fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Кто виноват и что делать-2

Кирилл Кабанов
(продолжение)
- На самом деле решают свои вопросы. Они решают свои вопросы. Им наплевать. Они знают, что им ничего не будет. Они так думают, что им ничего не будет. Они верят в это, что им ничего не будет. Вот мы должны этот миф для них разбить. Это первая задача. Вторая задача, конечно, связана, все-таки с борьбой, уже не с противодействием коррупции - борьбой с коррупционерами. Дело в том, что мы все равно говорили о ст. 20-ой Конвенции против коррупции. Мы ее несколько раз вносили в Думу.
Она не ратифицирована. И Вы знаете я начал в ней разочаровываться, поскольку мне стало понятно, мы здесь сидели с практиками, с бывшими следователями. Они говорят, хорошо, давайте смотреть, мы ее ратифицировали, дальше мы берем и в рамках уголовного расследования устанавливаем криминальные активы. Не законно нажитые. 90% его за рубежом. Мы посылаем за рубеж обращение, международное с просьбой арестовать, вернуть... Они говорят: а кто вернет-то? Запад заинтересован в этих потоках! Это поддерживает его экономику. Это порушит...
- Конечно! Этож проценты идут с этого...
- Правильно! Правильно! Налоги, проценты, а дальше получается следующий вопрос. Дальше как у нас уже было. У нас дело Ашота Егизаряна в Америке показало.
- Это бывший депутат Государственной Думы.
- От ЛДПР.
- От ЛДПР, да.
- Когда он пришел в суд и говорит: я жертва коррупции. Он здесь проработал с Лужковым - он жертва коррупции! Да, вот уголовное дело было о мошенничестве - вот жертва коррупции он! То что во время уголовного дела он был депутатом, а он продолжал заниматься бизнесом - это жертва коррупции! Да? Он пришел в суд - я жертва коррупции! И американский суд на основании его заявления принимает решение и дает ему вид на жительство, потом гражданство. Ну, потому, что он с собой миллиарды вывез! Да, ничего личного, как в том анекдоте - It's business! И так же будет и с остальными активами. Они прходят и говорят: "Вы что! Вы знаете что в России происходит? Правовой беспредел!" И никто нам ничего не вернет.
- Ну, да. Поэтому пусть лучше у меня здесь полежит все.
- Правильно. Так вот вопрос в том, что мы предложили, мы говорим: "Почему сейчас не работает механизм возврата. Ну во-первых потому что нам никто ничего не собирается возвращать. Во-вторых возврат может быть только в добровольно-принудительном порядке. И именно поэтому мы сказали, что особенно в преступлениях связанных с хищениями государственной собственности, тем более такой состав Дума собирается вводить. И есть такие предложения, которые подготовлены новым составом Комитета по безопасности ГД. Мы говорим: срок должен быть от 10 до 20 лет. При этом этот срок наступает реально, только в том случае, причем наступает без амнистии... Как Владимир Владимирович сказал: жесткач Вы предложили. Да, вот без амнистии.
- Ну и слова знает наш президент!
- Да, он... Вот вопрос в том, что мы говорим без амнистии и без условно-досрочного по одной простой причине - человек, который отсидел 3-4 года, он же знает, что коррупция - это бизнес. А бизнес как расчитывается? Риски и прибыль. И когда прибыль значительно выше, чем риски, то отчего не рискнуть четырьмя годами, тем более если знаешь, что сидишь как в санатории. За денежку. У меня ряд коллег выступили сразу, там Ирина Хакамада. Как!? Повышать отвественность! У нас права человека. Я говорю - минуточку. Мы не за права человека - мы за права граждан. А большинство граждан у нас страдает потому, что это их деньги выводятся. И смысл справедливости - возвращение этих средств. А вернуть их можно только следующим образом: пускай это звучит не по-правозащитному, а может быть ближе к моей прошлой деятельности. Да? Но пока человека не посадишь в зиндан, и не скажешь ему что верни! Верни, и ты не десять лет будешь сидеть, а четыре года.
- Но верни.
- И не в строгом режиме. Но верни сначала. Либо будешь сидеть от 10 до 20 лет реально и уже отсюда не выйдешь. Вот в этом, этом случае, я уверен что количество денег, которые потекут в Россию будет много. И я думаю, что мы будем это обсуждать и Владимир Владимирович сказал, что это надо обсуждать и с Думой и с ОНФ-ом и с Общественной палатой и с экспертами.
- Если говорить о нашем гражданском обществе, пока еще весьма незрелым, но тем не менее формирующимся, я думаю, что возражений особых у народа не будет.
- У большинства не будет. У значительного большинства.
- У значительного большинства не будет. Конечно не таким образом чтобы отрубать руки и казнить как в некоторых странах, но не наказывать это абслолютно невозможно. Когда называются эти суммы милиардные...
- Правильно. Когда мы видим как они веселятся, те кто украл миллиарды, а те кто, изините, дал взятку ГАИ-шнику...
- Да.
- Вы посмотрите что у нас по статистике по судебной. У нас взяткодатели основной процент, а не взяткополучатели. Мы знаем как взяткодатели делаются, они делаются для показателей. И об этом уже много раз говорил и президент и председатель правительства и генеральный прокурор. Но все равно отчетность есть, машина работает. С одной стороны хорошо. Я могу сказать, что когда люди начинают боятся давать взятку и думают, что они могут влететь - это хорошо, потому что ну у нас меньше смертей на дорогах будет. С одной стороны я здесь - за.
- Да, это правда. Но ведь когда это не сопоставимые вещи...
- Когда человеку дают, изивините, 6 лет за то, что он 5 тысяч рублей давал, а те кто украли собственность на несколько миллиардов поют песенки в эфире. За эти же деньги кстати размещают эфиры. Значит... Вопрос в том... Ну это же издевательство. Потому что у нас... Вот было совещание, когда нас министр спросил Абызов: что Вы считаете будет показательным для государства, что общество сразу увидит, такая лакмусовая бумажка - что началась борьба с коррупционерами,  Не с коррупцией, а с коррупционерами...
- Не с коррупцией, как явлением, институтом.
- Да, да. Все сказали в один голос - это единственное дело Оборонсервиса.
- Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета. Продолжим через несколько секунд.
- Кирилл Викторович, действительно, 10 лет, 20 лет. Жестко. Но другая опасность. Не попадут ли под эту жестокую гребенку люди случайные, невиновные или виновные не в такой степени. А то у нас опять, все начинается, отсыл к правосудию, работе судов и так далее.
(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments