fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Китайский облом. Эксперт ВШЭ советует сдавать Сибирь Китаю в аренду.

(продолжение)
- А почему не Россия?
А. Маслов: Вот, это хороший вопрос. Потому что, на мой взгляд, изначально, то есть полтора года назад, Россия неточно сформулировала свою экономическую политику в отношении Китая. Я обращу внимание, что кругом все говорили о двух взаимосвязанных вещах. Первое. Китай должен стать импортозаместителем для России. Мы отворачиваемся от Запада, а Китай закроет все проблемы. Но вообще-то Китай сам об этом никогда не говорил. Это были наши российские фантазии, и в них Китай обвинять бессмысленно.
Второй момент – это то, что Китай будет инвестировать в Россию, которая откроет для него инвестиционные ворота. Но говоря это, в России почему-то не могли никак понять простую вещь, что инвестиции идут под выгодный рынок, а не под рынок, который находится в стадии рецессии. Надо было делать по-другому. Об этом тогда говорили многие эксперты по Китаю и отмечу, что я тоже, кстати, высказывал такие же идеи. Но не только я. Это было широко распространенное профессионалное мнение.
Не надо было России просить инвестиционных денег у Китая. Надо было сформировать экспортоориентированный пул товаров, которые Китай очевидно готов покупать. Это продукция сельского хозяйства (то, что Украина сейчас делает), это продукция глубокой нефтепереработки, не просто нефть, а нефтехимия как таковая, это продукция, произведённая на основе новых технологий, в том числе особо лёгкие металлы и т.д. То есть, у России есть целый ряд видов продукции, которые явно будут куплены Китаем.
13:48
Китай не очень хочет иногда покупать нашу сельхопродукцию. Есть, в том числе и ограничительные меры между Россией и Китаем, но они не снимаются. То есть надо было не ждать инвестиций, ведь многие российские бизнесмены поехали в Китай за инвестициями и ничего не получили по сути, а надо было формировать пул экспортных товаров. И сейчас вот, как раз по итогам визита премьера в Китай, мы отмечаем как большое достижение, что Китай выделил почти 10 млрд. юаней, в долларах это почти полтора миллиарда долларов, если я правильно перевожу, Внешэкономбанку на развитие проектов. Если Вы посмотрите каких проектов - это связанные деньги, это связанный кредит, они идут под российско-китайские проекты. Это не деньги под развитие. Это кредит под малые проценты. Во-первых, это кредит как таковой и во-вторых это... То есть кредит надо отдавать, я напомню.
- И с процентами.
- И с процентами. Пускай даже с малыми. И во-вторых - это под российско-китайские проекты. То есть мы не можем направлять туда куда мы считаем необходимым. И здесь вот то, о чем я говорю, скрытое некоторое противоречие. Основная идея сейчас в российской политике, российской экономической политике - это реиндустриализация. Создание своих независимых областей промышленности, которые хотя бы частично могут закрыть те потери, которые м не дополучаем из-за экспортно-импортных ограничений. Интерес Китая не в воссоздании российской промышленности.
Не то что Китай против... Просто это не его совсем. Интерес Китая к России в чем выражается? Это прежде всего поставки своей продукции. Поэтому зачем тут российская индустрия? Это, прежде всего, нефтегазовый комплекс российский. Это инфраструктура, то есть транспортные коридоры через Россию в Европу. И в этом плане наши интересы иногда совпадают, но иногда все-таки расходятся. И мы должны понимать что нам надо готовится к выравниванию отношений с Китаем.
То есть у нас иногда политические лозунги затмевают экономическую реальность. Я не думаю, что отношения с Китаем испортятся, ухудшаться. Они не ухудшаться, потому что действительно страны связывает очень много позитивных факторов. Это правда. Так уж получилось, что мы сегодня говорим о некоей негативной составляющей. Но позитива очень много. Но надо понимать, что они будут более прагматичны эти отношения и более ровными.
- Спрашивает Сергей из Екатеринбурга.  Не означает ли статья в Синьхуа резкого поворота в политике Киатя в отношении России как в 1964 году? Ну, Вы частично ответили уже на этот вопрос. И все-таки м-м-м... есть основания для беспокойства?
- Нет. Я думаю, конечно ни в коем случае не означает потому что там был другой политический контекст. Там была как раз я напомню идеологическая пикировка. Лидерство в коммунистическом, в социалистическом движении. Здесь совсем другой момент. Китай просто показывает России ее оценку именно в рамках китайской экономической модели. Что, на мой взгляд, сегодня Китай пытается показать, что Россия сегодня является не стремительно развивающейся страной, скажем мягко... И поэтому, уж Вы нас извините, но мы будем работать с теми странами где нам выгоднее удобнее и отдача идет быстрее.
- Да. Ну вот к слову, если позволите. Про товарооборот России и Китая, который в 2014 году составлял около 100 млрд. долларов. В этом году сократился на треть, упав до 70 млрд. долларов. В свою очередь объем торговли Китая и Африки в прошлом году составил 220 млрд. долларов. Что в 2,2 раза больше этого показателя российского. Вот собственно говоря, да, уже цифры о многом говорят. Но все-таки вернемся к публикации с Синьхуа. Могли бы промолчать, как это делали. Не промолчали! То есть месседж послан и для вне и для внутренних инвесторов. Стоит ли нам расценивать эту публикацию как сигнал того что Пекин решил, ну в какой-то степени сворачивать сотрудничество с Россией?
- Нет! Ну, конечно, нет. Абсолютно точно нет, потому что это месседж то, что мы уже говорили о чем он говорит, но он не говорит о сворачивании. Есть так называемые обещанные инвестиции, подписанный договор или протокол о намерениях. Их довольно много. В период визита Медведева вообще более 30 документов подписали. Но это значит, что...
- Протокол о намерениях - это же почти ничего.
- Да. Это почти ничего, но это... Кстати говоря, когда мы говорим почему газовый контракт никак не заработает. Почему нет там соглашения о цене? Вот, Китай дал Вам объяснение почему. Потому что российская экономика... то есть инвестировать что-то в российскую экономику - это пока не очень выгодно. И это месседж о том, что вот Вы знаете - Вы поправьте свою экономику. Тогда мы продолжим нормальное экономическое общение. Но есть один момент, который почему-то многие не замечают. Вот в этой статье Синьхуа, а я ее смотрел и на китайском в том числе языке.
Там нет ни слова критики о политической составляющей отношений. То есть речь идет... Просто констатация факта, в общем абсолютно известного для всех о довольно плачевном состоянии нынешнем российской экономики. И почему для Китая это столь важно? Китай пытается сотрудничать со странами в которых есть, даже не развитая экономика, а трамплин для развития. Вот в качестве примера, Китай в том же ноябре вложил почти полтора миллиарда долларов на строительство скоростной дороги Чехия-Словакия. Давайте честно скажу, в не самые развитые европейские страны, но вот Китай просчитал все внимательно, что это будет окупаться при этом Китай активно входит в экономику Чехии и Словакии, поэтому здесь очевидна политическая и экономическая выгода.
А Россия особо не пускает Китай к себе. И может быть даже правильно. В экономику. Но не пуская к себе Китай, нам нужно таким образом запускать стимулировать своих бизнесменов, свой бизнес на развитие тех областей, куда мы не пускаем Китай.
- Ну, вот что получается? Рассчитывали на то, что российские банки получат заемные средства на Востоке вместо Запада. Не получили. Рассчитывали на то, что глобальные проекты типа Силы Сибири, они каким-то образом укрепят сотрудничество... Насколько я понимаю Газпром сейчас в одиночку строит Силу Сибири. Китай не участвует в этом.
- Да! Да, да.
- А что же? Как же мы тогда можем определить, что нового появилось в росссийско-китайских отношениях и по какому пути все-таки теперь они будут развиваться? Стоит ли нам ожидать чего-то от восточного партнера? Или Россия теперь вынуждена на собственные силы опираться?
- Так... я честно скажу, что опять-таки возвращаясь на потора года назад, экспертное сообщество китаистов именно говорило, что не надо жить в розовых очках с Китаем. Надо просто смотреть на...
- То есть, если мы выбрали Китай стратегическим партнером, то это еще не значит, что он сделал тоже самое? Ответил нам взаимностью?
- Абсолютно! Вот обратите внимание! В конце-концов Россия довольно долго в течении десятилетий пыталась играть в такую позиционную, не хочу говорить войну, в игру с Китаем. Там, куда-то пускать, куда-то не пускать... И вдруг Россия развернулась на Восток. В надежде что теперь и Китай будет рад.
Ну, простите! Китай это серьезная держава, которая имеет свои интересы и давайте сейчас говорить, свои обиды. И поэтому, я думаю, что и Китаю обидно, когда к  нему развернулись в тот момент тогда, когда отвернулись от Запада.
Простите, это что? Ушел от одной женщины - пришел к другой? Все-таки не в этом заключается геополитика. И поэтому, я думаю, что, на вопрос отвечая, как будут дальше развиваться отношения? Как я сказал, они будут значительно более прагматичными и базирующимися на абсолютно новой экономической реальности.
Я полагаю, что сейчас Россия сделала свой ряд очень грамотных шагов в области развития территорий опережающего развития Сибири, Дальнего Востока. Абсолютно новые проекты в Иркутском крае. В Иркутской области очень интересные. Но они заработают через 5-7 лет. И поэтому надо понимать, что это будет период довольно прохладных отношений в экономике между Россией и Китаем.
- Период расставания с иллюзиями!
Спасибо большое Алексей Александрович. Алексей Маслов, профессор Высшей школы экономики был у нас в гостях. Спасибо всем. Это была программа Особое мнение.
Особое мнение.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments