fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Геномика и всемирный заговор.

(продолжение)
И в качестве такого признака используется просто генетический текст. Последовательность букв в молекуле ДНК. Буквой называется нуклеотид по научному. Их всего четыре в этом алфавите. Но длина, общее количество знаков - это три миллиарда. Три миллиарда - это несколько шкафов с книгами, которые есть в каждой клетке, у каждого человека.
- В каждой клетке - три миллиарда?!
- Три миллиарда от папы и три миллиарда от мамы. А клеток таких вот в Вас и во мне десять тысяч миллиардов. Поэтому это довольно большое количество генетической информации, но мы умеем ее всю прочесть с точностью до буквы.
- Каким образом?
- Ну, это делается химически. Это не так существенно. Здесь существенно то, что это делается. И, если первый текст полный человека, он был сборным в общем то, из разных источников. Но мы все довольно одинаковые. Скажем отличаемся от шимпанзе, но нас интересует всего лишь, что это мы, а не шимпанзе. Вот это заняло больше десяти лет. Разработка всех методик, техник, и получение самого результата и его интерпретация, которая еще будет долго длится. Десять лет. И это стоило несколько миллиардов долларов. Проект "Геном человека" он был соизмерим, примерно, со стоимостью проекта полета на Луну.
Но сейчас это занимает... Техническая часть, скажем, два дня и некоторое время интерпретация. И стоит это определение, каждый человек, он в основном сходен с другим по последовательности нуклеотидов, вот этих букв, поэтому определение просто конкретного человека на базе уже известного какого-то, оно стоит около тысячи долларов. Всего. А на первую расшифровку было затрачено несколько миллиардов. Это всегда так. И предполагается, что стоимость съедет до ста долларов лет через пять. Это будет очередная новая эпоха, потому что мы сейчас не можем каждому человеку дать возможность получить... ну, врачу скажем так, информацию о его...
- Ну, да. Полную.
- Вот наследственная конституция, которая была полезна в частности для поддержания здоровья, все-таки это дорого. Главное не в этом, а в том, что интерпретация полученных данных, она пока слабовата. Большая часть болезней, она определяется, не только генетической конституцией человека, но и тем в какой среде он обитает и контролируется большинство наших болезней многими генами. И мы знаем, что это многие. Но не всегда знаем какие именно и в какой степени. То есть эта работа сейчас идет. Вот по тем болезням, которые просто определяются - есть один ген, в нем одна мутация и в нем одна болезнь. Таких где-то около 5%. Да? Вот там все ясно. Но это болезни редкие. Число таких болезней меньше 5%, а число больных этими болезнями - меньше 3%.
То есть это вот то, что в чем генетика и геномика может сейчас помочь. Установить, что это есть. Дать рекомендации по лечению. Но это очень небольшая часть всего того, что составляет проблема и человечества и конкретного человека. Это еще будущее, которое предстоит пройти науке чтобы это было полезно каждому. В отношении болезней это сложно.
- Вот какая-то в общем безбрежная история на самом деле. И сейчас вернемся конкретно вот к проектам, которые Вы осуществляете вместе с белорусскими коллегами. В принципе, наука сложная, наукоемкие исследования... И кто-то может подумать - ну, а почему бы нам например такие проекты не осуществлять... Сейчас отвлечемся от политической ситуации... Да? Ну, с коллегами из Европы, там, из Америки. Почему мы выбрали Белоруссию? Что там такого есть в научных школах, в частности в научной школе, относящейся к генетике, что может нам помочь достичь результата?
- Ну, программа Союзного государства, в отличие от программ фундаментальных исследований, они ориентированы на получение результата, практически полезного для граждан Союзного государства, то есть России и Белоруссии. Это не столько получение нового знания ради этого знания, которое потом может оказаться полезным, сколько использование существующих знаний для того чтобы в конце программы была получена практическая польза. Какое-то лекарство, какая-то система диагностики, база данных которая нужна для в... для... э-э-э... в... различных ведомств наших стран, полезная государству. Вот на это направлены все проекты и в частности этот. главные задачи, которые стоят в проекте Союзного государства, которые мы вместе с Институтом генетики и цитологии белорусским начали - эта программа называется ДНК-идентификация кратко.
Она направлена на установление региона происхождения индивида по его ДНК. ДНК во всех клетках одинаковая ведь. Потому что исходная клетка одна. Это потом их становится много. Они все содержат одну и ту же информацию. И откуда взялся материал... Это особенно важно для криминалистики. Как выяснилось. Но откуда взялся материал все равно - будет ли это капля крови, фрагмент там кости какой-нибудь, зуб, волос. Вот раньше нельзя было сказать... Ну, просто подход, он начал разрабатываться в 60-х годах в нашей стране независимо от того что делалось в мире, и было ясно, что особенности... Вот... Один человек отличается от другого примерно двумя миллионами букв в своем генетическом тексте. Это очень много. И часть их этих букв, она указывает на то...
Ну, люди расселялись и это как, вы знаете, кисель течет по поверхности земли, а в процессе течения там возникают какие-то особенности. Вот там, песчинка упала какая-то на этот кисель - этот кисель эту песчинку несет. И он несет ее только в одном направлении, потому что там из Африки шло расселение это расселение до Америки, практически в одну сторону, обратно идти было трудно - место было заселено. И люди оседали и в общем живут там тысячелетиями. Как жили так и сейчас живут. Это города перемешаны. Но источник городов - это тоже деревня.
- Да, деревня.
- Поэтому когда мы изучаем именно это вместе с белорусами. Как распределены особенности вот эти вот генетические. Уникальные особенности текста, или уникальные сочетания точнее, в пространстве - все это интересно нам с точки того как человек расселялся. Когда это происходило. Это можно датировать в некоторых случаях. А потом вдруг случилась такая история. Ну, мы, наш институт сотрудничает со Следственным комитетом. Мы еще до того как он так назывался и принимал участие и принимает сейчас, вот идентификация царских останков, вот собственно происходит в нашем институте, в эти дни в том числе, вот теперь уже в связи с церковью рука об руку. Ну, это песня отдельная... Значит... Следственный комитет у нас в институте поселился...
Там пришли люди, которые не владели этим... Ну, ведомство образовалось, нужно было чтобы люди понимали что происходит, мы все это разрабатывали и это знали и поэтому мы предложили им быть нашими соседями, потому что нас интересовало, будем говорить по простому, те возможности которые у них были, математическое обеспечение, там приборы и другое, а их интересовало то, что мы знаем для случаев когда вот по стандарту не получается ответить на заданный вопрос о человеке.
И вот в какой-то момент был теракт в Домодедово. Самоубийца взорвал там бомбу, ну и в общем от него остались куски мяса по стенам и больше ничего. И они сказали, ну, в базах данных непонятно кто. Чего смотреть? Какие базы? Человек нет. Если посмотреть непосредственно ДНК... Можно посмотреть. Это сейчас применяют уже несколько лет по закону о геномной регистрации. Вот, тот или не тот? Вот есть образец. В данном случае, скажем там, кровь его на стене. И мы смотрим в базе данных есть ли особенности ДНК, которые в крови находятся в базе данных. Но оказалось, что нет. А что тогда сказать?
Его самого нет. Кто с ним был неизвестно. Откуда он родом неизвестно. Кто еще может сделать тоже самое там в какие-то следующие дни, кого искать неизвестно. Куда ехать искать неизвестно. А погибло огромное количество людей. И к нам пришли, можно сказать наши друзья, соседи и партнеры и спросили что можете сказать? А сорок лет институт занимался тем, что определял распространение в пространстве географическом особенности генетического текста. Частоты встречаемости те или иные... Ну, во-первых, просто наличие, во-вторых частоту.
МЫ сказали, давайте мы посмотрим. И здесь случилась удача. Мы сорок лет этим занимались и оказалось, что в базе данных есть информация о том, откуда может быть данный человек. Это был определенный район Кавказа. Я не буду его конкретизировать. Важно то, что мы сказали это вот там-то и зона примерно такова по границам. И в течении двух недель были найдены все родственники этого человека, хотя ехать по всей России было невозможно, а в конкретное место поехать можно. И собственно идея программы Союзного государства, первая, когда она возникла, все существующие методы сравнить образец с человеком они бы работали, но образец есть, человека нет. Чего сравнивать-то? Да - это он. А кто он? А черт его знает. Вот.
Соответственно, когда мы можем не видя человека, сказать откуда он может быть родом или его предки, родственники. Это сделать можно. И сотрудники нашего института, они занимались этим в мировых консорциумах. В частности они принимали участие в работе по Сардинии, которая была как модель, и там определяли место происхождения человека с радиусом 50 км. А ведь в 50 км не так много деревень находится.
- На Сардинии...
- Да, где угодно! Особенно, если в этой местности... Ну, не буду конкретизировать... Стало быть тут стало ясно, что да - это нам нужно. А чего нужно? У нас эта карта в основном пустая. Получилась не случайность, а удача, что у нас в базе данных это оказалось. И мы сказали, давайте мы покроем всю страну этими данными потому что мы сорок лет этим занимаемся. Потому что нам тоже интересна история происхождения людей в нашей стране. А это собственно генетические данные в основном сейчас. Нам это интересно по науке. А всем ведомствам интересно по практике. Они - хорошо, мы согласны!
Мы для Вас сейчас на месте возьмем образцы у людей! При этом они берутся на условиях так сказать согласия индивидуального там с подписью, что они не будут использоваться индивидуально, что их фамилии не будут использоваться. Это все и не надо. Нас интересуют групповые данные. Вот что у него в трех поколениях жили предки, его предки, они жили здесь, и это уже вряд ли Москва и что они называли себя людьми той же национальности. Вот такие образцы отбирались по всей стране. Они у нас лежать за 40 лет собранные. В чем специфика? В том, что у нас в холодильнике уже лежит. Но у нас не было денег, чтобы их проверить и иметь бы генетическое описание того кто они - по месту жительства. Пришли они...
Мне вот, кстати сказать, сделали мои друзья-коллеги на 60-летний юбилей меня самого! Откуда я родом?
По мужской линии. Y-хромосома.
И когда я увидел... Я читаю лекции про это... Когда я увидел карту, на которой деревня, в которой родился мой отец. Это маленькая деревушка на севере Белоруссии. Что это максимум концентрации моих черт, мне стало ясно во-первых, что действительно это работает. Потому что я знаю откуда мой отец родом.
Ну вот. Это одна сторона. А второе. Поскольку это все... Там был ледник. Они не могли там жить. Живут они там довольно давно, так что вполне возможно они живут там с тех пор как ледник ушел. И тогда они вряд ли и белорусами то назывались. Языки-то возникли позже - белорусский и русский, чем десять тысяч лет назад. Ну точнее даже двадцать, десять тысяч лет назад - это земледелие. А вот в тот период они там жили уже! Вот. Государств никаких не было. Религий никаких не было, но они там жили. Я это увидел про себя. И был этим очень впечатлен.
Так вот, соответственно, про каждого это можно увидеть. Вопрос только в том, что нужно накопить определенное количество данных. И по правильно собранному материалу... Там еще в чем фокус? Мы смотрим в какой последовательности возникали изменения в генетическом тексте, одно за другим... В определенных районах, которые не перемешиваются. Вот скажем Y-хромосома, она может быть получена от отца и больше ни от кого и только одна. И она ни с кем не обменивается своим материалом, то есть там только последовательное накопление ошибок, мутаций, оно  создает ее изменение. И мы можем расставить эти ошибки по времени... Ну, это можно, и даже оценить время абсолютное. Когда какая возникла, сколько там тысяч лет назад или там сотен тысяч лет назад. Это зависит от способа анализа.
Это не важно в данном случае. Не существенно. Но мы можем, зная в географическом пространстве это распределение сказать, откуда предки человека. Возможно они уехали оттуда, но это сохраняется и потом. Самый такой пример, который был второй ясен. А вот здесь человек уехал. Что делать?
Второй пример. по этой части зачем это нужно, зачем нужна плотная карта. В Новосибирске было за десять лет несколько изнасилований, восемь, несовершеннолетних. И по фотороботу предполагалось, что это человек... Ну, не буду говорить откуда, потому что потом оказалось что это не так. Но искали вот по фотороботу и соответственно по ориентировке такой вот пространственной. Потом, когда очередное случилось это ужасное событие, то пришли опять же из Следственного комитета к нашим партнерам, они работают в Томске и спросили - что Вы можете сказать? Ну, дайте нам ДНК, мы посмотрим. А они в Сибири, они изучают в основном Сибирь. Они посмотрели, это человек по происхождению, по отцовской линии - он бурят. И причем - это Западная Бурятия. Сколько бурят в Новосибирске? И сколько западных?
- Легко посчитать. Да.
- Его через две недели нашли! Здесь получается, что сочетание такой самой современной генетики... Но мы должны эту работу сделать объемную. Потому что большая часть карты России пуста. Хорошо в этом случае повезло. Было много случаев когда не повезло. Мы говорим - а мы не знаем, у нас нет данных в карте. Мы не анализировали. Понятно, что человек вот такой-то, но где наибольшие частоты этих особенностей мы не знаем, мы это не исследовали.
Поэтому мы проводим... Завершаем фундаментальные работы. Уже практически покрывая всю страну должной плотностью данных, с тем чтобы когда мы получим любой материал... Теоретически, сейчас это не реализуется, но достижимо определение всех наследственных особенностей человека - по выдоху!
(Бехтина резко прерывает)
- Николай Казимирович!
У нас очень мало времени остается! А так интересно Вас слушать! Я прямо вот даже не знаю... Я не могу даже Вас вопросом перебивать, потому что Вы свою полнейшую некомпетентность и полный восторг от того, что действительно вот это все можно изучить, сохранить и главное практически применить. Вместе с Вашими белорусским коллегами. И я единственно хотела бы Вас спросить...
- Ну это одно из одиннадцати мероприятий, которое находится в рамках программы. Если у нас будет одиннадцать передач, то я Вам расскажу о других.
- Очень интересно! Но я хочу другое Вас спросить. Очень коротко.
- Да?
- Не страшновато этим всем заниматься?
- Вы знаете, я ведь не называю ни места, ни фамилии исполнителей.
- Н-е-е-е-т. Я не про это. Я про представления о том, что такое человек вообще. Из чего он состоит и что от него можно...
- Вы знаете, можно быть спокойным. Мы никогда этого до конца не узнаем. Поэтому можно по этому поводу не напрягаться.
- На этом остановимся. Огромное Вам спасибо.
- Все что ли?
- Да. Все. Закончилась наша передача!
- Так я же еще не начал!
- Я напоминаю, что гостем программы От первого лица был сегодня Николай Казимирович Янковский директор Института общей генетики им. Вавилова. Мы говорили о генетике вообще и о совместных программах российских и белорусских ученых в области генетики и еще раз напомню, что эта программа подготовлена по заказу телерадиокомпании Союзного государства России и Белоруссии. Я благодарю всех за внимание. Вам огромное спасибо. Приходите обязательно еще.
- Пожалуйста.
- Прощаюсь с Вами до завтра. Наталья Бехтина Радио России.

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Срочно - 20

    Отстранен последний неугодный Путину кандидат? Выборы уже фальсифицированы даже не начавшись? 24 июля 2021, 11:31 Политика Грудинина исключат из…

  • Марцинкевич. Убийство? - 7

    (предыдущая страница) 5 июля 2021, 14:48 Право В российских городах задержаны участники экстремистских сообществ Они планировали свержение…

  • Срочно - 19

    (предыдущая страница) (черновик) Сегодня, 29 июня Расследовательское СМИ "Проект" анонсировало текст про министра МВД и его…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments