтожения евреев - шесть было. И плюс еще были конечно просто концлагеря. И я как раз к тому говорю, что вот методика...
- То есть они специально преуменьшают? Или это просто уже не знание?
К: - Нет! Я не думаю что это специально! Я думаю просто, что это не придается значение. Вот когда мы пишем методики, и этим занимаются профессионалы мы говорим о том, что как к любому делу подходить профессионально. Нужно расписать что это. Это лагерь концентрационный? Или это лагерь смерти? Это знаете что такое лагерь смерти? В чем его разница? Это концлагерь - где живут заключенные. Лагерь смерти... Типичный лагерь смерти был там Собибор. Это перрон. От перрона дорога в газовую камеру. И от газовой камеры - в крематорий. И все! И больше ничего! И рядом есть один барак, где обслуга живет, которая убирает, моет перрон и убирает одежду. И таскает трупы от газовой камеры до крематория. И все! Вот это лагерь смерти! Таких было шесть на территории Польши.
И плюс были концлагеря, где люди работали, заключенные работали и давали продукцию.
Поэтому вот методики очень важны все время искажения. Когда идет искажение фактов, то это нарастает, нарастает, получается испорченный телефон. Поэтому очень важно придерживаться методик. Что это? Геноцид это или это депортация. Это разные вещи. Это не одно и то же.
- Ну что ж это тоже очень важная действительно вещь, потому что очень много существует и воспроизводится историй разных народов России. И вот каких-то негативных моментов. Они наслаиваются. Они обрастают какими-то мифами. А вот то, что есть действительно методика в этом я думаю как раз именно еврейские организации и могли бы всем нам помочь. Чтобы не обрастало это мифами какими-то, а чтобы мы действительно знали. Как и что было и чтобы это передавалось из поколения в поколение как бы не трансформируясь.
К: - Да! И перейти от состояния конфронтации к состоянию сотрудничества, потому что не может довлеть над нами настолько наше прошлое. Сегодня одни из лучших отношений допустим у Израиля с Германией, потому что это общее прошлое пережевано, разложено, утилизировано, хотя и там есть знаменитый раввин Мейер Лау, который был главным раввином Израиля, сегодня его сын - главный раввин Израиля, мы с ним дружим, он был заключенным в Бухенвальде. И очень интересная история - его спас красноармеец из Ростова, тоже заключенный лагеря. И я его привез в Ростов и он там встретился с дочерьми этого... Он нашел... Уже правд не нашел живого... Нашел дочерей. Я его привез в Ростов и он встретился с дочерьми человека, который его спас.
- Эти человеческие связи очень важны.
К: - Что он мне говорит? Он бывает в Германии, но он не ночует в Германии никогда. Понимаете? Это есть. Это остается у него. Он узник Бухенвальда. Но отношение государственное, международное, они не могут долго стоять на том, что кто-то, кого-то, когда-то выслал или кто-то, кого-то уничтожал. Нужно снять эти вопросы чтоб жить дальше.
- Ну что ж. Спасибо Вам большое. Напомню, что сегодня гостем был Юрий Исаакович Каннер - президент Российского Еврейского Конгресса. Мне показалось, что очень любопытная и очень многогранная у нас была беседа. Спасибо Вам еще раз. На этом я - Маргарита Лянге с Вам прощаюсь.
Национальный акцент. Этнические проблемы и их решение в современной России.
Программа выходит при поддержке Федерального Агенства по печати и массовым коммуникациям.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments